Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






История.




 

Проснувшись утром, когда солнце ещё не встало, я поняла, что натворила. Господи…ох уж это бедуинское вино…Или всё-таки не вино? Смущённая, я коснулась кончиками пальцев своих губ. Я так и не ответила ему…Хотя очень хотела, хотела всем телом и, наверное, душой.

Но Ареш…Когда он поцеловал меня я почувствовала всё тоже самое. Тихо выругавшись, я уткнулась лицом в одеяло, на котором спала. Господи, как же кружилась голова, а сердце…оно бешено стучало, но для двоих сразу. И тут я кое-что поняла, то, до чего мне лучше бы не додумываться…

Они нужны мне оба. Они словно дополняют меня. Ареш развивает во мне более чувствительную сторону, а Батишта же заставляет быть сильной, давать отпор. Они такие разные, но вместе они делают меня единым целым. Господи…Как мне прожить теперь без кого-то из них? И самое сложное, как я проживу без них обоих? Они словно Ин и Янь, дополняющие кого-то третьего, кого-то среднего. Вроде меня.

Я села. Бедуины предоставили мне отдельный шатёр, поскольку решили, что именно я своим танцем вызвала дождь. Снаружи, должно быть, жутко сыро…Хотя, может быть, от вчерашнего дождя и следа не осталось из-за безумной жары и высушонности земли.

Мне было страшно выходить из шатра в этот сложный мир. Как же трудно было признавать, что я нуждаюсь в них обоих. Я пока не могла сказать, как именно нуждаюсь, в каком смысле…Но если они будут рядом, то только вдвоём. И я не могу с ними так поступать, не могу оставлять их обоих в своём сердце. И кто вообще знает, что у братьев на уме? Не поделили игрушку и теперь это уже дело принципа? Мужчины, как говорится, они и в Имисере мужчины, У-хромосомы ещё никто не отменял…

Нужно держаться от них подальше. С этой мыслью, после переодевания, я вышла из шатра. Солнце ещё едва светило. Все парни спали в соседнем от меня сооружении из ткани. От вчерашнего дождя и следа не осталось, наверное, это и в правду было что-то вроде волшебства.

Я тихонько приоткрыла шатёр и заглянула вовнутрь. Братья спали по разные стороны друг от друга, а в центре были Джаль и Хитч. Такие беззащитные во сне. Ну что ж, Хлоя Шарлин Харрис, пора бы уже вспомнить, что твоя главная цель это спасение отца и возвращение как минимум в Египет. Я совсем позабыла о том, зачем я путешествую с ними. Мне нужно понять, как я должна выбраться из Имисера. Любым путём.

- Просыпайтесь! – сказала я ледяным тоном. Всё, не будет исключений, теперь даже с малышом Джалем придётся обращаться строго. Так будет легче им. И так мне будет легче расстаться с ними потом…

- Чт-о-о? – простонал Ареш, переворачиваясь на спину, от звука его голоса у меня замерло сердце. Но я лишь сжала руки в кулаки и постаралась выглядеть равнодушной.



- Я хочу прибыть в Фересен до обеда, - твёрдо сказала я, - Поднимайтесь!

Батишта молча встал. Тут произошло высокое напряжение. Ареш взглянул на меня как-то странно, словно видел перед собой совершенно другого человека, Батишта торжествующе посмотрел на брата, а потом на меня, словно на собственность.

- Доброе утро, прелестная Найроби, - Батишта поднял один уголок рта и стал приближаться ко мне, протягивая руки, словно для объятий. Я отшатнулась от него, а Ареш довольно усмехнулся. И я решила, что это подходящий момент.

- Хватит! – вскрикнула я, стараясь, чтобы голос был более или менее равнодушным. Все вопросительно на меня взглянули, а Джаль только проснулся и ничего не понимал, - Джаль, выйди, пожалуйста! – мягче сказала я. Так, Хлоя, соберись…Это для их же блага. Ты не можешь использовать обоих…Ты не можешь использовать никого из них. Мальчик немедленно вышел, а вслед за ним и Хитч.

- Что с тобой, Найроби? – прищурил глаза Батишта, снова попытавшись ко мне подойти.

- А теперь на чистоту. Я прекрасно понимаю, что вы…А Батишта так точно, испытываете ко мне некий интерес…Так хочу вас заверить, что вы меня не интересуете! Оставьте меня в покое! Когда прибудем в Фересен, мы пойдём каждый своими дорогами…- закончила я. Братья изрядно напряглись.

- Если такова твоя воля, - кивнул Ареш, словно я была какой-то царицей или богиней.

- Как пожелаешь, - кивнул Батишта, стиснув челюсти.

Меня обескуражило их поведение. А быть может даже и обидело…Я ведь стала такой эгоисткой. Но не смотря ни на что, я, прикусив губу, вышла из палатки. Джаль обескуражено на меня смотрел.



- Молчи, - пробормотала я, стараясь сохранять спокойствие. Всё хорошо, так и надо, подумаешь, останешься без мужского внимания…Господи, зачем оно мне здесь? А на Земле…у меня достаточно поклонников в частной школе…Настроение моё упало ниже плинтуса, когда я осознала, что среди этих полупрозрачных парней я вряд ли найду такого же загорелого, высокого, с такими же чудесными карими глазами, улыбкой как…Ах! Они же абсолютно одинаковые! В этом весь Батишта и в этом весь Ареш. Но где же я найду такого дорого, заботливого, до бесконечности милого Ареша? Где же я найду такого чертовски-обольстительного, нахального, но вместе с тем притягательного Батишту?

У меня снова закружилась голова от такого потока мыслей об этих двух парнях. Всё изменилось в один день, в один день всё пошло коту под хвост. Мне всегда казалось, что я отличалась рассудительностью, должным отношением к ситуации…А сейчас меня словно ударили чем-то по голове и я не могу собрать все свои мысли в кучу и принять решение. Я не могу никого выбрать, хотя бы для себя, для того чтобы утешить себя. Ведь во внешнем мире мне не нужно вообще хоть как-то сближаться с кем-либо из братьев, а уж тем более с двоими сразу…

В итоге, мне как-то удалось приготовиться к путешествию. Сегодня я ехала на своём коне, а вчерашняя поездка на верблюде была далёким воспоминанием…Как и следовало ожидать, братья теперь практически обходили меня стороной как чуму, и от этого я чувствовала себя опустошенной, одинокой и брошенной. За короткий срок я уже так успела привыкнуть к вниманию относительно собственной персоны, что расставаться с этим уже совсем не хотелось…

Я постаралась сосредоточить все мысли на том, что мне нужно будет сделать в первую очередь по прибытию в Фересен.

- Вначале нужно найти кров, - посоветовал Джаль, мой маленький помощник, которому пока что не ведомы некоторые взрослые проблемы, а вот некоторые из них, причём посерьёзнее глупых привязанностей, мальчик испытал на себе, особенно жестокость окружающих.

- Ты прав, но сбережения у нас есть, и думаю с этим не возникнет проблем, - кивнула я. Тут мой взгляд невольно упал на Ареша. Он величественно восседал на своем коне, задумчивый спокойный взгляд был устремлён вперёд. В тот момент меня посетила мысль о том, что было бы не плохо поместить братьев на обложку какого-нибудь фантастического романа. Быть может, когда мы с папой снова окажемся на родине, то он напишет новую книгу?

- А дальше нам нужно посетить библиотеку и расспросить о магических путешествиях, - последнее мальчик сказал совсем тихо, чтобы никто не расслышал.

- Ты прав, - кивнула я, про себя подумав о том, что не мешало бы расспросить местных о белом рыцаре пустыни. – Сейчас вернусь, - пробормотала я Джалю, пришпоривая свою лошадь, чтобы догнать главу каравана.

- Садар! Могу ли я у вас кое-что спросить? – поинтересовалась я, подъезжая к крупному всаднику, восседающему на верблюде. Его лицо было полностью скрыто за светлой таканью, моё сердце сжалось, ведь он так напомнил мне отца.

- Конечно, кивнул сдержанно мужчина, его голос был приглушён тканью.

- Вы слышали о белом рыцаре пустыне?

- А кто не слышал, дитя? - кажется, Садар улыбался за своей маской. Моё сердце сжалось в надежде, - Я знаком с ним лично, но хотел бы, чтобы слух об этом не распространялся, - намекнул мужчина. Похоже, что якшаться с белым рыцарем было не совсем законно.

- О! Я никому не скажу! – клятвенно произнесла я, ладони вспотели от напряжения.

- Так вот, белый рыцарь не раз выручал меня! Однажды, это было порядка двух лет назад, он спас мою дорогую дочь от разбойников! – Садар кивнул вправо туда, где на верблюде восседала девушка, закутанная в чёрную паранджу. Бедняжка, наверное она скоро получит тепловой удар в таком-то тёмном одеянии…

- А разве он сам не разбойник?

- Да, но лишь для богачей, не чистых на руку, - ответил глава каравана. Я невольно вспомнила, что мой отец всегда любил историю о Робин Гуде.

- Садар, не сочтите за наглость…Но…как его можно отыскать? – попытала счастье я, мужчина долго медлил с ответом, и я уже начала чувствовать отчаянье.

- Его нельзя найти, он сам отыскивает тех, кто ему нужен, - задумчиво произнёс главарь, - Но когда я видел его в последний раз, он произнёс странные слова. Мой добрый друг кое о чём просил меня, если я повстречаю на своём пути девушку, которая не будет похожа ни на одну, что я видел ранее… Я должен буду указать ей путь к нему…- мужчина повернул голову ко мне, - Думаю, ты она и есть. Тебе ведь нужна помощь?

- Да, - как можно более спокойно постаралась ответить я. Меня посетила мысль о том, что быть может белый рыцарь пустыни является другом отца или что-то вроде того или, быть может, это и есть сам отец? Лишь бы отыскать его как можно быстрее…лишь бы отыскать.

- Ты найдёшь его в день восхождения Аринес на небо…- сказал мужчина. Это не сильно облегчило мне задачу.

- То есть?

- Давай вначале я поведаю тебе историю этого дня…По легенде, вначале в Имисере царил вечный день, люди жили без сна и отдыха, работали и работали…И тогда Дизашен сжалился над ними, он велел всем молодым девам собраться в его храме в назначенный день, для того, чтобы одна из них, избранная, стала покровительницей ночи. И среди них он нашёл себе спутницу – прекрасную Аринес. Они с первого взгляда полюбили друг друга, и она стала богиней. Но Дизашен отказался даровать ей силу ночи, ибо тогда они больше никогда не смогут встретится. Но Аринес искренне любила людей, ибо когда-то сама была одной из них. Ей было жалко видеть мучение смертных, она хотела даровать им отдых и покой хотя бы на несколько часов…Дизашен же не хотел отпускать возлюбленную, он был взбешен и думал, что она любит людей больше него. Девушка увидела, как сильна его любовь к самому себе, в душе она затаила обиду, а сердце её было разбито. Сила милосердия помогла ей обрести новую силу…и она стала правительницей ночи. С тех пор Боги в ссоре. Говорят, что Аринес назначила некий день, когда они с Дизашеном смогут встретится на небе…И тогда она решит: изменился ли он или по-прежнему самовлюблён.

- Красивая история, - вздохнула я. Аринес отказалась от любви ради людей, теперь они с возлюбленным существуют параллельно, потому что ночь и день не могу сойтись, никогда. И пусть они в ссоре, я уверена, что когда настанет тот самый день встречи, они помирятся и придумают что-нибудь. Эта история казалась очень реальной….

- Да, и грустная…С тех пор люди строят храмы, а на их вершину возносят фигуры Дизашена и Аринес, надеясь на то, что хотя бы так они будут вместе, - вздохнул Садар.

- И что же случиться, когда настанет день их встречи?

- Никто не знает, дитя, никто не знает, - сказал мужчина, по голосу было ясно, что он улыбается.

- Если они помирятся, то тогда, чтобы быть вместе, одному из них придётся покинуть свой пост, значит в Имисере будет царить либо вечная ночь, либо вечный день! – голос мой, кажется, был полон отчаянья. Наверное, я слишком поверила в эту сказку!

- Успокойся, дитя! Даже если это не просто история, то кто знает, когда настанет день встречи богов? Ведь невозможно, чтобы день и ночь сошлись! – от части Садар был прав. Но так хотелось счастья для этих Богов…

- Так где вы сказали, можно найти белого рыцаря? – спохватилась я.

- В том храме, где, как говорят, и началась история Дизашена и Аринес. Заброшенный храм в двух днях пути от Фересена. Именно там, через две недели после начала сезона дождей, в день, когда впервые встретились Бог и Богиня, будет белый рыцарь пустыни, - в горле у меня встал ком. Во-первых, слишком уж странно всё это звучало. Во-вторых, я вспомнила, что говорил мне Батишта…Он хотел бы отвезти меня в одно место в назначенный день. Господи! Но это уже в прошлом и скорее всего через пару часов оставшегося пути, я навсегда попрощаюсь с братьями. В грудь острой стрелой врезалась боль при этой мысли. Я со свистом втянула воздух. Нет, слишком больно об этом думать…

- Значит, через две недели после начала сезона дождей…- пробормотала я, глядя на небо. Солнце слепило, Дизашен не щадил имисерцев. Что ж, наверное поэтому здесь так жарко, он ведь возненавидел людей за то, что его любимая Аринес предпочла их совместному счастью благополучие смертных.

Я невольно представила себе тот момент, когда Аринес восходила на небо. Как Дизашен, очертания которого были нечёткими, из-за ослепительно свечения вокруг тела, протянул руку простой, отчего-то как мне думалось белокурой девушке, как его сила наполнила её и как она стала похожа на солнце. А кругом горели тысячи свечей, но их свет затмевал свет новой богини.

А потом я представила, как Аринес грустно смотрит с неба на людей, как ей больно видеть, что они обречены вечно работать, и как ей больно осознавать, что она была избрана помочь им, а вместо этого наслаждается своей божественной жизнью с любимым.

И их ссору с Дизашеном. Как ему больно, и как ей ещё больнее. А потом, как её ярко-золотой божественный свет тускнеет, становясь серебристым, как на её лице возникает печаль и как она назначает день встречи со своим любимым.

Я так ушла в размышления, что с трудом могла отделить яркие образы в своей голове от происходящего вокруг. А мы тем временем подъехали к стенам Фересена.

Город поначалу показался мне очень похожим на столицу Имисера, но приглядевшись, я поняла, что архитектурные постройки многим изощреннее, особенно у меня захватило дух от возвышающейся на много метров вверх, словно небоскрёб, башню, с красивым куполом, на вершине которого было огромное солнце, которое на половину прикрывал месяц. Знак единства Аринес и Дизашена.

У самых стен города весь караван остановился.

- Нам придется пройти досмотр, друзья мои, а вы езжайте, да прибудет с вами Дизашен! – сказал Садар. Братья кивнули ему, а я улыбнулась.

- Спасибо за всё!

- Тебе спасибо, когда мы уже думали, что танцы, совершающиеся за пять дней до сезона дождей не помогают приблизить этот самый сезон, ты помогла нам! Желаю найти тебе то, что ты ищешь, Найроби! Желаю сделать тебе верный выбор, который подарит тебе счастье! - я была слегка обескуражена этими словами. Украдкой покосившись влево, я заметила, что братья наблюдают за мной.

- Что, будем стоять на этом солнцепёке? Не знаю как вы, но я не собираюсь превращаться в лужу! Идёмте! – командным тоном громко сказала я, разворачивая свою лошадь к большим деревянным воротам, которые к тому времени уже отварились.

Братья к тому времени уже закутались в свои балахоны, наверняка они ещё те разбойники и за ними числятся множество грабежей, вот и скрывают свои красивые лица…Ох, как же болит в груди, сердце словно кто-то сжал с огромной силой невидимой рукой. Сейчас, ещё минута и они скажут, что им пора…ненавижу прощания….Главное не расплакаться…Дыши Хлоя, Дыши! Но глаза уже зажгло, и я лишь натянула паранджу выше, чтобы никто не заметил, как мои глаза заблестели.

Город встретил нас суетой и суматохой, как и ранее столица. Повсюду было множество людей, на площади в самом разгаре был рынок и это можно было понять, даже не подъезжая близко, шум быстро доходил до ушей, а иногда можно было разобрать обрывки фраз. Множество людей в восточных одеяниях. Вот полностью показалась величественная башня, лестница которой была выложена разноцветной мозаикой.

- Джаль, помнишь, где тут постоялый двор? – нарушила молчание я, больше не осматриваясь по сторонам, а пряча глаза, глядя на землю. Народ перед нами расступался, поскольку мы были на лошадях.

- Мы как раз двигаемся в его сторону! – отозвался мальчик, я плохо расслышала его из-за гула, стоящего вокруг.

- Дорогая, Найроби, а почему бы тебе и Джалю не погостить у братьев, как это сделаю я? – приподняла брови Сей. А я была очень удивлена.

- Сей, ты же говорила, что тебя похитили разбойники…

- Да, но я не говорила, что мои родители живут в Фересене! Я всегда мечтала путешествовать, быть свободной! – улыбнулась девушка, когда наши взгляды встретились. Я нахмурилась, почувствовав что-то неладное. Погостить у братьев…Да, конечно, Сей, я бы с удовольствием погостила, но извини, не смогу, поскольку боюсь потерять голову из-за одного из хозяев дома или того хуже из-за обоих.

- Мы, пожалуй, всё-таки остановимся на пос…

- Найроби! – нахмурился Ареш, - Хотя бы взгляни на наш дом, уверен, когда ты его увидишь, ты не сможешь его покинуть!

- Посмотрим-посмотрим! – пробормотала я, чувствуя, что пожалею об этом.

И ведь пожалела. Не знаю чем, но этот дом напомнил мне Майами и папино жилище. Здание было большим, одноэтажным, с двором и садиком, в котором цвело множество различных цветов. Внутри всё было так красиво, мозаика, воздушные дорогие ткани…Я просто влюбилась в это место. И словно заколдованная смотрела на всю эту красоту.

- Вот так, значит, живут имисерские разбойники? – ахнула я.

- Так значит, Найроби, ты остаёшься? – усмехнулся Батишта. Мы как раз стояли в своего рода гостиной, устеленной прекрасным ковром, а вместо мебели был небольшой подиум, устеленный мягкими одеялами и усыпанный множеством подушек. Всё здесь было как в волшебной сказке, дом выглядел очень обжитым, не смотря на долгое отсутствие хозяев.

Тут я заметила, что все взоры устремлены куда-то вбок. Я повернулась и обнаружила, что в дверном проёме стоит девушка, смуглая, с копной шикарных вьющихся тёмных волос, с большими карими глазами. Выглядела она примерно на мой возраст.

- Не знаю как Найроби, но я остаюсь! – радостно воскликнула девушка, широко улыбаясь, - И не надейтесь меня выгнать!

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал