Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вавилон. 4 часть.




Братья и сестры, мы изучаем первую всемирную цивилизацию после Потопную – Вавилон. Из 1 ст 11 гл мы узнали, что до Вавилонского столпотворения условия общения между людьми были другие чем у нас, говорение было другим, люди говорили не на языке, а, как говорит Писание, «была вся Земля – губа одна». Представить это практически невозможно. Во вторых, вся земля была «глас один у всех». А это уже сказано о том, что в человечестве было богообщение. Затем, некто «они», говорит Писание, какие-то люди, до того далеко зашедшие от горы Арарат на Восток, пришли с Востока в ту местность долины Синаар, где был прежний Вавилон, где за несколько поколений до того царствовал Немрод, пришли эти эмигранты с Востока, нашли себе землю и поселились на ней.

Как эти богоискатели стали богоборцами? Не сразу. В начале был помысел и энтузиазм. Вот как всё начиналось.

11 гл 3 ст: я перевожу с греческого «И сказал человек ближнему своему…» То есть те, что пришли с Востока, были сплочённой общиной. Они принесли с собой сильный корпоративный дух.

«И сказал человек ближнему своему..» Это общинники. Именно от них, никак не от царя или отдельной личности, – снизу пошла иницииатива. Вот неверно это, что глас народа это глас Божий. Вот был тот глас того народа: «И сказал человек ближнему своему: приидите, сотворим».. Это пафос, это энтузиазм. Что сотворим? Зачем собор?

«И сказал человек ближнему своему: приидите, сотворим кирпичи». Как кирпичи связаны с пафосом? Нет для строителей Вавилона выше пафоса чем «кирпич». Еврейский текст с необыкновенной энергией передаёт этот «взрыв» творческой мысли о кирпичах, потому что подряд идут три оборота внутреннего содержания, что не переводимо ни на какой язык. Мы сейчас коверкая русский язык попытаемся это передать. «Скирпичим кирпичи и обожжем иж жжогом. И бысть им кирпич вместо камня, и асфальтовая смола была как асфальтовая известь». Техническая революция произошла. Техническая революция предшествовала апостасии, отступничеству от Бога. Был заново открыт и использован технический принцип, применение которого Бог открыл Ною при построении Ковчега – сборная конструкция.

Давайте вспомним, что это было в Ковчеге. «Сотвори себе Ковчег из деревьев четвероугольных, и да осмолишь его внутри и снаружи смолою». Вот так был оснащён Ковчег Ноя, и это не было изобретением человека, это Бог дал для спасения человечества. Ковчег Ноя был и сборной конструкцией и сомволом церковного собора членов Церкви. И в конечном счёте, хотя он был собран, Ковчег не был сконструирован. Ковчег был образ. Мы много занятий посвятили этой теме. Ковчег был образ, и мог быть построен только человеком особого сердца.



Вот чем стал принцип сборной конструкции у пионеров с Востока, заселивших Вавилон? Чем этот принцип стал сравнительно с тем, что было в Ковчеге осуществлено? Первое. Деревья четвероугольные плотницким искусством, сплочённые в единую постройку, указывает на человеческую природу – собор церковный. Собор церковный. То есть я свою человеческую природу имею не наедине с собой, я имею её вместе с теми, кто мне подобен.

Кирпич, глина. На что указывает глина? Изначально, тело Адама - это красноватая глина, брение (люди бренные). Изобретение обожженой формованной глины, превратившейся в универсальную единицу конструкции, исходит из интуиции собственного человеческого тела.

То есть и Ковчег Ноя, и кирпичный Вавилон это предприятия, которые черпают силу в самочувствии и самосознании человека. Это из очень глубокого источника исшедшие вещи: Ковчег и кирпичный Вавилон.

Первичная плоть Адама была духом Божьим одухотворена. И вот, колонизаторы древнего Вавилона, они прозрели как затвердить глину, обжечь, убить, но сделать прочной, главное – абсолютно, в идеале, унифицированным элементом конструкции. Вот такова наша плоть: она может быть живой с Богом и бессмертной, и она может стать «кирпич». Вот в глине есть кирпич, и древние строители увидели эту её природу, они её обрели, изобрели, прозрели. Отсюда в тексте идут обоброты внутреннего содержания «нил беналлевеним» «скирпичим кирпичи и обожем жжегом» «венис рефа ли серефа». То есть, увидеть в глине кирпич было первым изобретением.

Второе. Чем работа плотника отличается от работы каменщика-столпотворителя – масона? Деревья под руками плотника превращаются в сруб. Деревья в срубе держатся друг другом и искусством плотника в образ Церкви Божией. Кстати, Христос был плотником. Кирпич же в своей идее существует сам по себе, так сказать, демократически, в своём формальном равенстве с другим кирпичом. Кирпичи не сцепляются друг с другом никаким искусством – нужна спецаильная промежуточная среда, посредничество, медиа. Когда Ковчег строился, Бог указал Ною на земляную смолу (гофер). Да осмолишь Ковчег смолою. Опять, это было тогда оборот внутреннего содержания, который указывал на естественное использование асфальта – земляной смолы. Это была обмазка внутренняя и внешняя. Изобретатели кирпича заменили естественное употребление асфальта. Вот вместо защитной изолирущей обмазки, асфальт стал использоваться как специальная промежуточная среда, которая изолирует кирпичи друг от друга, но тем самым превращает их в монолит. Как в глине увидели кирпич, так в асфальте «хемер» увидели подобие извести «хомер», что оказалось другим естественным качеством земляной смолы. Это было вторым изобретением.



Первая стадия – техническая революия, она завершилась. Сказал человек ближнему своему. Сказали и сделали. Испекли кирпичи, и извели известь. В этом сомнения нет.

Что было сделано из кирпичей? На первой стадии технической революции изобретатели новой вот этой вот новой кирпично-асфальтной конструкции можно думать опробывали её для устройства построек и жилищ. Они обустраивали свою жизнь земную. Что в этом плохого? Пафос.

Надо ведь знать, что это были за люди? С каким прошлым? Откуда пришли? Пионеры Вавилона были причастны религиозному энтузиазму. Нет с ними священника, нет над ними царя, и уже в этой их стройки нет с ними Бога. Поэтому, обустройство земной жизни – вещь нужная. С пафосом – плохая. А с религиозным энтузиазмом – грех.

Вторая стадия революции. 4 ст 11 гл: «И сказали: приидите». Произошло, смотрите, перемена лица. Вместо «сказал человек ближнему своему» (каждый говорил от своего лица) – «сказали они». Техническая революция вступила в свою вторую стадию. Второй раз звучит «приидите». Для своего дальнейшего движения, мысль человека должна отрешиться от того, что она мысль человека. Как бы это объяснить? Дело в том, что закон ома, он одинаков для всех людей, также как законы математики. Вот есть такая сфера, где субъективность и личность не то что не имеют значения, а от них сознательно нужно отрешиться. То есть, научное знание это такое действие человеческого духа, которое предполагает дегуманизацию. Вот, дегуманизация эта и произошла – отречение от личности, от субъективности. Я сейчас наперёд скажу, чтобы было понятно куда я веду. Человек начнёт строить самого себя, сам на своих собственных основаниях, отрицая свою личность. А какие у него есть к этому основания? Что ещё человек изобрёл? На второй стадии технической революции человек ничего нового не изобрёл – он нечто понял. Он понял, что такое кирпич и асфальт. Человек понял, что он получил операциональный доступ к двузначной системе. Ему открылась сила конструктивного принципа – это минимальный набор элементов числом два для универсального применения. В деятельности, в конструировании минимум – есть универсум. Кирпич – асфальт, и можно всё построить.

Это могла быть всего лишь мысль, интересное отвлечённое знание без практических последствий? Нет. Не могла эта мысль быть всего лишь мысль, ибо она залетела в голову народа, который пришёл от Востока. Такая мысль, что минимум есть универсум даётся только такой личности, которая не оставит её без применения, а для применения не поставит границ. И становится понятно это призывное: приидите, приидите, ну смотрите же, двузначная система, это так просто, каждому доступно, разве нужно призвание или вдохновение чтобы понять как функционирует «кирпич асфальт» «ноль единица». Ребёнка от игры можно приобщить идее невиданных конструктивных возможностей. И ведь всё наглядно и результат налицо, и границ нет, всё можно сделать, всё можно построить, перестроить. Мы наш, мы новый мир построим.

Как только мы получили операциональный доступ к двузначной системе «кирпич асфальт» «ноль единица», «эрос танатос» это всё что нужно для человека Вавилона. Замечательно, что человек уже не будет тратить время чтобы бороться с Богом. Богоискательство это был кокон. Кокон сбросили, а внутри оказался энтузиазм. И богоборчества не будет. Бог это не интересно. Интересно строить земную жизнь. Что они будут строить? Давайте посмотрим.

4 ст 11 гл: «И сказали: приидите, построим себе город и башню». Башня на еврейском языке «мекдал» имеет корень, который обозначает нечто большое, великое, т.е. построим себе нечто великое, башню. Башня это знак, что город это уже нечто большее чем были все города до того. Город уже не город и башня уже не башня. Это Каин пошёл на Восток от Бога скрылся, город строил, боялся, чтобы его не убили. Каин был замотивирован. Пионеры же Вавилона это вольные каменьщики, не нужен им город ни для защиты (кто им когда угрожал), ни для торговли. Башня была не крепостная, не дозорная. Башня из кирпичей была произведением и символом нового духа. И чтобы не было сомнений как памяник чистого немотовированного движения духа, они замыслили строить башню, которая как-то связана с Небом.

4 ст продолжаем читать : «И сказали: приидите, построим себе город и башню её же глава будет до неба». И вот здесь мы можем подумать, что столпотворители были глупее нас. Что, они думали, что Бог сидит на облаке, они думали, что небо это место, которого можно достигнуть? Достигнуть, закончить башню и что? Успокоиться? Ничего подобного. Вот здесь на помощь приходит древнееврейский текст, он помогает понять замысел башни. «..построим себе город и башню, начало её в небе». То есть греческий текст рисует картину стройки от земли до неба – греческий текст. Как будто башню строят от земли до неба. Еврейский текст обнаруживает замысел стройки: от Неба к Землею. Начало, глава – «рошь» в евр языке. Начало, глава в небе. А помните, «в начале сотворил Бог Небо и Землю» «берешит..» тот же корень «рошь» начало. Если Бог строит от начала, то и человек тоже должен пробовать строить от начала. Человек по замыслу строителей башни может действовать также как Творец. Научное знание отличается от любого другого тем, что оно выводит свои положения из некоторых начал. И для этих начал ищет как вывести их из более высоких начал, отвлечённых начал. То, что мы наблюдаем как замысел столпотворения это научно техническая революция. Человек постигает одно начало за другим, начало за началом, поднимаясь всё выше и выше в своём познании и поставив себе направление движения в Небу. Начало начал где? В небе. Строить башню от Неба означает познавать первоначало и осуществлять познанное на Земле, сводить Небо на Землю. Что в этом плохого? Строитель. Сам строитель. Его самость, направленность его воли. Что он делает? Вот мы молимся, который на небесах (бе шамайм) да будет воля Твоя как на Небе и на Земле. Воля Божья будет на Земле как на Небе – это мы так молимся. А как действует человек Вавилона? Воля человека да будет на Земле как и на Небе. Воля человека да будет на Земле как и на Небе, поскольку я смог ухватить эти небесные начала, познать их своим умом.

Когда мы говорили о грехопадении, то мы особо выделяли тот его этап, который назывался «услаждение». Помните? Это услаждение была духовная подмена. Человек может быть невольно ставить себя на место Бога, и вот это-то самое и есть услаждение. И увидела жена, что хорошо древо. Вот также и перед Потопом: увидели Сыны Божьи дочерей человеческих, что они хороши. Вот, то же движение воли предъявили строители Вавилона. Заместить собою Бога. Воля человека да будет на Земле как и на Небе, поскольку мы смогли небесное ухватить своим разумением.

То есть строительство Вавилонской башни есть процесс двуединый. Башня строится на Земле, поднимаясь головой к Небу – так по греческому тексту. И её же глава будет до Неба. Башня строится на Земле, поднимаясь головой к Небу по мере того как человек постигает начала, что в Небе. Для того, чтобы начался Вавилон необходимо, чтобы достижения технической научной революции осуществлялись практически. Вот что важно. Воедино должны сойтись технические изобретения «скирпичим кирпичи и обожжем их жжегом», научное постижение начал «начало в Небе», и осуществление на практике «построим себе город и башню». Вот когда эти три компоненты сходятся, они питают друг друга своим энтузиазмом таким, который не уступает религиозному энтузиазму. А он от него же и возник. И есть его трансформация. Вавилон есть трансформация религиозного энтузиазма.

Я это увидел, когда ходил между небоскрёбами. Знаете, это такая интересная была прогулка. Стало очевидно, что здесь люди занимаются серьёзными вещами. Бизнес это такое занятие, которое предполагает отрешённость. То есть это энтузиазм, который не уступает религиозному, и есть его трансформация.

Я перехожу к выводам. Познавать небесное и низводить Небо на Землю по воле человека это называется как? Ещё раз. Познавать небесное и низводить Небо на Землю по воле человека это называется как? Это называется «прогресс». Познавать небесное и низводить Небо на Землю по воле человека.

Теория прогресса утверждает, что прогресс есть положительное движение человечества. Теория прогресса опровергается основными понятиями Библейского мировоззрения.

Начало исторического времени, преемственность поколений, когда появилась смерть, ознаменовано проклятиями «проклята Земля в делах человека». А теория прогресса утверждает обратное: в делах человека Земля соединяется с Небом.

Могу повторить. Меня просят повторить – пожалуйста. «проклята Земля в делах человека» - утверждает Библия. А теория прогресса утверждает обратное: в делах человека Земля соединяется с Небом.

Вавилонская башня это прогрессивное явление. Низводить Небо на Землю - в этом, как думают строители Вавилона, нет ничего личного. Таково общее, как они говорят, направление исторического развития. Вавилон это богоборческая деятельность, однако Вавилонская цивилизация как богоборчество отличается от первой, каинитянской допотопной цивилизации личным самосознанием своих создателей. Потому что Каин стоял в личных отношениях с Богом, и даже в диалоге с Ним. То есть Каин был находчивый человек. Он отвечал Богу словом на слово. Каин захотел скрыться от лица Божия и понял, кстати, нашёл как можно уйти от Бога. И цивилизация потомков Каина была осознанно богоборческой. Каин, каинитяне знают о Боге достаточно, чтобы себя противопоставлять воле Божьей.

А строители Вавилона не состоят в личным отношением с Богом. Они постигают начала и следуют в русле прогресса. Вот это требует отрешенности и самоограничения личной воли. Строители Вавилона ставят себя вместо Бога, но лично против Бога ничего не имеют. Вот спроси такого – он скажет: «In God We Trust». Надпись на банкноте в один американский доллар. На долларе написали. В Бога мы верим.

То есть, Каин и Вавилон это два богоборческих движений различные. Каин жил в мире, где есть Восток, и желая, чтобы Бог от него отвратился, Каин пошёл на Восток. Также и духовные потомки Каина живут в мире, где есть Восток. Восток с большой буквы – Бог. Христос. Они Его остро чувствуют. Они находятся с Ним в напряженных отношениях. Совсем иное – Вавилон. Вавилонская цивилизация снимает духовные ориентиры, помещает в центр мира город, а в центре города – башню. Вот те первые строители, что пришли от Востока в долину Синаар, они потеряли Восток, возникло принципиально новое самочувствие. Вот центр мира. И куда человек не поворотится – всюду город. Вот связь с Землёй человек Вавилона потерял точно также как Каин, но лишь в результате другого движения духа. Помните, у Каина же нет связи с Землёй. Так и у человека Вавилона связи с Землёй нет, потому что везде город. Человек Вавилона выпал из отношений с Богом, из отношений с Землёй, он открыл себя в революционной новой творческой деятельности, но при этом (вот это сейчас важный момент) что-то его ограничивало. Вот что-то его ограничивало. Единственное, что по его самочувствию его ограничивало – это не Бог, не экология, не технология, а это что? Это он сам, его человеческая природа. И человек это то, что нужно преодолеть. Самое близкое сходство с Каином человечества Вавилона в том, что необходимо стало отречься от Адама. Вот здесь они сошлись. Абсолютно разные духовные движения, разный энтузиазм, разное устроени, но в этой точке они сошлись – Каин и Вавилон. Надо отречься от Адама.

Для Каина Адам был родной отец, и когда Каин пошёл от лица Божия, он отрёкся от отца и потерял сыновство. Кто не сын Адама тот не сын Божий. Тот теряет и образ Божий и умаляется как человек. Вот на такую окончательную утрату сыновства от Адама решился Каин и каинитянская цивилизация. А после них, после Потопа, каменьщики Вавилона решились на то же самое.

Вот, как для Каина Восток был не цель, а путь, чтобы найти себя без Бога – так и для Вавилонских строителей башня это не цель, а путь. Это не путь на Небо. Они строят башню до Неба, от Неба, но это не значит, что Небо для них цель. Небо другая жизнь, да зачем? Они любят эту жизнь, которую строят сами. Вот небесное, начало, которое надо на Землю опустить, для них лишь средство и путь. Человек – вот цель. Человека нужно преодолеть. Об этом следующий стих св. Писания, и об этом мы будем говорить в следующий раз.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал