Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Иерусалим — столица нации. Захват Иерусалима Военная мощь Давида Признание Филистимии и Финикии Иерусалим —




Захват Иерусалима Военная мощь Давида Признание Филистимии и Финикии Иерусалим —

религиозный центр Вечный престол

Нет никаких признаков, что филистимляне препятствовали воцарению Давида в Хевроне. Возможно, что они просто считали его своим вассалом; остальной Израиль не вызывал у них тревоги, так как, раздираемый гражданскими раздорами, не оказывал совместного сопротивления.

Когда же Давид был признан всем народом, они встревожились. Нападение филистимлян (2 Цар. 5:17- 25 и 1 Пар. 14:8-17) произошло, вероятно, до захвата Давидом крепости Сион (по имени горы Сион в Иевусе — Иерусалиме). Давид дважды одерживал победу над филистимлянами, чем содействовал объединению Израиля под властью одного царя. Несомненно, и постоянная угроза со стороны филистимлян сама по себе послужила объединяющим фактором для Израиля.

В выборе столицы, расположенной в центре объединенного Израиля, Давид остановился на Иевусе, городе иевусе-ев. Место его расположения имело стратегическое значение и было наименее уязвимым для нападений. Будучи крепостью, построенной еще хананеями на неприступной скале, он успешно отражал набеги и противостоял оккупации израильских территорий. В египетских документах обнаружены письма из Ханаана, в которых еще в 1900 году до Р. X. этот город назывался Иерусалимом. Когда Давид призвал добровольцев из своих воинов взять крепость Сион и изгнать ие вусеев, Иоав принял вызов и был вознагражден назначением на должность главного военачальника Израиля.

 

  Захват Иерусалима 2Цар. 5:1-9 1 Пар. 11:1-9
Военная мощь Давида Признание Филистимии и Финикии 23:8-39 5:10-25 11:10-12:40 14:1-17
Иерусалим — религиозный центр 6:1-23 13:1-14 15:1-16:43
Вечный престол 7:1-29 17:1-27

 

После захвата крепости Сион она стала называться «городом Давида», а Иевусу было возвращено его историческое название Иерусалим (2 Цар. 5:9; 1 Пар. 11:7). Позднее народ стал называть весь Иерусалим «городом Давидовым».

Во времена Давида Иерусалим был расположен на склоне холма южнее того места, где позднее был воздвигнут храм, на высоте примерно 830 м над уровнем моря. Это место известно под названием Офел. На востоке пролегала долина Ке-дрона, соединявшаяся на юге с долиной Енном, простиравшейся на запад. Между этой долиной и западной возвышенностью, которая в наши дни называется горой Сион, простиралась Тиропеонская долина. Согласно Иосифу Флавию, на северной стороне была долина, которая отделяла Офел от места, на котором был потом построен храм. По-видимому, эта офелсионская местность была выше местности, на которой была расположена крепость во времена захвата Давида. Во II же веке до Р. X. Маккавеи разровняли холм, свалив обломки города Давида в долину. Поэтому археологи не смогли до сих пор сказать с уверенностью, какие из найденных предметов связаны с царством Давида.



Став царем над двенадцатью коленами Израиля, Давид сформировал новое правительство. Будучи в изгнании, он имел при себе несколько сот человек. Они были хорошо организованы под его


 

 

руководством в Секелаге, а потом в Хевроне (1 Пар. 11:10—12:22). Они отличились в военных походах и набегах, так что были поставлены теперь князьями и вождями. Вскоре весь Израиль поддержал Давида и объединился вокруг него; Иерусалим стал столицей (1 Пар. 12:23-40). По контракту с финикийцами для Давида был построен великолепный дворец (2 Цар. 5:11-12).

В то же самое время Иерусалим стал религиозным центром всего израильского народа (1 Пар. 13:1— 17:27 и 2 Цар. 6:1—7:29). Когда Давид попытался перевезти ковчег завета из дома Аминадава в Кириафиариме на колеснице, вместо того чтобы дать его нести священникам (Чис. 4), Оза был внезапно умерщвлен. Не доставив ковчег в Иерусалим, Давид оставил его в доме Аведдара Гефянина (но не в городе Геф, который был в то время под властью филистимлян; место проживания Аведдара точно не установлено). Вскоре Давид узнал, что Господь обильно благословляет дом Аведдара «ради ковчега Божия». Тогда Давид немедленно доставил ковчег в Иерусалим, чтобы поместить его в шатре или в скинии. Правильное поклонение в Израиле было восстановлено отныне во всенародном масштабе(



Иерусалим не был единственным местом поклонения. Скиния Моисея и жертвенник оставались в Гаваоне (2 Пар. 1:3).

При таком оживлении религиозного чувства Израиля у Давида появилось желание построить постоянный дом молитвы и поклонения. Когда он поделился своими планами с пророком Нафаном, то встретил немедленное одобрение. Но на следующую ночь Бог поручил Нафану сообщить Давиду, что постройка храма должна быть отсрочена до тех пор, пока не воцарится сын Давида. Это было для Давида одновременно и заверением свыше, что после него царем будет его сын и что его не постигнет такая же бесславная судьба, какая постигла Саула. Значение этого обетования Давиду выходит, однако, далеко за пределы факта существования и могущества царства Соломона. Семя Давида включало больше, чем только Соломона, поскольку обетование ясно говорило о том, что престол Давида будет утвержден навечно. Даже если грех и нечестие проявятся в потомстве Давида, Бог пошлет за это временное наказание, но не нарушит Своего обетования и не лишит Своей милости навсегда.

Ни одно земное царство или династия никогда не пребывали вечно, как небо и земля. Не был бы вечным и земной престол Давида, если бы не его связь с родословной Иисуса,

0 Котором определенно говорится в Новом Завете как о Сыне Давида. Заверение, данное Давиду через пророка Нафана, составляет еще одно звено в цепи мессианских обетовании, данных в Ветхом Завете. Бог постепенно раскрывал первое обетование о том, что окончательная победа придет от «семени жены» (Быт. 3:15). Более полное откровение Мессии и Его вечного Царства было дано через пророков в последующие века.

Почему Давиду было отказано в праве построить храм? В последние годы своего царствования он осознал свое назначение как государственного деятеля в том, чтобы с помощью военной силы основать и утвердить царство Израиля (1 Пар. 28:3; 22:8). В то время как для царствования Давида были характерны многочисленные военные действия, царствование Соломона было отмечено всеобщим миром. Возможно, Бог излил мир на Израиль после того, как Давид изъявил свое желание построить храм и Бог заключил с ним завет. Однако из самого Писания трудно установить хронологический порядок войн Давида и время откровения пророку Нафану. Не исключено также, что Давид не раньше, чем к концу своей жизни, понял, что время царствования Соломона будет более подходящим для постройки храма.

Процветание и господство

2 Цар. 1 Пар.

Список захваченных народов 8:1-13 18:1-13

Давид назначает на ответственные

посты и оказывает милость 8:15—9:13 18:14-17

Голод 21:1-14

Поражение аммонитян, сирийцев 10:1-18

и филистимлян 21:15-22 19:1—20:8

Песнь избавления (Пс. 17) 22:1-51

Библия не уделяет много внимания распространению владений Давида от района обитания небольшого племени в Иудее до размеров обширной империи, простиравшейся от египетской реки до районов, прилегающих к Евфрату на севере. И все же это повествование имеет важное историческое значение, потому что Израиль был ведущей державой в Плодородном Полумесяце в начале X века до Р. X. К счастью, археологические раскопки восполняют недостаток информации.

Как только Давид был официально признан царем Израиля, филистимляне бросили ему вызов (2 Цар. 5:17-25). Дважды он наносил им поражение, но, вероятно, произошло немало сражений, прежде чем он


 

 

покорил их и они стали платить ему дань. Захват одного из их крупных городов, Гефа, и поражение их исполинов (2 Цар. 8:1 и 21:15-22) было, скорее всего, только одним из столкновений с филистимлянами в этот решающий период, когда Израиль взял наконец верх.

В этот же период был захвачен Беф-сан. В Давире и Вефсамисе стены-казематы наводят на мысль, что Давид соорудил линию защиты против филистимлян. Мы знаем, что филистимляне обладали монополией на производство изделий из железа в дни Самуила (1 Цар. 13:19-20) и что Давид свободно пользовался им к концу своего царствования (1 Пар. 22:3); так что мы могли бы написать обширную главу о технической революции в Израиле. Период изгнаннической жизни среди филистимлян не только приготовил Давида к военному руководству. Несомненно, благодаря Давиду израильтяне овладели технологией производства оружия. Пожалуй, многие планы Давида в отношении военного и экономического развития возникли тогда, когда он был еще в Хевроне, но получили свое осуществление только после того, как Иерусалим стал столицей. У филистимлян было основание для беспокойства, когда Израиль, истерзанный войнами и поражениями, объединился вокруг Давида.

Захват Едома имел стратегически важное значение. Это дало Давиду ценнейший источник полезных ископаемых. Аравийская пустыня, которая простирается на юг от Мертвого моря до залива Акаба, была богата железом и медью, и овладение ею означало свободу от филистимской монополии. Чтобы эти месторождения не подвергались опасности, израильтяне расставили сторожевые гарнизоны по всему Едому(2Цар. 8:14).

Как видно, в те дни Израилю почти не оказывалось противодействия со стороны моавитян и амаликитян, потому что они упоминаются в списке уже покоренных народов, платящих дань Давиду серебром и золотом.

На северо-востоке страны росту могущества Давида и расширению границ Израиля угрожали аммонитяне и арамейские племена. Первые переселились из Кархемиса на Евфрате к восточным границам Палестины. Еще в дни Саула они считались врагами (1 Цар. 14:47). Когда Давид был в изгнании, то по крайней мере одно из арамейских племен, по-видимому, отнеслось к нему дружелюбно: Фалмай, царь гес-сурский, отдал ему в жены свою дочь Мааху (2 Цар. 3:3). Теперь же, когда Давид смирил филистимлян и заключил договор с финикийцами, арамеи боялись усиления могущества Израиля. Расширение Израиля угрожало их благополучию и грозило лишить их господства в плодородных долинах, а также широкой торговли. Аммонитяне старались втянуть арамеев в противостояние Израилю. Подвергнув унижению и осмеянию мирных посланников Давида, аммонитяне принудили арамеев выступить против Израиля объединенными силами, но были разбиты войсками Давида.

Позже столица аммонитян Равва была захвачена израильтянами (1 Пар. 20:1). Затем арамейские войска объединились под руководством Адраазара, который набрал силы из таких далеких северных районов, как Арам-Нахараим или Месопотамия (1 Пар. 19:6). На этот раз израильские войска дошли до Елама, нанеся поражение этим сильным соединениям. Это означало гибель для арамейско-аммо-нитского союза.

После этого Давид напал на Адраазара еще раз, чтобы разгромить его окончательно. Для этого он выбрал момент, когда сирийцы (см. главу 7) потянулись к Евфрату, чтобы захватить эту территорию(Хронологически это событие следует за нападением Давида на аммонитско-сирий-ский союз во 2 Цар. 10:1-14.). Дамаск, который был в тесном союзе с Адраазаром (1 Пар. 18:3-8), попал в руки Давида, прибавив еще одну победу израильтянам. Их отряды захватили город, обложив его тяжелой податью, а Адраазар отдал Давиду большое количество золота и меди. Овладение арамейскими государствами до Амафа на Оронте значительно обогатило ресурсы Израиля. До последних лет царствования Давида власть израильтян над Дамаском никем не оспаривалась.

В дни укрепления военной мощи Израиля росло также материальное благополучие и национальное самосознание израильского народа. Несомненно, трогательной и благородной в глазах израильтян была забота Давида о сыне Ионафана и внуке Саула Мемфивосфее. В библейском повествовании о нем ясно просматривается великодушное отношение Давида к своему предшественнику Саулу и его потомкам (2 Цар. 9:1-13). Когда Давид узнал о бедствии, которое постигло Мемфивосфея, он содержал его из царской казны. Бедный инвалид получил дом в Иерусалиме и был поручен заботе и уходу слуги по имени Сива.

Мемфивосфей удостоился особого внимания и во время последовавшего вскоре кризиса (2 Цар. 21:1- 14), когда по всей израильской земле свирепствовал голод. Бог открыл Давиду, что голод был послан в наказание за ужасное преступление Саула, который попытался истребить гаваонитян, заключивших с


 

 

Иисусом Навином договор (Иис. Н. 9:3 и ел.). Осознав, что этот грех Саула можно только искупить по закону (Чис. 35:31 и ел.), Давид позволил гаваонитянам предать смерти семерых потомков Саула. Мемфивосфей же избежал этой участи. Когда Давиду донесли о скорби Рицпы, наложницы царя Саула, он позаботился о надлежащем погребении костей этих семи жертв в семейном склепе в земле колена Вениаминова. Останки Саула и Ионафана тоже были перенесены туда. После этого голод прекратился. Царь Израильской империи Давид не забывал выражать признательность Богу, ибо только Он один даровал Израилю военные победы и материальное благополучие. В благодарственном псалме (2 Цар. 22:1-51) Давид вознес хвалу Всемогущему Богу за избавление его от врагов в Израиле и от внешних языческих народов. Этот псалом вошел также и в Псалтирь как псалом 17 Давида. Он представляет только один образец из многих псалмов, составленных Давидом по разным случаям, которыми была насыщена жизнь пастушка, слуги при царском дворе, беглеца, объявленного вне закона в Израиле, и, наконец, основателя и руководителя величайшей Израильской империи(1Наличие двух вариантов текста этого псалма аналогично проблеме согласования синоптических Евангелий. Ч. Ф. Кейль полагает, что оба текста восходят к одному источнику).

Грех в царской семье

2 Цар.

Грех и покаяние Давида 11:1—12:31 Преступление Амнона и его последствия 13:1-36 Разгром мятежа Авессалома и его смерть 13:37—18:33 Возвращение престола Давиду 19:1—20:26

 

Отрицательные черты характера членов царской семьи в древнееврейском Священном Писании отнюдь не затушевываются. Согрешивший царь Израиля ни за что не мог избежать Божьего суда. В то же самое время Давид как истинно раскаявшийся грешник, осознавший свою вину и нечестие, удостоился звания человека, который был угоден Богу (1 Цар. 13:14).

У Давида было много жен (2 Цар. 3:2-5; 11:27). Хотя многоженство определенно запрещается в более полном откровении Нового Завета, оно допускалось в ветхозаветные времена из-за жестокосердия израильтян. Оно также повсеместно практиковалось у окружающих народов. Гарем при дворце считался вполне приемлемым явлением. Закон Моисея предупреждает царей против «умножения жен» (Втор. 17:17), однако жесткого запрета нет; Давид позволил себе иметь много жен (1 Пар. 3:1-9). Некоторые из этих браков совершались, несомненно, по политическим соображениям, как, например, женитьба на Мелхоле, дочери Саула, или на Маахе, дочери гессурского царя Фалмая.

Прелюбодеяние и убийство, совершенные Давидом, были настоящим преступлением с любой точки зрения. Случилось это во время военных походов и расширения границ империи. Филистимляне уже потерпели поражение, а арамейско-аммонитский союз был сломлен за год до этого. В то время как Давид оставался в Иерусалиме, его войска под руководством Иоава были посланы в Равву, ам- монитский город, для его осады и захвата. Прельстившись красотой Вирсавии, Давид совершил прелюбодеяние. Он знал, что она жена Урии Хеттеянина, верного царю воина израильского войска. Царь вызвал Урию из действующей армии, но потом отослал его назад с письмом к Иоаву; в этом письме содержались указания: устроить так, чтобы Урия был убит в бою с врагами. Когда до Иерусалима дошли вести, что Урия пал в бою с аммонитянами, Давид женился на Вирсавии. Возможно, что ужасное преступление Давида удалось бы скрыть: ведь смерть на поле брани была обычным явлением. Даже если об этом и знал Иоав, кем он был, чтобы бросить вызов царю или порицать его?

Хотя Давид не отвечал ни перед кем в своем царстве, он не подумал о том, что любое преступление известно Богу. Какому-нибудь деспоту в языческом народе прелюбодеяние и убийство, пожалуй, сошло бы с рук. Но в Израиле это было невозможно, потому что царь занимал положение человека, освященного Богом, помазанника со священными обязанностями. Когда Нафан в аллегорической форме описал преступление Давида — в образе богача, воспользовавшегося имуществом своего раба, — Давид возмутился такой несправедливостью, допущенной при его власти. Нафан с дерзновением заявил, что сам Давид и есть тот человек, виновный в прелюбодеянии и убийстве. К счастью для Нафана, Давид покаялся. Духовный кризис Давида получил возвышенное выражение в поэзии (Пс. 31 и 50). Ему было даровано прощение, но тем не менее он был наказан, по пророчеству Нафана (2 Цар. 12:11). Наказанием для Давида стали кровосмешение, убийство и бунт в его семье.

В результате Давид оказался втянут в гражданскую войну и мятеж. Его собственная невоздержанность послужила плохим примером его сыновьям. Безнравственный поступок Амнона со своей сводной сестрой Фамарью привел к тому, что он был убит своим сводным братом Авессаломом, единоутробным


 

 

братом Фамари. Естественно, это вызвало недовольство отца. Авессалому пришлось покинуть Иерусалим и укрыться у своего деда Фалмая в Гессуре. Здесь он провел три года.

Между тем Иоав пытался примирить Авессалома с его отцом Давидом. С помощью умной женщины из Фекои (2 Цар. 14) ему удалось добиться разрешения для Авессалома возвратиться в Иерусалим, хотя и не являться пока к царскому двору. Два года спустя Авессалом наконец получил разрешение предстать перед царем. Вновь обретя благорасположение отца, Авессалом заполучил для себя из царской гвардии 50 воинов с конями и колесницами. В течение четырех лет(В русском переводе (2 Цар. 15:7) написано «по прошествии сорока лет царствования Давида». Объективности ради следует отметить, что в древнееврейском (ныне принятом) тексте тоже написано

«сорока». Однако древние тексты содержали немало ошибок переписчиков, тем более в схожих словах (4 - «арба», 40 - «арба-им»). Поэтому сирийская Вульгата и другие источники предпочитают «четыре» вместо «сорока». Авессалом родился в Хевроне в период пребывания там Давида, а всего царствовал Давид сорок лет.) Авессалом, уже популярный в народе благодаря своей красоте, продолжал склонять народ на свою сторону, особенно приезжих из других колен, «и вкрадывался Авессалом в сердце Израильтян» (2 Цар. 15:1-6). Под видом исполнения обета он получил у царя разрешение отправиться в Хеврон.

Поднятый Авессаломом в Хевроне мятеж против отца был полной неожиданностью для Давида. По всей стране были посланы глашатаи возвестить наступление царствования Авессалома звуками трубы. Вполне вероятно, что многие жители страны, на которых Авессалом производил хорошее впечатление, решили, что просто пришло время царству отца перейти к сыну. Как бы то ни было, многие поддержали Авессалома, включая и советника Давида Ахитофела. Войска мятежников под руководством Авессалома вторглись в Иерусалим, и Давид, не готовый к отпору, был вынужден бежать на другой берег Иордана в Маханаим. Хусий, верный друг и советник Давида, следуя его совету, оставался в Иерусалиме, чтобы разрушить совет Ахитофела, который, вероятно, был организатором мятежа и опорой Авессалома. Ахитофел вызвался перед ним пуститься в погоню за Давидом немедленно, чтобы не дать ему времени для организации сопротивления. Но Авессалом попросил совета у Хусия, а тот убедил его отложить погоню, чтобы выиграть время для Давида и сбора военных сил. Предатель Ахитофел, почуяв, что Давид может вернуть свой трон, повесился.

Давид был блестящим полководцем. Он приготовил свои силы к бою, и вскоре войска Авессалома обратились в бегство. Вопреки указанию Давида, Иоав убил Авессалома во время погони за ним. Не воздав почестей верному израильскому войску, Давид заслужил упреки Иоава.

Лишившись Авессалома, народ вновь обратился к Давиду за руководством. Колено Иуды, которое поддерживало мятежного сына Давида, подчинилось вновь Давиду последним, когда он поспешно сделал дружественный жест, заменив Иоава Амессаем из колена Иудина.

Когда Давид возвратился в столицу, там вспыхнуло новое восстание, вызванное сумятицей и беспорядками. Вениаминитянин Савей, «негодный человек», решил воспользоваться недовольством вениаминитян, соплеменников Саула, усилением влияния колена Иуды, к которому принадлежал Давид. Ему удалось возмутить народ против Давида. Подавить этот мятеж было поручено Амессаю. В ходе военных операций Иоав, встав во главе отряда отборной дворцовой гвардии, убил Амессая и возглавил преследование Савея, который был потом обезглавлен на сирийской границе жителями Авеля-Беф-Мааха. Иоав провозгласил победу, возвратился в Иерусалим и продолжал исполнять служение военачальника израильского войска при Давиде.

На протяжении по крайней мере десяти лет правления Давида в его жизни исполнялись вещие слова пророка Насрана. Начиная с безнравственности Амнона и вплоть до подавления бунта Савея, в доме Давида постоянно проявлялось зло.

  Грех в исчислении народа 2 Цар. 24:1-25 1 Пар. 21:1-27
Поручение Соломону построить храм   21:28—22:19
Обязанности левитов Гражданские начальники   23:1—26:28 26:29—27:34
Обращение к начальникам и народу Прощальные слова Давида   23:1-7 28:1—29:22
Смерть Давида   29:22-30

 

Взгляд в прошлое и будущее

 

Любимым занятием Давида в последние годы его жизни были приготовления к строительству храма. По тщательно разработанным планам и указаниям приобретались материалы для постройки храма. Административный порядок в государстве был великолепно отлажен, что позволяло успешно использовать местную и иностранную рабочую силу. Давид дал даже точные указания относительно


 

 

богослужений в будущем храме.

Военное и гражданское устройство царства постепенно развивалось в период правления Давида по мере расширения империи. Основной образец государственного устройства, который использовал Давид, был аналогичен египетскому правлению. Летописец, или историк, вел записи событий и хранил архивы и, в качестве специалиста по историческому опыту, занимал положение посредника между царем и его министрами.

Секретарь, или книжник, отвечал за местную и зарубежную переписку и, соответственно, имел дело и с дипломатией. В последние годы правления Давида (2 Цар. 20:23-25) упоминается еще одно должностное лицо, ведающее вопросом принудительного труда. Весьма возможно, что с умножением правительственных обязанностей росло и число ответственных за их исполнение лиц. Судебные дела и тяжбы велись, по-видимому, самим царем (2 Цар. 14:4-17; 15:1-6).

Военачальником был Иоав. Будучи выдающимся человеком, способным и талантливым организатором, он отвечал не только за военные победы, но и оказывал значительное влияние на самого Давида. Отряд из наемных воинов («хелефеев и фелефеев») под руководством Ваней был, как предполагает большинство историков, отборной дворцовой гвардией на личном содержании царя. У царя был также доверенный советник. Ахитофел служил в этой должности до тех пор, пока не примкнул к восстанию Авессалома. Могучие мужи, которые служили поддержкой и опорой Давида до его воцарения, теперь занимали положение советников Давида или его почетного легиона (1 Пар. 11:10-47; 2 Цар. 23:8-39). Когда Давид основал свое царство со столицей в Иерусалиме, в этой группе было тридцать человек. Со временем к их рядам примкнули те, кто отличился героическими подвигами. Из этой группы избранных героев было отделено двенадцать человек для руководства военными силами, состоящими из двенадцати дивизий (1 Пар. 27:1-24). По всему царству Давид назначил начальников над фермами, садами и стадами (1 Пар. 27:25-31).

Военная перепись Израиля и обрушившиеся на царя и народ наказания каким-то неясным для нас образом связаны с обширными планами Давида по строительству храма. Причина Божьего наказания Давида и всего народа не выражена достаточно ясно. Царь повелел произвести перепись. Иоав возразил, но ему пришлось подчиниться (2 Цар. 24). Менее чем в десятимесячный срок он закончил перепись Израиля, кроме колен Левия и Вениамина. Военная мощь Израиля равнялась приблизительно полутора миллионам человек(Это число представляет общее количество боеспособных людей в стране, поскольку армия насчитывала 288 000 человек (1 Пар. 27:1-15). Обратите внимание на колебания: 2 Цар. 24:9 приводит число 800 000 для Израиля и 500 000 для Иудеи. 1 Пар. 21:5 приводит числа на 300 000 больше для Израиля и на 30 000 меньше для Иудеи. Поскольку эти цифры не были внесены в официальные записи царя (1 Пар. 27:24), оба источника дают округленные цифры без объяснения расхождений обеих записей.), из чего можно заключить, что все население составляло около пяти или шести миллионов(Олбрайт полагает, что общее число жителей в Израиле при Соломоне равнялось всего 750 000 человек. Он считает цифры, приведенные в переписях в Чис. 1 и 26, повторениями переписи Давида. А. Эдерсгейм считает население Израиля от 5 до 6 миллионов человек не чрезмерно большим.).

Давид прекрасно сознавал, что он согрешил, произведя это исчисление. Так как оба подсчета сначала приводят список героев войн, перепись могла объясняться гордостью и возложением надежд на военную мощь и демографический рост Израиля. В то же время плотской склад мысли Давида, когда он навязывал перепись, рассматривался как наказание Израиля (2 Цар. 24:1 и 1 Пар. 21:1). Может быть, Израиль понес наказание за бунты под руководством Авессалома и Савея во время царствования Давида.

Давид, покаявшись в этом грехе, получил через пророка Гада выбор наказания от Бога: три года голода, три месяца преследования от врагов или три дня моровой язвы. Уповая на милость Божью, Давид избрал последнее. Язва длилась только один день, но во всем Израиле умерло 70 000 человек. Между тем Давид и старейшины, одетые во вретище, узнали Ангела Господня, стоящего на гумне, прямо на севере от Иерусалима, на горе Мориа. Поняв, что это — Ангел-истребитель, Давид начал ходатайствовать за народ, призывая наказание Божье на себя и свою семью. По совету Гада Давид купил это гумно у Орны Иевусияни-на и принес на нем жертву Господу. И во время принесения жертвы он увидел, что Господь ответил на его ходатайство, потому что язва прекратилась. Ангел-истребитель исчез, и Иерусалим был спасен.

Все это произвело такое сильное впечатление на Давида, что он решил устроить на этом гумне жертвенник для всесожжении. Именно здесь и должны были возвести храм. Весьма возможно, что именно здесь тысячу лет назад Авраам был готов принести в жертву своего сына Исаака и тоже получил от Бога откровение и одобрение.

Гора Мориа в дни Давида не входила не только в границы Сиона («города Давидова»), но и вообще Иерусалима (район Офел как раз заканчивался у горы Мориа). В границы столицы ее включил


 

 

Соломон, намереваясь возвести на ней храм. Жертвенник для всесожжении и скиния, построенные по указаниям Моисея, находились в Гаваоне, на возвышенности в 8-10 км северо-западнее Иерусалима. Так как Давиду было совершенно определенно отказано в праве построить храм, весьма вероятно, что он не строил никаких предварительных планов относительно месторасположения главного святилища. На основании Божьего явления ему на гумне Давид пришел к заключению, что это гумно и должно быть тем местом, на котором должен стоять Божий дом.

Давид размышлял над тем, что он был человеком воинственным и пролил немало крови. Возможно, он сознавал, что, если бы он сам начал строить храм, строительство могло быть, пожалуй, прервано внешними или внутренними войнами, которых было так много за время его царствования. Семь с половиной лет в Хевроне были подготовительным периодом. В последующие десять лет Иерусалим все более утверждался в государственном устройстве и в сознании народа как столица Израиля. И израильский народ в своей борьбе с окружающими народами объединялся вокруг этой столицы. Очень может быть, что именно в этот период родился Соломон. Убийство Амнона Авессаломом произошло, вероятно, к концу второго десятилетия царствования Давида, потому что Авессалом родился у Давида еще в Хевроне. Семейные неурядицы, вылившиеся в мятеж Авессалома, длились около десяти лет и приходились на третий десяток лет правления Давида. Когда Давид прочно утвердил военное превосходство Израиля и объединил народ, тогда настало время сосредоточить свое внимание на приготовлениях к постройке храма.

Решив, что гора Мориа будет местом расположения Божьего дома, Давид имел в виду его строительство под руководством своего сына Соломона. Исчислив всех иностранцев в страЦе, он организовал их в рабочие бригады из мастеров по камню, металлу и дереву. Еще в начале своего царствования Давид договорился с жителями Тира и Сидона о строительстве своего дворца в Иерусалиме (2 Цар. 5:11). Кедры для строительства поставлял ему Хирам, царь Тира. Соломону было дано наставление в точности исполнять закон Моисея. Он также должен был помнить, что как царь Израиля он несет ответственность перед Богом и только при полном послушании может ожидать Божьего благословения. Собрав князей и священников, Давид публично обратился к ним, прося их признать Соломона его преемником. Затем он во всех подробностях описал распределение обязанностей при служении в храме. Семействам Гирсона, Каа-фа и Мерари, окружавшим скинию в стане во время исхода из Египта, было поручено служить у ворот, а музыканты отвечали за пение и музыку. 38 000 левитов были разделены на группы и поставлены на регулярное служение в храме.

Иным левитам было поручено следить за сокровищницей, в которую князья Израиля из разных концов страны присылали щедрые пожертвования (1 Пар. 26:20 и ел.). Эти пожертвования были необходимы для проведения в жизнь заранее разработанных планов постройки храма (1 Пар. 28:11—29:9). Все было подготовлено для самого величественного из всех деяний Соломона.

Прощальные слова Давида (2 Цар. 23:1-7) раскрывают величие самого прославленного героя Израиля. Другая песнь (2 Цар. 22), выражающая его благодарность и хвалу за жизнь, полную побед и избавлений, могла быть составлена в последний год его жизни. Тут он пророчески говорит о вечности своего царства. Бог говорил с Давидом, подтверждая Свой вечный завет с ним. Это свидетельство Давида могло бы стать ему достойной эпитафией.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал