Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 20




Мэдок

Я едва не отказался от своего плана в ту же минуту, когда она оказалась в моих объятиях, в тот же миг, когда она простонала мое имя.

Только черта с два я снова стану свидетелем тому, как Фэллон уйдет. Нет, не в этот раз. Я сам уйду.

Уголок моего рта приподнялся, пока я пробирался через толпу. Она была холоднее кубика льда, когда я увел ее от Эйдана, но затем растаяла у меня в руках. Сейчас от нее осталась лишь лужица посреди танцпола.

Я мужик.

Кому какая разница, что Фэллон выглядела невероятно сексуально, стоя на сцене? Или что я немного приревновал, когда она начала танцевать с Эйданом? Или что я был готов его убить, заметив, как он сунул руку ей под футболку?

К черту его, и к черту ее.

– Пошел ты! – заорала Эштин, когда я вернулся к столику. Я увидел, что она завела руку назад, и уклонился, не дав ее ладони встретиться с моей щекой.

– Серьезно? – засмеялся, подняв руки. – Успокойся. Это просто шутка.

Полагаю, она увидела поцелуй.

– Какой же ты засранец! – выкрикнула Эштин, после чего умчалась прочь из бара.

Окружающие начали хохотать, включая Джекса, в то время как Джаред покачал головой, а Тэйт нахмурилась.

– Ох, я тебя умоляю, – язвительно взмолился. – Ты скучала по мне, сама же знаешь.

Тэйт закатила глаза и поднялась, поправив свою футболку.

– Я думала, что скучала. – Оглянувшись вокруг, она вздохнула. – Не шалите, мальчики. Пойду, вытащу Фэллон из дамской комнаты.

Не знаю, как ей удалось среди такого скопления народу заметить Фэллон, направившуюся в дальнюю часть зала, однако Тэйт вмиг пустилась на поиски подруги, расталкивая танцующих. Присев, допил свое пиво. Джекс хлопнул меня по спине, отчего я дернулся вперед.

– Ты не пойдешь ни за одной из них? – спросил он, сплетя пальцы на затылке, и отклонился назад, балансируя на задних ножках стула.

– За Тэйт и Фэллон? – Я глянул на него. – Думаю, они сами смогут друг о друге позаботиться.

– Нет, я имел в виду Фэллон или Эштин. Разве Эштин не твоя девушка?

Девушка. От этого слова мне захотелось окунуть голову в жидкую грязь и не подниматься, пока не задохнусь.

– Нет, – ответил, снова посмотрев на танцпол. – Разве я когда-либо заводил девушек?

Я встретился взглядом с Джаредом, сидевшим напротив. Он промолчал. Однако его глаза сказали достаточно.

Джаред знал – происходит что-то неладное, я и сам осознавал, что вел себя ненормально. Но, будучи хорошим другом, он не счел нужным констатировать очевидный факт.

Одна мысль, что он был рядом, что понимал, помогла.

Заметив в толпе красную футболку Тэйт, выпрямился, потому что она вернулась одна.

– Ну, – Тэйт вздохнула, уперев руки в бока, – полагаю, мы можем возвращаться домой. С меня на сегодня хватит.



Она улыбнулась Джареду. Судя по выражению их лиц, для них вечер еще явно не подошел к концу. Только я был сбит с толку.

– Где Фэллон? – спросил у нее.

Тэйт перекинула ручку своей сумки через плечо, избегая зрительного контакта со мной.

– Ох, Фэллон. Она… похоже… собралась в другой бар с этим парнем, который подсел к нам ранее. Как там его зовут? Эйдан?

Ярость буквально из моих пор засочилась. Я сдвинул брови практически до боли.

– Что?

Какого хрена?

Она наконец-то посмотрела на меня, сжав губы в тонкую линию. Тэйт отреагировала так, будто в этом не было ничего особенного, и ответила, пожав плечами:

– Да. Я пошла за ней в уборную, а она болтала с ним в коридоре. Они вышли через черный ход.

Я подскочил со стула, злобно глядя на Тэйт.

Фэллон ушла с ним? Черт, ну уж нет.

Не попрощавшись, направился к выходу. Остановившись на тротуаре, огляделся по сторонам.

Где она, черт побери?

Я тяжело дышал, прохладный воздух быстро заполнял и покидал легкие.

Слева ничего не было видно из-за кромешной темноты. Вправо тянулась череда студенческих баров, куда он вполне мог ее отвести.

Сначала я свернул налево. Эйдан не отморозок. У меня не было причин подозревать, будто он заманит Фэллон в тихое место и попытается с ней что-нибудь сделать, но мне показалось, будет разумнее удостовериться, прежде чем обыскивать людные и более-менее безопасные бары.

Мои подошвы громко отстукивали по асфальту. Чем дальше я уходил, тем тише становилось на улице.

Твою мать.



Я найду ее, дам Эйдану по морде, затем починю машину Тэйт, чтобы Фэллон к чертям убралась из города. Сегодня же.

На танцполе я увлекся, поцеловал ее, практически утратив контроль над собой, и после этого думал, что она станет вести себя тихо и незаметно?

Почему я не позволил Фэллон уехать днем, как она хотела?

Три с лишним месяца, прошедших с момента нашей последней встречи, у меня все было нормально. Разумеется, я не чувствовал себя счастливым, но, как и прежде, пережил расставание. Моя жизнь, какой бы унылой она ни была, вошла в колею.

И вот теперь, весь на нервах, я гнался за ней.

Я – Мэдок Карутерс. Я не злюсь, и не гоняюсь за женщинами, которые не хотят, чтобы их догнали.

Но я не мог позволить Фэллон уйти с ним. Этому не бывать.

Яркий свет уличных фонарей освещал территорию. До сих пор мне не встретилась ни одна девушка, похожая на нее. Несколько пар то тут, то там. Пьяные студенты, еле державшиеся на ногах.

Я остановился на углу, вновь посмотрел налево и выдохнул, наконец-то заметив Фэллон. Торопливо шагая, она скрылась в тени деревьев, кроны которых не пропускали лунный свет. Однако я узнал ее. Эта проклятая разодранная футболка.

Движимый вспыхнувшей во мне яростью, направился к ней. Я хотел побежать. Догнать, закинуть ее себе на плечо и забрать домой.

Мой голос прозвучал низко и жестко, когда я выкрикнул:

– Куда ты собралась?

Обернувшись, Фэллон остановилась и нахмурилась.

– Ты следил за мной? – сказала она укоризненно.

Я проигнорировал ее вопрос.

– Куда ты собралась? – снова спросил.

Ее губы скривились, достаточно, чтобы показать – я ее достал, и оказывать содействие она не намеревалась.

Однако затем… Фэллон зловеще улыбнулась, окинув меня взглядом с головы до ног.

– Для того, кто меня ненавидит, – произнесла она, глядя на меня горящими глазами, – ты чересчур озабочен моими передвижениями. – Фэллон медленно провела ладонью вниз по шее, к груди, все ниже и ниже, пока не достигла внутренней поверхности бедра.

Проклятье.

Мои глаза действовали по собственной воле. Они просто последовали за ее жестом.

Фэллон ухмыльнулась, словно одержала победу, а я моргнул, пытаясь оторвать взгляд от того места, где остановилась ее рука. Развернувшись, она двинулась дальше в еще более быстром темпе.

Только в тот момент я сообразил, что Фэллон была одна.

– Где Эйдан? – крикнул ей, но она проигнорировала меня, свернув в темный парк.

На этот раз я побежал следом, на ходу снимая свою светло-голубую рубашку.

– Ради всего святого, Фэллон, тут холодно и темно. Возьми. – Я помахал рубашкой, протягивая ее Фэллон, но опустил руку, когда она не отреагировала.

Пришлось просунуть язык между зубами, чтобы не сжать их.

– Ты не можешь бродить по парку одна, – рявкнул я. – Где Эйдан?

– Откуда мне знать, где Эйдан?

– Вы ведь… – Я не договорил, с силой зажмурившись.

Черт бы побрал Тэйт.

Поняв, что меня подставили, но рассердившись еще сильнее из-за того, что Тэйт позволила Фэллон идти одной по городу в темноте, протяжно выдохнул через нос.

Конечно, Тэйт, скорее всего, предположила, что я побегу за Фэллон в любом случае.

– Что ж, похоже, меня развели. Я был под впечатлением, что ты покинула бар с абсолютно незнакомым человеком.

– Да, это ведь так на меня похоже, верно? – ответила она с неприкрытым негодованием.

– Ну, тебе было вполне комфортно с ним на танцполе. – Я старался сохранять скорость, не выглядя при этом глупо. Фэллон чуть ли не бежала.

– Ага, как и тебе с брюнеткой? – бросила она через плечо. – Жалуюсь ли я, Мэдок? Нет, потому что мне все равно.

Сука.

– Эй. – Я отмахнулся от жалящего ощущения, вызванного ее словами, с непринужденной улыбкой. – Я продолжаю жить, не зацикливаясь на прошлом. Уверен, ты в Чикаго делала то же самое. – Преградив ей путь, посмотрел на нее сверху вниз. Каждая мышца на лице Фэллон напряглась. – Учитывая, с какой легкостью ты раздвигаешь ноги передо мной, – продолжил, – не сомневаюсь, ты отлично проводишь время в колледже.

Ее глаза вспыхнули. Фэллон ударила руками мне в грудь, но я едва пошатнулся.

– Арр! – прорычала она. Ее изумрудные глаза злобно сверкнули, а волосы неуправляемой волной упали на лицо.

– Ладно тебе, – с вызовом бросил я, расхохотавшись. – Сама ведь знаешь, что мне нравится, когда ты со мной воюешь. Ты от этого возбуждаешься, и мне перепадает секс.

Фэллон сжала пальцы в кулаки. Я увидел приближение ее руки еще до того, как она поняла, что собиралась сделать. Ее кулак врезался мне в челюсть, задев угол рта. Я даже не попытался увернуться. Мне нравился боевой дух Фэллон. Всегда нравился.

Острая боль распространилась по подбородку, я поджал губы, слизнув и проглотив каплю крови из пореза на внутренней поверхности щеки.

Хотя атака Фэллон на этом не прекратилась. Получив два довольно неслабых удара по груди, я обхватил ее запястья, пытаясь ее утихомирить.

– Я тебя ненавижу! – закричала она.

Трепет у меня в животе трансформировался в веселье, которое я не смог сдержать. Я рассмеялся в голос, отчего Фэллон совершенно обезумела.

Она начала метаться, попыталась отстраниться, чтобы пнуть меня ногой, до тех пор, пока я не позволил ее телу врезаться в мое, и мы оба свалились на землю. Фэллон приземлилась на меня сверху, однако я быстро перевернулся, после чего оседлал ее.

Она не закричала, слава Богу, лишь начала извиваться, послав мне убийственный взгляд. Да поможет мне Всевышний, если сюда вдруг забредет офицер полиции. Подобное "дружеское подтрунивание" не каждый поймет. Я не собирался причинить ей боль. Просто хотел ее внимания.

Прижав ее руки к земле по сторонам от головы, склонился и прошептал на ухо:

– Разве мои слова не верны? – поддразнил я, чувствуя, как быстро поднималась и опускалась ее грудь. – Ты не развлекаешься в колледже или злишься, потому что я озвучил это? Не стыдись своей распущенности, Фэллон. Это генетическое. Ты дочь совей матери, в конце концов.

– Ах! – Она дернулась, стараясь меня сбросить, но я надавил сильнее.

– Ну же, – подстегнул, заметив столь желанные слезы в ее глазах. – Давай. Признайся!

Судя по выражению ее лица, пылавшему от ярости и негодования, она была на грани взрыва.

А затем Фэллон заорала:

– Я не была ни с кем, кроме тебя, сволочь!

Я замер. Все замерло.

Я перестал дышать. Улыбка сошла с моего лица. И мне было безразлично, что мое сердце молотилось о грудную клетку, словно бейсбольная бита.

Какого черта она сейчас сказала?

Прищурившись, стал изучать ее. Фэллон втянула воздух через сжатые зубы, глядя на меня так, будто хотела разорвать на части.

– Ни с кем, – прорычала она. – Теперь слезь с меня, иначе я закричу.

Мне не верилось.

– За два года, что мы провели порознь, у тебя никого не было? – спросил я, по-прежнему нависая над ней.

– Будет. – Ее грозный шепот прозвучал куда страшнее криков. – Я сделаю тебя смутным воспоминанием.

Мои глаза сузились в ответ на ее вызов. Независимо от моего понимания член начал твердеть. Может, дело было в нашей позе, в жаре борьбы или потребности ее сломить, только мне нестерпимо захотелось прикоснуться к ней.

Я заметил серебряный шарик ее штанги, мелькнувший между зубами, после чего инстинктивно провел языком по собственным зубам, вспоминая, как ее пирсинг ощущался у меня во рту во время нашего танца.

Дыхание Фэллон замедлялось. Она облизала губы, не колеблясь под моим взглядом.

Я заговорил тихо и мягко, пытаясь достучаться до нее:

– Ты ведешь себя так, словно у тебя нет сердца, словно душишь собственную совесть, причиняя другим боль. Но я вижу сквозь это, Фэллон. Правда в том, что ты хочешь меня, как никого другого.

Она закрыла рот и сглотнула.

– Ты всегда хотела меня. Знаешь, почему? Потому что я не пытаюсь убить твоих демонов. Я действую с ними заодно.

Ее грудь снова начала вздыматься чаще, веки дрогнули.

– А я никогда не переставал хотеть тебя, – добавил, прежде чем обрушил свой рот на ее губы.

Фэллон застонала, и я почувствовал вибрацию от ее стона у себя в горле. Я словно на пир попал. Целовал ее, но этого мне было недостаточно. Чем быстрее мои губы двигались против ее губ, тем больше мною овладевал голод.

Больше, больше, больше. Все мое тело горело.

Как ей удавалось влиять на меня подобным образом каждый раз?

Я выпрямил ноги, прижался своим телом к ней, отпустил ее запястья, чтобы упереть руки в землю. Черт, мне захотелось колесом кувыркаться от радости, когда Фэллон обхватила мое лицо ладонями и углубила поцелуй вместо того, чтобы меня ударить.

Ее горячие, влажные губы слились с моими, я приоткрыл рот, играя с ее языком. Стоило ее штанге коснуться меня, как мой член дернулся от очередного прилива крови.

– Черт бы тебя побрал, Фэллон. Твой гребанный язык, – выдавил я бездыханно, после чего вновь завладел ее ртом. Из-за этого пирсинга я возбудился настолько, что вполне бы мог довольствоваться одними лишь поцелуями до конца ночи.

Только… услышав, что она не была ни с кем, кроме меня, я ощутил тонну различных эмоций, проанализировать которые в данный момент не мог.

Я знал одно: теперь мне хотелось быть у нее первым во всем. Я беспокоился не о том, что Фэллон станет сравнивать меня с другими парнями, а о том, смогу ли оправдать ее фантазии.

Что, как ни странно, являлось трудной задачей. Я хотел отдать ей все.

Сместившись, лег на землю рядом с Фэллон, не прерывая поцелуя, провел рукой по ее телу, запустил ладонь под пояс джинсов.

– Господи. – Я отстранился, открыл глаза, чтобы посмотреть на нее.

Фэллон была без нижнего белья. В одних только джинсах.

Я опустил руку ниже, ей между ног. Мои губы изогнулись в улыбке. Пальцы приблизились к ее центру; я уже чувствовал, какая она влажная. Фэллон выгнула спину, часто дыша.

– Ты хоть представляешь, как сильно меня заводишь? – Вопрос больше походил на обвинение. – Такая влажная и идеальная.

Моя.

Введя в нее два пальца, едва не потерял самообладание. Черт. Жар. Влажность, окутавшая мои пальцы.

– Я хочу внутрь тебя, – сказал ей, двигая кистью все быстрее.

– Мэдок, пожалуйста, – взмолилась Фэллон. Нагнувшись, провел языком по краю ее уха. Она вздрогнула, а я притянул ее голову ближе к себе.

– Пока рано. Я хочу дать тебе еще один первый опыт.

Встав на колени, вновь навис над ней. Убрал руку из ее джинсов, затем приподнял футболку до уровня грудей. Стал дразнить, покрывая ее живот быстрыми поцелуями, спускаясь ниже.

– Мэдок, нельзя. – Фэллон положила руки на голову, приподнявшись слегка. – Нас могут увидеть.

– Мне плевать.

Я расстегнул пуговицу и молнию ее джинсов. Спустив их до колен, сразу же припал к ней, чтобы ощутить ее вкус.

Для начала октября погода уже стояла прохладная, но я буквально пылал.

Тело Фэллон тоже было таким горячим. Я посмотрел ей в лицо, обводя языком клитор, и едва не рассмеялся, когда она выглянула из-под своих ладоней.

Она смутилась. Я же пришел в восторг. Может, кроме меня в ней никого не было, но это не значило, что Фэллон не пробовала другие вещи. Однако сейчас мне стало ясно, что никто с ней подобного не делал.

Мой член, мой рот, мой язык.

Она принадлежала мне.

Я надавил на ее набухший клитор, потом обвел языком по кругу. Вскоре Фэллон убрала руки от своего раскрасневшегося лица и схватила меня за волосы.

Ее ноги начали смещаться, сначала влево, затем вправо, и я понял, что она пыталась снять джинсы.

Молодец, девочка.

Резко поднявшись, схватил край штанин и дернул, после чего швырнул их, сам-не-знаю-куда.

– Твою мать, – простонал тихо, посмотрев на Фэллон, полностью обнаженную ниже талии, с задранной вверх футболкой.

Снова опустился ей между ног. Она сжала мои волосы в кулаки, когда я провел языком по ее складкам, неторопливо, аккуратно, затем облизал клитор.

– Мэдок, – произнесла Фэллон, тяжело дыша, прижимаясь ко мне. – Так хорошо. Позволь мне кончить. Пожалуйста.

Черт, мое тело напряглось, ниже пояса словно огонь пылал. Мой член терся о ткань джинсов. Я почувствовал, как капля пота стекла по спине под футболкой.

Я больше не мог терпеть.

Не желание, а нужду в ней. Вновь обладая ею, я ощутил пламя в животе. Мысль, что Фэллон во мне не нуждалась, отбросил. Независимо от того, признает она это или скроет, желание исходило от нее молниеносными разрядами.

Накрыв ее ртом, начал посасывать, кусать, облизывать, после чего ввел в нее язык, заставив ее застонать.

– О, Боже, Мэдок. – Фэллон запрокинула голову назад, темп ее дыхания ускорился, тело задрожало. Я крепче обхватил ее бедра. Она мне чуть волосы не вырвала, когда кончила.

Я не стал дожидаться ее возвращения с небес на Землю.

Отклонившись назад, присел на пятки, достал презерватив из бумажника. Прежде чем Фэллон открыла глаза, я разорвал упаковку, надел резинку на себя и приблизился к ней. Мне хотелось оказаться внутри нее до того, как закончится оргазм. Дыша так же часто и тяжело, завел руку за спину, схватил свою футболку, стянул ее и отбросил в сторону. Опершись одной рукой на землю, второй обхватил свой эрегированный член. Фэллон приподнялась, обвила руками мою шею, поцеловала меня настойчиво.

Я провел головкой по ее клитору, отчего она содрогнулась против моих губ.

– Ляг обратно, – процедил сквозь сжатые зубы. – Ты мне нужна, прямо сейчас.

Откинувшись назад, Фэллон шире раздвинула ноги. Я ввел в нее головку своего члена. Затем обхватил за талию, удерживая ее на месте, и вошел полностью.

– Ах! – застонала она.

Закрыв глаза, тихо зарычал.

Продев руку под колено, положил ладонь ей на бедро, притянул максимально близко к себе.

– Мэдок. – Ее шепот прозвучал так похотливо. Фэллон полностью отдалась моменту, отчаянно желая все больше и больше. Запустив руку под джинсы, она схватила меня за задницу. Я поморщился, когда ее ногти впились в кожу. Мне это понравилось.

– Да, вот так, – выдохнул, быстро двигаясь в ней. – Дотронься до меня, Фэллон.

Сжав пальцами мою плоть, Фэллон затем провела ладонью вверх по спине, до затылка, и притянула мою голову, чтобы наши губы встретились. Она была неистова. Ее язык скользнул по моей шее. Потом Фэллон прикусила мочку моего уха. И в итоге глубоко поцеловала меня.

– Быстрее, Мэдок, – прошептала она мне на ухо. – Кончи жестко.

Отстранившись назад, продолжал поддерживать себя одной рукой, а второй сжал ее грудь. Фэллон обхватывала мои бреда все сильнее с каждым толчком.

Ее волосы рассыпались по холодной траве. Я завороженно наблюдал, как ее тело приподнималось вверх и опускалось каждый раз, когда я входил в нее.

Она поглотила меня. Хоть и знал, что выживу без Фэллон, просто не хотел этого. Я хотел видеть ее в своей кровати, за обеденным столом, у себя на коленях, ходить с ней под руку везде и всюду каждый чертов деньотныне.

Фэллон – моя девочка. Я наконец-то понял, почему Джаред так нуждался в Тэйт. Почему он причинял ей боль, когда думал, что не мог ее любить.

Он просто хотел ее.

Фэллон посмотрела на меня, прикусив нижнюю губу. Ее взгляд стал напряженным. Ощутив, как ее мышцы сжались вокруг моего члена, понял, что она вот-вот кончит.

– Останься со мной, – потребовал я, не сводя с нее глаз.

Она приглушенно постанывала от каждого толчка. Смотрела на меня с мольбой в изумрудных глазах. Я сжал челюсти.

Наконец, Фэллон зажмурилась, вскрикнув, и я тоже последовал за ней. Ее мышцы начали сокращаться вокруг меня. Резко войдя в нее еще пару раз, кончил и рухнул вниз.

Я лежал, уткнувшись лбом Фэллон в плечо. В парке было тихо, если не считать наших неровных вздохов.

Черт.

Я даже не хотел оглядываться, чтобы посмотреть, не застукал ли нас кто. Она кричала довольно громко. Мой пульс участился, и я почувствовал, как разгорячилась моя кожа.

Фэллон повернула голову ко мне. Я приподнялся; наши рты разделяли считанные сантиметры. Она разомкнула губы, глядя на меня умоляюще, с болью и наслаждением во взгляде.

Приняв приглашение, поцеловал ее, обхватил голову руками, полностью накрыв Фэллон своим телом.

Ее губы изо всех сил прижались к моим, она углубила поцелуй.

– Мэдок. – Фэллон вздрогнула, не отрываясь от моего рта. – Я…

– Шшш, – перебил я, вновь ее целуя.

Остались вещи, которые нам предстояло обсудить. Но не сегодня.

***

Этой ночью я спал на диване в доме моего отца, потому что решил не давить на Фэллон раньше времени. Нашей полуночной возни в парке было вполне достаточно, чтобы ее спугнуть. Меня раздражала необходимость осторожничать с ней.

Я никогда так не заботился о других девушках и не мог понять, в ком дело – во мне или в Фэллон. Мы с ней сошлись, будучи слишком юными. Может, она уничтожила меня для остальных женщин. Я не знал. И был не в настроении раздумывать, любил я ее или нет.

В конечном счете, пришел к выводу, что пока просто не закончил с ней.

Поэтому отступил, не стал настаивать на том, чтобы мы разделили постель, решил предоставить ей возможность отдохнуть.

Тэйт с Джаредом уже были дома, когда мы с Фэллон вернулись. Я их не видел, но судя по тихим звукам, доносившимсяиз их комнаты, мог с точностью сказать, что они не спали.

Прежде, чем пожелать Фэллон спокойной ночи, неспешно ее поцеловал.

Следующим утром меня разбудил Джаред.

– Эй, мы скоро собираемся выезжать, – предупредил он.

Я потер глаза ладонями.

– Все проснулись? – спросил, сев.

Он бросил две спортивные сумки возле двери в фойе.

– Да, только Фэллон уже уехала.

Опустив ноги с дивана на пол, уперся локтями в колени.

– Что? – выпалил я, явно намекая взглядом, что будет лучше, если это окажется ложью.

– Похоже, она разбудила Джекса рано утром, чтобы отремонтировать машину. – Джаред многозначительно посмотрел на меня. – Разумеется, на ремонт не потребовалось много времени, ведь ему пришлось лишь подсоединить обратно дроссельную заслонку. Фэллон уже час в дороге. – Он замолчал и уставился на меня в ожидании ответа, жуя жвачку.

– Невероятно, мать твою! – заорал я. Подхватив вазу с кофейного столика, запустил ее через комнату. В результате она разбилась о противоположную стену.

Откинувшись назад на спинку коричневого кожаного дивана, раздраженно провел ладонями по лицу.

Какого хрена?

– Что случилось? – спросил вышедший из-за угла Джекс.

Запрокинув голову, закрыл глаза и сплел руки на макушке.

– Ничего, – ответил Джаред. – Я сам разберусь.

Я не слышал, как ушел Джекс, но,когда опустил руки и отрыл глаза, его уже не было. Джаред обогнул кофейный столики сел в кресло.

– Она останется в Шелбурн-Фоллз до конца выходных. Ее мама прислала ей сообщение, сказала, что им надо встретиться, или типа того, – сообщил он.

От злости голову заволокло туманом, мешавшим думать.

Джаред сунул руку в карман толстовки, похоже, пытаясь выудить один из своих ключей.

– Мы уезжаем сейчас, – сказал он, продолжая поиски. – Навестим родителей. И у Тэйт сегодня вечером гонка. Ты тоже должен приехать.

Я покачал головой, не глядя на него.

Он совсем спятил?

Джаред протянул мне ключ.

– От дома Тэйт, – пояснил он. – Фэллон ночует там. Мистер Брандт вечером отправляется в командировку. Я будудержать Тэйт в нашей комнате у тебя дома. А ты разрули эту ситуацию.

Я снова покачал головой.

– Ни за что. С меня хватит.

Черт, Фэллон вообще хоть что-нибудь ради меня делала? Это стало последней каплей. Если она не могла открыться и вести себя нормально, значит, она того не стоила.

Поднявшись, Джаред швырнул ключ мне в грудь.

– Приезжай, – распорядился он. – Разберись с этим дерьмом. Я хочу, чтобы мой друг вернулся.

– Нет, – повторил я. – Я не буду вновь за ней гоняться.

– Я рассказал всей школе про своего плюшевого медведя, чтобы вернуть Тэйт. – Джаред посмотрел на меня хмуро. – Гонись. Упорней.

Но я не мог.

Фэллон знала, что я ее хотел. Должна знать, что небезразлична мне. Однако я ей не доверял. Она играла со мной, и я понятия не имел, почему.

Когда Фэллон будет готова поговорить, она меня найдет.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.032 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал