Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 26




 

Вертолет высадил меня на лугу возле Ливингстона, прежде чем развернуться и улететь в штаб. Никто не остановил нас. Удивительно, но Таннер не пытался развлечь меня во время полета. Возможно, он чувствовал, что я была не в настроении для шуток перед похоронами. Я собиралась провести ночь в мотеле Манлоу и вернуться обратно в ОЭС на поезде следующим утром. Я подумала, что может быть так у Таннера будет меньше проблем.

Вместо того чтобы идти прямо на кладбище и ждать начала похорон, я пошла к дому Чамберсов. Я пробралась в сад и заглянула в окна гостиной.

Все собрались внутри. Линда и Рональд, тети и дяди Мэдисон, ее бабушка и дедушка, Анна и Девон. Он был единственным, кто понимал, что произошло, единственным, кто знал, что его сестра умерла не неделю назад, а гораздо раньше. Майор как-то убедил его сказать своей семье подготовленную ОЭС ложь.

Девон посмотрел в сад, будто смог чувствовать мое присутствие. Я пригнулась. Мое присутствие здесь было неправильным. Это их личный момент горя. В их жизнях для меня не было места.

Скрипнула дверь – задняя дверь. Я знала наизусть этот звук. Прежде чем я успела ускользнуть, Девон стоял передо мной, одетый с ног до головы в черное. У него были темные круги под глазами.

Я попыталась отстраниться от него, но он загнал меня в угол в конце двора, на границе с лесом. Его рука накрыла мою, чтобы я не ускользнула. Я не пыталась стряхнуть ее. Не важно, что он скажет, я вынесу. Я заслужила все это. Я плотнее укуталась в свое пальто и посмотрела вверх. Усталость скопилась у его глаз и рта.

— Тебе не стоило приходить, — его голос был тихим и мягким.

Смертельный удар, подданный с безмятежностью.

Я отшатнулась, и его рука соскользнула ниже, кончики пальцев коснулись обнаженной кожи запястья. Искры пронзили мою руку. Я дернулась, но он удержал меня. Его глаза искали мои.

— Тебе больно, — мягко сказал он.

Я освободила запястье из его пальцев и обернула руки вокруг себя.

— Мне не больно, — прошептала я.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

Я осмотрела деревья, их сухую кору с зеленым мохом. Воздух давил на нас, влажный и тяжелый. Дождь едва прекращался в последние несколько дней.

— Иногда боль так сильна, что превращается в нечто материальное, что я могу чувствовать.

— Ты можешь исцелить ее, как рану? – Мой голос был так тих, что я не уверена, услышал ли он его сквозь дождь, барабанящий о листья над нами. Но затем Девон покачал головой. Я кивнула, моргнув, пытаясь остановить подступающие к глазам слезы. Я прерывисто вздохнула.

— Что ты сказал своим родителям? – я почти сказала «нашим родителям».

Девон оглянулся на дом, будто мог видеть сквозь стены.



— Майор Санчес рассказал им. Он сказал, что Мэдисон пошла в дом с Райаном, и он убил ее. Я пытался спасти ее, но было слишком поздно, — пустым механическим голосом сказал он.

— Они поверили ему?

Девон сухо рассмеялся.

— Тебе нужно спрашивать?

Я покачала головой. Конечно, нет. История имеет смысл. И Майор может быть очень убедительным.

Девон откашлялся.

— Мне нужно вернуться внутрь. Мы скоро уходим, — его взгляд удерживал мой, и был настороженным. – Тесса, мне жаль. Но не думаю, что ты должна приходить. Будет только хуже.

Больше ничего не говоря, он направился к задней двери и скрылся внутри.

 

• • •

 

Хотя Девон не хотел, чтобы я присутствовала на похоронах, не могла заставить себя уйти. Я проделала весь путь из штаб-квартиры и рисковала всем, чтобы найти успокоение.

Кладбище было переполнено людьми. Каждый, похоже, чувствовал себя обязанным попрощаться с девушкой, умершей слишком молодой.

Я шла за ними по пятам словно тень. Слезы текли по моим щекам, но они были не для Мэдисон. Я попрощалась с ней недели назад. Это было прощание со всеми. Линда и Рональд, мама и папа, так я думала о них, шли впереди толпы, сопровождающей их, как облако грусти. Но перед ними, как маяк, был белый гроб Мэдисон. Он светился, несмотря на мрачный день.

Люди собрались вокруг ямы в земле. Океан черной одежды и бледных лиц. Так много знакомых. Люди, которых я называла друзьями в последние недели. Люди, чей смех был так знаком. Люди, которые не знали настоящую меня и никогда не узнают. Я стояла на холме, окруженная деревьями с отличным видом на могилу. Никто не заметит меня здесь.



Анна прислонилась к отчиму, вцепившись в его пальто. Ее лицо было покрыто пятнами, и на этот раз она не красилась. Я ощутила внезапную боль, когда поняла, что дружба, которую я чувствовала, никогда не существовала, наше теплые отношения никогда не были настоящими.

Я пока не смела взглянуть на Линду и Рональда, боясь увидеть их лица и своих чувств. Я спряталась за одним из деревьев, переживая, что Девон заметит меня и заставит уйти. Вдруг что-то привлекло мое внимание. На расстоянии от семьи стоял мужчина в черном пальто и солнцезащитных очках. Он не обращал внимания на похороны; он смотрел на меня. Я не узнавала его, на самом деле, я была полностью уверена, что никогда не видела его ранее. Я обратила на себя внимание, стоя здесь в одиночестве? Неужели так очевидно, что я не принадлежу этому месту? Он, вероятно, удивлялся, почему я прячусь между деревьями и глазею на него. Я посмотрела в сторону и подняла воротник пальто.

Прозвучали первые ноты выбранной семьей песни. «Роза».

Я уставилась на золотой кулон в моей руке. Когда я посмотрела вверх, мой взгляд, наконец, нашел семью Мэдисон. Линда прижалась к костюму Рональда, ее бледное, заплаканное лицо было спрятано у него на груди. Я хотела подойти и обнять ее. Я хотела сказать, что мне жаль – больше, чем они могут представить – и хотела сказать им, как сильно о них забочусь. Я хотела сказать им, что сделаю все ради таких родителей, как они.

Линда и Рональд подошли к зияющей яме в земле, бросив три белых розы поверх гроба. Девон был следующим, несколько слез медленно стекали по его лицу. Остальные последовали за ним, пока океан чистого белого не покрыл древесину последнего места упокоения Мэдисон. Линда подняла голову и наши взгляды встретились. Мое тело наполнилось украденными воспоминаниями и эмоциями, а сердце — любовью, которую я не должна была чувствовать. На ее лице не появилось никаких признаков узнавания. Для нее я не существовала и никогда не буду.

Я вцепилась в кулон розы на моей груди так крепко, что его бока врезались в мою ладонь. Это был не мой подарок и никогда не будет, как и любовь родителей Мэдисон. И все же иногда я представляла, что было бы, если бы они любили меня, если бы кто-то любил меня так же безоговорочно, как они любили Мэдисон.

Более двух лет прошло, как я оставила дом и ни разу моя мать не пыталась связаться со мной, ни разу не спросила, в порядке ли я. Она теперь ничего не знает о моей жизни. Бескорыстная любовь была чем-то, что моя мать не понимала. Моя рука сжималась до тех пор, пока ногти не впились в кожу, но не важно, как сильно я давила, боль глубоко внутри меня затмевала остальные чувства.

Кто-то нежно коснулся моей руки и разжал мой кулак. Пальцы руки переплелись с моими, и мне не нужно было смотреть вверх, чтобы узнать его. Я бы в любое время узнала запах весны и мяты, и стальную силу, скрытую за мягким прикосновением. Он нашел меня; он всегда находил.

— Что ты тут делаешь? – тихо спросила я.

— Холли сказала мне. Я искал тебя. Я знал, что Саммерс и Майор не позволили бы присутствовать тебе на похоронах, так что я взял вертолет и примчался сюда.

— Майор позволил взять тебе еще один вертолет? Так он знает?

— Я не спрашивал. Но он, в конце концов, заметит, — его голос был жестким, но на следующих словах смягчился. Он ослушался Майора… ради меня? – Боже, Тесса, я так волновался. Ты не должна находиться здесь в одиночестве. Ты не имеешь представления, как это опасно.

— Опасно?

— Я случайно услышал, как Майор говорил с Саммерс. У Армии Абеля в городе шпион, который следил за Райаном и расследованием. Они знают гораздо больше, чем мы представляли. И ты думаешь, они упустят возможность похитить тебя?

— Но почему они обратили на меня внимание?

— Майор думает, что Армия Абеля поняла, что ОЭС послали тебя притворяться Мэдисон и теперь хотят тебя для себя. Он обсуждал твою защиту. Они хотят держать тебя под замком в штабе, пока все не уляжется.

Я все еще была шокирована.

— Но почему Армия Абеля хочет меня?

— Ты гораздо ценнее, чем думаешь, — на секунду он выглядел, будто хотел забрать свои слова обратно. – Твое Изменение очень полезно для них. Ты можешь быть кем угодно, кем они захотят, чтобы ты была. Только представь возможности для кого-то безжалостного, как Абель. Поверь мне, Армия Абеля была бы сумасшедшей, если б не хотела тебя.

Я почувствовала холод по всему телу. Мои глаза искали в толпе место, где стоял мужчина в очках, но он исчез. Он надел солнцезащитные очки не для того, чтобы скрыть слезы – он прятал глаза.

— Там был мужчина в солнцезащитных очках. Он смотрел на меня.

Алек сжал мои плечи.

— Где он?

— Я не знаю. Он был там минуту назад, но исчез.

— Ты уверена, что он смотрел на твое лицо? Он видел твои глаза? – его хватка усилилась, становясь болезненной.

— Я думаю да. Его солнцезащитные очки блокировали мой взгляд. Но если они уже обо мне знают, не важно, видел ли он мои глаза, верно?

Алек отпустил меня.

— Верно.

Это прозвучало неубедительно.

— Смотри, мы не знаем, кем был этот мужчина. Может, он не из Армии Абеля. И я в безопасности в штаб-квартире, — я не чувствовала уверенности в своем голосе.

— Ты права. Они не получат тебя. Я не позволю. Я все сделаю для твоей безопасности, — Он казался жестоким, будто ничего не сделал для меня.

Я не смотрела на него, чтобы он ничего не увидел в моих глазах.

— Ты значишь для меня слишком много, Тесс.

Его слова зажгли во мне надежду, которую я хотела затоптать своими полученными в ОЭС ботинками, пока это не сделал кто-то другой, пока это не сделал он.

— Почему? – глухой звук полностью оголил меня, показав, как я перед ним уязвима, но я ничего не могла поделать с собой. Я так долго была сильной, и устала от этого. Так устала от всего.

— Ты знаешь почему.

Но этих трех слов было недостаточно. Их было достаточно месяц назад, неделю назад, но сегодня я нуждалась в большем. Больше никаких пустых обещаний, не важно, как прекрасно они звучат.

— Нет, я не знаю почему. Скажи мне, — прошептала я.

Алек нежно сжал мою руку, но я не смотрела на него, слишком напуганная, что его глаза покажут губительную правду. Но он взял мое лицо в свои руки, приподнимая его, пока его губы не оказались в нескольких дюймах от моих.

— Я расстался с Кейт, — мягко сказал он. Мои глаза распахнулись, и на мгновение я перестала дышать. – Я должен был давно это сделать. Мы только постоянно спорили. Наши отношения всегда основывались на разумах, а не на любви. Пока я оставался в Ливингстоне, чтобы закончить дела с Майором, я не мог думать ни о чем, кроме тебя, и каждый раз, когда проведывал Кейт в больнице, ты была в моих мыслях. А когда я увидел метку на твоей груди, не могу описать, как мне стало больно. Я понял, как близко был, чтобы потерять тебя, и когда узнал, что ты на похоронах… — Алек опустил голову, будто одна мысль об этом пугала его. – Я пытался бороться со своими чувствами к тебе, потому что думал, что ты слишком молода и потому что Майор… но теперь мне все равно. Я устал сопротивляться, устал бояться последствий.

Его большой палец погладил меня по щеке, а потом его губы прижались к моим, теплые и мягкие. Я растворилась в поцелуе, расслабившись рядом с ним. Через некоторое время он отстранился и выдохнул.

— Хочу делать это каждый день.

— Так делай, — улыбнулась я в его губы.

Он отстранился и осмотрелся.

— Мы должны уйти. Я хочу вернуть тебя в штаб как можно быстрее.

Алек повел меня вниз по склону к выходу из кладбища мимо толпы. Девон посмотрел вверх. Наши взгляды встретились, и на краткий момент я почувствовала укол необъяснимых эмоций. Часть меня была рада, что он присоединиться к ОЭС, прежде чем станет мишенью для Армии Абеля, но другая часть беспокоилась, как мы сможем общаться. Это будет неловко? Или мы постараемся помочь друг другу справиться со всем, что случилось?

— А Девон? Кто его будет охранять?

— Прежде чем мы с Майором покинули Ливингстон, он приказал агенту Стивенсону наблюдать за Девоном. Я видел его машину перед кладбищем.

Облегчение поселилось во мне. Я не хотела, чтобы что-то произошло с Девоном, не могла вынести мысли, что больше никогда не увижу его улыбку. Алек обнял меня за талию, и я позволила его прикосновениям избавить меня от сомнений и беспокойства.

Когда мы прошли через ворота кладбища, я в последний раз оглянулась. Я не заметила мужчину в солнцезащитных очках, но была необъяснимо уверена, что он наблюдает – что Армия Абеля наблюдает за мной.

Майор сказал, что Абеля ничто не остановит перед желаемым. Он уже забрал двух агентов. И если опасения Алека были оправданы, я была той, кого он хотел следующей.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал