Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 24




 

Я провела следующие два дня в постели, восстанавливаясь; на третий день я уже не могла больше прятаться.

Холли присела на край моей кровати, положив руку мне на плечо. Ее волосы были ярко-красными, как она и обещала в письме.

— Майор хочет видеть тебя в своем кабинете.

Я подняла голову с подушки.

— Он вернулся?

— Алек и Майор вернулись этим утром. Все агентство говорит об Армии Абеля.

Я села.

— Ты же ничего не говорила? – прошептала я.

Я все рассказала Холли прошлой ночью: в безопасности темноты слова вылетали из моего рта, а после я почувствовала, будто груз упал с моих плеч. Но Майор будет в ярости, если узнает, что я была источником сплетен.

Боль мелькнула в ее глазах.

— Конечно, нет.

— Прости. Я просто не знаю, что еще думать. Думаю, займет некоторое время, чтобы я вернулась к своей старой я.

Я выпутала себя из одеял и начала переодеваться в джинсы и чистую футболку.

— Ты мне не сказала, — прошептала Холли.

Я скользнула в джинсы, прежде чем взглянуть на нее.

— Не сказала что?

— Что он резал тебя тоже.

Моя рука взметнулась к А на груди. Я сумела скрывать ее до этого момента.

— Он меня не резал – он вырезал А, когда я была в теле Мэдисон. Думала, пропадет, когда я превращусь обратно. Но…

Райан оставил свою метку на мне. Постоянное напоминание – что-то, маленькая часть Мэдисон, которая всегда будет со мной. Был только один человек, который мог убрать метку с моего тела и это был человек, которого я не могу попросить. Не после того, что случилось.

Холли кивнула, но грусть с лица не пропала.

Снаружи, гомон провожал меня по коридору. Общая комната была заполнена смеющимися и разговаривающими людьми. Я никогда не чувствовала себя такой далекой от жизни в ОЭС. Я изменилась, пока была Мэдисон и не думаю, что это исчезнет.

Таннер зашагал рядом со мной.

— Эй, Тесс, я слышал, ты надрала несколько серьезных задниц в Ливингстоне. Хорошая работа.

Я остановилась, замерев от его слов, и уставилась на него, неуверенная, дразнит ли он меня или нет. Постепенно его улыбка увяла.

— Не стоит так говорить, да? – он потер ирокез.

— Прости, я просто не в настроении для поздравлений. Я правда не чувствую себя победителем.

Таннер кивнул.

— Алек спрашивал о тебе первым делом, когда вернулся.

Я заставила себя улыбнуться.

— Спасибо, что сказал. Мне нужно идти, Майор ждет.

Дверь в кабинет Майора была открыта. Нерешительно я вошла внутрь. Алек и Майор стояли перед окном, смотря на улицу. Казалось, они спорили о чем-то. Алек покачал головой, он был злее, чем я когда-либо его видела. Я шагнула ближе, надеясь услышать их беседу. Вдруг они замолчали и обернулись, смотря на меня. Ничего не говоря Майору, Алек повернулся и вышел из комнаты, он коснулся моей ладони, проходя мимо. Хлопнула дверь и оглушительная тишина охватила меня.



Майор опустился в свое кресло, и через мгновение, я пересекла комнату и села напротив. Он указал на чашку.

— Я попросил Марту приготовить тебе чай. Она сказала, ты любишь со специями.

Я потянулась за кружкой и подула на дымящую жидкость, вдыхая аромат корицы и чего-то острого. Немного похоже на запах Алека. Я сделала глоток, зная, что Майор наблюдает за мной. Я прижала чашку к груди.

— Вы говорили с Девоном?

Майор кивнул.

— И?

— Я рассказал ему правду. Он один из нас. В любом случае, он почти все понял сам, — Майор сделал длинную паузу. – И я пригласил его присоединиться к нам.

Я дернулась. Горячая жидкость плеснула через край чашки и, пропитав футболку, обожгла кожу. Я поставила чашку.

— Что он сказал?

— Он сказал да.

Как я встречусь с ним снова?

— Девон знает, что мы делали все необходимое, чтобы поймать убийцу. Он принял это, — Майор поправил манжеты своей рубашки. – И кое-кто еще вскоре вступит в наши ряды.

— Еще один Иной? – на одно сумасшедшее мгновение я подумала, что Майор заставил Девона оживить Райана.

— Фил Фолкнер; я знаю, ты упоминала о нем Алеку.

Я кивнула. Так я была права. Фил – Иной.

— Что у него за Изменение?

— Яд. Его слезные каналы и железы на ладонях вырабатывают токсин, сильное успокоительное.

Я вспомнила свои встречи с Филом. Я никогда особо не обращала на него внимания, но что-то в нем было.

— Поэтому он иногда носил перчатки без пальцев?



— Правильно. У него бывают некоторые проблемы с контролем своих желез, но мы поможем ему с этим.

Волнение осветило лицо Майора. Новый Иной — грандиозное дело, а теперь у него их двое.

— Мы нашли письма и документы в доме, где Райан напал на тебя. По-видимому, три семьи Иных переехали в Ливингстон во время Второй Мировой Войны, переживая, что правительство будет использовать их в качестве оружия. Они решили спрятаться и жить жизнями свободными от их Изменений, — его губы сжались в очевидном неодобрении. – Родители Линды Чамберс, бабушка и дедушка Райана и бабушка Фила.

— И никто не знал?

— Поскольку Изменения прыгают через поколение, у родителей Фила и Райана не было Изменений, и они не знали. Бабушка сказала Филу правду. Мы с Алеком поговорили с ней и убедили, что Филу лучше присоединиться к ОЭС. К сожалению, родители Линды Чамберс умерли, ничего не сказав, поэтому Девон никак не мог понять, что с ним происходит.

— А Мэдисон? У нее было Изменение?

— Мы не знаем. Девон утверждает, что он единственный Иной в семье, и у меня нет причин не верить ему, — он помолчал, прежде чем добавить. – Мы решили пока не обременять мистера и миссис Чамберс знанием об Иных. Что касается остальных в городе, ОЭС позволит Саммерс и нескольким другим агентам творить свою магию. По данным местной полиции и газет, Райан был подростком – социопатом и имел проблемы с наркотиками.

Майор побарабанил пальцами по столу. Похоже, он думал, как много он мне может рассказать.

— Задолго до твоего присоединения к нам, даже до твоего рождения, Армия Абеля была частью ОЭС. Но почти два десятилетия назад, они отделились и начали вербовать новых членов для своих интересов. Пока мы счастливы помогать правительству в борьбе с терроризмом, Армия Абеля слишком увлечена, предлагая за таланты наивысшую цену.

— Так агенты не были похищены? Они присоединились к Армии Абеля по собственному желанию?

Казалось невозможным, что кто-то выбрал Армию Абеля, группу, поощряющую убийства, вместо ОЭС.

— Я этого не говорил. Мы не знаем, что произошло с агентами. Но мы знаем, что Армия Абеля растет. Они больше не хотят быть в тени, и они безжалостны.

Я открыла рот, но Майор поднял руки.

— Это все, что я могу сказать.

— Так вы думаете, Армия Абеля вынудила Райана убивать? Вы думаете, они, возможно, промыли ему мозги?

— К сожалению, некоторым Иным не требуется много стимула, чтобы сбиться с пути. Некоторые Изменения, дарящие нам неординарные таланты, к сожалению, иногда приносят предрасположенность к психической нестабильности. Райан был одним из этих ветреных Иных. Армии Абеля они особо интересны.

— Но почему?

Майор посмотрел на свои руки, прерывая зрительный контакт.

— Абель всегда придерживался мнения, что ограничивать ветреных Иных в практике ОЭС неправильно. Он думал, что есть другие способы контролировать их, а их неуравновешенность полезна. И надо сказать, что многие ветреные Иные одарены необычными Изменениями и тот, кто сумеет воспользоваться ими, будет иметь огромное преимущество.

— А что ОЭС делает с ветреными Иными? Они всегда отправляются в тюрьму?

— Нет. У нас нет верного способа определить кто нестабилен, но если в семейной истории были психические заболевания, это тревожный сигнал. С правильным подходом, мы смогли бы контролировать Райана. Поэтому мы стараемся находить Иных как можно моложе.

— Я думаю, Райан действительно любил Мэдисон, — прошептала я.

— Он, наверное, любил ее, и, возможно, все было иначе, если бы они не расстались. Может, это была критическая точка, когда все вышло из-под контроля. Но мы никогда не узнаем. Дело в том, что он был опьянен силой своего Изменения, и это было его погибелью.

Я кивнула.

Майор резко посмотрел на меня.

— Эмоции – опасная вещь, Тесса. Лучше держать их под контролем все время.

Он пренебрежительно махнул, и я поднялась. Дойдя до двери, я обернулась.

— Сэр, я уверена вы знаете о похоронах Мэдисон через несколько дней. Я хотела бы попрощаться. Я думаю, это поможет мне преодолеть все, что случилось.

— Прости, но я не могу допустить этого.

— Но сэр, я не выдам себя. Я буду осторожной и незамеченной.

— Я не это имел в виду, Тесса. Я понимаю твои причины, но не думаю, что твое присутствие там будет разумным. Это еще не завершено, и я думаю, тебе не стоит некоторое время выходить.

По выражению его лица стало ясно, что ничто его не переубедит.

Я прикусила губу и отвернулась, надеясь, что он не заметит, насколько его отказ обидел меня.

— Ты отлично справилась, Тесса. Каждый так думает. Я знаю, ты расстроена и смущена, и возможно чувствуешь себя немного виноватой, но то, что ты сделала, было почетно. ОЭС пытается защитить общественность, и ты выполнила свою часть. Вскоре ты увидишь, что это того стоило.

Я надеялась, что он был прав.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал