Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Способы перевода сленга на русский язык






Главными особенностями сленга являются его экспрессивность, эмоциональная окраска и метафоричность его значения. При сравнении оригинала и переводов художественных произведений мы столкнулись с отсутствием прямых эквивалентов оригинальных сленгизмов в русском языке. При рассмотрении переводов были выявлены различные методы, которые и будут описаны в этом разделе. Использована классификация Л.С. Бархударова.

1. Конкретизация;

2. Генерализация;

3. Замена причины следствием (или наоборот);

4. Компенсация;

5. Антонимизация;

6. Описательный перевод;

7. Опущение;

8. Добавление;

9. Эвфемистический и дисфиместический перевод.

Оба переводчика в большинстве случаев искали свои варианты передачи сленга. С таким приёмом как опущение мы столкнулись только в нескольких контекстах перевода. Опущением называется приём, при котором лексически и семантически избыточные слова подвергаются извлечению из текста. Ими могут быть грамматически избыточные элементы (артикли, притяжательные местоимения и так далее) или лексемы, особенно парные синонимы. Минимальное количество или отсутствие опущений в переводах говорят о том, что переводчики чётко понимали всю смысловую и стилистическую нагрузку, которую играет в произведениях Селинджера сленговая лексика.

It was only about a quarter to nine when we got back to the dorm. Old Brossard was a bridge fiend, and he started looking around the dorm for a game. (Сэлинджер)

Было всего без четверти десять, когда мы вернулись в общежитие. Броссар обожал бридж и пошел искать партнера. (Райт-Ковалёва)

Добавление является противоположным опущению приёмом и представляет собой расширение текста оригинала, связанное с необходимостью полноты передачи его содержания. В контексте перевода сленговых единиц можно сказать, что переводчики добавляют сленговые единицы, особенно это видно в переводе Макса Немцова.

"The great Stradlater," Ackley said. (Сэлинджер)

- Уматный Стрэдлейтер, - говорит Экли. (Немцов)

He started off with about fifty corny jokes, just to show us what a regular guy he was. (Сэлинджер)

Начал с полусотни фофанскиханекдотов, только чтоб показать, какой он уматный парень. (Немцов)

Если сленговая единица появляется на месте нейтральной лексики и наоборот, то тут мы имеем дело со стилистическими изменениями. На уровне лексических трансформаций здесь мы можем говорить о таких приёмах как конкретизация и генерализация.

Конкретизацией называется замена слева или словосочетания исходного языка с более широким референциальным значением словом или словосочетанием переводящего языка с более узким значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной (речевой). При языковой конкретизации замена слова с широким значением словом с более узким значением обусловливается расхождениями в строе двух языков — либо отсутствием в переводящем языке лексической единицы, имеющей столь же широкое значение, что и передаваемая единица исходного языка, либо расхождениями в их стилистических характеристиках, либо требованиями грамматического порядка (необходимостью синтаксической трансформации предложения, в частности, замены именного сказуемого глагольным, примеры чего будут даны ниже). Так, английское существительное thing, имеющее очень абстрактное значение, почти местоименное (The Shorter Oxford Dictionary определяет его как «an entity of any kind, that which is or may be in any way an object of perception, knowledge, or thought») переводится путем конкретизации: вещь, предмет, дело, факт, случай, обстоятельство, произведение, существо и пр.



Обычной является конкретизация глаголов речи say и tell, которые могут переводиться не только как говорить и (рас)сказать, но и как (про)молвить, повторить, заметить, отметить, утверждать, сообщать, высказываться, спросить, возразить, приказать, велеть и пр.

'So what?' I said. (Сэлинджер)

- Ну так что же? спрашиваю я. (Райт-Ковалёва)

Не told us we should always pray to God… (Сэлинджер)

И нам тоже советовал всегда молиться богу... (Райт-Ковалёва)

Вообще для перевода с английского языка на русский характерна замена слов общего значения типа the man, the woman, the person, the creature на конкретные имена собственные или существительные типа старик, солдат, прохожий, хозяйка, собака, кошка и пр. Это особенно важно при переводе художественной литературы, в которой неуместно слишком частое употребление слов абстрактного, обобщенного значения.



Что касается контекстуальной конкретизации, то она бывает обусловлена не системно-структурными расхождениями между исходным языком и переводящим языком, а факторами данного конкретного контекста, чаще всего, стилистическими соображениями, как например, необходимость завершенности фразы, стремление избежать повторений, достичь большей образности, наглядности и пр.

You could hear him putting away his toilet articles. (Сэлинджер)

Слышно было, как он убирает свои мыльницы и щетки. (Райт-Ковалёва)

Генерализацией называется явление, обратное конкретизации — замена единицы исходного языка, имеющей более узкое значение, единицей переводящего языка с более широким значением. Вот несколько примеров генерализации в переводе романа Дж. Сэлинджера:

...Не comes over and visits me practically every weekend. (Сэлинджер)

...Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. (Райт-Ковалёва)

Then this girl gets killed, because she's always speeding. (Сэлинджер)

А потом девушка гибнет, потому что она вечно нарушает правила. (Райт-Ковалёва)

"Who won the game?" I said. "It's only the half" (Сэлинджер)

- А кто выиграл? — спрашиваю. — Еще не кончилось. (Райт-Ковалёва)

Здесь генерализация сочетается с антонимическим переводом: глагол said подвергается конкретизации.

Замена причины следствием (и наоборот)

В процессе перевода нередко имеют место лексические замены, основанные на причинно-следственных связях между понятиями. Так, слово или словосочетание исходного языка может заменяться при переводе словом или словосочетанием переводящего языка, которое по логическим связям обозначает причину действия или состояния, обозначенного переводимой единицей исходного языка. Вот несколько примеров из перевода романа Дж. Сэлинджера:

I don't blame them. (Сэлинджер)

Я их понимаю. (Райт-Ковалёва)

Замена основана на причинно-следственных отношениях: я их не виню потому, что я их понимаю.

Одним из приемов достижения эквивалентности перевода является особая разновидность замены, носящая название компенсации. Этот прием применяется в тех случаях, когда определенные элементы текста на исходном языке по той или иной причине не имеют эквивалентов в переводящем языке и не могут быть переданы его средствами; в этих случаях, чтобы восполнить («компенсировать») семантическую потерю, вызванную тем, что та или иная единица исходного языка осталась непереведенной или неполностью переведенной (не во всем объеме своего значения), переводчик передает ту же самую информацию каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике.

Широко пользуется приемом компенсации Р. Райт-Ковалева в своем переводе романа Сэлинджера «Над пропастью во ржи». Так, на первой же странице мы читаем:

...My parents would have about two haemorrhages apiece if I told anything pretty personal about them. (Сэлинджер)

...У моих предков, наверно, случилось бы по два инфаркта на брата, если бы я стал болтать про их личные дела. (Райт-Ковалёва)

На первый взгляд, может сложиться впечатление, что перевод этот не вполне эквивалентный, ибо английские слова parents и tell имеют нейтральную стилистическую и регистровую характеристику, в то время как русские предки (в значении «родители») и болтать относятся к фамильярному и непринужденному регистру.

...Не made a speech that lasted about ten hours. (Сэлинджер)

...Он отгрохал речь часов на десять. (Райт-Ковалёва)

Под названием антонимизации в переводческой литературе известна широко распространенная комплексная лексико-грамматическая замена, сущность которой заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную или наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемой заменой одного из слов переводимого предложения иностранного языка на его антоним в переводящем языке. (Термин «антоним» обычно употребляют применительно к словам одного и того же языка; здесь мы применяем его для обозначения отношения между словами двух разных языков — исходного языка и переводящего языка, имеющими прямо противоположные значения.)

Рассмотрим, например, следующий случай:

Stradlater didn't say anything. (Сэлинджер)

Стрэдлейтер промолчал. (Райт-Ковалёва)

Здесь английская отрицательная конструкция передастся русской утвердительной, а глагол say сказать заменяется его русским антонимом «промолчать». Такая двойная «замена знака» дает в итоге то же самое значение предложения в целом.

I'm not kidding. (Сэлинджер)

Я вам серьезно говорю. (Райт-Ковалёва)

Здесь также происходит замена отрицательной конструкции на утвердительную и замена сленгового выражения to be kidding шутить его антонимом «говорить серьезно».

Описательный перевод. Данная многофункциональная замена применяется для разъяснения неизвестных читателю перевода слов и понятий, которые нуждаются во внутреннем комментировании, либо когда непривычное реципиенту слово заменяют при переводе более привычным. Как правило, описательный перевод представляет собой лексическую замену с генерализацией, сопровождаемой лексическими добавлениями. Нередко при внутреннем комментировании слова переводчик сохраняет само слово транскрибированном виде и одновременно создаёт дополнительные конструкции.

You should’ve seen the steaks. They were these little hard, dry jobs that you could hardly even cut. You always got these very lumpy mashed potatoes on steak night, and for dessert you got Brown Betty, which nobody ate, except may be the little kids in the lower school that I didn’t know any better and guys like Ackley that ate everything. (Сэлинджер)

Вы бы посмотрели на эти бифштексы. Жёсткие как подмётка, нож не берёт. К ним всегда подавали картофельное пюре с комками, а на сладкое «рыжую Бетти», пудинг с патокой, только его никто не ел, кроме малышей из первых классов да таких, как Экли, которые на всё накидывались. (Райт-Ковалёва)

Данный приём, хотя и ведёт к расширению объёма информации о переводимом понятии, всё-таки ведёт к расширению объёма текста, что может оказаться препятствием для достижения эквивалентности в отдельных случаях.

Эвфемистический и дисфиместический перевод. Эти приёмы характерны для передачи обсценной лексики и вульгаризмов.

Также к приёмам перевода вульгаризмов и жаргонизмов относятся эвфемистический и дисфимистический перевод. Этими приёмами пользуются, когда в тексте оригинала встречаются вульгаризмы и нецензурная лексика.

Эвфемистический перевод заключается в замене слов оригинала, несущих сильную или грубую экспрессию на слова с менее сильной экспрессией в переводе.

They got a bang out of things, though - in a half-assed way, of course. (Сэлинджер)

И все-таки они получали удовольствие от жизни, хоть одной ногой и стояли в могиле. (Райт-Ковалёва)

Дисфимистический перевод, являющийся противоположностью эвфемистическому, представляет собой замену слова из оригинального текста с менее яркой экспрессией при переводе на более грубое.

The goddam movies. They can ruin you. I'm not kidding. (Сэлинджер)

Кино, нафиг. От него вся херня. Без балды. (Немцов)

 

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал