Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. о сих пор мы говорили о двух основных составляющих ислама, двух основах, на которых стояла и стоит эта религия: о Коране − непосредственном божественном




ПРАВО

 

ШАРИАТ И ФИКХ

 

Д

о сих пор мы говорили о двух основных составляющих ислама, двух основах, на которых стояла и стоит эта религия: о Коране − непосредственном божественном откровении, ниспосланном Мухаммаду, и Сунне − обычае или примере жизни Мухаммада как образца и руководства для всей мусульманской общины. Но есть еще и третья основа, не зная которой мы не сможем составить более-менее адекватных представлений об исламе. Это − мусульманский закон (sharī‘a, далее − шариат) и мусульманское право (fiḳh, далее − фикх). Эта третья составляющая, конечно, производна от двух первых. На базе толкования юридических установлений Корана и развития правовых предписаний Сунны складывалась наука о праве и параллельно с ней детально оформлялся закон. Это, кстати, одна из характерных особенностей ранней мусульманской правовой культуры: параллельное становление закона и науки его толкования.

Роль права в мусульманской культуре трудно переоценить. Я бы даже осмелился утверждать, что две вещи в свое время определили уникальные особенности мусульманской культуры, и они же сегодня являются главными ее защитными механизмами, определяющими резистентность этой культуры инокультурным - прежде всего западным − влияниям. Это - Коран и право. Мусульманское право в истории мировой культуры - явление уникальное: классическая мусульманская культура - это культура правовая по преимуществу. Исламский закон - компендиум исламской мысли, концентрированное выражение мусуль-манского образа жизни, по мнению ряда исследователей, - сама сущность ислама[23].

Сама мусульманская правовая мысль никогда не очерчивала строго границы понятий фикх и шариат. Они в чем-то дополняют друг друга, в чем-то взаимозаменяют. Можно сказать, что шариат воплощается в фикхе, который, в свою очередь, выступает теоретическим обоснованием и осмыслением шариата, системой его принципов. Поэтому-то оба термина иногда употребляются как синонимы.

Шариат (букв. прямой, правильный путь), - предустанов-ленный Богом путь, которым должен идти каждый благочестивый мусульманин, чтобы обрести спасение. Не случайно некоторые мусульманские правоведы понимали шариат как синоним ислама. Содержание этого понятия конкретизируется глаголом shari‘a, который встречается в Коране в значении узаконивать:

 

Узаконил Он для вас в религии то, что заповедал Ною, что дали Мы тебе в откровении, что заповедали Мы Аврааму, и Моисею, и Иисусу: «Держитесь веры правой и не разделяйтесь в ней» (Коран 42:13).

 

Итак, шариат можно определить как религиозный закон, комплекс закрепленных прежде всего Кораном и Сунной предписаний, которые определяют убеждения, формируют нравственные ценности, религиозную совесть мусульман, а также выступают источником конкретных юридических норм. Шариат как концепт в какой-то мере сродни иудейскому понятию галахи − правовым обычаям, регулирующим поведение человека. Это − инструментарий, с помощью которого мусульманская община сохраняла свою идентичность на протяжении всей истории ислама:



 

Так открывает вам Бог свои знамения, для того, чтобы вы могли идти прямо; и для того, чтобы из вас составилась община, призывающая к доброму, поощряющая к признанному хорошим и удерживающая от худого (Коран 3:103-104 С.)

 

Жизнь мусульманской общины задается и регулируется шариатом, богоданным законом, изложенном в Коране и Сунне. Но Писание и образ жизни пророка сами по себе не могли быть применены без соблюдения определенных процедур и методов. Их разработка была делом исламской юриспруденции − фикха, умозрительной части шариата, основная задача которой правильное отражение богооткровенного знания, его прояснение и применение. Другими словами, шариат − это общее учение об исламском образе жизни, а фикх − конкретизация этого учения в определенных нормах, выведение конкретных правил поведения. Само слово фикх (букв. глубокое понимание) первоначально означало знание вообще, науку. Богословие вплоть до IX в. существовало в исламе в лоне правоведения, в качестве прикладной науки. Производное факих: последовательно принимало значения образованный человек, богослов-законовед, законовед.



Главнейшая особенность мусульманского права состоит в том, что оно религиозно по своему происхождению и по своей сути. С точки зрения мусульман, оно имеет божественное происхождение. С точки зрения исследователя, религиозные и юридические нормы ислама имеют один источник и сходную структуру. Таким образом, нормативное содержание юридиче-ских предписаний ислама и характерные особенности их формулирования ничем не отличались, например, от предписаний религиозного культа. Более того последние рассматривались и продолжают рассматриваться в качестве неотъемлемой части мусульманского права.

Исламскому закону присущ тотальный характер, он охватывает все сферы жизни. Как универсальная нормативно-догматическая система он регламентирует: а) религиозную догматику; в) нормы, регулирующие отношения человека к Богу; с) этику; d) социальные отношения.

В шариате как бы слиты воедино правовое, религиозное и этическое начала. Ситуация принципиально отличная от христианства, которое четко различает этику и право, более того, допускает возможность противоречия, конфликта между ними. Идея немыслимая для ислама, для которого этическое поведение регулируется правом, а правовое поведение понимается прежде всего как религиозно-этическое. Принципиальное отличие шариата от христианского канонического права и других религиозных законодательных систем заключается в том, что последние, хотя и функционировали на протяжении веков, никогда полностью не заменяли сосуществовавших с ними светских правовых норм. Тогда как мусульманский мир вплоть до конца XIX в. не знал других законодательных систем, кроме шариата[24]. По крайней мере, теоретически считается, что ни один поступок человека не остается без нормативной регламентации его шариатом, который претендует на регулирование всех без исключения сторон жизни мусульманина[25]. В идеале каждый поступок, каждый шаг мусульманина рассматривается как юридический акт. Любой грех, связанный даже только с нарушением моральных норм, может быть наказан мусульманским судом.

В подавляющем большинстве современных мусульманских государств одна из первых статей конституций гласит, что основой их законодательства является шариат. Законода-тельство ряда мусульманских стран предусматривает и сегодня уголовную ответ­ственность за публичное несоблюдение поста в месяц рамадан. Мусульманское гражданское право, регулируя режим собственности, признает, что верховное право на любое имущество принадлежит Богу. Мусульманское уголовное право в качестве наиболее тяжелых правонарушений рассматривает посягательства на права Бога, среди которых особо выделяется вероотступничество, влекущее за собой смертную казнь.

Исламский закон - как закон религиозный - в полной мере распространяется только на мусульман, на мусульман всего мира. Классический ислам в идеале не проводит национальных различий, подразделяя людей на три основные категории: правоверных (мусульман), покровительствуемых (ahl al-dhimma) или держателей Писания (ahl al-kitāb) − иудеи и христиане, живущие в мусульманском мире и не подлежащие насильственному обращению в ислам и многобожников (mushrikūn), непременно подлежащих обращению. Каждая вероисповедная группа в исламе объединялась в отдельную общину (umma). Умма − это прежде всего религиозная общность людей, которая становится объектом божественного плана спасения (каждой умме посылается свой пророк); в то же время умма − это и форма социальной организации людей, в целом образующая своеобразное религиозно-политическое тело. Мусульманская община теоретически объединяет всех мусульман мира, независимо от их этнической и культурной принадлежности. Прототипом её всегда служила первоначальная мединская община пророка, которая до сих пор остается для мусульман идеалом социально-политического объединения людей, сплоченных единой верой. Таким образом, принадлежность умме − основа самосознания мусульманина: в ней он осознает себя верующим, в ней же обретает социального и правового гаранта.

Законодательной властью (amr) на земле ислама (dār al-islām) в строгом смысле обладает только Коран. Здесь уместно напомнить один из лозунгов современной организации «Братьев-мусульман»: ла дустур илла-л-Кур’ан (нет конституции, кроме Корана), который мы сегодня расцениваем как фундаменталистский, но который вполне отвечает духу и букве классического ислама. Исполнительная власть (ḥukm) − одновременно религиозная и светская − принадлежит Богу и осуществляется через халифа − предводителя мусульманской общины, ее религиозного, административного и военного главы, под началом которого община дает присягу послушания Богу (bay‘a). Отсутствие в исламе «земного законодателя» на практике вело к присвоению законодательных и, отчасти, исполнительных функций улемами, факихами и муфтиями − знатоками богословия, предания, права и судопроизводства, обладающими правом выносить авторитетные решения (fatāwā, отсюда − фетва) по спорным религиозно-правовым вопросам.

Мусульманское право развивалось постепенно. До середины VIII в. система социальных норм, в том числе и юридических, в целом еще не определялась исламом, а состояла преимущественно из норм обычного права (‘āda), установлений доисламских правовых комплексов. Впоследствии адат частично синтезиро-вался с шариатом, частично существовал параллельно с ним − в основном в регионах либо слабой исламизации (периферия мусульманского мира), либо с доминирующими родо-племенными отношениями (горные районы), либо с развитыми доисламскими правовыми отношениями (Иран, Индия).

Фикх формировался параллельно с записью хадисов. Первые труды по праву представляли собой сборники тематически подобранных хадисов, а не собственно правовые исследования. Понятийный язык и методология фикха интенсивно формируются во второй половине VIII-IX вв. В это же время утверждается идея о прекращении правотворчества в точном смысле этого слова со смертью Мухаммада. Поэтому фикх приобретает преимущественно комментаторский характер.

 

 

ИСТОЧНИКИ МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

Исламскому закону присущ гетерономно-автономный характер: как богооткровенный он был дан человеку «извне», свыше, но оформлялся он в процессе рациональной его интерпретации правоведами[26]. Коран и Сунна − гетерономные источники мусульманского права. Двумя другими источниками фикха, уже автономными, стали согласное мнение авторитетных законоведов по обсуждаемому вопросу (al-idjmā‘, далее − иджма) и суждение по аналогии (al-ḳiyās, далее − кийас). Вслед за признанием четырех источников права сложилось учение о разделении фикха на теори- тическую часть − корни (uṣūl) и практическую − ветви (furū‘).

Все мусульманские правоведы сходились в том, что Коран и Сунна явно или имплицитно содержат ответы на любые правовые вопросы. Задача факихов заключалась в том, чтобы извлечь эти ответы. Постепенно сложились особые принципы, приемы и методы подобного извлечения. Они были положены в основу иджтихада (al-idjtihādбукв. большое старание, благочестивое усердие) − формулирования решений по вопросам, не упомянутым в прямой форме в Коране и Сунне или не отраженным в иджме. Главный принцип иджтихада − решать новое в согласии со старым. Способов подобных решений было разработано довольно много, но главным был кийас − сопоставление схематической модели решаемого вопроса с моделью уже решенного и выведение решения по примеру решенного. Именно по этому методу и был назван четвертый источник или корень (aṣl) мусульманского права. Муджтахид − ученый-законовед, имеющий право на вынесение самостоятельного решения по конкретным богословско-юридическим вопросам, должен был отвечать ряду требований: в совершенстве владеть арабским языком, знать Коран наизусть и уметь его комментировать, хорошо знать Сунну и комментарии к ней, быть в курсе обстоятельств сложения иджмы и расхождений по главным вопросам фикха, владеть методикой интерпретации выбираемых им правовых материалов, ясно понимать поставленную задачу, здраво оценивать полученные выводы и быть убежденным в вере и преданным ей[27].

По своему происхождению мусульманское право имеет Божественную природу, однако по своему применению оно имело казуальный характер. Каждый конкретный правовой казус необходимо было согласовать с Кораном и Сунной. В силу этого постепенно сложился особый трафарет. Все казусы в области права, религиозного ритуала, семейного и общественного быта рассматривались по определенным рубрикам. Прежде всего различали дозволенные(ḥalāl) и запретные действия (ḥarām). Постепенно оценочная шкала усложнилась, и правоведы стали различать пять категорий действий и поступков мусульманина.

Обязательные (djib) действия или мнения, безусловно необходимые, с точки зрения фикха. Например, соблюдение пяти столпов ислама (см. Главу 5), омовение, посещение мечети. Эти действия, в свою очередь, подразделялись на обязательные для всех (farḍ al-‘ayn) и не для всех (farḍ al-kifāya). Так, молиться пять раз в день должен каждый мусульманин, а знание Корана наизусть обязательно для имама.

Рекомендуемые (mandūb) дела, которые одобряются фикхом, но не обязательны к исполнению. Например, дополнительные, помимо уставных, молитвы, милостыня, посты).

Безразличные действия (mubāḥ), разрешенные, но их совер-шение не предполагает ни одобрения, ни осуждения. В основном это бытовые действия, не нуждающиеся сами по себе ни в какой оценке. Еда и питье, кроме тех продуктов, которые шариат запрещает; развлечения, женитьба и замужество.

Неодобряемые, недостойные (makrūh) действия, которые лучше не совершать, но их совершение не подлежит, с точки зрения фикха, наказанию. К этой категории относят, например, скупость, вызывающее поведение, небрежность при исполнении религиозных обязанностей, склонность к роскоши и расточительству, пренебрежение семейными и общественными обязанностями.

Запретные (maḥẓūr) действия, совершение которых влечет за собой уголовную отвественность и возможную кару на том свете. Например, несоблюдение одного из пяти столпов ислама, кощун-ство, прелюбодеяние, лжесвидетельство, вероотступничество. По-добные нарушения рассматриваются как преступления против шариата, поэтому наказания (ḥadd) за них, определенные судом, должны быть обязательно приведены в исполнение.

Стремясь к религиозно-юридическому обоснованию каждого поступка мусульманина, фикх установил систему многочисленных запретов в религиозных обрядах, быту, еде, семейно-брачных отношениях, торговых сделках и финансовых операциях, правилах убоя животных, охоте, рыболовстве... Однако параллельно запретительным законоположениям фикх разработал и весьма гибкую систему коррекции чересчур жестких запретов или устаревших установлений, своего рода систему поправок (ḥila − букв. уловка). Так, некоторые хадисы запрещают мусульманам носить дорогую одежду или вкушать пищу из золотой посуды:

 

Хузайфа, да будет доволен им Бог, сообщил: «Посланник Божий, да ниспошлет ему Бог благословение и мир, сказал: «Не пейте из золотых и серебряных сосудов и не носите парчи и шелка, ибо все это − для них [неверных] в этом мире, и все это для вас в ином мире в день воскресения»[28].

 

Согласно же поправке, пища, находящаяся в золотой или серебряной посуде, не считается нечистой и ее можно принимать, если переложить в дозволенную посуду. Также можно носить шелковую или парчовую одежду, если она не прилегает непоседственно к телу.

Коран категорически запрещает ростовщичество (ribā’):

 

Те, которые жадны к лихве, воскреснут такими, какими воскреснут те, которых обезумел сатана своим прикосновением. Это будет им за то, что они говорят: «Лихва то же, что прибыль в торговле». Но Бог позволил прибыль в торговле, а лихву запретил (Коран 2:275 С.).

 

Специальная фетва шейха мусульманского университета ал-Азхар Мухаммада Абдо в начале XX в. юридически обосновала допустимость получения процента от капитала. Новые разработки шариата по банковскому делу, займам и ссудам осуждают взимание процентов с одолженного капитала, трактуя это как эксплуатацию человека человеком, но допускают возможность вкладывать деньги в банки, получая с них проценты. Таким образом, эксплуатации самого капитала уже не рассматривается как ростовщичество.

Довольно широко распространено мнение, что ислам запрещает изображение живых существ. Это далеко не так. В самом Коране нет прямого осуждения изобразительного искусства, но есть несколько осуждающих его хадисов. Например, увидев, что его жена ‘Аиша купила подушку с изображениями, Мухаммад не стал входить в ее комнату и сказал:

 

В день Страшного суда Бог подвергнет мучениям творцов образов, потребовав от них: «Оживите то, что вы создали!» И пророк, да ниспошлет ему Бог благословение и мир, добавил: «Ангелы не посещают дом, в котором есть изображения»[29].

 

Человек ответит не столько за написанные им картины, сколько за надменную попытку подражать Создателю с помощью такой хитрой уловки как искусство, в то время как только Бог − творец человека и всего живого. В этом плане весьма показателен хадис, повествующий о том, как персидский художник спросил Ибн ‘Аббаса:

 

Так что же, я не могу больше рисовать животных? Мне больше нельзя заниматься моей профессией? − Можешь, но лиши их головы, чтобы они не походили на живых существ, или старайся, чтобы они походили на цветы[30].

 

Запрет на изображения был актуален в раннем исламе, когда необходимо было отучить недавних идолопоклонников связывать единого Бога с какими бы то ни было преходящими формами. В начале XX в. Мухаммад Абдо издал фетву, которая разрешала мусульманам заниматься изобразительным искусством и скульптурой, поскольку опасность поклонения идолам миновала. Современный ислам перешагнул почти все запреты в этой области, кроме одного: изображение пророка, его семьи и сподвижников.

 

БОГОСЛОВСКО-ПРАВОВЫЕ ТОЛКИ

В ходе догматических и юридических споров VIII-IX вв. в крупных городах Халифата складывались различные богословско-правовые школы или толки (madhāhib, ед. ч. - madhhab - букв. путь), боровшиеся за приоритет в обосновании ислама и шариата. До наших времен сохранились четыре суннитских толка, признанных равно авторитетными, и один шиитский толк, который признают и сунниты.

Ханафиты - последователи имама Абу Ханифы (699-767), представителя куфийской школы права, еще успевшего застать последних сподвижников Мухаммада. С него начинается письменная традиция в исламском богословии, ему приписывается первый зафиксированный труд по догматике Важнейшее знание. Также считается, что именно Абу Ханифа и ближайшие его последователи первыми при решении правовых вопросов разработали методы кийас и предпочтительного решения (istiḥsān). Последний представляет собой способ исправления неверно принятых решений на основании суждения по аналогии.

Ханафитский толк допускает относительно широкое примене-ние обычного права как вспомогательного, что делает его более терпимым к местным традициям и к контактам с иноверцами. В силу этого он получил широкое распространение в Малой Азии, Афганистане, Индии, Индонезии, Средней Азии, Поволжье, на Северном Кавказе и Балканах. Прежде этому толку в основном следовали Золотая орда, Великие Моголы и Османская империя.

Маликиты - последователи имама Малика ибн Анаса (713-795), наиболее авторитетного факиха мединской школы права. Составил свод ал-Муватта, в который включил хадисы, высказывания и решения сподвижников Мухаммада, сгруппировав их по конкретным правовым темам. При вынесении самосто-ятельных суждений Малик ибн Анас отдавал предпочтение разработанному им самим методу независимого решения пользы ради (istiṣlāḥ), в основе которого было суждение о его полезности для всей общины. При этом решение, вынесенное таким образом, не должно было касаться вопросов веры или противоречить ей. Маликиты, как, впрочем, и другие толки, применяли также метод презумпции неизменности состояния (istiṣḥāb), устанавливающий связь между рассматриваемой ситуацией и ей предшествующей. Согласно этому методу, любые изменения не могут считаться наступившими, пока не обнаружатся очевидные признаки этих изменений.

Первоначально маликитский толк утвердился в Северной Африке, а в Андалусии он стал государственным. Сегодня он широко распространен в Ливии, Тунисе, Алжире, Кувейте и на Бахрейне.

Шафииты - последователи имама Мухаммада аш-Шафи‘и (767-820), выступившего в качестве независимого муджтахида в Багдаде. Приверженцы этой школы стремились в несколько упрощенной форме синтезировать правовые разработки двух предшествующих толков. Считается, что аш-Шафи‘и первым сформулировал положение об иджма как одном из источников фикха. Вслед за маликитами он признавал только иджму мединских правоведов и считал Коран и Сунну единым источником: Сунна только дополняет Коран, а не дает параллельный материал для выведения среднего решения.

Последователями шафиитского толка были такие выдающиеся богословы, как ал-Аш‘ари и ал-Газали, правовед ас-Суйути. Сейчас этот толк преобладает в Сирии, Ливане, Палестине, Иордании, имеет последователей в Пакистане и Малайзии, его предпочитают сунниты Ирака, Йемена и Ирана.

Ханбалиты - последователи имама Ахмада ибн Ханбала (780-850), лидера багдадских традиционалистов, непримиримого оппо-нента богословской школы мутазилитов, получившей поддержку в первой половине IX в. у ряда аббасидских халифов. Он стремился очистить ислам от нечестивых нововведений через обращение к Сунне, подняв значение хадисов почти до уровня Корана: Сунна толкует Коран. Помимо известного сборника хадисов Ибн Ханбал составил шесть изложений основ веры (‘aḳā’id). В отличии от своих предшественников он считал возможным насильственное смещения правителя, побуждающего людей к сомнению в вере, и допускал религиозно-политическую борьбу (fitna), руководствуясь принципом, что богословы должны воздействовать на власть.

В отличие от трех других суннитских толков ханбализм первоначально сложился как религиозно-политическое движение приверженцев предания (aṣḥāb al-ḥadīth) и только позже оформился в правовую школу. В изводе богослова-традиционалиста XIII века Ибн Таймиййи он лег в основу учения ваххабизма (XVIII в.), которое сегодня является официальной идеологией Саудовской Аравии.

К середине X в. в суннизме утвердилась идея, что только авторитетные правоведы прошлого имели право на самостоятельное толкование Корана и Сунны. Врата иджтихада были закрыты. Появление новых школ стало невозможным. что отныне факих мог придерживаться только старого, узаконенного толка, руководствуясь принципом следования авторитету (taḳlīd). Фикх стал комментарием на комментарий.

Джа‘фариты - последователи религиозно-правовой школы, названной по имени шестого имама шиитов-имамитов Джа‘фара ас-Садика (702-765), хотя сам толк сложился значительно позже. Его последователи разработали сходные с суннитскими четыре источника права, с той лишь разницей, что они признают только те предания (akhbār), которые восходят к семье Мухаммада, особенно к ‘Али ибн Аби Талибу; принцип иджма рассматривают как единодушное мнение шиитских муджтахидов, выражающих мнение непогрешимого скрытого имама; отвергая следование авторитетам (taḳlīd), считают врата иджтихада открытыми; а вместо метода суждения по аналогии выдвигают принцип обращения к разуму (‘aḳl). Джа‘фаритский толк преобладает в Иране, и ему следуют имамитские меньшинства в других мусульманских странах.

Какими бы строгими и всеохватывающими нам ни представлялись установления шариата, следует учитывать тот факт, что мусульманские правоведы в большинстве случаев руководствовались и продолжают руководствоваться коранической максимой: «Бог обязывает душу только к тому, что для нее удобоисполнимо» (Коран 2:286 С.). Этот принцип закреплен и в хадисах:

 

Абу Хурайра, да будет доволен им Бог, сообщил: «Посланник Божий, да ниспошлет ему Бог благословение и мир, сказал: “Если кто-то забыл, что постится, и поел или попил, пусть не прерывает свой пост. Подлинно, это Бог накормил и напоил его»[31].

 

В этом ответе и снисхождение к слабостям человека и, имплицитно, указание на первенствующее значение намерения (niyya), по которому будут судиться любой акт веры, любое ритуальное действо человека. Хадис, открывающий сборники ал-Бухари и Муслима гласит:

 

Дела − по намерениям, каждому человеку − по тому, что он намеривался[32].

 




mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал