Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЧІІамйни^м - мост меэкду мирами 1 страница




Кто такой шаман?

Венгерский этнограф-шамановед Вильмош Фонт выделял три подхода, три направления в теоретическом исследовании шаманизма:

• Историко-религиозный подход (шаманизм в связи с происхождением религии). Он представлен в трудах Богораза В. Г., Анисимова А. Ф., Штернберга Л. Я. и др.;

• Историко-культурный подход (изучение предметов материальной культуры, искусства, проблемы этнической истории). Это исследования Левина М. Г.., Потапова Л. П., Попова А. А., Иванова С. В. и др.;

• Феноменологическое направление (изучение собственно шаманизма как феномена). В первую очередь, это труды М. Элиаде.

Вначале в Советском Союзе доминировало крайне идеологизированное антинаучное «психопатологическое» направление. Шаман воспринимался как психически неуравновешенное лицо, а камла ние' — как нервный припадок. Единственным, кто выделялся среди прочих исследователей шаманизма в России, был Сергей Михайло-

іч Широкогоров (1887—1939)[43]. Идеи Широкогорова были рево- 9ЦИОННЫМИ и новаторскими, далеко опережающими свое время.

Но, пожалуй, лишь благодаря труду Мирна Элиаде «Шаманизм архаические техники экстаза», опубликованном в 1951 году, ис- едование шаманизма вызвало интерес у широкой аудитории.

В настоящее время научное изучение шаманизма (и шаманства) России возрождается невероятно быстрыми темпами. Проходят нференции и симпозиумы, посвященные шаманской теме. Уче- іе теперь могут говорить свободно, не опасаясь агрессивной госу* рственной идеологии. Появляются серьезные научные материа- і, которые еще недавно из-за цензуры не могли быть опубликова- і. Среди ведущих специалистов в России на сегодняшний день лжны быть отмечены следующие ученые: Ревуненкова Елена Вла- мировна; Горбачева Валентина Владимировна (занимавшаяся левыми исследованиями на Дальнем Востоке у нанайцев, на Тай- іре с нганасанскими и талганско-нганасанскими шаманами, а ;же на Чукотке); Жеребина Татьяна Владимировна; Алексеенко гения Алексеевна (специалист по этнографии кетов), а также Ха- гонова Валентина Ивановна.

В области изучения шаманизма, архаического создания и кол- іства в современной России нельзя не отметить также Христо- рову Ольгу Борисовну, издавшую недавно замечательную книгу элдуны и их жертвы».

Помимо академических ученых, исследованием и даже практи- і шаманизма занимаются и другие наши соотечественники. Среди следует выделить Оларда Эльвиля Диксона. Диксон — писатель гор более 20 книг по традиционным верованиям народов Крайне- >вера, Сибири и Дальнего Востока), путешественник, руководи- ь Общества исследователей протокультуры нМезосознание а ,фа)», посвященный шаман, а также действительный член Орга- ации тувинских шаманов Республики Тыва РФ «Дѵнгур* («Бу- », г. Кызыл) и инициатор Объединения шаманских кланов Воро- л Малого Лебедя «Хохорэй Кутх» (Москва Ямал). Также Олард ;сон занимается преподаванием уникального и древнего искусст



м гороового пения. Горловое пение характерно для традиционной (в особенности, духовной) музыки народов Сибири, Монголии Тибета и некоторых других народов мира.

Другом исследователь и практик шаманизма — Тарас Жѵрба, председатель религиозной группы шаманов «Кузунгу-Ээрен». Тарас Журоа является учеником шамана Таш-оола Бууевича Кунга, о котором он снял фильм «Белый Дракон — Великий шаман енисейских кыргызов».

Конечно, это далеко не полный список ученых, исследователей и шаманов России. Всех их просто не перечислить. А учитывая все возрастающий интерес к шаманизму в нашей стране и за рубежом, думаю, что их в ближайшем будущем станет еще больше.

Об этом недавно на одной шамановедческой конференции ска зала Е.В. Ревуненкова: «Религия для шаманизма не главное. Шама низм приспосабливается к любым религиям и способен пережить любые исторические катаклизмы. Идет бурное возрождение шама низма. Шаманизм жив как никогда!».

Архаическое прошлое (древность, уходящую корнями в дои сторический палеолит) и настоящее разделяет головокружительно длительный промежуток времени. Однако между древними циви лизациями и современным глобальным миром существует живая связь, мостик, временной портал. Этим связующим звеном, проводником в тайны архаического прошлого, связным древности является шаман.

Некогда в Древнем Риме жрецов называли «возводящие мосты, строители мостов», на латыни «понтифик». («Pontifex» обра зовано от pons, мост + facio, создание). Жрецы-понтифики соеди няли особым священным мостом два мира — мир людей и мир богов. Кроме того, понтифики должны были наблюдать за строи тельством моста в священном городе Риме. Это был мост через реку Тибр. Поэтому неудивительно, что титул «понтифик» был унаследован и Папой Римским. В XVI веке титул «Верховный Понтифик Вселенской Церкви» был утвержден как часть полного папского титула. Так древний шаманско-жреческий паттерн перекочевал в святая святых католической церкви. Конечно же, шама ны никогда не претендовали на такой вселенский титул. Но при этом они с древних пор исполняли обязанности «мостостроителей» и продолжают исполнять их по сей день.



Шаман, с одной стороны, является хранителем древних архаи- :ких констанг. В первую очередь он — хранитель космического

рядка. Проходя инициацию (посвящение), шаман поддерживает ібую модель мира. Инициация сохраняет традицию, передаю- юся от поколения в поколение.

С другой стороны — шаман обладает удивительной пластич- гтью сознания. У него нет догматизма в интерпретации мира и мического порядка. Сохраняя преданность архаическим кон- нтам, шаман, вместе с тем, с легкостью меняет язык описания льности. Его язык всегда современен, доступен для понимания леменников, поскольку шаман всегда говорит на языке и в по- иях того времени, в котором он находится.

Кроме этого, шаман не только хранит традицию, которая со иенем меняет свой облик, но будучи глубоко связан с глубин- іи архетипическими слоями сознания, обладает интуитивным гживанием этих архетипов. Несмотря на смену обликов, суть с архетипов, их мощь и энергия остаются прежними. В этом еле шаман пребывает не только во времени, но и вне его вла- то есть вне власти перемен.

Это позволяет шаману быть не столько традиционалистом нителем древней культуры и архаического мировоззрения), [ько космоустроителем настоящего (эволюционистом) и даже іцего (футуристом). Имея непосредственную связь с вневре- іой архетипической реальностью, шаман способен прогнози- іть и даже предвидеть будущее.

Ложно сказать, что шаман следит за балансом сил в отношени- гсов и членов его племени, при необходимости восстанавливая онию, которая нарушается по тем или иным причинам. Ведь шение гармонии — причина бед и болезней как для отдельных ставителей племени, так и для всего сообщества в целом. Наманизм связан, прежде всего, с двумя фундаментальными ;нтами. Во-первых, способности шамана — это особый дар, ые способности воспринимать незримое, ориентироваться и ествлять работу в иррациональном измерении, работу, имею вполне практическую ценность для земного, по преимуществу онального аспекта жизни.

а-вторых, главная задача шаманизма — осуществлять взаимо вие между различными мирами и измерениями бытия и гар- зировагь отношения в макрокосмосе (между неорганическим

и органическим миром, между растениями, животными, люды*ц духами и божествами) и микрокосмосе (гармонизация различных энергетических аспектов» или элементов, составляющих тело, гармонизация между физическим и духовным аспектом и т.д.) эГо сущностная задача шаманизма.

В прикладном значении, шаман — психотерапевт своей соцц альной группы, а также специалист по фитотерапии. Как психотерапевт шаман использует в своей целительской практике многовековой опыт врачевания (целительства, целения), прежде всею, психологическое воздействие на больного. Всевозможными способами (включая выразительный и эмоционально насыщенный ритуальный театр) шаман внушает пациенту веру в вьіздоровле ние, вселяет в него уверенность, помогает мобилизовать внутрен ние возможности организма и выводит больного из депрессивных состояний.

Как фитотерапевт шаман сохраняет и передает будущим поко лениям знания о траволечении. Неслучайно, что среди ученых, которые активно изучают достижения шаманизма, наибольший интерес к нему проявляют фармакологи. Ведь этномедицина, изучающая использование лекарственных растений в традиционных обществах, вносит неоценимый вклад в изучение целебных свойств растительного мира, а также условий сбора, способов приготовления и комбинаций растений («шаманские рецепты»).

В целом, можно сказать, что шаман непосредственно контак тирует со сверхъестественными силами для различных целей, таких как избавление, исцеление представителей своей группы or всякого рода бед и неприятностей (болезни, неудача в охоте, рыболовстве и прочее), поиск заблудшей или украденной в других измерениях души, поиск пропавших животных, вещей (то есть обнаружение скрытых предметов и явлений, в том числе обнаружение виновных в том или ином преступлении), помощь в рож дении детей (испрашивание душ детей у небесных сил), при воротная магия, проводы души в потусторонний мир, в «мир мертвых».

В социальном аспекте для шаманизма характерны все характеристики религиозной системы, имеющей различные функции: мировоззренческие, регулятивные, психотерапевтические, инте- гративно-дезинтегративные (шаман — «маркер этнической идеи тичности»), дидактические, эстетические, историографические, культур-транслирующие, /іегитимно-разлегитимируюіцие (ша-

н-вождь, шаман-старейшина устанавливает и поддерживает коны) и др.[44].

Все остальное — явления, связанные с морально-этическим DBHeM шамана. Если, обладая даром видеть незримый духовный р, шаман использует этот дар во зло, если он общается со зло- едными духами, то он противоречит своему призванию, ведь извание шамана — исцелять, а не приносить вред. Его задача — сранение равновесия интересов людей и духов природы, а не ірушение и удовлетворение низменных страстей, таких как >ысть, месть или зависть. Связь и взаимодействие с альтруи- іческими в своей сути религиями позволили шаманам откор- .тировать собственные нравственные принципы. И этому су- :твует множество примеров. В Латинской Америке — это хри- анский шаманизм — курандеризм, в Сибири — в основном уве и Бурятии — буддийский шаманизм, в Тибете — объедине- ■ шаманизма, буддизма и религии Бон. И это далеко не полный сок. В наши дни существуют шаманы-целители и медиумы эрее, странах Африки и других регионах земли — практически ісему свету.

Хотелось бы обратить особое внимание на то, что в своей сути іанизм не является религией (несмотря на то, что непосредст- но с ней соприкасается и в социальном аспекте выполняет все чгиозные функции). Если в религии все находятся в одинако- условиях (все они верующие), то шаман — фигура, вьіделяю- ся среди соплеменников (шаманистов). Главный атрибут pern — вера. Именно вера в сверхъестественное, в то, что обыч- человек не может увидеть или почувствовать, но что вживается им в особом религиозном опыте и вызывает силь- эмоции благоговения, является религиозным базисом, фѵн- ;нтом религии. Вера в метафизические божественные причи без возможности их непосредственного восприятия), которые іводят миром — вот область религии. Шаманизм же базирует- а личном непосредственном опыте и на полученном в этом ге особом священном знании.

Керебина Т. В. Сибирский шаманизм этнокультурный аглас. СПб.. С. 8.

«Шаман — человек, одаренный (духами] волшебством и знани ем, [он] выше других, он поэт, музыкант, прорицатель и вместе тем врач»'.

В определении М. Элиаде, «шаманизм не является собственно религией; это совокупность экстатических и терапевтических методик, цель которых — вступить в контакт с параллельным, но неви димым миром духов и заручиться их поддержкой для управления делами людей».[45]

Конечно же, это вовсе не означает, что шаман не может быть религиозным человеком. Вера — не альтернатива «особому вое приятию» и сверхъестественным способностям шамана. Вера — это, прежде всего, доверие к вещам принципиально невидимым «Бога никто никогда не видел» (Первое послание Иоанна 4:12; Св. Евангелие от Иоанна 1:18). Однако если мы чего-то не можем видеть (воспринимать посредством чувств и умо-зрения), то это вовсе не означает, что мы должны отрицать существование невидимого и недоказуемого. Вот это признание «невидимого» и есть не ра. Такая вера, как говорится в Библии — дар Божий. «Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Послание к Ефесянам 2:8,9). Для чувственно или рационально ориентированного человека такая мысль может показаться нелепой. Тем не менее, для того, кто принял этот Божий дар, всякие сомнения рассеиваются как тучи на небе.

Моисей воспринимал Бога не «лицом к лицу», а лишь как знак Его присутствия, причем достаточно условный знак, никак не отражающий истинных качеств Бога. Например, в виде горящего кус та (Неопалимая Купина)[46] или как облачный столп днем и огненный

чью (Исх. 13:21-22). В иудаизме существует специальный термин хина», или «шехина» (букв, на иврите означает «присутствие, убывание, проживание»). Это термин, обозначающий присутст- » Господа, в том числе и в физическом аспекте. Однако воспри- іе таких и любых других образов — еще не гарантия веры в то,

) в них действительно присутствует Бог. То же касается и «голо- і», которые слышали пророки. Чьи это голоса? Говорят ли они авду? Вот почему между верой и видением (пусть даже сверхъес- твенным) нельзя поставить знак равенства.

В этом контексте вера — это доверие и признание того, что су- ствует особым «сверхъестественным» способом. Вера, таким об- юм — это способ обнаружения вещей невидимых. Вот почему манизм никоим образом не может быть альтернативой религии, цаманское особое видение — вере. Шаман — «духовидец». Он :принимает то, что недоступно органам чувств обычного челове- но есть вещи, которые недоступны восприятию даже шамана — )-то и есть та сфера, которую называют сверхчувственной верхумозрительной. И соединиться с этой мистической реально- ,ю можно только через веру.

ЖеребинаТ. В. делает смелое заявление, что «шаманы, как іругие представители активной популяризации своей рели л _ особым образом сконструированные природой люди, ко- рые обладают природным даром “слышать” ‘голоса” природы я дар основан на коллективном разуме их народа или близких людей (по родственному и неродственному признаку) Друтн словами, шаманы — представители известного феномена про ков (Моисей, евангелисты, Жанна д'Арк и тп феномена іышания голосов”»*.

Сам термин «шаман», ставший столь распространенным в со- еменном мире, происходит от общего корня слов гѵнгѵсо- ньчжурской группы языков Это корень *».а» имеющий ѵ ПКИ в. эвенов, солон, негидальце*. орочей, оровоа. уфгсмцеа* наьаи и и ульчей общее «качение »іозмав4іѵ*

шан у тукгусо-маньчжѵрских народов - «наго* тайною м»р*

духов, знаток ритуалов, посредством которых устраиваются до6р0 соседские отношения с духами и божествами, знаток тайны исце ления. Шаман обладает знанием, дающим ему магическую сип воздействия на природные стихии, сознание людей и животных Для того чтобы провожать души умерших, шаман должен был знать все магические тропы вселенной. Свой путь шаман понимав как путь знания и обретения силы.

Во многих других языках обозначение человека, исполнявши шаманские функции, имело тот же самый корень. Так, например у индейцев Кичуа самоназвание шамана — «ячак» — знаюіцИі] ведающий, мудрец, а «ячай» на языке Кичуа — знание, мудрость наука.

Не все ученые согласны с тем, что слово «шаман» происходит 07 корня «са» — знать. Так, Бурыкин А.А. в книге «Шаманы: те, кому служат духи» пишет следующее: «В русский язык слово шаман попало в первой половине XVII века из языка эвенков, причем из тех его диалектов, в которых переднеязычный щелевой согласный ( звучит как русский согласный ш. Разные диалектные группы эвен ков называют своего шамана саман, шаман или хаман. В большинстве тунгусо-маньчжурских языков, к которым относится Эвенкии- ский язык, это слово звучит как саман. История этого слова в эвен кийском языке и других тунгусо-маньчжурских языках неизвестна: к эвенкийской глагольной основе са — «знать» — оно не имеет отношения. Одни ученые в своих попытках объяснить его происхож дение сравнивали его с древнеарийским словом мрамана — «слушающий», другие усматривали в нем связь с названием сомы - священного напитка древних иранцев; напрашивается сравнен^ этого слова с названием религиозных проповедников самана — это слово встречается в широко известном романе Г. Гессе «Сид дхартха»1. Возможно, что это тунгусо-маньчжурское слово связа

но по происхождению с ненецким словом самбана — названием одной из категорий шамана у ненцев и энцев»1.

Далее, Бурыкин А.А. пишет: «Немногие даже из среды специалистов знают о том, что у слова шаман, ставшего общеупотребительным этнографическим термином, в русском языке в XVIII — XIX веках были серьезные конкуренты. Одним из них было тюркское слово кам — «шаман», которым ныне пользуются многие исследователи религии и шаманства тюркских народов Южной Сибири». Между тем слово кам в значении «шаман» было известно на протяжении всей истории изучения шаманизма. Правда, далее Бурыкин А.А. излагает действительно интересные сведения об истории употребления терминов, обозначающих понятие «шаман*. «С начала XVIII века в русских источниках появляется термин та- дыбы, обозначавший ненецких, хантыйских и мансийских шаманов и происходящий от ненецкого названия шамана — тадебя. Наконец, из якутского языка сочинений середины XVIII века проникло якутское название шамана — оюн»2.

Относительно дискуссий о различии понятий «шаманство» и «шаманизм» Бурыкин А.А. пишет: «Мы принципиально устраняемся от обсуждения смысла терминов «шаманство» и «шаманизм*, чем)' посвящено множество страниц в специальной литературе разного достоинства»'. С этим сложно не согласиться. Научные спекуляции выглядят несколько искусственными и надуманными Иногда шаманством называют непосредственно практику шамана а шаманизмом — мировоззренческие понятия шаманов. Жереои- иа Т.В. предложила такую формулу: «шаманизм» — это идеология ♦ <ульт, а «шаманство» — культ ♦ идеология* Однако все эти дече- нія привносят лишь ненужные споры и путаницу, а не проясняют уть дела, ^ти «терминологические* дискуссии очень напоминают юлемику о разнице между такими научными дисци * іинами как ітнология и этнография

eg шмымяси Хюна ( иті пн на*ы»ли« у мидпвуіци» Оі wm да-

іенном маимікс арийце» У нж. гщ* іимигі речь им*с 1 Ьурыким А.А. Шамаиіа іс. кому служаі духи Ulo -\*j’ С И 1 Там *е С» 12 ’ Там же С 12.

‘Жерсбииа I И 1 иОм(ч»ай шіммаш 9»«и*у »ьтрема «***. С 7

Впрочем, оставим на совести филологов дискуссии об этим0/,0 гии слова шаман. Мне припоминается курьезный случай. Как Ти находясь в гостях у эквадорских индейцев из племени Кичуа, у На( зашел разговор о том. из какого языка пришло слово «шаман ,. м0 ему изумлению не было предела, когда все они хором стали доКа зывать мне, что шаман — слово исконно амазонское. Выяснилось что далеко не все из них знали, что на их родном языке термИн «шаман- звучит как «ячак». Когда же я попытался объяснить, что слово «шаман» пришло из России, а точнее из Сибири, они долго взахлеб смеялись. Вот так, благодаря стараниям этнографом и дру гих ученых, через испанский язык латиноамериканские индейцы усвоили и даже присвоили себе тунгусо-маньчжурское слово (На испанском «шаман» звучит как чаман, chaman).

Вообще, слово «шаман» вошло в обиход индейцев сравнительно недавно (около 10-20 лет назад) благодаря западноевропейской культуре. Например, у индейцев Шипибо-Конибо существонали свои наименования и градации шаманов (об этом у нас пойдет речь ниже). Шаманов могли называть, например, на языке Шипибо Конибо — мерайя (тегауа), а на испанском языке — курандеро (врачеватель, целитель).

В определенном смысле шаманизм ближе не к религии, а ско рее— к области спиритуализма, экстрасенсорного восприятия, биоэнергетики и ясновидения. Можно сказать, что шаман — это духовидец и экстрасенс (человек, наделенный сверхчувствительным восприятием и способностью воспринимать незримых духов), который описывает особое восприятие мира в образах окружаю щей его природы, на языке своей социальной группы (ее религиозного и общекультурного мировоззрения).

Шаман по большому счету не столько верит в духов и богов, сколько воспринимает их непосредственно, общается с ними и учит ся у них разного рода навыкам (исцеление болезней), заключает с ними «договоры» и даже ведет битвы. Шаман видит, а не верит, «ведь то, что для профанной среды есть сфера поклонения, для шамана — сфера его реального общения»[47].

Для традиционного шамана вера как уверенность в невидимом не играла принципиальной роли. Для него как раз видение определяло все его поведение и мировоззрение. «Религиозное (сакрализи- рованное) не допускает магико-мистического (сакрального) вмешательства; это одна из важнейших основ для противоречий и противостояния религии и магии и их приверженцев — одни скрывают созданное и выдуманное, во что верят и чему поклоняются, а другие живут в ощущаемом ирреальном, взаимодействуя с ним как с реальным»[48].

Очень поэтический образ шамана был нарисован пером петербургского ученого и исследователя шаманизма Т.В. Жереби- іой. Пожалуй, он наилучшим образом передает дух архаического ламана: «...Дробно звучит бубен; развеваются полы фантастиче- :кого одеяния; бренчат металлические подвески, густо усеявшие ілащ; олень с железными рогами храпит и мечется в ликах затухающего костра... Зрители, впившись глазами в захватывающее еатрализованное представление, внимательного следят за речью иамана. Речитатив и пение шамана полны для них глубокого мысла. Они хотят «достоверно» знать, где ловить рыбу и куда шел зверь из тайги; выживет ли больной, и как добралась душа мершего до загробного мира; где искать пропавших оленей; 6у- ет ли счастлив человек завтра. Всевечное желание человека іредвидеть будущее и ответить на загадки природы. В шамане ля приверженцев его слились земля и небо, мир природы и мир юдей, мир мертвых и живых. Шаман есть связующее звено меж- у доступным и недоступным. Он уже не простой смертный. 06- адая особым даром перевоплощения, он, только мгновениями вляясь в своем обычном виде, выступает в образах то медведя,

о лося, то злых, то добрых духов. И кого бы не представлял иіа- ан, какую бы мистерию не разыгрывал, он беспрерывно пояснял 90И метаморфозы. Он рассказывал о местности, которую насеяли издревле люди его народа, о природе края, о таежных зверях птицах, об устройстве неба и земли, о сущности человека и *и- этных, о том, что будет с человеком после смерти и что такое іма жизнь. И предсказывая, предугадывая судьбу живых и мері »іх, он пояснял свои мысли рисунками на оѵбне, колотушке.

многочисленными подвесками, смысловая нагрузка которых в основном была близка и понятна слушателям, так как весь р0:( своими руками тщательно шил, вышивал, ковал и пришивал цх. рисунки же на бубне обычно выполнял сам шаман. Но за вид,, мым, ясным для каждого участника камланий образом скрывался невидимый, тайный, сакральный смысл, который был известен только шаману, что вызывало к нему у соплеменников противоречивые чувства: и страх, и уважение, и преклонение пред его чу десны м даром»[49].

НЬ

ты

ГИ

ш

то] к О ца< ѵі* ЛО]

вр

ет ИД< к оі ЭП ио< сра гин

ЦИЯ

ТОЛ]

СЯВ

кол; при] та. І

созн

СВЯЗі

куль ной і

С

нача

Как бы ни выглядел шаман — цивилизованно или маргинально, он всегда оставался связанным с родом, со своим племенем, имеющим и почитающим первопредка или первопредков. Шаман — фІЬ гура до мозга костей социальная. Если кто-то полагает, что шаман это волк-одиночка, то окажется прав, с одной лишь оговоркой. Это волк-одиночка, который живет особняком на границе своей стаи. Стая и этот волк неразделимы. Шамана могут бояться, обходить стороной. Но если что-то случилось — недуг, проблемы с урожаем, пропажа или какая-нибудь другая напасть — идут на поклон именно к шаману. Да и духи призывают шамана не просто так. Шаман контактирует с миром духов от лица своего сообщества. Он представляет интересы общины, его членов в духовном мире (так же, как жрецы впоследствии представляли интересы царя и городов государств).

Шаман, согласно Майклу Винкельману (Michael Winkelman), тесно связан с социально-экономической сферой. Шаман, прежде всего, является представителем сообщества охотников, собирателей или кочевых племен. Его деятельность имеет выраженную индивидуальную основу в отличие от других религиозных практиков, представителей малоподвижных агрикультурных обществ, осуществляющих деятельность в группе (коллективно) и обычно имеющих специализацию — распределение ролей и священную иерархию.

Известный антрополог Марвин Харрис (Marvin Harris) определяет шамана как представителя эгалитарного, доклассового обще ства, посвящающего часть времени в качестве магико-религиозного специалиста.

В 1919 -1920 годах этнограф С.М. Широкогоров нарисовал пси- физиологический портрет шамана, назвав его «предохранитель- пи клапаном от психических заболеваний», средством самозащи- 1 рода, саморегуляции и стабилизирующим механизмом психоло- ческой сферы людей. На примере тунгусского шаманизма ирокогоров отмечает, что шаман как бы вбирает в себя духов, ко- рые беспокоят и сводят с ума соплеменников, находит с ними нтакт и гармонизирует внутриродовую среду. Шаманство высту- £Т в качестве предохранителя от нервно-психических болезней івляется своеобразным способом самозащиты, проявлением биотических функций рода. Таким образом, шаман оказывается оли охранителя рода и выполняет родовые функции.

По представлениям ряда антропологов, шаманство представля- собой одну из ранних форм религии или культ, центральной *ей которою является вера в необходимость особых посредни-

і между коллективом соплеменников и духами (божествами),

іх посредников (шаманов) избирают, наделяют полномочиями Зучают сами духи. Как отмечает Мирча Элиаде, по сравнению інними формами религии шаманизм не привносит ничего ори- ального — тройственное деление мира, мировая ось, сакрализа- пространства и прочее существовали и до шаманизма. Но ько в шаманизме космо-теологическая концепция преобразует конкретный мистический опыт.

Маги, шаманы и колдуны

Іервобытная, архаическая магия (вера в способность чеіовека ;овским образом воздействовать на других людей, животных и юду) появилась приблизительно в период Верхнею палеоіи Іменно такую магию практикуют шаманы вплоть до наших і. В отличие от шамана, связанного с общинным и аштарным анием, маг жрец — явление более позднего периода истории, інного с городской (полисной) социально ».грѵктѵрирѵ'»аннои гурой (предполагающей наличие строгой реі іамснгироваи іерархии).

лове «маг» имеет персидское проис\ождение Маіами nepso- іьно называли особое индийское tricu* мз которого оорал*

яал-ль впоследствии жреческая каста у персов1. В «Истории» І ер0 дота магами называют жрецов:, служащих при дворе мидийског0 царя Аетиага и персидского царя Ксеркса. Маги (magoi) участвова ям в ритуалах жертвоприношения (например, белых коней, которые были посвящены богу Митре), толковали сновидения и paj. личные знамения (например, солнечное затмение). О пристрастии к жертвоприношениям Геродот пишет следующее: «Маги в значи тельной степени отличаются [одним своим обычаем] как от осталь ных людей, так особенно от египетских жрецов. Последние полагают свою обрядовую чистоту в том, что не убивают ни одного живого существа, кроме жертвенных животных. Маги *е собственноручно убивают всех животных, кроме собаки и человека Они даже считают великой заслугой, что уничтожают муравьев, змей и (вредных) пресмыкающихся и летающих животных»1.

so»1

стал

ДНО»

дОС«

гам) розД в то рубе «кол обря

Б

прак

свое»

шамг

когда

У

проф рию, мотели спецѵ занні ла).» архаи и выи В

ция 1 офиц госуд;

МИ» )

шими

Ра

циаль

Маги были важными и влиятельными персонами с высоким социальным статусом. Функции магов были в основном аналогичны ми функциям греческих жрецов и прорицателей (mantis).

Со временем магия стала отождествляться не с общественно- значимой жреческой деятельностью, а с частной тайной колдовской практикой маргинального характера. Если жрецы исполняли религиозные (то есть общественные) функции, то деятельность ма гов стала отождествляться с тайными ритуалами и заклинаниями

МЯ личных интересов. Во времена Гераклита Эфесского магами и называть приверженцев различных тайных культов, наряду с анками, менадами и мистами (участниками экстатических іисийских культов). «Кому прорицает Гераклит Эфесский? — лицает Климент Александрийский. — Бродячим в ночи [ма- , вакхантам, менадам, мистам. Это им он грозит посмертным аянием, им предвещая огонь, ибо «нечестиво они посвящаются , что считается таинствами у людей»1. Значительно позже, на же ІІ-ІН вв. н.э., слово «маг» (magoi) стало пониматься как дун». В целом, древние греки называли магией совокупность дов, связанных с астрологией, гаданиями и медициной, .езусловно, психотехники как шамана, так и мага (в значении ц») во многом схожи. Шаман также обращается к магической гике, занимается предсказаниями и служит своей общине. Со і стороны, жрец прибегает к «техникам экстаза», свойственным інизму. Кроме того, известны и такие исторические периоды,


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.038 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал