Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Шаманская тропа и трасса разочарований






Берснев П. В. -Священный Космос Шаманов. Архаическое сознание, мировоззрение шаманизма, традиционное врачевание и растения учителя

www.e-puzzle.ru

Третье издание, стереотипное

УДК 572:39(299+159.961)

ББК 86:87:63.5

Б51

Берснев П. В.

Б51 Священный Космос Шаманов. Архаическое сознание, мировоззрение шаманизма, традиционное врачевание и растения- учителя. — 3-е изд. — СПб.: Издательство «Академия исследования культуры», 2014. — 368 с.

ISBN 978-5-903931-29-3

 

Павел Валерьевич Берснев, автор многих известных книг (“Курандерос”, “Мозг - ловушка для души?”, “Лабиринты ума” и др.), является одним из самых сведущих специалистов по современному шаманизму. В отличие от множества ученых, продолжающих кабинетные игры с «источниками». он исходил “шаманские тропы” в Перу, Эквадоре и Колумбии, Индии, Непале и Сибири. Те из читателей, кто впервые всерьез сталкивается с феноменом шаманизма, получат все необходимые ввод ные данные о нем: исторические свидетельства, основные религиоведческие понятия (фетишизм, анимизм и т. д.), объяснение деятельности в человеческом сознании «импринтов» и формирования когнитивных особенностей нашей личности. Кроме того, и это особенно ценно, автор щедро делится с читателем своим личным опытом общения с шаманами, дневниковыми записями, наблюдениями и фотографиями.

Книга будет интересна как специалистам (антропологам, этнографам, религиоведам, философам...), так и самому широкому кругу читателей.

 

УДК 572:39(299+159.961) ББК 86:87:63.5

ISBN 978-5-903931-29-3

 

Художественное оформление обложки Ярослава Прокопчука

© П.В. Берснев, 2014

О Академия исследования куль туры, 2014

 

Содержание


Светлов Р.В. Шаманская тропа и трасса разочарований — 5

От автора 11

Пролог на Земле .12

Введение 14

Глава I. Мир Архаики 20

Архаика шаманизма и «психоделическая революция** .28

Архаические константы 37

Мифы и ритуалы 51

Космос и Хаос 58

Глава 2. Шаманизм — мост между мирами 72

Кто такой шаман? -72

Маги, шаманы и колдуны 35

Шаманские миры 98

Духи — покровители и помощники шаманов

Шаманская инициация и головной мозг 10*1

Транс и шаманизм 121

Магия и воображение 137

Священный Звук в исцеляющих практиках

шаманизма, ритмы транса 140

Шаманская Игра 14ь

Растения-учителя — наркотики иди союзники целителей? 153

Глава 3. Латиноамериканский шаманизм. ІьЗ

Региональные особенности перуанского шаманизма 163

Мировоззрение индейцев Кечуа 1*5

Листья священной Коки — ■ — 1®®

Кактус СаЯ 1 Іедро I77

ih тшсмоі ошш імруипгш шцша — I**

ЦеремонииФлорисичеиго 4



Общая характеристика Амазонского Регшжа Пер? IW

Шаманы департамента Ѵаамп... ———— ^

Растения учите/w Лмамжъкиі шаманов

(Ля у ас ка, Чакрѵна и др I. ■■■—

Друіиссвященные растения

•и

Швпбо Кшшби .. 202

Мяфилития Шипибо- Кии ибо 207

Мвлгиккие поры Ш Ml!ибо Конибо 218

Лгргш. іианы іраьы — растения учителя Шипибо Конибо 219

Сила аишкнл. Марири ... . 222

Специалммция и классификация шаманов кѵрандерос 224

Эффе«тиамо«.ть шаманской терапии u - 233

ifj записной книжки: беседа с психологом Зеленским 234

Мифологические представления метисов района Укаяли 236

Иі ланитой книжки шамай художник Пабло Амаринго 241

Традиционные представления Восточных Кичуа (Эквадор) 245

Психоакгивные растения в духовной жизни

коренных народов Центральной и Северной Америки 251

Священные грибы Марии Сабины ...» 251

Пейот (Лофофора Уильямса) — 253

Книга Культурных Перемен 258

Глам 4. По эту сторону Берингова пролива - 268

kb записной книжки: о сибирских корнях и шамане Косте 269

Мухоморы — особое племя. 273

Об экологическом мировоззрении народов Сибири .. 277

Сома — шаманский напиток арийцев 278

Архаика Гималаев.... — 289

Психоактивные растения в духовной жизни Гималаев 290

Ганеша — Первый Шаман 293

Джанкри — непальские шаманы 299

Непальские мифы о шаманах-джанкри 299

Ритуалы джанкри .. .. 301

Божество-первошаман Хануман, Бан Джанкри

и снежный человек Йети - .. 302

Священные грибы джанкри - 305

Пау — тибетские медиумы богов 307

Тибетская религия Бон и шаманизм 322

Шаманизм на территории Средней Азии и Казахстана.



Шаманизм и ислам 334

Заключение 348

Эпилог в Космических просторах 362

Список литературы 363

 


Шаманская тропа и трасса разочарований

Вступительное слово

«Дорога разочарований», по которой следует европейская культура, началась не вчера, а ныне превратилась в трассу с односторонним движением. Последние два столетия — это эпоха невиданного прогресса европейской культуры, но и эпоха ужасных разочарований, следовавших одно за другим. Вначале всех воодушевили лозунги «Свободы, Равенства, Братства», религия Разума, которую исповедовали французские революционеры на закате XVIII столетия. Но все эти лозунги обернулись якобинским террором и нескончаемыми войнами, охватившими Европу от Кадиса до Москвы, унесшими жизни миллионов людей и вознесшими на престол Империи талантливого капрала Буонапарте.

XIX столетие оказалось под обаянием либеральных идей. Ведущие ученые и деятели культуры пели хвалу «позитивному разуму» человечества и пророчествовали о «новой религии» — религии науки и прогресса, священниками которой станут ученые и деятели культуры. Охват всего мира системой европейских колоний мыслился как «историческая миссия» белого (сиречь европейского) человека, который ведет к «светлому будущему» разноцветных и нецивилизованных аборигенов. Слово «гуманность» соседствовало со словом «либерализм». «Гуманная природа» человека, его «разумный эгоизм» должны были победить «природную» основу, а просвещение — тьму невежества. Либерализм охватил все стороны жизни европейского общества, даже Церковь начала проповедовать либеральные идеи.

Но в 1914 г. наступил крах. В окопах Великой войны (называе мой у нас чаще Первой мировой) на месте либерального и просвещенного солдата, который собирался завершить европейский кон фликт за пару месяцев, оказался смертельно испуганный, забывший о своей роли всемирного цивилизатора, человек. Просвещение потерпело сокрушительное поражение от Биологии, которая доказала свое превосходство перед системой самого что ни на есть либерального воспитания.

Великая война обернулась всемирным кризисом — сознания, веры, души. Первое (но не последнее) Потерянное Поколение подарило нам Ремарка и Хемингуэя, Шелера и Хайдеггера, консерваторов и национальных освободителей. Но оно же позволило реализоваться двум принципиально анти-либеральным проектам: коммунистическому и фашистскому. И тот и другой должны были «окончательно освободить» человеческую природу, ее творческие и научные силы на почве коллективизма: национального, или всеобщего. Увлечение анти-либеральными идеями в тридцатых годах было удивительно мощным... и обернулось трагедией Второй мировой войны, новым ужасающим разочарованием.

Раскол, разделивший европейский мир после 1945 г. и распространившийся на весь земной шар, пролегал между двумя полюсами власти и силы. За восемнадцать веков до этого иранский пророк Мани утверждал, что мир — арена борьбы между Абсолютным Добром и Абсолютным Злом. Соперничество СССР и США напоминает манихейскую мифологию: достаточно почитать агитки о СССР как «империи зла» и о США как «человеконенавистническом обществе». Уже в 60-х годах непрестанное государственное давление на души людей, заставлявшее их совершить «манихейский выбор» пресытило европейцев и американцев. Им надоела Власть во всех ее проявлениях: власть над миром, власть над разумом, власть над искусством, власть над вкусом. Западную философию охватила новейшая волна скептицизма, известная под названием «постмодерн», культуру — экспериментаторство, молодежные движения создали знаменитую волну «хиппи», признававшую лишь одну революцию — сексуальную.

В Советском лагере, по вполне понятным причинам, были видны лишь слабые отзвуки всеобщего разочарования в борьбе за гегемонию в мире. Мы вспоминаем о нем, говоря о «шестидесятниках», о событиях 1968 г. в Праге. Возможно именно тот факт, что «пар не был выпущен» привел к фрустрации и стагнации советски го общества. И если на Западе лидеров «потерянного поколения хиппи» приручили, сделав из них модных философов, литераторов, музыкантов, художников, превратив бунтарство в «бренд», а

Че Гевару в идола поп-культуры, то в Советской России разочарование вылилось в развал Красной Империи.

Тот «великий обман», который учинили на Западе с «поколением хиппи» (оно же «поколение беби-бума»), стал понятен в 80-х годах, но великая победа над советским лагерем, гибель СССР как манихейской силы Зла, привели к всплеску нового энтузиазма. Френсис Фукуяма говорил о «конце истории», американские президенты объяснялись в сердечной дружбе Б. Ельцину. Все это объявлялось победой либеральных ценностей, которые после Второй мировой войны были снова подняты на щит Западом. Хотя совершенно очевидно, что к либерализму XIX столетия отношение они имеют очень опосредованное: потому хотя бы, что внедряют представление о мире как о рынке, со всеми особенностями конкурентной борьбы. Новый либерализм редко вспоминает слово «просвещение», а требования гуманности распространяет только на тех, кто согласен с его базовыми идеями. При этом слова «либерализм» и «консерватизм» зачастую меняли свое значение, вызывая головокружение и непонимание у рядовых людей (и продолжается это до настоящего момента).

Энтузиазм начала 90-х прошел еще быстрее, чем в предыдущие периоды. Хиппи состарились, и теперь именно они, сбрившие бороды, переставшие рисовать «пацифы» на стенах домов, смирившиеся с компромиссом, на который они пошли с Властью и Деньгами, но оттого еще более циничные по отношению к той же Власти, направляют жизнь европейского и американского общества. Они — законодатели мод в науке и поп-культуре, они возглавляют корпорации и институты. Именно им пришлось столкнуться с неприятием «нового либерализма* в большинстве регионов мира. Они встретились с врагом, которого европейское человечество до- селе не ведало — массовым террором на религиозной почве Террором, которому уже-почти нерелигиозное европейское общество не знаег, как противостоять. Бывшие хиппи разочарованы в ком ііромиссе. на который когда то пошли Они не верят и в «ыѵлыи культурализм», этот наивный. \огь и симнлтичный рецеот иревра іцения мира в «культурный гипермаркет*, но не «мают, как мх»а виться от его последствий

Трасса еще ведет куда-то вдаль, но все. что известно. уте оде» ди: свобода, равенство, братство, іиоералилм. коммѵммгарммв, миг крытое общество и ею враім*. гуманность и Просвещение Риоч*

рование коснулось и духовной сферы: Традиция ушла вместе с верой в то, что Церковь (не столь важно какая — католическая или Православная, лютеранская или реформатская) является носительницей конечных духовных ценностей. Церковь и Традиция — стороны одной медали. Ныне обе — предмет спекуляций (в том числе политических) и критики. Хотя знаменитый философ Юрген Ха бермас и провозгласил, что религия справилась с давлением «секу- лярного» общества и берет инициативу в свои руки, никто не может предсказать, в какой форме проявится «постсекуляризм». Не станет ли им религиозный фундаментализм, гримасы которого так пугают (и разочаровывают) нас?

Шаманская тропа лежит в стороне от трассы разочарований. Мы даже не сможем указать тот момент, когда она отделилась от направления, которое мы сейчас принимаем за main-stream человеческой цивилизации. Она — одна из многих «боковых ветвей», но следы ее мы обнаруживаем повсюду и практически во всех регионах мира. Нет ничего удивительного, что разочарованный европеец «наткнулся» на нее в XX столетии и обнаружил роскошное «Задве- рье», которое требовало объяснения и осмысления. И если академические ученые вписывали шаманизм в перечень «примитивных религий», с удивлением обнаруживая шаманские «нотки» в даосских текстах, европейцы-практики сделали «шаманизм» одним из «рецептов» обретения утерянного XX столетием духовного благополучия. В книге, которую Вы, читатель, держите в руках, выразительно рассказывается о шаманских надеждах и чаяниях «бродяг дхармы». И совершенно очевидно демонстрируется, что все, кто понял Кастанеду, Элиаде, и прочих «гуру» буквально, оказались в ловушке собственных завышенных ожиданий: они решили, будто шаманизм создан, чтобы решать проблемы, мучающие их разочарованное сознание. Этот разрыв — между шаманской практикой, ее непосредственными задачами, и ценностями, которые в нее стали вкладывать представители «нью-эйдж», породил мифологию, привлекавшую в сибирскую тундру и джунгли Амазонии тысячи жаждавших духовной продвинутости обывателей.

Жадная попытка затащить шаманизм на трассу разочарований привела к многим недоразумениям и драмам. Для зтноботаниче- ских туристов потребление средств из растений силы и участие н шаманской мессе становится родом замещения духовной пустоты, Таким же, как десятки других, предлагаемых современных обще-

ством гиперпотребления, только более экзотическим. Всяк видит в шаманском зеркале не свое лицо, а скорее то, что он хотел увидеть (и поразиться). Многие из подобных туристов вообще ожидают от общения с шаманами лишь возможности легально и церемониально испробовать наркотический дурман. С другой стороны, и шаманы оказываются подвержены соблазну стать предпринимателями от Традиции, превращая свои действия в постановочный спектакль.

А потому главная заслуга книги Павла Берснева в том, что он снимает «поп-культурный» ореол с шаманских практик. Для него они, прежде всего, совсем иная тропа, чем та трасса, по которой несемся мы. Чтобы ступить на нее, нужно время, усилие, особенный настрой, отсутствующий у большинства наших современников, бессмысленно барахтающихся в реальных и виртуальных «социальных сетях». Шаманы — реликт даже не другого времени, а другого «заобочинного» для нас мира. Путь шамана предполагает иное течение времени и иное внимание к тому, что вокруг тебя. Он обязывает к жизни, которая нам, городским уроженцам (а современная западная цивилизация насквозь урбанистична), неизвестна и сложна. Шаманизм — альтернатива нашему образу жизни, поэтому я не очень верю в городской шаманизм; если он и существует на самом деле, то это явление совершенно иного порядка, чем аутентичный. Шаманский путь, к слову, вовсе не обязательно принимать (да и возможно ли это сейчас?), но совершенно точно урок из него извлечь нужно.

Диалог с аутентичным шаманизмом возможен, но требует особого герменевтического усилия. Чтобы увидеть, где найдет точки соприкосновения отчаявшаяся в себе цивилизация и шаманизм, подобный тропе, теряющейся в джунглях, нужно не только знаком ство с многообразным духовным опытом человечества. Аналогия, излюбленный мегод и с с ледова гелей духовности — коварное дето. Мы можем сравнивать слона и ганк. ноюму что и пл. и дрѵтой ис пользовались на поле боя, и древний слое был подобен современ ному танку. Но слон и ганк две совершенно разных сущности, и первый может быть одним из священных символов оѵддизма. а вюрой ь лучшем іпучае памятником нлл местом воинской с ивы Чтобы понять. что сравнение танка и слома лишь метафор*, нужно проехаться на слоне, а поіом забраться внутрь танка. м еще выстрелить из пушки иодкалиберным снарядом

Павел Валерьевич Берснев, автор многих известных книг (вы делю среди них «Курандерос». «Мозг — ловушка для души?» и «Лабиринты ума»), является одним из самых сведущих специали стов по современному шаманизму. В отличие от множества ученых, продолжающих кабинетные игры с «источниками», он исходил «шаманские тропы» в Перу, Эквадоре и Колумбии, Индии, Непале и Сибири. Те из читателей, кто впервые всерьез сталкива ется с феноменом шаманизма, получат все необходимые вводные данные о нем: исторические свидетельства, основные религиоведческие понятия (фетишизм, анимизм, etc), объяснение деятельности в человеческом сознании «импринтов» и формирования когнитивных особенностей нашей личности. Но наиболее ценным, на мой взгляд, является личный опыт общения с шаманами, зафиксированный в дневниках (письменных и звуковых) Павла Берсне- ва, которые еще требуют своей окончательной расшифровки и публикации.

Нет ничего более важного для исследователя, чем собственный опыт общения с носителем традицией, а также личный опыт участия в ней. Читатель сможет увидеть, что шаманизм — это не некий фантастический тайный орден, а вполне реальная и крайне разнообразная практика, которой заняты столь же реальные люди, со своими достоинствами и недостатками. Шаманские средства могут быть тошнотворно горькими, а порой пахнуть одеколоном «Шипр». Шаманские мессы, требующие полной концентрации внимания, иногда проходят в тишине, а иногда — под свирепое гудение москитов. Исследователь, даже самый заинтересованный, может уставать от своих героев — и в этом нет ничего удивительного, он тоже человек. Зато чем более правдивый портрет «курандерос»» рисует в своей книге Навел Берснев, там более живым и убедительным тот становится для читателя.

Наверное, сойти с трассы разочарований не поможет даже самый искусный курандеро. Но чтение книги Павла Берснева позволяет верить в то, что мы еще не до конца потеряли способность прислушиваться к голосам, доносящимся с обочины нашей трассы, видеть знаки, которые подают нам с тропинок, петляющих на далеких и древних холмах.

Р. В. Светлов, профессор, доктор философских наук

 



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал