Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Так говорит Рэйдж.




- Отец моего отца – получается мой дед, был учёным. Он знал, что произошло, и рассказывал об этом моему отцу. А мой отец, в свою очередь, рассказал мне всё, что помнил. Я тоже кое - что позабыл, но общую суть передать тебе попытаюсь. Вреда от этих знаний, впрочем, как и пользы, не будет.

Смотри – Пэннет достал часы. – Знаешь, что это? Механизм. Он состоит из массы деталей, и, чтобы механизм работал, все детали должны быть на своём месте. Если я открою крышку и начну переставлять их, ковыряться там и пытаться что – то изменить, что произойдёт?

- Они сломаются?

- Точно! Так вот. Представь, что наша планета – это часы. И мы, возомнив себя богами, решили вмешаться в её тонкий механизм. Не понимаю, зачем? Он ведь и так прекрасно работал миллиарды лет. Что – то пошло не так. Трудно объяснить, что именно произошло, – шепот Пэннета производил гнетущее впечатление. – Люди проводили множество экспериментов, пытаясь подчинить силы природы. Первой, кажется, пришла засуха. За ней голод. Почему, думаешь, нет никаких свидетельств катастрофы? Книг, газет, фильмов? Да потому что хаос пришёл неожиданно быстро. В течении каких - то нескольких месяцев мир сошёл с ума. Ты знаешь, что полюса нашей планеты были покрыты льдом? Он растаял. Очень быстро, а не так, как ожидали. Говорили, что это учёные испортили магнитные поля. В любом случае половину земли затопило, а вторая половина изнывала от жажды и голода. Но это было не всё. Наступавшая вода смыла какую то лабораторию, чёрт знает где. Никто не позаботился получше спрятать самое страшное оружие, имевшееся на земле. Пришла океаническая лихорадка. Так её назвали. Ох, как много жизней она унесла. Если ты заражён – то всё, что у тебя есть – это дня четыре мучений и верная смерть. Как только не рисовали нам конец света, а он пришёл тихонько и без пафоса. Зато дело своё сделал молниеносно. У людей не осталось ни сил, ни возможностей искать противоядие и как то бороться с болезнью. Прошло несколько недель и более половины людей просто перестало существовать. Оставшиеся в живых имели видимо, что-то такое в организме, что не дало вирусу убить их. Он их пощадил, но лишил возможности продолжения рода. Сделал людей бесплодными, одинаково влияя как на мужчин, так и на женщин. Какой извращенной жестокостью нужно обладать, чтобы придумать такое? Скажи мне?

- Не знаю – прошептал я. Мне было не по себе от этой истории.

- Вот и я не знаю. – Он покачал головой. – Однако и бесплодие обходило кое - кого стороной. Дети превратились в настоящее богатство, ведь их было так мало. Я один из них – Пэннет ткнул себя в грудь. – И все эти беды приходили в атмосфере непрекращающейся борьбы людей друг с другом за место под солнцем, за глоток воды и кусок пищи. По сравнению с тем, что было в моём детстве – нынешний мир просто рай. Больных давно нет, океаны ушли, да и места, поговаривают, богатые зеленью появились. Значит там идёт дождь. С неба льётся вода. Тогда мы могли о таком только мечтать.



- Есть такие места – подтвердил я, вспоминая поля дурной кукурузы.

- Ну вот! Беда в том, что мы вырождаемся. Кругом одни ублюдки. Ты только посмотри на них – байкеры с весёлым хохотом мочились на товарища, не выдержавшего суровой пьянки, и завалившегося спать прямо на полу. – Разве это люди? Животные. Никак иначе…

- А откуда взялась радиация? – спросил я, вспомнив своё путешествие.

- Радиация? Оттуда же, откуда и океаническая лихорадка. Вода размывала земли, где долгие года люди прятали всякое дерьмо. К тому же несколько станций взлетели на воздух. Беда ведь не приходит одна – Пэннет махнул рукой. Голос его стал совсем тихим и печальным. – Вот так мы и пропали. Конечно было ещё много всякого…Непонятные, никому ненужные войны, короткие конфликты, бунты и демонстрации. Но какое это имеет значение. Теперь уже всё равно…Нас слишком мало, чтобы можно было всё вернуть на свои места. А сегодня станет ещё меньше – добавил он, зловеще сверкнув глазами, и погладил воронёный ствол винтовки.

Мне, почему то, не было страшно. Всё происходящее казалось каким то нереальным, как будто я смотрю на это со стороны. Что я, чёрт побери, вообще здесь делаю? Немного пугала только одна мысль. Вдруг мне придётся кого то убить? Раньше это казалось легким делом. Раз и всё. Но, столкнувшись лицом к лицу с врагом, я не знал, смогу ли нажать на курок или буду ждать, пока враг выстрелит первым? И выстрел этот будет для меня, скорее всего, смертельным. Я понял, что отличаюсь от всех этих людей. Мне хотелось оставаться человеком, а не скатываться в пропасть, где каждый готов перегрызть тебе горло. Но, наверно, сейчас не самое лучшее время забивать себе голову подобными мыслями.



Я промотал наш план у себя в голове от начала и до конца. Он был максимально прост и поэтому имел неплохие шансы на успех. Бандиты вообще не заботились о своей безопасности, считая себя полноправными хозяевами города. Они не выставили часовых, оружие было свалено в углу, как попало. Да и дисциплина оставляла желать лучшего. В здании, где они находились, была дыра в крыше, о которой, кажется, байкеры совсем забыли. Через неё выходил дым от сжигаемых книг, мебели и прочего мусора. Люди, которые проводили большую часть жизни в седле мотоцикла, привыкли смотреть вперёд, а не вверх. А мы хотели просто дождаться момента, когда бандиты уснут, спуститься вниз по верёвке и выкрасть Рэйджа. Наш план не отличался изысканностью, но другого у нас не было. Интересно, кто доживёт до утра? И будет ли рад тому, что пережил эту ночь? Поживём - увидим…

 

Иногда прошлое возвращается. Это может быть фотография, найденная на чердаке. Или мимолётное воспоминание, вызванное случайным словом или жестом. Но бывает так, что прошлое становится вполне материальным. И, как правило, ничего хорошего из этого не получается…

 

По правде говоря, Изекииль Рэйдж был не самым лучшим человеком. За его душой было достаточно тёмных делишек, покрытых пеленой времени. Сам он прекрасно это понимал. Трудно оставаться честным и благородным, когда вокруг творится одно дерьмо. А хорошим быть легко лишь среди таких же хороших людей. А их нынче осталось ох как не много.

Оказавшись в руках банды Дозэра, Рэйдж понимал, почему всё это произошло. Он даже считал всё это справедливым. Справедливость ведь существует, только она не такая как раньше. Изменилась, одичала и мутировала. Верёвки больно сжимали запястье, избитое лицо ныло как одна сплошная рана, да и на душе было довольно скверно. На него вдруг навалилась вся бесцельность его жизни. Пересекая Земли из одного конца в другой, он считал, что цель пути где то там, за горизонтом. И есть что-то такое, для чего он существует. Некое предназначение. Может быть нужно время, чтобы это понять? Встречая на пути различных людей, Рэйдж нажил себе массу врагов и так мало друзей. Сколько раз он думал о том, что пора остановиться, но неугомонный дух всё время толкал его вперёд. Трудно шагать по мёртвой земле, не зная того, куда, в итоге, ты придёшь…

Он делал много такого, о чём не хоте вспоминать. Но были и такие вещи, которые он пытался вспомнить, но не мог. Рэйдж не помнил, сколько ему лет и кто его родители. Так же он не помнил и своего настоящего имени. Порой ему казалось, что он всегда бродил вот так по земле, без прошлого и будущего. Конечно, в мозгу есть стена, за которой спрятаны все эти мысли. Они не нужны никому. Неважно, кем он был. Теперь он - Изекииль Рэйдж. Рэйдж, который не контролирует приступы ярости. Рэйдж, раны которого заживают невероятно быстро. Рэйдж, который отправил на тот свет немало людей…

Жизнь стала для Рэйджа одной бесконечной дорогой. Он нигде не задерживался подолгу, не заводил близких знакомств, и, зачастую, оставлял после себя только слухи, которые со временем расползались по окрестностям и обрастали невероятными подробностями. Во многих городах появились легенды о страннике, несущем смерть. Большая их часть была абсолютной выдумкой, но что то было правдой. Так уж сложилось, что в каком бы городе Рэйдж не оказался, все ублюдки вокруг начинали слетаться на него как мухи. Бандиты, убийцы, насильники.. – всех их почему то тянуло подойти и начать потасовку. Наверно эти люди привыкли к тому, что их все боятся. И встретив человека, который не отводил испуганно взгляд, они теряли самообладание. Все конфликты заканчивались одинаково. Драка, перестрелка, смерть. Драка, перестрелка, смерть. Смерть… Потом незнакомец исчезал, городские отбросы дохли один за другим, а люди начинали считать героем человека, который вовсе не стремился им быть. Как часто бывает в жизни, всё часто решал случай.

Куча людей с удовольствием лишила бы Рэйджа жизни, причём самыми жестокими способами. Однако ему всегда удавалось выбраться сухим из воды. Рэйджу было плевать на всех, может быть именно поэтому удача всегда была на его стороне. А теперь он связался с этим парнем, Томом и всё пошло наперекосяк. Будь Рэйдж один, он не задумываясь открыл бы пальбу по бандитам и будь что будет. Но в этот раз он просто сдался, потому что был уверен, что парень отхватит пулю в перестрелке. А так у него хотя бы какой то шанс выжить. Конечно, брать парня с собой было большой ошибкой. Но тогда Рэйдж просто не мог его там оставить, обрекая на верную смерть. И после того как банде Клэйна пришёл конец у парня был второй шанс начать нормальную жизнь, но он выбрал иной путь. А Рэйдж не стал указывать ему на его место. В любом случае всё произошло так, как должно было произойти. К тому же у всего, что случается – есть свои причины. История не терпит сослагательного наклонения.

Наверно ему стоит подумать о том, как освободиться. Пьяные байкеры, устав избивать Рэйджа, завалились спать. Он не считал их большой проблемой. Гораздо хуже было то, что главарь Микки был трезв и не собирался даже отправляться на боковую. Разлегшись на диване, который бандиты подтащили к костру, он курил неизвестно где найденные сигары, листал книжки и бросал их затем в огонь. « Лучше бы ты меня тогда убил» - сказал ему Микки. Рэйдж вспомнил обстоятельства, которые свели их в прошлом…

 

Жара. К ней невозможно привыкнуть. Над горячим асфальтом плавали миражи, создавая ощущение иллюзорности окружающего мира. Брошенные автомобили раскалились настолько, что на их крышах можно было запросто жарить мясо. Одинокий пикап неторопливо катился по дороге, аккуратно огибая ямы, мусор и скелеты машин. Не имело значения то, какой это был день недели, какой месяц и год. Время давно потеряло свою ценность и значение. Нет ни прошлого, ни , тем более, будущего…Только суровое, наполненное опасностями настоящее. Тот, кто смирился с этим и подстроился – выживает. Остальным – одна дорога. «Неси свой крест» Рэйдж прочёл кособокую надпись на стене полуразрушенного здания. - Все несут, -про себя ухмыльнулся он. Хочешь, не хочешь – а нести приходится.

Полный штиль сменился горячим ветром. Поднимая тонны пыли он не оставлял никакой возможности ехать дальше. Просачиваясь сквозь мельчайшие щели, пыль проникала в салон, скрипела на зубах и забивалась в ноздри. Впереди показалась заброшенная заправка. В очередной раз Рэйджу сопутствовала удача. Бензина там, конечно, нет давно. Но это отличное убежище. Рядом был небольшой гараж на один автомобиль. Выломав ветхие ворота, Рэйдж аккуратно загнал туда пикап, прикрыв вход досками и мусором, чтобы не было заметно с дороги. Сам же он, прихватит ружье, направился на заправку.

Здание было небольшое, но очень хорошо сохранившееся. Возможно, здесь был когда то магазин. Зайдя внутрь, Рэйдж и правда попал в небольшую лавочку. Всё было разрушено и разграблено, а у дальней стены лежал труп в крайней степени разложения. Всё стало понятно. Хозяина убили, а что могли – забрали. Обычная история. Деловито перешагнув через тело, Рэйдж направился во внутренние помещения. Здесь вонь была не такой сильной. Видимо, здание было домом для того бедолаги, лежащего за стеной. И на что он надеялся, живя совсем один посреди пустыни? Чтобы выжить, надо жить либо в посёлке, либо постоянно находиться в движении, нигде не останавливаясь подолгу… Да и тогда не стоит быть уверенным в своей безопасности.

Вонь стала сильнее. Открыв очередную дверь, Рэйдж увидел ещё два трупа. Они принадлежали взрослой женщине и маленькой девочке. Картина событий постепенно прояснялась. Здесь жила семья. На них напали, отца убили, а мать и дочь, судя по всему, изнасиловали и в конце концов тоже отправили на тот свет. Рэйдж поморщился. Он и сам не редко убивал людей, но никогда не делал этого ради забавы. Только в целях защиты или мести. Но безнаказанность сводит людей с ума. Грань между человеком и животным, как оказалось, невообразимо тонка…

Не было никакого желания здесь оставаться. От смрада к горлу подступила тошнота. Соседство с семейкой покойников было не очень приятным. Подумав, Рэйдж решил отдохнуть в машине. Пожалуй, там даже безопаснее. Подойдя к выходу из лавочки, он замер. К завываниям ветра прибавился новый звук. Узнать его не составило большого труда. Рокот нескольких десятков мотоциклов был слышен уже довольно отчётливо. Встречи с незнакомцами в этих местах были крайне нежелательны. Поэтому Рэйдж затаился у грязного окна, положив ружьё рядом. Кто знает, может они проедут мимо. Рэйдж не боялся ничего, однако у него было правило. Если есть шанс сэкономить боеприпасы – им нужно воспользоваться. Однако, как это часто бывает, череда событий пошла по самому неудачному пути. Закон подлости.

Буря немного поутихла. Если бы она гремела с прежней силой, банда возможно и проехала бы мимо. Однако, утомлённые борьбой со стихией, грязные и злые байкеры были рады неожиданному отдыху. Вожаком, видимо, был грозного вида рослый детина с бородой, подойдя к которому один из байкеров сказал.

- Помнишь это место, Мик? Славно мы тогда позабавились, а?

- Завали хлебало свинья, – казалось, вожак был не в духе. – Ваше счастье, что я тогда был мертвецки пьян.

- Микки переживает, что малышка ему не досталась – бросил в толпе кто - то гнусавым голосом. Байкеры дружно заржали. Тот, кого они называли Микки, соскочив с мотоцикла, ворвался в толпу и выволок оттуда парня лет двадцати. Это, кажется, был незадачливый шутник.

- Молчать – заорал главарь. Стекло, за которым притаился Рэйдж, зазвенело, а байкеры моментально заткнулись.

- Чем вы гордитесь, подонки? Убийством маленькой девочки? Я был против этого, мать вашу. И я сейчас вам докажу, что вовсе не шучу.

Детина был такой большой, что Рэйдж не сразу заметил тяжёлый топор, висевший у него за спиной. «Очень неудобное оружие» успел подумать Рэйдж. В эту же секунду Микки, выхватив топор, одним ударом снёс голову парню, которого недавно выволок из толпы. Бедолага даже не шелохнулся. Тело, немного постояв, потеряло равновесие и рухнуло на землю. Кровь, хлеставшая из шеи, почти моментально впитывалась в песок. Микки взял отрубленную голову за волосы и поднял высоко вверх.

- Может быть это на вас подействует лучше, чем слова? Что же, буду говорить с вами на вашем языке. И повторю последний раз. Я был против этого.

«Совсем неплохо» отметил про себя Рэйдж. Разыгравшаяся сцена и правда производила впечатление. Ни что так не говорит о серьёзности твоих намерений, как отрубленная голова в твоих руках. «Прости, Мик», «извини», «ты прав» - загудели байкеры. От их прежнего веселья не осталось и следа.

- Хватит! Вы мои браться и мне неприятно убивать кого то из вас. Надеюсь, впредь мне не придётся больше этого делать.

Подойдя к обезглавленному телу он аккуратно положил голову рядом.

- Похороните его.

- До босс. – двое тут же подбежали и потащили окровавленное тело за здание, не забыв прихватить и голову.

Очистив топор от крови, главарь закинул его за спишу, сел на мотоцикл и спокойно закурил.

Эти парни настоящие психи, подумал Рэйдж. Видимо, без перестрелки не обойтись. Хотя, можно попробовать ещё кое что. Спрятав ружье под плащом, он поднял руки вверх и вышел на улицу.

- Не стреляйте.

Байкеры на мгновение растерялись, затем затрещали взводимые курки и зазвенели ножи, вытаскиваемые из ножен.

- Не стреляйте – повторил Рэйдж, глядя прямо на главаря. Тот остерегающе поднял руку, и люди опустили оружие. На незнакомца смотрели с интересом. В конце концов, он совсем один и опасности от него исходить не может? Так они думали. Медленно, не опуская рук, Рэйдж подошёл к главарю. Поглаживая свою бороду, тот спросил.

- Кто ты, чёрт побери, такой?

- Меня зовут Изекииль Рэйдж. Я обычный путник. Там – он указал на гараж – моя машина. Я просто хочу сесть в неё и уехать отсюда. И больше мы никогда не встретимся. Мне проблемы, как и вам, не нужны. Нам ведь нечего делить.

Несколько секунд главарь смотрел на Рэйджа молча, затем громко расхохотался.

- Охохох… Слышали, парни? Этот парень и правда не шутит. Нам ведь не нужны проблемы? – байкеры дружно заржали, поддерживая своего главаря и обнажая гнилые зубы.

- Тихо, – детина моментально заглушил толпу. – Значит, слушай сюда. – Его словам предшествовал смачный плевок, полетевший прямо под ноги Рэйджа. – Я Микки Дозэр и всё, что ты видишь вокруг – наше. И ты тоже теперь принадлежишь нам. И твоя машина и всё, что у тебя есть. Если мы захотим разорвать твою задницу на куски – то никто нам не помешает. Если пожалеем тебя – ты будешь жить. Но, что-то мне подсказывает…

Он не договорил, потому что Рэйдж начал стрелять. Людей Дозэра погубило то, что они совершенно расслабились и никак не ожидали такого поворота. Никто из них не думал даже найти какое нибудь укрытие, когда Рэйдж молниеносно выхватил ружьё и первыми выстрелами уложил сразу троих. Это были те, кто стоял между ним и входом в здание. Следующими лишились жизни четверо, которые кинулись вслед за ним. – Семь – методично и хладнокровно считал Рэйдж. Он знал, сколько у него было патронов и их должно было хватить. Среди байкеров поднялась паника. Они не имели никакого представления о тактике и тупо кинулись гурьбой штурмовать здание. Рэйдж стрелял без промаха, успевая в паузах перезаряжать оружие. Он постоянно менял позицию и вскоре семь превратилось в девятнадцать. Байкеры пускали пули куда попало. Они словно стремились разрушить само здание и лишить Рэйджа укрытия. Ловко укрываясь от пуль, Рэйдж стрелял снова и снова.

Финалом битвы была граната, брошенная в центр кучи сваленных, как попало, мотоциклов. Взрыв выбил все стёкла в здании и разбросал вокруг горящие обломки. Это стало последней каплей и байкеры были обращены в бегство. В живых их оставалось человек пять. Среди них был и главарь, раненый в ногу и шею. Соратники с трудом усадили его на мотоцикл, и бросив убитых, покинули поле боя. Рэйдж смог бы их догнать, если бы захотел. Но он не видел в этом смысла. Вокруг лежало двадцать четыре трупа. Теперь Рэйдж увидел, что их оружие было очень старым и ветхим. Ему стало даже немного жаль убитых. Убийство – это ведь необходимость. Они бы его уж точно не пощадили. Либо ты, либо тебя. Третьего не дано.

Затащив все тела в дом, он облил их бензином и поджёг. Выкуривая одну сигарету за другой, он покидал место, ставшее братской могилой для убийц и их жертв. Здание полыхало, поднимая в небо столб чёрного дыма. Ветер разносил по пустыне запах горелого мяса…

 

 

- Ты всё помнишь – сказал Микки негромко. Развернув стул спинкой вперёд, он сел прямо перед Рэйджем. Наклонившись, так что их лица оказались близко друг к другу, он повторил.

- Ты всё помнишь.

- Думаю, как и ты – ответил Рэйдж. По лицу Дозэра пробежала гневная дрожь, а улыбка стала больше похожа на гримасу боли.

- Заткнись – прошипел он.

- Тогда не спрашивай у меня ничего. – улыбнулся Рэйдж. – Ты мне надоел.

Вскочив, Микки откинул стул в сторону и наотмашь ударил Рэйджа по лицу.

- Я смотрю, ты совсем не боишься? Или ты идиот, или просто хорошо скрываешь свои истинные эмоции. Я говорил, что дам тебе шанс умереть в честной битве, помнишь? Я передумал. Пожалуй, завтра мы сдерём с тебя кожу. Но не думай, что тебе удастся так быстро умереть. Ты проживешь ещё немного и без кожи. А из твоей поганой шкуры я сделаю новое седло для своего байка. Что ты на это скажешь?

- Я вот думаю, почему люди так любят трепаться? Ведь нужно всего то нажать на курок, а он вместо этого скажет тысячу ненужных слови вот…Момент упущен! Чего ты от меня ждёшь? Что я должен сделать? Может, молить о прощении? Рыдать или, может, я должен обделаться от страха? Я тебя не боялся тогда, не боюсь и сейчас. Ты ведь просто трус, Микки. И пытаешься скрыть свою трусость за показушной жестокостью, приправив всё это громкими речами. Да ты посмотри на своих людей. У них на уме только выпивка и бабы. Никаких идей или ценностей. Ничего. Ну а ты? Просто пастух, который гоняет это стадо туда-сюда по пустыне. Бог мой, ты просто ничтожество, Микки. И если мне суждено сдохнуть – то жаль, что от рук такого неудачника как ты.

Речь произвела должное впечатление. Дозэр покраснел, ноздри его раздувались, а руки то и дело хватались за рукоятку револьвера, заткнутого за пояс.

- К тому же ты безмерно туп – добавил Рэйдж. Это была последняя капля. Заревев, как дикий зверь, Микки набросился на связанного пленника. Его удары были страшны. Повалив Рэйджа вместе со стулом, он бил его ногами, а когда уставали ноги – руками, выкрикивая при этом бессвязные ругательства. Даже такой шум не разбудил в усмерть пьяных байкеров, которые спали крепким алкогольным сном. Поглощённый избиением Рэйджа, Дозэр не мог заметить двоих, которые спустились по верёвке с потолка, как раз позади него и скрылись за книжным стеллажом.

Устав избивать пленника, Микки поднял его. Стул, потеряв одну ножку, стоял очень неустойчиво. Рэйдж снова грохнулся на пол. Второй раз поднимать его Микки не стал. Он хотел было отойти, но Рэйдж позвал его хриплым голосом.

- Эй, Микки. Подойди сюда, не бойся. Я что - то тебе скажу.

Уже успокоившись, Дозэр усмехнулся, усаживаясь на корточки рядом с лежащим пленником.

- Ну говори, мразь!

- Знаешь, приятель, чем мы с тобой отличаемся? – спросил Рэйдж, сплёвывая кровь.

- Тем, что ты скоро умрёшь, а я нет?

- Не угадал – Рэйдж попытался рассмеяться, но смех тут - же перешёл в кашель. – У меня, в отличие от тебя, всё – таки, есть друзья.

Рэйдж вновь попытался рассмеяться, уже более успешно, наблюдая за тем, как переменилось лицо Микки, ощутившего холодное дуло пистолета, прижатое к его затылку…

 

 

«Жизнь – странная штука. В ней нет ничего постоянного. Сегодня ты на вершине, а завтра летишь, сломя голову, на самое - самое дно….»

 

Я уже точно и не помню, но примерно такие слова говорил Рэйдж, на прощанье Микки Дозэру. И я был свидетелем того, насколько он был прав. Благодаря безответственности банды, их вожак был пленён нами. Воспользовавшись тем, что Микки был увлечён избиением Рэйджа, мы с Пэннетом тихонько спустились в зал. Сначала мы думали оглушить Дозэра, но ни я, ни Пэннэт не были уверены в том, что наш удар свалит этого детину. Стрелять было решено в самом крайнем случае. Поэтому я решил рискнуть, что мне крайне не свойственно. Подкравшись на цыпочках, я хотел приставить ствол к башке Микки. Может быть эффект неожиданности сыграет свою роль. Если у меня не получится – Пэннет поднимет стрельбу. Он уверяет, что не промахнётся. А мне остаётся только верить ему.

Мой план чуть было не сорвался. Микки почти повернулся ко мне лицом, но Рэйдж вовремя его отвлёк. Он - то заметил нас давно. Видимо, оружейная сталь, прижатая к затылку – это очень веский довод. Микки застыл. Мне даже показалось, что он перестал дышать. Хорошо, что Микки не знал, что я не выстрелю в любом случае. Вложив всю злость в голос, я прошипел:

- Лицом в землю, тварь!

Микки подчинился. Мне кажется, он просто испугался. Я впервые ощутил власть оружия. Меня это немного напугало, хотя и понравилось. Подбежал Пэннет и освободил Рэйджа. Тот встал и растирал, пошатываясь, затёкшие конечности. Хотя лицо его было покрыто кровью и неимоверно вздулось от синяков, мне показалось, что он нам улыбнулся. Молча пожав руку Пэннэту, он подал нам знак молчать, прижав к разбитым губам грязный палец.

Ловкими движениями связав Дозэра, Рэйдж заткнул ему рот тряпкой, валявшейся на полу. Микки всё это время лежал лицом вниз и не мог нас видеть. Он впал в странное оцепенение. Мне даже показалось, что он умер. Словно прочитав мои мысли, Рэйдж пнул его в бок ногой. Раздался приглушенный стон. Оторвав разодранный рукав своей куртки, он завязал Микки глаза.

- Что ты задумал? – прошептал я.

- Сейчас узнаешь.

Забравшись на стеллаж, он ухватился за верёвку, по которой мы спустились вниз. Через минуту на конце верёвки красовалась добротная петля.

- Мы его повесим? – спросил я, боясь услышать ответ.

Рэйдж покачал головой.

- Зачем же? Я хоть и убил немало людей, но палачом себя не считаю. Не суетись, пацан. Сейчас всё увидишь.

Пэннэт всё это время стоял рядом, с удовольствием наблюдая за ловкими движениями Рэйджа.

- Помоги ка мне, один я его не подниму – обратился к нему Рэйдж.

- С удовольствием – отозвался Пэннэт. Микки, видимо, узнал его голос. Он издал злобные звуки, но разобрать, что он говорит, было невозможно. Вдвоём они подняли Дозэра, а я накинул петлю ему на шею. После этого Рэйдж схватит стул без ножки, на котором совсем недавно сидел сам, поставил его под ноги Дозэра.

- Отпускай – махнул он Пэннету, который удерживал из последних сил Микки в воздухе. Байкер замахал ногами, и они нашли, наконец, опору. Стул немного шатался, но его было достаточно, чтобы не дать петле замкнуться на шее.

- Ловко – протянул Пэннэт, оценив проделанную работу.

- Спасибо – ответил Рэйдж. – Я ваш должник, старина. Но сначала закончим одно дело.

Пэннет кивнул, улыбнувшись. Микки, тем временем, всё стоял на трёхногом стуле, боясь сделать лишнее движение. Я всё ждал, что Рэйдж выбьет стул у него из под ног и мы увидим ещё одну жестокую смерть. Но, вместо этого, Рэйдж заговорил.

- Эй, Микки. Слышишь меня? Жизнь – странная штука. В ней нет ничего постоянного. Сегодня ты на вершине, а завтра - летишь, сломя голову, на самое дно. Ты обещал спустить с меня шкуру и у тебя это почти получилось. Ты почти победил, старик. Но знаешь, я не стану тебя убивать. Мы с тобой те ещё подонки. И мне хотелось бы остаться чуть менее подонком чем ты. Кажется, я придумал одну весёлую шутку. Скоро твои люди очнутся от угара. И что они увидят? Грозного Микки, связанного и беззащитного. Ты будешь у них в руках. Будешь стоять тут и гадать, освободят ли они тебя или выбьют стул из под ног. И если ты так любишь своих братьев – то тебе нечего бояться. И да… Увидимся в аду, свинья!

 

 

Мы стояли на крыше соседнего здания. Солнце уже взошло довольно высоко. Из здания библиотеки высыпали байкеры. Улица наполнилась рокотом моторов. Построившись в более - менее ровную колонну, они выехали на широкую улицу и направились в сторону желтеющей на горизонте пустыни. Микки Дозэра среди них небыло…

На меня навалилось гнетущее настроение. Как теперь жить человеку на земле, если даже те, кому ты доверяешь, готовы вонзить тебе нож в спину? Все как будто сошли с ума. Я теперь хорошо понимал, насколько мир полон злобой, болью и отчаянием. Мы остались живы, и наш план сработал, но мне было совсем не радостно.

- Почему они его убили? – спросил я у Рэйджа.

- Эти люди не привыкли кому-то подчиняться – ответил он, глядя в сторону. – Как стая шакалов, они лишь ждали, когда их вожак будет уязвим. А этот глупец пытался навязать им какие то идеалы, говорил им как жить и что делать. Всё это, как ржавая, старая посудина, не сегодня, так завтра отправилось бы к чертям на дно. Я считаю, что большинство людей – сволочи. Поэтому так редко ошибаюсь в них. Но хорошо, что бывают исключения, – добавил он, хлопнув меня по плечу.

 

 

Город стоял тут уже много лет. В этом городе было всего три человека. Убийца, наделённый моралью и принципами; старик, то ли сумасшедший, то ли гений и парень, ничем в жизни никогда не выделявшийся. И каждый из них чего-то ждал от жизни.

 

 

«Мир полон сюрпризов. И все они, в основном, неприятные. Но в этом есть своя прелесть…»

 

Так говорит Рэйдж…

 

Конец четвёртой Главы


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.03 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал