Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 11. Натан отдал отцу две коробки пиццы с огромным количеством сыра, улыбнулся резко и криво с непривычки




 

Натан отдал отцу две коробки пиццы с огромным количеством сыра, улыбнулся резко и криво с непривычки, а потом встал у зеркала и принялся поправлять и без того нормальную прическу.

— Ты там сдох, что ли?! — крикнул он в сторону лестницы.

— Я иду, — буркнул Тэмсин, выходя из комнаты. И Натан узнал привычного братца — в балахонистых штанах, в болтающейся на нем футболке, огромной рубашке и разбитых кедах. Волосы он завязал в хвост и начал спускаться по лестнице, подпрыгивая, совсем не так красиво, как делал в школе.

«Нет, я не пойму, зачем ему этот цирк в школе», — подумал Натан со скептическим отчаянием и повернулся к двери. За толстым стеклянным квадратом в ней вдруг мелькнул свет фар, послышался шум подъехавшего автомобиля…и Тэмсин замер на предпоследней ступеньке.

— О, господи.

— Мы идем или нет? — Натан закатил глаза, опять подняв руку и растрепывая волосы.

В дверь позвонили, и Тэмсин чуть не сполз по стенке со стоном.

— Кто-то кого-то ждет? — Натан поднял брови удивленно, глянул на отца. Тот обернулся, сидя в своем кресле, и пожал плечами, тоже поднял брови.

— Нет. Тэм?

— Это долбанный Джеферсон. Он сегодня уговаривал меня пойти с ним прогуляться, представьте себе? — с надеждой на понимание признался Тэмсин честно. Отец только вздохнул, решив, что эксперимент с переодеванием хоть и полезный, но какой-то…смущающий.

— И что? — в голосе Натана послышалось что-то такое замораживающее, что Тэмсин уловил каждую его мысль.

«Если я сейчас скажу, что не могу пойти, а пойду с этим громилой, он меня просто убьет. Со свету сживет. Не говоря о том, что никогда больше никуда не позовет и не заговорит. И будь я гомиком, я бы выбрал, конечно, Джеферсона. Пусть покатает меня, оплатит мне все, заодно фильм посмотрю. А лапать меня я ему не дам, это точно, тупой гомик. Но я же не педик, как можно даже подумать, что я выберу его?»

— Не впускай его, ради бога, — Тэмсин молитвенно сложил руки и сделал жалобные глаза. — Пять минут, и я вернусь.

— А что мне сделать? Послать его в задницу? — Натан начал уже открывать дверь, потому что в нее снова позвонили, а затем нетерпеливо постучали.

— Нет, держи его на крыльце, чтобы в доме его не было! — убегая с топотом слона по лестнице, отмахнулся Тэмсин.

Натан с таким лицом, будто раздавил таракана, повернулся к двери, и открыл ее. Лицо сразу стало фальшиво-дружелюбным.

— О, Джеферсон. Что ты здесь делаешь? — он «удивился», поставив ногу в щель между дверью и косяком, не давая Моргану ступить за порог. А потом и вовсе сам просочился на крыльцо, закрыл за собой дверь, прислонился к ней спиной. И вся его поза со скрещенными руками и лодыжками давала понять, что видеть одноклассника он не очень-то рад.



Но Морган язык тела читать не умел.

— Так вы правда братья? — он усмехнулся, и Натан подумал, что ему такие усмешки не нравятся. Иногда черлидер казался таким тупым, что этот вопрос выглядел бы сейчас искренним. Но он не был идиотом, а потому вопрос казался издевкой.

— Да. Просто мы не похожи, слава богу, — Натан облизнулся и выгнул левую бровь. — Ты что-то хотел?

Выпроводить противного «приятеля» не получилось бы точно, но попытаться стоило.

— Да, мы с твоим братом договорились прогуляться.

— На тачке на твоей? — Натан двинул бровями скептически и кивнул Моргану за спину, оглядывая его черный внедорожник с фарами на крыше.

«Побольше и покруче… уж не комплексы ли это», — подумал он.

— Да-а-а… а что-то не так? — Морган сдвинул брови, оглянулся посмотреть на свою «малышку» и снова на Натана уставился.

— Да нет, ничего. Я думал, что гуляют пешком. Видимо, у вас тут даже мусор выносить при полном параде ездят.

Морган засмеялся над «шуткой», которая была издевкой, и Натан понял, что тупости ему все же не занимать.

— Так твой брат собирается?

— Наверное.

Морган подумал, что старший брат его «маленького сладкого педика» хоть и крутой, привлекает внимание девчонок в школе, но странный иногда до дрожи. Вот и сейчас он так сверкает глазами и улыбается, что хочется пожать плечами, прогоняя мурашки, бегущие по спине.

«Его не устраивает что-то, что ли?.. На лекции спокойно сидел, при нем все обсуждали, сейчас-то что вдруг случилось?»

— Может, позовешь его?



— Я похож на дворецкого, что ли?

Морган замолчал, чувствуя дурацкую неловкость. И если Натан привалился плечом к косяку, и ему было вполне удобно, то стоять перед ним посреди крыльца было по крайней мере глупо и некомфортно. Морган огляделся по сторонам, сунул руку в карман, вторую поднял и почесал затылок, поправил волосы.

Натан на него испытывающе и надменно таращился, рассматривая с ног до головы.

— Мы с ним, кстати, в кино сегодня собирались. Так что надо у него спросить, сможет ли он потом с тобой еще прогуляться. Поздно будет, а он у нас поздно не гуляет. У нас отец очень строгий, — врал он спокойно, даже не краснея, но пересиливая желание почесать нос.

Как же он ненавидел этот рефлекс.

— То есть, как это «потом»? — Морган недовольно насупился. — Я же сейчас здесь.

— А вы точно договаривались?

Морган промолчал, вспомнив, что никаких обещаний новенький ему не давал. И Натан самодовольно осклабился.

— Видимо, нет? Тогда давай подождем, он сейчас спустится, вот у него и спросим.

— Ладно… а он ничего не говорил про сегодняшнее? Ну, может, он обиделся, что мы тогда швырялись в него этими… — Морган улыбнулся и снова почесал затылок.

— Да, он что-то говорил, что ему эти детские штучки не очень-то. Но ты не переживай, может, он просто стесняется, — Натан не удержался, чтобы не ущипнуть отсутствующего Тэмсина. Пакостить он любил, а когда начинал, остановиться просто не мог.

— Он кажется очень серьезным, весь в учебе.

— Да? Он? На самом-то деле он у нас просто душка. Обожает кино. Особенно ужастики, трэш всякий, чтобы крови побольше, зомби, мозгоедение. Просто он стесняется признаваться, потому что… ну, ты понимаешь, имидж. На самом же деле он парень, как все, любит стрельбу, кровь, кишки. Но чтобы выглядеть…ммм…милее, он не признается и делает вид, что терпеть не может.

— Отлично! — Морган с восторгом кивнул. — Сам их обожаю. Просто такие, как он, сам понимаешь, любят мыльные комедии, чтобы много тупой романтики…

«Я тоже обожаю такие комедии», — подумал Натан, еще больше сатанея и просто чуть заметно дрожа от злости.

— Да… такие, как он, конечно. Но он у нас не такой, как все, — он просто пытался подставить Тэмсина из мести за это внезапное свидание с черлидером. Но потом понял, что в какой-то мере сам с собой был согласен. Тэмсин был не таким, как все.

По крайней мере, для него.

— Это я уже заметил, — Морган не смог не согласиться, снова посмотрел в сторону, разглядывая скамейку на веранде. — О! Может, мы поедем втроем? Ну, в кино? Я все равно не знал, куда его позвать, а раз вы сами собирались… я не хочу, чтобы ты из-за меня остался дома, — он неловко усмехнулся, сунул вторую руку тоже в карман и пожал плечами. — И ты же не против, что я его куда-то приглашаю? В смысле, я понимаю, что вы братья, и ты по девчонкам, и тебе не особо приятно, что я… но ты же сам знаешь, что он по парням? Ничего, что это буду я?

— Да мне-то какое дело? — Натан хмыкнул и тоже посмотрел в сторону. За скрещенными на груди руками не было видно, что один кулак он сжал так, что ногти впились в ладонь. — Это его жизнь, он давно уже гей, родители в курсе. Мама, правда, не одобряет, а папа… ну, ничего так относится. Только не позволяет ему по ночам шляться. И меня постоянно просит за ним присматривать, сам понимаешь, ему всего пятнадцать, мало ли… мозгов-то вообще нет.

«Так вот почему он себя ведет, как собака бешеная», — подумал Морган про самого Натана, медленно расслабляясь и выдыхая спокойнее.

— Да, конечно. Будь у меня брат, я сам бы за ним следил. Или сестра. Тем более, будь я на твоем месте…

— Поэтому я думаю, что это отличная идея — поехать втроем, — Натан сверкнул глазами и кивнул слащаво, так что все лицо выражало то ли искренний восторг от идеи, то ли какую-то коварную задумку. — Я надеюсь, ты не станешь делать то, что не понравилось бы нашему отцу?

— Я? — Морган дернулся и не понял сначала. — Я?! Нет, ты с ума сошел… нет, конечно, ничего такого. Я все понимаю, сказал же.

— Это хорошо. Я просто посмотрю, как вы вместе проводите время, и если все в порядке, я скажу отцу, что он запросто может отпускать вас вместе. И не буду вам мешать, — понизив голос и наклонившись к Моргану ближе, будто по секрету пообещал он. — А то мне и самому следить за ним не очень-то хочется. Так что постарайся…

— Я постараюсь! — Морган закивал, как игрушечный. — Если что — ты только скажи, я абсолютно серьезен и ничего «такого» у меня в мыслях даже нет.

— Ну, конечно, — с интонацией «еще бы» согласился Натан, будто поверил ему.

Тэмсин слетел с лестницы походкой дивы, от надушенных волос так пахло сладким и свежим жасмином, что старшего Тревора это сначала удивило, потом заставило смутиться, а затем и взволновало.

— Вы идете с Натаном в кино, или планы уже изменились?

— Я просто собираюсь послать этого гомика к черту, пап, а потом мы пойдем, — Тэмсин улыбнулся и взялся за ручку двери.

— А нарядился зачем?

— Он не должен видеть меня в настоящем виде, — со стоном «ты не понимаешь» пояснил Тэм.

— О…понятно, — Чак кивнул и медленно отвернулся, думая, что ему никогда этого не понять.

Тэмсин дернул за ручку дважды, прежде чем Натан решился, сосредоточился на предстоящей миссии по уничтожению неугодного поклонника, и отошел от двери.

И он тоже опешил, как Морган, увидев преобразившегося за несколько минут в ванной брата.

Дурацкие шмотки в школе утром просто в сравнение не шли с супер-глупым прикидом на вечер. Какие-то бабские леггинсы под белой туникой не давали понять — то ли ноги у Тэмсина выбриты, то ли в темноте просто не видно тонких светлых волос, которые Натана всегда так смешили.

Бабские балетки с бантиками его уничтожили до конца, и лицо перекосило бы, не контролируй он себя.

— Привет, Морган, — процедил Тэмсин, растягивая намазанные блеском губы в искусственную улыбку. — Ты нашел мой адрес, я смотрю… я же говорил, что я могу быть занят, что не знаю, как у меня со временем… мы сегодня собирались идти в кино с Натаном. Поэтому…

Он не успел договорить, как Натан сам его перебил.

— Мы поедем вместе. Втроем. Не зря же он приехал?

Тэмсин на него в шоке уставился, и это было очень обидной новостью. Хотелось развернуться, зайти в дом и убежать наверх, хлопнуть дверью.

Тэмсин понимал, что это по-бабски, что так ведут себя только истерички и настоящие гомики…но он думал, что Натан впервые в жизни пригласил его сходить в кино, чтобы как-то наладить отношения. И он не выряжался для этого, потому что это был семейный вечер, который не должен был нарушить никто посторонний.

Только они двое, и никого больше.

Но убегать он не стал, снова почувствовав холод обиды в груди, смотреть на Натана глазами «Ты с ума сошел, что ли? ЗАЧЕМ он нам?» тоже не стал.

— А где цветы? — он уставился на Моргана недовольно, вымещая всю обиду и злость на нем.

Джеферсон растерялся, а Натан задушил в горле смешок.

«Господи, это просто цирк. Никогда не привыкну к тому, что он гомик. Как он себя дико с ними ведет. Нет, он не может так себя вести, просто не может, он же лох. Не привыкну, что он таким всегда был. Как капризная дура, правда же».

— Я… я не был уверен, что ты согласишься поехать… — начал Морган оправдываться.

— И поэтому решил не тратиться? — раздраженно оборвал эту монотонную глупость Тэмсин. — А что если бы я действительно отказался? Ты мог просто подарить мне их, сделал бы приятно. Может, я занят был и делал уроки, например? А так ты думаешь, что их надо было покупать только с гарантией, что я поеду? С какой стати? Ты на что-то рассчитываешь? Что они как-то окупятся?

Натан на него уставился такими же круглыми глазами, как и Морган. Начавшуюся истерику форменной стервы Тэмсин остановить уже не мог, поджав губы и сдерживая злые слезы в глазах.

Он ненавидел Натана в этот момент сильнее, чем когда-либо до этого.

— Знаете, я лучше домой пойду, а вы можете вдвоем отправляться в кино, если вам так хочется. Это вообще была твоя идея, — он гавкнул на Натана впервые в жизни, даже не вспомнив о том, что рискует получить по лбу.

Наверное, в этот момент даже сам Натан понимал, что не может устроить разборку на глазах у одноклассника.

— А я как-то не горю желанием ехать туда. С вами, — закончил Тэмсин, захлебываясь удовольствием от прорезавшейся наглости.

— Нет, подожди! — Морган запаниковал. — Я понял-понял, я ошибся. Я не имел в виду, что ты должен что-то делать, если я куплю цветы, я просто забыл, извини. Я думал, ты обидишься, если я так сделаю, может, тебе не нравится, если к тебе, как к…

— Как к девчонке? — Тэмсин хмыкнул, понимая, что сам налажал. Он же играет гомика, он и должен быть девчонкой. Уж настоящий-то гомик, вроде Моргана, должен это понимать. — А как еще ко мне относиться, если не как к девчонке? В качестве кого ты меня приглашаешь в кино? Друга, что ли? Я-то думал, ты такой же, как все, просто гуляешь не с девками, а с такими, как я. Так значит, я в роли девки? Почему мне нельзя покупать цветы? Может, я в кино сам за себя тоже заплачу? Или, может, мне надо было за тобой заехать? Моя же идея была, нет?

— Нет, моя, — опешил Морган. — Пожалуйста, давай просто поедем. Отлично проведем время, я обещаю. Я исправлюсь, в следующий раз я обязательно сделаю, как надо, — он закивал и сделал шаг к Тэмсину, развернулся и приобнял его за плечи.

Если бы это было минут десять назад, Тэмсин бы отшатнулся с криком «не трогай меня мерзкий гомик», но конкретно сейчас ему хотелось разреветься, и он решил не дергаться.

Назло Натану. Чтобы он думал, что все по-настоящему, чтобы он видел, как крутые гламурные качки приглашают его брата в кино, как они унижаются перед ним, какие у них клевые тачки, как они готовы прыгать перед ним, будто цирковые собачки, дарить цветы, как девчонке.

Пусть Натан видит, что его брата воспринимают, как девчонку, что он уже не лох, что для кого-то он — недостижимая и желанная цель.

И пусть это просто цирк, но он об этом не знает, так что должен просто пожалеть о том, как небрежно относится.

Натан же об этом не думал. Иногда до него вообще туго доходило, он предпочитал замариновать момент в подсознании и оставить его осмысление на потом. В данный же момент в его голове была только одна мысль.

«Он сейчас меня ОТШИЛ вместе с этим гомиком?! Он меня поставил с ним на один уровень?! Он вообще оборзел?! Да радоваться должен, что я его вообще куда-то позвал, сопля! Разошелся!»

Ему тоже захотелось показать Тэмсину средний палец, потом послать их с Морганом к черту и уйти домой самому. И тогда уже козявка Тэм будет жалеть о своем истерическом припадке, потому что Натан свою оскорбленную гордость мог лелеять неделями и месяцами. И никогда больше не позвал бы брата никуда после подобного.

Но та же самая гордость в паре с совестью не позволяли бросить все просто так. Он уже навешал лапши Моргану на уши, поэтому не мог просто взять и уйти, будто ему плевать. Ведь мифический «злой строгий отец заставлял его следить за глупеньким голубым братцем», и будет странно просто забить на это. И уж точно нельзя показать Моргану, что его хоть как-то задевают припадки малявки братца.

И нельзя, чтобы Тэмсин об этом даже подумал, что он каким-то образом может задеть.

Натан снова разрывался на части. С одной стороны, Тэмсин не должен был считать, что ему все сойдет с рук просто так, и брат вытерпит такое хамство, поедет с ними, как ни в чем не бывало. С другой стороны, если он отреагирует, это будет значить, что это имеет на него какое-то влияние. А это еще хуже, чем позволить хамство. Обижаться на того, кого не уважаешь, это просто самоунижение.

Он промолчал, потому что очнулся и увидел, как сладкая парочка гомиков уже дошла до машины без него. И он в несколько шагов догнал их, легко подбежав и влетев в любезно открытую дверь пассажирского места. Морган открыл ее для Тэмсина, а тот на мгновение застыл, не представляя, как будет залезать, ведь было очень высоко.

А Натан заскочил с такой легкостью, что оставалось только позавидовать.

Он усмехнулся и захлопнул дверь перед лицом обалдевшего Моргана, опустил стекло и пояснил.

— Ему отец не разрешает ездить на переднем сидении, пусть сзади сидит. Так безопаснее. Тебе же нет разницы?

Морган подумал, что разница есть, обычно он щупал своих «подружек» за ляжки. Но в этот раз все было сложнее, не только Тэмсин был неприступной скалой, но и брат его оказался сторожевым псом.

Поэтому Джеферсон просто закатил глаза и решил смириться, открыл дверь на задний ряд сидений, снова увидел замешательство на лице Тэмсина и умилился. Он поднял его всего одной рукой за пояс и посадил на край обитого кожей кресла, так что Тэмсин по-настоящему смутился.

Но он смутился не от удовольствия, а от стыда за свой рост, за то, что какой-то огромный гомик так с ним обращался.

«Я тебе не твои голубые подружки. Но пока думай, что я такой же, ничего, потерплю», — подумал он, захлопнул дверь и сел, как послушный.

Натан на него мрачно смотрел в зеркало заднего вида и думал, что сам бы с легкостью мог так же его приподнять за пояс одной рукой. Он много чего мог и умел, вообще.

И с одной стороны, хотелось показать это все, выпендриться, добиться признания, что он круче и лучше всех. А с другой, не хотелось, чтобы Тэмсин решил, будто его мнение что-то значит, что ради него стараются.

08.05.2012

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.024 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал