Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Направляясь к выходу из кинотеатра, Натан еще в холле заметил, что с улицы доносится шум сильного ветра




 

Направляясь к выходу из кинотеатра, Натан еще в холле заметил, что с улицы доносится шум сильного ветра. Он почти незаметно стянул рукава, повел плечами и скинул куртку.

Не потому, что это был искренний порыв. Не потому, что он был настолько наивен и заботлив.

Потому что он знал, как это нравится людям, и как романтично выглядит со стороны, а значит, и братца-гомика подкупит лучше, чем какой-то голубой качок.

— Как холодно, — пропел Тэмсин, соблюдая свой собственный сценарий.

— Залезай в машину, там тепло, — улыбнулся Морган голливудской улыбкой, и Тэмсина перекосило.

Это был ответ не по его сценарию.

— Возьми, — Натан красивым жестом накинул ему на плечи куртку.

Вот это было по сценарию Тэмсина, точно так, как он задумал.

Только он не планировал, что идеально выполнять роль заботливого бойфренда после кино станет не Джеферсон, а мерзкий братец. В горле все еще першило, диафрагма болела от тошноты, и Тэмсин Натана хотел немного убить.

— Думаю, тебе лучше ехать домой, — Натан же остановился перед Морганом и выразительно с ним этой идеей поделился.

— Я собирался подвезти вас обратно.

— Прогуляемся. Любим гулять, — продолжал сквозь зубы, с фальшивой улыбкой цедить Тревор средний.

Тэмсин же убрал руки в карманы куртки, а потом принюхался, понял, что чем-то вкусным пахнет именно от воротника. И пока на него никто не смотрел, он поиграл в токсикомана, вдыхая и забывая выдыхать, так что голова закружилась. Куртка была такая теплая, уютно грела, пахла Натаном — мятной жвачкой, сигаретным дымом, «морским бризом» дезодоранта и резким одеколоном. Вроде привычно, но никогда так близко.

Тэмсин перестал жалеть, что все пошло не по его плану.

— Холодно же, — напомнил Морган, одновременно разглядывая вечно обламывающего его порывы «сторожа». На крыльце возле дома, еще перед кино, лицо было не совсем видно из-за челки, но теперь ветер дул практически в упор, и как бы Натан ни встряхивал волосами, его все равно было видно.

И Морган подумал, что слова об их с Тэмсином различии были чистой правдой. Ничего общего во внешности у Натана и Тэмсина не было. Курносый нос второго на длинный клюв первого точно был не похож, «растрепанный» рот Тэмсина даже издалека не напоминал рот Натана. И формы лиц были разные, формы челюстей, скулы, которые у Тэмсина были милыми и круглыми, у Натана выпирали и были высоковаты, так что все внимание привлекали глаза. Темные и злобные, обведенные черным, давящие взглядом.

Он выразительно на Моргана таращился, а тот подумал, что фанатеющие новеньким девчонки в школе явно перебарщивают. Западать в нем не на что, кроме роста и волос. Лицо скорее отталкивает, чем привлекает, поведение просто раздражает, фигура на любителя, потому что костлявых Джеферсон просто не понимал, гордясь собственными мышцами.



— Он простынет, — выдал он логичный довод, так что Натан повернулся и посмотрел, как Тэмсин подпрыгивает на одном месте, потирая одну ногу о другую.

«Надо было нормально одеваться потому что, тупица», — подумал Натан, психуя, а потом с легкомысленным выражением лица снова повернулся к Моргану.

— Такси вызовем, если замерзнем. Не беспокойся.

— Я, наверное, все же спрошу у него.

— Нет, ты спросишь у меня, а я сказал, что подвозить нас не надо. Меня отец оставил присматривать за ним, а мы с тобой договорились. Ты не делаешь того, что мне не нравится, а я разрешаю вам шляться вместе. Разве нет?

Моргану пришлось согласиться, он кивнул и обошел противного Тревора боком, шагнул к Тэмсину.

— До завтра. Увидимся в школе?

— Ты нас не собираешься подвезти?! — возмутился Тэмсин, но получил от брата тычок кулаком в спину, прямо между лопаток, и поморщился. — Хотя, что еще от тебя ждать. Увидимся, — он моргнул кокетливо, зажмурившись на мгновение, и улыбнулся.

Обычно Морган в конце первого же свидания с кем бы то ни было целовался с ним в машине, а иногда доходило и до чего-то большего.

Но сейчас не только погода не располагала, не только место было неподходящим, не только настрой Тэмсина отрицал всяческие попытки приблизиться, но и со стороны Натана просто веяло морозом, так что Моргану не хотелось испытывать его терпение.

Но уходить ни с чем было против правил, и он на секунду запустил ладонь Тэмсину в волосы, наклонился и быстро поцеловал в щеку.



— Будьте осторожны по дороге домой. У нас хоть и тихо, но мало ли… следи за ним, приятель, — он хмыкнул в адрес Натана, так что его лицо стало выражать еще более сильное отвращение, чем до этого.

— Обязательно, — он положил руку Тэмсину на плечо и сжал его пальцами со всей силы, потому что больше психоз было выместить не на чем.

Тэм же застыл на месте, все еще не в силах выдавить и слова от подобной наглости «поклонника». Морган завел свой джип, выехал со стоянки, уехал, а Треворы все стояли и стояли на месте.

«Урод, как он мог…фу!» — Тэмсин поднял руки и начал тереть щеку, постоянно поглядывая на ладони, будто там могли быть следы гомосексуального вируса. Он растер щеку до красноты, и все равно было неприятно. И только потом он заметил, что плечо у него уже онемело, дернул им.

— Мне больно, вообще-то.

— Гомикам пора бы привыкать к боли, — Натан не удержался от издевки, гнусно похихикал, не представляя себе, что ошибается в корне, и Тэмсин даже не думает об этом, не то что не мечтает или собирается делать это наяву.

И Тэм сдержался, ничего не ответил, не позволяя себя спровоцировать, представляя, почему братец вдруг взбесился.

Все этот тупой Джеферсон. Никто не давал ему повода думать, что Тэмсину нужно ТАКОЕ прощание. Он сам полез, а Натан взбесился.

И Тэмсин поймал себя на том, что он ненавидит не брата за эту очередную обиду, а Моргана за то, что он умудрился все испортить им и смыться.

— Ты же говорил, что мы поужинаем где-нибудь здесь?

— Куплю тебе хот-дог, — буркнул Натан, сунув руки в карманы и чувствуя, что куртку отдал зря. Не то чтобы он жалел об этом, но самому тоже было холодно после теплого кинотеатра.

— Хот-дог?!

— Дома еще пицца стопроцентно осталось, не съел же папашка обе.

— Лучше бы я дома остался, — Тэмсин вздохнул, застегнул куртку до конца, спрятал в воротник нос и побрел за братом. Из-за большой куртки, висевшей на нем неудачно и некрасиво, ноги, обтянутые леггинсами, казались совсем тонкими и непропорционально длинными, да еще и колесом.

— Ой, боже, да кто тебе мешал?

— Ты же позвал, я думал, мы вдвоем сходим, а потом поедим где-нибудь. А не придется сидеть с ним, БЛЕВАТЬ при всем зале, а теперь тащиться по холоду и дома доедать остатки пиццы.

Натан задумался. Так Тэмсин что, не в восторге был от времяпровождения со своим поклонником?..

Он фыркнул.

— Не надо было давать ему повод думать, что ты с ним куда-то пойдешь.

— Тогда он не станет за мной бегать.

— Велика потеря.

— Для меня — да. Люблю, когда за мной бегают, и за меня платят. И если бы не ты, попкорн бы я не выблевал в унитаз.

— Велика потеря, — повторил Натан скептически. — Ничего, переживешь. В следующий раз думать будешь — с ним идти и радоваться какой-то дешевке, чтобы потом он тебе свой язык до гланд засунул, или идти со мной и нормально провести время. Но не втроем.

— Но это ты придумал идти втроем! — Тэмсин возмутился, даже остановился на секунду и голос повысил.

— Чтобы до тебя дошло, что ты налажал, придурок. Надо было отшить еще возле дома либо меня, либо его.

«Он в своем уме? Он реально думает, что можно было выбирать? Нет, он всерьез считает, что между ними можно выбирать? Никакого выбора, я бы пошел с ним, и я пытался отшить этого гомика, но ведь…»

— Я и так хотел пойти с тобой, я даже собирался его отшить, это ТЫ сказал, что мы поедем втроем, и «не зря же он приехал», так что это ты виноват, не надо меня дебилом выставлять. Меньше гордости и показных нравоучений, может и жить тебе станет легче. А то ты как-то мне хотел подгадить, а сам недоволен теперь остался, — Тэмсин мерзким голосом передразнил и обогнал брата быстрым шагом, обиженно пошел впереди.

Натан сам остановился, глядя ему в спину.

До него дошло, что братец был прав. Иногда Натан увлекался нравоучениями и наказаниями. Он хотел, чтобы Тэмсину было плохо на этом «свидании», чтобы он понял, что упустил милый семейный вечер, чтобы не получил удовольствия от встречи с Морганом, чтобы вообще ничего не получил. Но в итоге вышло так, что Натан сам себе испортил вечер, хотя мог не делать этого.

Ведь Тэм сам сказал, что уже выбрал его. И это было правдой, Натан сам его перебил и все испортил еще на крыльце.

Вот только почему он выбрал его так сразу, если он гомик, он любит, чтобы за ним бегали и за него платили, а такой крутой качок за ним ухлестывал? Натан не понимал. Лично он, представив себя на месте брата, выбрал бы черлидера.

Он понятия не имел, что в его расчетах нет ошибки, но есть ошибка в данных. Если бы он знал факт о том, что Тэмсин — не гей, расчеты были бы другими, и результат вышел бы совершенно иной.

Но Тэмсин решать эти уравнения помогать не собирался, сам запутавшись в своих собственных.

Натан сделал обиженное лицо, подумал, что сам наделал глупостей, и пошел его догонять. Извиняться он обычно умел только фальшиво, в шутку, ни секунды не испытывая искренних угрызений совести. Ему вообще ничего не стоило сказать «извини», разрыдаться, ползать на коленях, а мысленно умирать со смеху и гадать — простит его «эта дура» или «этот дебил» или не простит.

Но извиняться по-настоящему он просто не умел. Нужно было либо напиться и позволить подсознанию на автомате все сделать за него, как он сделал прошлым вечером, либо…

— Ну… возможно, я ошибался, и ты не такой дебил, каким кажешься. Казался раньше. Нет, вообще всегда казался. А теперь уже не кажешься, — пафосным тоном сказал он, догнав Тэмсина и приобняв его по-братски крепко за плечи. Тэмсин руку раздраженно стряхнул, вывернувшись, но довольную ухмылку сдержать не смог.

«Как обычно. Извиняться? Не, не слышал. Сделать вид, что это я такой дебил? Да, да, постоянно практикует. Но я понял, ладно».

Натану не давал успокоиться всего один вопрос, и он братца поймал за рукав собственной же куртки, который был слишком длинным, и руку Тэмсин спрятал в него полностью.

— То есть, ты не собирался пойти с ним в кино по-настоящему?

— Нет, по-игрушечному собирался.

— Я имел в виду, ты не хотел с ним сосаться на заднем ряду?

— Это как ты сказал по телефону днем? Нет, вообще-то, не хотел. Ты его видел? — с отвращением выпалил Тэмсин, задрав голову и уставившись на брата.

На самом деле, отвращение было даже не конкретно к Моргану, а ко всем геям планеты. И к поцелуям, в целом, потому что Тэмсин себе даже не представлял, как этим можно заниматься.

Это казалось мерзким, очень мерзким. Особенно, с таким, как Морган.

— Как вообще можно было подумать, что я бы… — он аж содрогнулся и дернул рукой, чтобы опять отобрать ее у Натана, но тот шагнул вправо, ему за спину, и сцепленные руки, как петлю, на Тэмсина накинул. Тот даже руку отобрать не мог из-за длинного рукава, который Натан держал, так что оказался запутанным и пойманным, прижимаясь спиной к невозмутимому брату.

Натан продолжал шагать, будто так и надо, опять решив проучить за излишнюю дерганность. Но запах лака для волос и духов от макушки братца ему нравился. И не раздражало то, что он постоянно натыкается на медлительного Тэмсина, что идти неудобно.

— Да, все-таки, ты не конченный лох. Может, прощения у тебя попросить, что считал тебя лохом? Ты, оказывается, продажная гадина, хуже гламурных телок. На еду и кино растрясти чей-то карман — это ты хотел, а платить за это ему — нет?

— Вот поэтому я, как раз, и не продажная гадина, — Тэмсин проворчал. — Если бы я ему платил за это, да еще и ТАК, ты вообще обалдел, тогда я был бы продажным. А так — пффф, я не заставлял его это делать. И я не обещал ему, что ему с этого что-то обломится. Нравится тратить деньги? Пожалуйста.

— Тогда какого мужика ты хочешь, педик? — чуть ли не ласково, но с заметной издевкой спросил Натан. В голосе звучал искренний интерес.

Тэмсина опять затрясло, ему захотелось заорать на всю темную улицу «Да не гомик я, черт тебя побери!!» но он не стал. Эксперимент продолжался.

— Почему ты решил, что я вообще кого-то хочу. Я же сказал, мне просто надоело, что такие, как он, постоянно издеваются надо мной. Мне тоже хочется, чтобы на меня все смотрели, и от меня все балдели. Всем этого хочется, не только тебе же.

— Мне и не хочется. Я просто не запрещаю им это делать.

— Ну, а мне хочется так же — «не запрещать это делать». Но тебе все равно приятно же это. И мне хочется так же. И как, по-твоему, мне может нравиться убогая копия придурков, которые меня пытали с первого класса?

— Ну, а кто бы понравился? Ты же все равно педик, — Натан фыркнул.

Тэмсин стиснул зубы и принялся судорожно думать, кто бы ему мог понравиться. То есть, кто бы мог понравиться «педику», которого он так отчаянно и старательно играл.

— Наверное…чтобы он был не популярным. Не неудачником, но не супер-крутым, как эти уроды. Чтобы он не жил в элитном районе. Чтобы он не думал, что его внимание должно заставить меня прям прыгать от радости, чтобы он не думал, что его внешность — это что-то потрясающее, чтобы он не думал, что за деньги его родителей можно купить все. Чтобы он не планировал все заранее, типа, как Джеферсон. Ну, вроде как, он меня пригласит в кино, оплатит все, а я потом что-нибудь сделаю. Фу, нет, не такой точно.

— Пока что логично, — кивнул Натан с интонацией «ну, неплохо-неплохо». На самом же деле ему зубы свело от фразы «что-нибудь сделаю». Не хотелось даже представлять этого, а уж спокойный тон, которым Тэмсин это говорил, вообще раздражал. Как будто он уже точно решил, что когда-нибудь это сделает.

— Если он и пригласит меня куда-нибудь, то не потому что он хочет что-то получить, а потому что я ему нравлюсь. И он вообще ни на что не будет рассчитывать, просто пригласит, как бы.

— А смысл? — Натан хмыкнул.

— Провести время со мной.

— Господи, детские сказки, — простонал Натан, но все еще руку не выпускал, продолжая прижиматься к спине и в обнимку шагать дальше. Тэмсин тоже больше не выкручивался, увлеченный очередным внезапно длинным разговором с братом.

Натан называл это детскими сказками и глупостями, но сам думал так же. Аманда была права, он был настоящим романтиком, просто скрывал это изо всех сил, не надеясь, что его поймут и его порывы оценят.

Лучше не действовать, чем быть отвергнутым.

— Мне все равно, что детские сказки. Если мир — дерьмо, это не значит, что я с этим смирюсь и стану, как они, — Тэмсин обиделся немного. — Это значит только то, что мир — дерьмо. Я лучше буду один, чем стану, как они. И если не будет так, что кому-то просто хочется пригласить меня куда-то, чтобы провести время, а не чтобы чего-то от меня добиться, то я буду один. И дальше издеваться над такими уродами, как Джеферсон. Они заслужили. Они меня всю школу мучили, теперь пусть сами мучаются.

— Он тебя вообще не знает, — Натан даже засмеялся. — Он-то здесь причем?

— Я имею право на свои заскоки. Пусть не издевался, но им-то я уже не отплачу. А надо кому-то. Это же способ постигнуть дзен, — Тэмсин хихикнул. — Нужно выражать свой негатив хоть куда-то, иначе получится, что они своего добились, вывели тебя из себя. И даже если Джеферсон меня не мучил, он мучил кого-то еще? Таких, как я, в школе полно. Я их всех уже заметил, и я знаю, каково им. И все равно, все эти пафосные, богатые уроды должны ответить хоть раз.

Натан руку отпустил, и Тэмсин распутался, отошел в сторону, не показывая ничем, что его это удручает. Идти рядом было приятно.

Но он увидел, что они уже подошли к дому, просто в темноте Тэмсин не ориентировался и не узнал его сам.

— Он уже спит, — заметил Натан, заканчивая разговор на высокой ноте, чтобы он не съехал в ссору или спор.

Свет в окнах и правда не горел, отец жил по созданному за десятки лет распорядку и менять его не собирался, как ответственный владелец собственного дела. Они все были такими, и если Натана это иногда раздражало, потому что он был человек-спонтанность, то Тэмсин отца понимал и ни разу не осуждал. Если отец начнет вести себя, как раздолбай, кто будет их содержать? Без его упрямой консервативности не будет уюта, который царит в доме обычно.

В дом они вошли тихо, постаравшись ничего не свалить и не звенеть ключами.

— Ты будешь пиццу? — спросил Тэмсин, отправляясь на кухню.

Натан кивнул, подумав, что он-то в кинотеатре попкорн предпочел не трогать, чтобы его вкус не ассоциировался потом со сценой «Тэмсин блюет в ведерко с попкорном».

Тэмсин снял куртку, отдал ее брату и пошел искать еду, Натан же пошел наверх.

От куртки чем-то странно пахло. Не старым сигаретным дымом и жвачкой, как он привык, а чем-то еще. Он принюхался к воротнику, как Тэмсин перед кинотеатром. Теперь там остался новый запах — шампуня, духов, мусса и лака для волос и еще чего-то неуловимого. Все искусственные запахи разбавились тонким запахом самого Тэмсина и превратились в один неповторимый, уникальный, жутко приятный.

Натан так и дошел до комнаты, принюхиваясь, а потом подумал, что бредит, швырнул куртку в шкаф, не глядя. Надо было молча поужинать и так же молча лечь спать, а то его уже почти совсем перестал раздражать родной брат.

Это было так странно и непривычно, что пугало.

08.05.2012

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал