Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 14. За Тэмсина Морган переживал зря, потому что утром оказалось, что простыл не он, а Натан.




 

За Тэмсина Морган переживал зря, потому что утром оказалось, что простыл не он, а Натан.

Он делал вид, что умирает, и Чак его понимал, быстро, чтобы не опоздать на работу, разогревая куриный бульон из покупной коробки, выдавливая на блюдце десяток разных таблеток и наливая стакан воды с цитрусовым мерзким порошком.

Тэмсин все это отобрал, просмотрел инструкции к таблеткам, написал список по времени принятия и отнес столик для завтрака брату прямо в постель.

Натан, в это время радовавшийся внезапному освобождению от школы и театрального кружка, упал обратно на подушку и прикинулся мертвым.

— Боже…голова… — он застонал, морщась, прижимая ладонь ко лбу.

— Сейчас принесу компресс, — Чак отправился в ванную, а Тэмсин с подозрением на брата посмотрел.

Он знал, конечно, что Натан и отец — люди абсолютно беспомощные в состоянии болезни, но не верил ни единому слову «больного» брата. Когда он болел всерьез, он даже говорить не мог, а не будь рядом Тэмсина или матери, он бы умер, не разобравшись в лекарствах.

В этот же раз у него даже голос не был гнусавым от насморка, только якобы болело горло. И когда он зашелся в кашле, Тэмсину показалось, что это типичный хронический кашель курильщика, но никак не результат воспаленного горла.

— Возьми градусник. И померяй давление. И выпей это все. Я скажу, что ты заболел, потому вчера плохо себя чувствовал и не пришел в театральный.

— Как хорошо все складывается… — прошептал Натан, забирая у вернувшегося отца холодный компресс и укладывая его себе на лоб. — Как хоро…то есть, как мне плохо, но от вашей заботы становится лучше. Думаю, завтра я буду чувствовать себя немного более…в кондиции.

— Завтра ты пойдешь в школу, — прищурился Тэмсин.

— Если температура спадет, — удивленно поправил Чак, не понимая такой строгости. Даже он готов был хоть что сделать для больного сына, а его собственный брат вел себя, как злая мачеха.

Потому что мачеха просекала вранье.

— Да-да, спасибо… идите, я боюсь вас заразить, — Натан протянул руки к миске с бульоном, вдохнул запах и чихнул от души.

«У него просто аллергия на этот запах, вот брехло», — подумал Тэмсин, но задерживаться не мог, он из-за этой псевдо-простуды не успел собраться до ухода отца. И как только Чак уехал, пришлось бегать перед «больным», собираясь на ходу.

— Класс…кла-а-а… — начал, но снова чихнул Натан, глядя на малиновые трусы, которые тоже были какие-то женские, но более приличные, чем те, что видны были из-за ремня Тэмсина раньше.

— Иди в задницу, — злобно буркнул Тэм, убегая с сумками и закрывая дверь.

«Да неужели я правда заболел», — подумал Натан, чувствуя, что носоглотка как-то начала неметь, нос горит, горло дерет, а на голову будто натянули теплую шапку.



 

* * *

 

Аманде было скучно. Ей и обычно-то было не очень весело наблюдать за бывшей соседкой, которая из неудачницы превратилась в потрясающую блондинку-черлидершу.

Это было печальное занятие хотя бы потому, что она постоянно была занята, точно была лесбиянкой, и вокруг нее была куча красивых девчонок.

То есть, оправданием не служила даже ее ориентация, потому что захоти Аманда — у нее был бы шанс. Но она была неуверенной в себе лентяйкой.

Так что ей ничего не светило.

Появившийся в городе Натан был отличным собеседником, с которым сложно было заскучать, но и помолчать тоже было неплохо. И тут он взял и не пришел.

И взял, наконец, телефон.

— Да?.. — он простонал гнусавым голосом, а потом вздохнул.

— Ты, говорят, болеешь, — протянула Аманда скептически, глядя, как Тэмсин наклоняется, чтобы поднять учебник. Он был нагружен сумками сверх меры, а зеленые в этот раз туфли, на которые он потратил еще кучу денег, имели еще более высокие каблуки, чем те, что были до этого.

Аманда только что с ним разговаривала, спрашивала, куда подевался Натан, а теперь осталась на лестничной клетке, прижавшись к окну, чтобы сплошной поток малявок и старшеклассников ее не раздавил.

Тэмсин в ее глазах был самоубийцей, который рискнул остановиться в этом потоке за каким-то учебником.

— Я умираю, — без тени артистизма простонал Натан, и Аманда подумала, что либо это правда, либо он всерьез так думает.

— А завтра ты придешь?



— Нет…никогда не приду, я же умираю, дура.

— О…что за хрень? — Аманда сказала не в тему разговора, и Натан не понял, но его соседка просто не могла оторвать взгляда от происходящего. Ей не верилось, как и любому человеку, на глазах которого начала развиваться трагедия.

Тэмсин только поставил все сумки возле стены и кадки с деревцем, где поток школьников был поменьше, как за спиной у него оказался какой-то чудик. Он замер, потом огляделся, прикусил губу и вытянул руку. Тэмсин нагнулся, и Аманда не успела даже крикнуть ему, чтобы повернулся, чудик резко выпрямил руку, пихнув новенького в спину.

— Господи! Срань божья! — Аманда вытаращила глаза и заголосила, как больная, сразу зашумели и все вокруг. У подножья лестницы все расступились, образовав круг и закрыв обзор на упавшего Тэмсина.

Он даже не заревел, хотя вскрикнул, когда падал. Сидя на полу, он только чувствовал, что его затошнило от боли, а слух отказал, и громкие голоса вокруг казались тихим жужжанием откуда-то издалека.

Натан от удивления перестал ломать комедию, приподнялся на локте в своей уютной постели, прижал телефон сильнее к уху, чтобы услышать все.

— Что там?

— Эй, уро… — начала Аманда, а потом сбросила звонок, и Натан уставился в шоке на онемевший мобильник.

«Она бросила трубку? ОНА БРОСИЛА ТРУБКУ?!» — возмущению не было предела, а интуиция противно зашевелилась, подсказывая, что произошло что-то дерьмовое. Иначе абсолютно спокойная Аманда никогда бы не стала так разговаривать и даже повышать голос.

— Господи…начнешь умирать, всем насрать, это не оправдание! Умираешь?! Пффф! Подумаешь! У всех жизнь ключом, страсти, паника, эмоции, события! Почему этого нет, когда я там?! — Натан начал разговаривать с воздухом, раздраженно откинул одеяло и вполне бодро встал. Его повело в сторону, голова заболела, но коснуться холодного пола раскаленными от температуры ступнями было просто прекрасно.

 

* * *

 

— Отстань от меня, дикая баба! — мальчик с очумелыми ручками, тянущимися вечно кого-то толкнуть, от Аманды буквально убегал. Он уже пробежал мимо своего кабинета и решил, что на урок идти поздно. А Аманда за ним бегала по всему зданию средней школы, оглядываясь по сторонам и надеясь не попасться на глаза учителям. Увидев ее не на уроке, да еще в другом здании, ее бы точно не поняли.

— Да я не буду тебя трогать, дурак… иди сюда, сказала! — она зашипела, наклонившись, и убегавший остановился, развернулся, с подозрением на нее посмотрел.

— Как будто я бабу боюсь…

— Маленький говнюк, — рявкнула она тихо, сквозь зубы. — Я могу рассказать директору, и ты вылетишь отсюда быстрее, чем закончатся уроки, понял? Вот смешно-то будет. Перейдешь в другую школу? Будешь ездить в соседний город? Или, может, скажешь родителям, что «ой, у меня так руки зачесались, я толкнул человека с лестницы, и меня выгнали из школы с позором, давайте переедем?»

— У меня нет родителей! — передразнил он, ехидно скорчив дикую гримасу. — Валяй, рассказывай!

— С кем же ты тогда живешь, Пиноккио?.. — Аманда продолжала шипеть так же, как он, но постепенно приближалась, чтобы его поймать.

Парень подумал, что она имела в виду его длинный нос, прогнутый так, что кончик устремлялся к небу. Это выглядело бы смешно и даже в чем-то мило, если бы не его неопрятный вид, который делал его каким-то страшным.

— Не твое дело, лесби! — он сразу просек, будто у него был глаз наметан на подобные дела. Аманда опешила на секунду, а потом совсем начала метать молнии глазами.

— Да мне плевать, с кем ты там живешь. Я тебя просто сдам его брату, а он от тебя даже шнурков не оставит.

— Этот-то?! Да шпала обычная, что он мне сделает? Знаю таких, укурок и псевдо-гитарист, небось, их по городу, как собак нерезаных. А как по шее кому надавать — так сразу просят кого-нибудь! Ничего он мне не сделает!

— Вот и посмотрим, — Аманда даже обиделась за Натана. — Когда он придет к тебе домой и проверит, с кем ты живешь, — мрачно закончила она и двинула проколотыми бровями. Брови были такие широкие, что взгляд казался мужским и был весьма убедителен.

— Он просто бесит меня! — выпалил вдруг несостоявшийся маньяк-убийца. — Приперся, никто не звал, сразу весь такой популярный стал!

— Тебе от этого жарко, что ли? — Аманда выпрямилась и хмыкнула. — Возьми и тоже стань. Он таким лохом года три назад был, что тебе не снилось, хоть ты и пугало, каких мало.

— Сама страшила!

— Зеркалу-то не соврешь.

— Не ври только, ладно?! Ходит тут, как супермодель, весь такой… мне что, тоже туфли купить?! Тоже, как баба, быть?!

— Зачем? — Аманда дошла до него, и теперь их разделял только шаг.

И пятнадцатилетний малявка оказался одного с ней роста. Аманда же была всего на голову ниже Натана, а значит, с ростом у мальчика-маньяка проблем не было.

— Запишись в качалку, отрежь свои патлы сальные, а то страшный, как стремная лесбиянка.

— Кто бы говорил, а! Еще я советов твоих не слушал, крыса облезлая, — он фыркнул и поправил сумку на худом плече. — Мне не нужны тупые девки.

— Это я поняла, — Аманда прищурилась, начиная понимать, в чем дело. Трудно было в это поверить, но это явно было тем, что лезло ей в голову. — Иначе зачем бы тебе завидовать Тэмсину.

— Даже имя дебильное! — у парня глаза от злости на лоб полезли — тусклые, то ли серые, то ли голубые, под невыразительными бровями. У него был непонятный цвет волос, а брови почти отсутствовали, такими тонкими и светлыми были. От этого взгляд казался тупым, а лицо жалобным.

— У тебя, небось, круче, — с сарказмом покивала Аманда. — Ты гомик, что ли?..

Парень замолчал, вдохнув глубоко, так что грудь выгнулась колесом, сделал дикие глаза, в которых горела ненависть к Аманде и к миру вообще.

— Ой, угадала?! — она засмеялась, не удержавшись, снова оглянулась. По коридору никто не шел, и она схватила малявку за руку, стиснула пальцы так, чтобы он ни за что на свете не вырвался.

Хоть он и был юным, начинающим геем, ему не были знакомы типичные приемы женского сопротивления, и царапаться он не стал. А вырваться не получалось.

— Отвали, дура!

— Ревнушечки! — взвыла она и запищала, хрипло захрюкала, став похожей на морскую свинку. — Взревновал кого-то к Тэмсину?.. Кого, интересно? Джеферсона, что ли?! — она захохотала, совсем перестав сдерживаться, потому что все голубые качки в школе были тупее пня лесного. И их король — Морган, был тому подтверждением. Тупее просто было не найти, и Аманда не понимала даже, как такой парень, пусть и страшный, как этот маленький маньяк, мог влюбиться в тупицу.

А он заныл, затряс рукой, пытаясь отцепить противную лесбиянку, как надоедливого клеща.

— Не пущу, не старайся. Сейчас мы пойдем либо к директору, либо куда я тебе скажу, понял?

— Силенок не хватит, — двинул он своими тонкими бровями и дернулся снова.

Аманда дернула со всей силы на себя, шагнула назад, и ее жертву буквально потащило следом. Он опешил, а Аманда подумала, что отцовский совет заняться спортом «если уж парня себе найти не хочешь» оказался полезным.

Пол в школьном коридоре был очень скользкий, и стертые подошвы кедов просто поехали по нему.

— Ну, так куда мы идем? — Аманда прищурилась.

— А куда ты хочешь, если не к директору?.. — он не верил, что она его не сдаст после того, как Морган прибежал с тренировки и на глазах у всех унес сопротивляющегося и отбивающегося новичка в медкабинет.

Это было так эпично, что никто даже не стал искать «преступника» по горячим следам, учителя только жужжали, что бедняжка сам споткнулся или зацепился высоким каблуком.

«Но что поделать, образ, он же ходит в театральный. Талантливый очень, сразу видно».

Симона, как звали несостоявшегося убийцу, от этого просто тошнило. И хоть он сначала боялся толкать, думал, что это слишком жестоко и грубо, ведь сам Тэмсин ничего не делал, чтобы привлечь внимание к себе…потом он решился и боялся только, что его поймают.

А когда даже ловить не стали, ему захотелось заорать «Да не спотыкался он! Я его толкнул!»

— Поедем ко мне домой, — вырвалось у Аманды, потому что ее план еще не до конца сформировался, но очертания приобретал с каждой секундой все более четкие.

— К тебе домой?! — Симон опешил, округляя глаза и не понимая, зачем это еще нужно. — Мне не нравятся бабы! То есть, лесби! То есть, ты же лесби, зачем?!

— Фу, господи, какие дети пошли… — Аманда вздохнула, развернувшись и утягивая его за собой. Он мог даже не стараться и не шевелить ногами, просто ехал по скользкому полу за ней. — Поговорить, чтобы никто не мешал.

— А на улице никак?!

— Может понадобиться кое-что, — отмахнулась она, потому что сама собиралась сначала поговорить с ним в машине, но передумала.

Ей и так-то было скучно без Натана, так что позволить ему валяться дома и болеть она не могла. И раз уж они решили дружить, ему должен понравиться такой подарок для выздоровления.

Маленький рычаг для управления Джеферсоном. А возможно, и Тэмсином тоже. Вообще, имея в руках всего одного человека на территории небольшого городка, можно свернуть горы.

 

* * *

 

Натан решил остаться дома, когда получил сообщение, что дергаться и лететь в школу не стоит, чтобы его там не увидели и не решили, будто болезнь — отмазка. Но Аманду он ждал с содроганием после прочитанного «Я везу тебе подарок, тебе понравится».

Он поправил прическу раз двести, нацепил инфекционную маску и подумал, что она ему очень даже идет. Он не любил свой нос, хотел, чтобы он был покороче, а маска так красиво его закрывала.

И он как раз развалился на диване в гостиной, включил музыкальный канал, когда услышал шум подъезжающей к дому машины. И в окне он увидел, как раздолбайка Аманды паркуется возле их гаража, а не возле соседского.

Он бросился к зеркалу, несмотря на не до конца спавшую температуру, облился одеколоном, опять потряс головой, так что челка роскошно легла.

— Зачем ты звонишь в дверь? Это что, не твой дом?! — раздался паникующий и незнакомый голос. Натан подумал, что этот подарок ему скорее не понравится, чем наоборот.

Он открыл дверь и уставился на соседку, которая крепко держала за руку незнакомого малявку. По росту его малявкой назвать было сложно, но по лицу — запросто.

— Господи, дрянь! — Симон взвыл и принялся вырываться. — Надо было к директору сразу идти! Отпусти меня-я-я!!

— Это что? — спокойно уточнил Натан, глядя только на Аманду.

— Это хрен, который толкнул твоего братца с лестницы сегодня. Когда мы разговаривали. Я вообще ничего не успела сделать, он его пихнул с пятнадцати ступенек.

Симон сжался, отвернувшись и уже собираясь согнуться, закрыть голову свободной рукой.

Что бы он там ни говорил в школе, что «гнев старшего брата» его не пугает, но Натан был выше, в маске выглядел очень мрачно, а из-за маски видны были только его злобные глаза.

Он терпеть не мог, когда погода становилась облачной, и глаза превращались в темно-карие. Ведь в солнечный день они были почти темно-зелеными.

— Обалдеть, — Натан засмеялся. — И как он навернулся?

Челюсти отвисли одновременно у Аманды и Симона.

— Что? — Тревор средний поднял брови. — Я что-то не то сказал?

«Я думал, он меня убьет».

«Я думала, он хотя бы заорет».

— Ну, он бы устоял, там не сложно было, но он на каблуках был, зацепился за резиновую штуку на ступеньке и грохнулся вперед носом.

— Нос сломал? — уже грустно спросил Натан. Все же, брата было немного жаль, но он никак не мог отвыкнуть радоваться его травмам и падениям. Так же, как и Тэмсин обожал, когда с братом что-то случалось.

И они не страдали, как безумные, переживая за чужую боль.

— Нет, руки отбил и коленки, — Аманда махнула рукой. — Лодыжку вывихнул еще, но Джеферсон живо прибежал, как принц Чарминг, и унес его в медпункт. Если бы ты видел лицо своего брата, ты бы подумал, что он натурал. Но ему, наверное, просто было больно, — Аманда захихикала противно.

Натан подумал, что если Джеферсон — принц Чарминг, то он будет Флинном, точно не положительным, но жутко обаятельным.

А коварства ему не занимать.

— Ты не спросишь, как он доберется домой? — Аманда удивилась.

— Пффф, как-как, на костылях. В первый раз, что ли. Откуда его только не толкали раньше, даже с балконов, ничего, добирался, — Натан махнул рукой и пропустил соседку в дом, та затащила Симона следом.

Симон же просто опешил, услышав сначала реакцию среднего Тревора, а затем и подробности из жизни Тэмсина.

Не верилось, что Такого кто-то откуда-то толкал.

— Зачем ты это приперла? Вершить правосудие? Над ним природа и так уже поиздевалась, — Натан хмыкнул и закрыл дверь.

— Я объясню. Только наедине, а то…

Они оба уставились на Симона, и он вздохнул недовольно.

— Я могу вообще домой уйти. И школу я прогуливать не хотел.

— Ах, какая жалость! Интересно, почему? Потому что дома нет никого?! Или ты гонишь, потому что хрена с два ты в пятнадцать лет живешь один! — передразнила его Аманда, громко высказывая это прямо в лицо.

— Я живу с бабушкой! — огрызнулся он так же, с наездом. — Поняла, дура?!

— Пойди, посмотри телевизор, — как к ребенку обратился к нему Натан. — И заткнись, голос — как циркулярная пила, честно.

Симона это жутко обидело.

Пусть новенький старшеклассник был не в его вкусе, пусть он не похож был на мелированного загорелого качка…но он был старше и парнем, а значит, его мнение было в какой-то мере авторитетным.

И отзыв о голосе просто убил.

Симон ушел в гостиную, садиться не стал, просто уставился в телевизор.

— Сопрешь что-нибудь — я тебе в задницу запихаю, — уточнил Натан, заглянув, а потом опять скрылся за выступом стены.

— Ему понравится, я думаю, — мерзко улыбнулась Аманда и уставилась на Натана. Он молча пытался сообразить, что она имела в виду, а когда до него начало доходить, глаза полезли из орбит. Он оглянулся, еще раз посмотрел на подарок, снова уставился на Аманду и одними губами спросил: «ЭТО?»

— Да, — шепотом ответила она. — Внешность — фигня. Но ты же сам говорил, что брат твой был лох лохом еще на прошлой неделе.

— Это да.

— Фотку покажешь? — она усмехнулась.

— Хоть двести, на всех урод уродом. Кривоногий, ушастый лох.

— Этот получше или похуже?

Натан снова оглянулся.

— Да вообще кошмар, катастрофа…

— Понятно, ты не помощник, трезвой оценки никакой.

— Зачем нам еще один педик?! Мне мало своего и еще этого урода Джеферсона?

— Ты не понял. Он дал пинка твоему братцу.

— Умница, горжусь, офигенный поступок, я бы тоже дал пинка, но какая мне разница?!

— Да потому что он тоже гомик! Зачем один гомик другому дает пинка?!

Натан уставился на нее, как идиот.

— Да потому что он без ума от Моргана! Понимаешь?! Лох последний, посмотри на него, страшила конченый, настоящий гомик, на все двести процентов, по уши втрескавшийся в нашего тупицу! И тут приезжает весь из себя такой твой брат! И у этого ярость, анальная боль, хотя он бы предпочел настоящую, а не моральную, улавливаешь?!

— Фу… — протянул Натан.

— Брату твоему нужен Джеферсон?!

— Да не особо, как я понял.

— Тебе надо, чтобы они встречались, и он тут вертелся у тебя перед глазами, лапал твоего брата и махал своим голубым членом направо-налево?!

— Фу! — повторил Натан с отвращением.

— Этому парню тоже нахрен не надо, чтобы они были вместе! Проблема только в Моргане, ему это надо, больше никому!

— И что ты предлагаешь?!

— Да пусть он переключится на это пугало, и все будут счастливы! Ему есть, кому сунуть, этому сует любимый гомик, твой брат свободен и популярен, тебя никто не бесит!

— А ты-то чего так радуешься?!

— Мне скучно, это меня забавляет, — мигом пришла в себя Аманда.

Натан закатил глаза и вздохнул.

— Но Джеферсон на ЭТО даже не посмотрит. Не смотрел же столько лет, с чего бы теперь?

— Твой брат был лохом, черт тебя возьми, тоже!

— Но сейчас посмотри на него! Он такое с собой сделал, что ему бы только труп не вдул!

Аманда задумалась насчет «А ты?..» но не спросила.

— Да всего за пару часов же! Что мешает этому сделать то же самое?!

— Да даже если его накрасить и нормально одеть…он все равно стремный!

— Ммм…так ты такого высокого мнения о своем брате…

— Я… — Натан подавился и замешкался. — Я просто объективно сужу! Разве я не прав? Он трахабельнее же, ну?!

— Для этого и нужен ты!

— Я?!

— Не все же тебе сидеть на заднице ровно или пакостить по-мелкому! Пакости от души, полностью, брутально, будь мужиком! Мы сейчас сделаем из него пидорскую принцессу и скажем всем, что вы встречаетесь!

— Фу!!! — Натан взвыл, и Симон в гостиной дернулся, уставившись в коридор и испугавшись. Его гонор от адреналина после школы постепенно исчезал, и наступала паника.

— Да не по-настоящему! Да даже если придется чуть-чуть мацнуть его, что ты, трус, что ли?! Ты же в театральный ходишь, будь актером!

— Меня заставили.

— Да плевать. Тебе слабо?!

— Меня не взять на слабо, дура!

— Значит, слабо! Морган круче тебя, значит, делает, что ему вздумается, а ты не можешь даже такую ерунду сделать, чтобы размазать его!

Вот это на Натана действовало, когда кого-то называли лучше, чем он.

— Но ему будет зашибись тогда с этим педиком! Он все равно в выигрыше!

— Это он так будет думать! Но на самом деле, мы мега-манипуляторы, брат твой ему не достанется, ты победил, мне весело, все счастливы, Морган — лох!

— Тогда раз плюнуть, пффф, — махнул рукой Натан и заглянул снова в гостиную. — Боже…ну и… ладно.

— Что вы там обсуждали?! — проныл с претензией на ярость Симон.

— Есть предложение, мальчик-агрессор, — Аманда тоже заглянула, засучивая рукава, так что это напугало даже Натана. — Повторять не стану, откажешься — возможности больше не будет.

— Ну… — Симон замешкался. — Какое?..

— Либо ты делаешь то, что мы скажем, и получаешь своего Джеферсона целиком и полностью, либо я сдам тебя директору, и это может огорчить твою несчастную бабушку до сердечного приступа. Старушку не жалко, так хоть о себе подумай — по родственникам пойдешь приживаться, побираться. Или вообще в интернат.

Симон посмотрел на нее, потом на Натана, который пытался привыкнуть к его виду и побороть отвращение.

— Ты всерьез думаешь, что я выберу второе?.. — почти шепотом, очень спокойно спросил он, наконец.

— Вот и умница, — Аманда хлопнула в ладоши, а потом посмотрела на Натана. — Видишь? Отличный парень. Вы чем-то похожи. Характер, я имею в виду. Мы сработаемся. А если сработаемся, все будет так, как надо.

— Хотелось бы верить, — Натан отвернулся даже. — Пить хочу.

— Ой, принеси мне тоже, пожалуйста? — Аманда сделала жалобное лицо, притворяясь. Он на нее с подозрением посмотрел, прищурился, но решил принести.

— И своему бойфренду тоже, — не удержалась она.

— Что?! — Симон ужаснулся, скрывая, что его тут же пронзило чувство восторга на полсекунды. У него парень? У него парень-старшеклассник? У него парень-старшеклассник, только что перешедший в их школу, такой симпатичный и ставший популярным среди девчонок? У НЕГО?!

— Ты уже выбрал. Откажешься? Можешь проваливать и собирать вещи, бабушку в реанимации навестишь.

— Нет. Если я согласился, значит, все, — категорично помотал он головой. — Но вы хоть скажете, что происходит?! Как вы собрались заставить…его…Моргана, то есть…

— Это наши проблемы. От тебя требуется только выполнять и быть. А, еще…у тебя деньги есть? Карманные, накопленные на что-то, например?..

— Есть, но я хотел купить новый телефон.

— Свой покажи, — Аманда помрачнела. Бойфренд с дерьмовым телефоном Натану точно не подходил, это было бы подозрительно. Но телефон оказался нормальным.

— Нормальный, ну. Какой ты хотел?

— Самый новый, — выпятил губу Симон.

— Обломаешься. Что лучше — телефон и навечно с котом и бабушкой дома или со своим качком на заднем сидении его джипа?

Симон начал медленно заливаться краской, и Аманда прыснула от смеха.

— Боже, как мило…гомики начинают мне нравиться. Лети домой, тащи копилку, разобьем ее.

Он на минуту замолчал, волнуясь и не в силах поверить.

— Это не шутка?

— Если ты не вернешься, я позвоню директору, — Аманда заверила его нежно.

— Ладно, я скоро, — он вздохнул, опять скрывая, что безумно рад. Вряд ли «это» будет больно. Под «этим» он подразумевал невероятные пути достижения Джеферсона.

— Название улицы запиши, заблудишься! — крикнула она ему вслед, когда он уже метнулся к входной двери.

Натан вернулся с двумя бутылками колы и протянул одну Аманде.

— А как же для бойфренда?

— Перебьется. Кстати, где он?

— Убежал за деньгами. Мы — имиджмейкеры и пиар-менеджеры, но не спонсоры.

— Уже радует.

— А где твоя маска? Ты меня заразишь!

— Она мешает мне пить, представляешь? И воздушно-капельным простуда не передается. Это не сезонный вирус.

— Ладно, тогда прикинься, как ты обычно это делаешь на публике, пойдем по магазинам.

Натан подумал, что она успела его слишком изучить за пару дней и уже понять, что дома он вел себя и даже выглядел проще, чем вне дома. Вне дома он обязан был выглядеть, как солист какой-нибудь неформальной группы, только что уставший на записи в студии.

И он пошел переодеваться, несмотря на то, что голова еще была тяжелой от температуры. Размазать Моргана? Ради этого стоило даже умереть.

08.05.2012

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал