Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 18. Кто возьмётся утверждать, что одно счастливое мгновение любви, или радость от возможности дышать, или наслаждение от прогулки в солнечный день и глотка




Кто возьмётся утверждать, что одно счастливое мгновение любви, или радость от возможности дышать, или наслаждение от прогулки в солнечный день и глотка свежего воздуха не стоят всех тех страданий и усилий, которые накладывает жизнь.

Эрих Фромм

 

Неделю спустя они отправились в Чикаго. В самолёте Тони полностью погрузился в работу на своем ноутбуке, в то время как Клэр сидела тихо и размышляла о городе. Во времена её учёбы в колледже тот был ее любимым местом посещения. Дорога от Вальпараисо до Лупа, деловой части Чикаго, занимала всего лишь час двадцать минут. Они с подругами по женской общине проводили там всё послеобеденное время и вечера, наслаждаясь достопримечательностями. Они ходили по магазинам, ужинали в городских ресторанчиках и посещали театры. Девушки знали обо всех местах с лучшими предложениями. Клэр вспомнила, как было весело кататься по городу по железной дороге в поезде. Иногда они с ребятами ходили на баскетбольные игры, обычно на Чикагских Кабс. Ей нравилось наблюдать за людьми на бейсбольном стадионе Ригли Филд. Не будучи фанаткой бейсбола, она любила тёплые вечера в кругу друзей и удовольствие от хот догов и пива. Они все набивались в чью-нибудь машину и отправлялись в дорожное приключение. И не было ничего лучше, чем те мгновения. Все понимали, что они способны променять учёбу даже на день в Ригли. Клэр объясняла это как вид научного исследования, поскольку её специализацией была метеорология, а бейсбол проходил на улице, все имело смысл. Друзья превратили бейсбол в весёлое времяпрепровождение. Ко всем ребятам, которые, кстати, входили в одно студенческое сообщество, Клэр относилась больше как братьям. После неудачного короткого романа на первом курсе вместо любви она решила сосредоточиться на учёбе. Внезапно Клэр поняла, что воспоминания о прошлом нагнали на неё грусть. Ей стало интересно, где сейчас находятся все эти друзья. Она так закрутилась со своей карьерой, что растеряла связь с большинством из них. Может, если бы они общались, то те, возможно, заметили бы её исчезновение прошлым мартом.

Как только самолёт начал подлетать к частному аэропорту, пред глазами Клэр возникла линия горизонта, соприкасающаяся с голубой гладью озера. Она приказала себе больше не предаваться печальным мыслям. Абстрагироваться. Ей нужно сосредоточиться на том, как отлично провести время в Чикаго. Но тогда, разъезжая на стареньком минивэне, она знала, что впереди её ждёт веселье. А сейчас, выходя из частного самолёта и садясь на заднее сиденье арендованного лимузина, что же ей предстоит?

Было семь тридцать утра, и на лимузине, который вёл Эрик, они ехали в сторону озера. Клэр видела здания, чувствовала запах выхлопных газов, вибрацию дороги, а когда машина повернула на север по дороге Лейк Шор Драйв, то почувствовала, будто вернулась домой - чувство, которое было ей недоступно много месяцев. Ощущая радостное возбуждение, ей хотелось говорить обо всём том, что они миновали: о выставочном комплексе Маккормик плейс, стадионе Солджер Филд и Грант парке. По мере приближения к Миллениум-парку она подумала о концертах, проходивших там все лето напролёт. Но она не произносила ни слова. Тони был занят разговорами по мобильному телефону. Он говорил с кем-то с тех самых пор, как они приземлились. Его голос звучал дружелюбно, но Клэр достаточно изучила язык его тела, чтобы предположить, что тот говорил совсем о другом. Замечания со стороны Клэр о красотах Чикаго не улучшат его настроения. А еще девушка беспокоилась о том, что он может не одобрить того, насколько комфортно она себя чувствует в Чикаго. Изначально Клэр не хотелось ехать с ним в эту поездку, теперь же она не могла дождаться возможности насладиться прогулкой по городу.



Лимузин подъехал к небоскрёбу Релианс-Билдинг, и Тони подхватил свой портфель, ноутбук и мобильный телефон. Эрик обошёл машину и открыл дверь. Всё ещё разговаривая по телефону, Тони кивнул Клэр и вышел из машины. Она снова оказалась в знакомой ситуации - её увозили в абсолютно неизвестном направлении.

Еще до приезда Тони проинформировал Клэр о том, что она может отдохнуть в его квартире, однако, не упомянул, где та расположена или когда он вернётся. Глубоко вздохнув, Клэр набиралась терпения, пока Эрик вёл машину по загруженным улицам. Через некоторое время лимузин замедлился, направляясь к парадному входу небоскрёба Трамп–Тауэр, башне Трампа. Опустив перегородку между водительским сиденьем и салоном, Эрик выдал первую информацию о её пункте прибытия:



- Мисс Клэр, квартира мистера Роулингса находится на восемьдесят девятом этаже Трамп-Тауэра. У службы безопасности есть ваше имя, поэтому проблем с доступом в здание возникнуть не должно. Как только вы войдёте через главные двери, поверните налево, там увидите стойку службы безопасности. Они помогут вам подняться в квартиру. Я припаркую машину и принесу ваши и сумки мистера Роулингса; постараюсь это сделать как можно быстрее. Как только вы окажетесь на восемьдесят девятом этаже, персонал квартиры будет в вашем распоряжении. У вас есть какие-то вопросы, мисс?

- Нет, Эрик, спасибо. Я всё поняла.

Она подождала, пока он остановит машину, выйдет и откроет ей дверь. Поспав всего пять часов, Клэр ощущала себя словно мышь в лабиринте. Сможет ли она отыскать сыр?! Не успела девушка выйти из машины, как прохладный ветерок с озера прошелся по ногам. Направляясь к башне Трампа, Клэр подумала о своей внешности: блузке, юбке, тонких каблуках и волосах, поднятых вверх и свободно спадающих волнами на спину. Сейчас она не была похожа на ту девчонку из колледжа, которая раньше бродила по этим улицам с друзьями. Двери открылись, и ей кивнул посыльный, когда она проходила мимо. Она выглядела так, будто вела образ жизни, где люди пользовались услугами лимузинов. Охранник за стойкой не задал никаких вопросов, когда она уверено произнесла:

- Здравствуйте, я Клэр Николс. Пожалуйста, проводите меня в квартиру мистера Роулингса.

- Да, мисс Николс, мы ожидали вас. Надеемся, что ваш полёт был приятным. Пожалуйста, следуйте за мной.

Охранник старался поддерживать небольшую беседу, но мысли Клэр вернули её на шесть лет назад.

Как только лифт достиг восемьдесят девятого этажа, Клэр поблагодарила охранника и, оставив ему чаевые, вошла в открытую дверь квартиры. Её тут же поприветствовал очаровательный джентльмен:

- Здравствуйте, мисс Клэр. Меня зовут Чарльз. Очень приятно с вами познакомиться.

Он показал ей комнату мистера Роулингса и уточнил, хотела бы она позавтракать, выпить кофе или что-нибудь ещё.

Комната Тони напоминала ей его квартиру в Нью-Йорке, выполненную в более мужской натуральной цветовой гамме. Шторы были задёрнуты, и Клэр попросила Чарльза раздвинуть их. От комнаты веяло темнотой и мрачностью, и она знала, что там, за плотно закрытыми шторами, ярко светило солнце. Когда Чарльз раздвинул шторы, от вида за окном у неё перехватило дыхание. Окна выходили на север к озеру. Возвышаясь над большей частью города, она могла стоять близко к окну и рассматривать здания сверху. Немного левее виднелся пирс Нейви Пиер и лодки, качающиеся на поверхности озера. Красота открывающегося вида заворожила её. Она любила Чикаго, и под ней сейчас было восемьдесят девять этажей.

- Мисс Николс, вы останетесь или пойдёте прогуляться?

Словно вернувшись из транса, она осознала, что её желания и реальность – это разные вещи. Они с Тони не обсуждали, чем она будет заниматься.

- Думаю, я пока побуду дома, принесите мне кофе, пожалуйста.

Вместе с чашечкой кофе Чарльз также принёс их багаж. Если бы она была в Айове, то уже бежала бы к озеру, но вместо этого она была изолирована в квартире Тони. Забравшись на большую холодную кровать, Клэр укрылась одеялом и уснула. Когда она проснулась, часы показывали половину первого. Тони скорей всего не будет ещё минимум часов пять. Если бы только она могла связаться с ним и выяснить его планы.

Пользуясь отсутствием Тони, Клэр решила исследовать его квартиру. Не удивительно, что та была великолепной, ведь она занимала весь восемьдесят девятый этаж. Как и в его квартире в Нью-Йорке все окна в ней были от пола до потолка. Открыв одну из дверей, Клэр обнаружила кабинет Тони, на столах расставлены компьютеры и телефоны - наверняка это его домашний офис в Чикаго. Обведя взглядом помещение, девушка закрыла дверь. Ни при каких обстоятельствах ей не разрешалось заходить в кабинет в его отсутствие. И не было причин полагать, что здесь правила изменятся.

Тут Клэр пришло на ум, что, возможно, Эрик может связаться с Тони и выяснить его пожелания. Чарльз проинформировал её, что Эрик находится с мистером Роулингсом. Но она не знала, когда они планируют возвращаться. Потом Чарльз подал обед. Он поразительно напоминал её ежедневные обеды в Айове. Клэр знала, что всего лишь спустившись на лифте, можно найти огромное количество ресторанов с разнообразной вкусной кухней. Аппетит тут же исчез, и она расположилась с книгой на диванчике в гостиной. Ей было трудно сосредоточиться, разрываясь между потрясающим видом из окна и непреодолимым желанием выйти в город. В конце концов, в четыре тридцать Клэр передали, что звонил мистер Роулингс. У них зарезервирован столик на шесть часов вечера, а также забронированы билеты в театр на мюзикл «Злая», на восемь тридцать.

Готовясь к предстоящему вечеру, Клэр открыла свой складной саквояж для нарядов и достала тёмно-серое платье без бретелек от Николь Миллер, расшитое стразами. В своём гардеробе она видела его впервые, но была уверена, что то, конечно же, будет отлично смотреться на ее фигуре. Подходящие туфельки от Гуччи и сумочка дополнили ансамбль. В него даже входил маленький пиджак со стразами в тон платью - как раз то, что нужно для осенних вечеров. Клэр заколола волосы высоко на макушке, позволив крупным завивающимся локонам свободно падать на шею.

Пока она наносила последние штрихи и поправляла макияж, в комнату вошёл Тони; поприветствовав Клэр, он отправился в примыкающую ванну, чтобы быстро ополоснуться. Она улыбнулась. Тон его голоса был непринуждённым, таким, каким он бывает, когда рядом находятся другие люди, а глаза оставались цвета молочного шоколада. Спустя несколько минут он вышел из ванной гладко выбритый, с влажными волосами и в обёрнутом вокруг талии полотенце, и спальня тут же наполнилась запахом его одеколона после бритья. Наблюдая за ним, Клэр сразу же вспомнила о диалоге, который не так давно вела сама собой. Обычно тот начинался с мыслей о нём, с приятных мыслей. Затем она начинала думать о том, что он заставляет её чувствовать или как ей нравится видеть его счастливым. А после перерастало в один большой вопрос: ты окончательно сошла с ума или просто непостоянна? Она не понимала, как после всего того, что он с ней сделал, она могла чувствовать себя подобным образом по отношению к нему. Он похитил её и сделал ей больно, но когда был хорошим… Клэр тут же вспомнила песенку, в которой говорилось: когда он хороший, он такой хороший – и этим всё сказано. Наблюдая за ним в зеркале, она размышляла о загадочных гранях этой головоломки. Во-первых, глядя на то, как он сбросил полотенце, её пульс пустился вскачь, и она застыла, позабыв о своём прихорашивании. Никто не мог отрицать, что у этого мужчины потрясающе красивое тело. Чёрт, он божественно сложен. Несмотря на практически двадцатилетнюю разницу в возрасте, она не могла не отметить его рельефные мышцы, широкие плечи и твёрдый пресс. Она тут же стала фантазировать о прикосновении к его кожи. Во-вторых, без сомнения он - чрезвычайно успешный бизнесмен, который желает, чтобы его жизнь оставалась личным делом. В-третьих, он целиком и полностью верит в правила приличия. В-четвёртых, он - ненасытная секс-машина. В этой области Клэр вынуждена была примириться с его молниеносным переходом, от нежности до доминирования. Тем не менее, больше всего беспокойство у Клэр вызывала такая черта Тони, как непредсказуемость. Его темперамент мог измениться без предупреждения, по сравнению с ним торнадо в штате Индиана покажется кротким. В связи с его положением его желание конфиденциальности и страсть к соблюдению приличий были объяснимы. Та скорость, с которой он мог перейти от умиротворенности к злости, её тревожила. В любом случае, пока Клэр наблюдала за ним, вдыхала запах его одеколона и слушала его болтовню, её тело горело от ожидания. Она не могла дождаться момента, чтобы оказаться в его руках, наслаждаясь ночной жизнью Чикаго.

Столик для них был зарезервирован в прекрасном ресторане «Шестнадцать», расположенном на шестнадцатом этаже башни Трампа, с открывающимся взору восхитительным видом на небоскрёб Ригли клок Тауэр. Тони заказал им вина, закуски и основные блюда. Репутация выдающейся кухни подтвердилась, всё было безумно вкусным. За ужином они беседовали, больше о Чикаго и о его достопримечательностях. Клэр не жаловалась на то, что весь день провела, сидя в квартире, но упомянула, что после спа ей хотелось бы пробежаться по магазинам. В конце концов, не Тони ли сам продолжал подталкивать её к шопингу?

После ужина Тони предложил немного пройтись от башни Трампа до театра Кадиллак Пэлэс. Весь день желая выбраться из квартиры, Клэр сочла эту идею фантастической. Ощущение тёплого городского бриза, прогулка рука об руку по Южной улице сквозь толпы людей помогли ей затеряться. За разговорами и смехом они не заметили, как вечер плавно перетек в ночь. Обделённая ощущениями Клэр чувствовала, как её наполняют звуки дорожного движения, атмосфера толпы и образы зданий, которые с наступлением темноты и освещением превращались в памятники архитектуры. Клэр могла бы так гулять целую вечность. Даже стук каблучков по твёрдой мостовой приносил ей радость, но их прогулка слишком быстро закончилась. При входе в театр, высоко над их головами, она увидела афишу. Долгое время она была фанаткой «Волшебника страны Оз» и сразу же пришла в восторг от возможности посмотреть мюзикл «Злая».

Конечно же, они занимали лучшие места. Клэр вспомнила о тех спектаклях, которые она несколько лет назад смотрела в этом же театре, сидя где-то на самом верху возле балкона. Сейчас же у них открывался отличный вид на сцену и оркестр. На несколько последующих часов Клэр растворилась в представлении: в актёрской игре, постановке танцев и пении. Когда Эльфаба запела песню «Вопреки притяжению», Клэр была абсолютно заворожена, её жизнь растаяла в этом действии. Время от времени она замечала, что Тони наблюдает за ней, а не мюзиклом. Она предпочла закрыть глаза на его взгляды и наслаждаться представлением. Она считала, что её поведение приемлемо, и знала без сомнения, что если бы это было не так, то он дал бы ей об этом знать.

После шоу они прогулялись обратно до башни Трампа. Тони сказал Клэр, что её запись в спа назначена на 9 утра. Ей предстоит массаж, процедуры лица, стрижка, но если ей захочется чего-нибудь ещё, то ей нужно только дать им знать. Все счета будут отправлены на квартиру Тони. Её единственной заботой останутся щедрые чаевые, и он даст ей столько наличности, сколько ей будет нужно. На самом деле, спа-салон находится в том же здании, и Чарльз сможет показать, куда ей нужно идти. Пообедать она может там же, поскольку процедуры могут занять много времени, а судя по всему, так и получится.

Той ночью постель Тони не была такой холодной, какой была ещё утром. Должно быть, дела в Чикаго шли отлично. Этой ночью он был щедрым, несдержанным, чувственным и эротичным. Возможно, он всё ещё извинялся за свои поспешные выводы, имевшие место неделю назад. И что бы им ни двигало, Клэр очень нравился результат!

В прошлые ночи, когда Тони оставался в её постели, казалось, что они засыпали на диаметрально противоположных сторонах. Сегодняшняя же ночь закончилась по-другому. Они уснули, и щека Клэр покоилась на его груди, его рука обнимала её за голое плечо, а её рука обхватывала его твёрдый пресс. Она чувствовала его тепло, ощущала, как волосы на его груди щекочут ей нос, а её голова поднимается и опускается в такт его дыханию; она слышала биение его сердца. Вдохнув его опьяняющий запах, Клэр унесло в глубокий умиротворённый сон.

На следующее утро она проснулась в одиночестве. Из-за тяжёлых штор, закрывающих окна, комната была погружена в темноту, и было трудно понять, сколько сейчас времени. Часы показывали десять минут восьмого. Она не слышала, как Тони выбрался из кровати, принимал душ и одевался, и даже представления не имела, как давно он ушёл. Надев халат, она решила отправиться на поиски кофе. Дома ей принесли бы его сразу, как только бы она проснулась. И тогда она подумала, что ей бы этого не хотелось, она все же надеялась, что в этой комнате нет того уровня надзора, который присутствует в Айове. В столовой Чарльз налил кофе и проинформировал Клэр о том, что мистер Роулингс уехал в свой чикагский офис полчаса назад. Пока девушка потягивала крепко сваренный кофе, ее мысли вернулись к удовольствиям прошлой ночи. Дело было не только в сексе, который был великолепен, но и в воспоминаниях о его голосе и выражении лица. По возвращению в спальню Клэр, пребывая в эйфории, сообщила Чарльзу, что подождёт с завтраком, пока не переоденется.

Вернувшись в комнату Тони, она обнаружила на столе записку: «Уверен, ты помнишь, что у тебя запись на девять утра, так что не опаздывай. Я планирую вернуться домой к шести часам вечера. Вчера ты упоминала о желании пройтись по магазинам, я оставил тебе кредитную карточку и удостоверение личности. Еще ты найдёшь достаточно наличности для чаевых и непредвиденных расходов. После спа Чарльз поможет тебе с транспортом для поездки по магазинам. Не забывай о моих правилах. Я надеюсь, ты знаешь их лучше, чем прежде».

Он никогда не начинал свои послания с приветствия и никогда их не подписывал. Клэр посмотрела на лежащий под запиской конверт. В нём оказались её удостоверение личности и кредитная карточка, а также более тысячи долларов разными купюрами.

Клэр решила, что Тони бессмысленно хранить у себя её удостоверение и кредитную карточку. Потому что у неё не было возможности воспользоваться ими всякий раз, когда она этого пожелает. Сумма наличности показалась ей чрезмерной, пока она не заметила наклеенный на одну из банкнот маленький листочек: «сто долларов стилисту, который будет тебе помогать». Полезный совет, так как она никогда не задумывалась о чаевых в таком количестве. Иногда некоторые наставления можно счесть полезными. Она прибыла в салон «Дей Спа» на десять минут раньше. Администратор, поприветствовав её, проводила Клэр в один из процедурных кабинетов. Вместо музыки воздух наполняли звуки природы и благоухание ароматизированных свечей. Боковое освещение дополняло расслабляющую атмосферу. Спустя несколько минут Клэр уже усаживалась в ванну с водным массажем, положившим начало её дню неги. Когда она погрузилась в воду, специалист, поинтересовавшись о предпочтениях, добавила специальную смесь масел и порошков. После ванны Клэр попросили лечь на массажный стол. Настигнутая внезапным приливом неприятных воспоминаний Клэр изо всех сил попыталась сдержать эмоции и лечь так, как ее попросили. Начав с плеч, массажистка отметила напряжённость мышц девушки. Сочетание масел, атмосферы и волшебных рук массажистки быстро сняло напряжение, и к концу массажа каждая мышца в теле Клэр была расслабленной и податливой.

Потом они прошли в парикмахерскую. По-видимому, когда Клэр записывали на процедуры, был сделан запрос на мелирование. Никогда за всю свою жизнь она не красила волосы. От дурного предчувствия плечи Клэр вновь сковало напряжением. Но зная, что именно Тони заказывал все эти процедуры, мысль о том, чтобы не посетить или отменить какую-либо из них, была чудовищной. После нанесения краски для волос ей сделали косметическую процедуру для лица, утверждая, что та способствует омоложению кожи. Спустя полчаса ей промыли волосы шампунем, и стилист, сполоснув их кондиционером, наконец, приступил к стрижке.

Когда кресло Клэр развернули к зеркалу, на неё смотрела девушка с золотисто-каштановыми локонами, среди которых встречалось множество насыщенно карамельных и светло-русых прядок. Все оттенки красиво сочетались, длину волос же практически оставили прежней. Однако нужно отдать должное стилисту, теперь волосы выглядели здоровыми, изумительными, им предали форму, и они смотрелись по-другому.

Ближе к обеденному времени ей предложили меню. Пребывая в восторге от того, что она сама может сделать выбор, Клэр решила остановиться на ассорти из суши и небольшой порции салата. Клэр задумалась над тем, что Тони, наверно, не любил суши. За все месяцы заточения она ела их впервые, и на вкус они были божественными. Сразу после обеда она выбрала сделать маникюр и педикюр, пока косметолог накладывал ей макияж. Несмотря на то, что она получала настоящее удовольствие от процедур, Клэр нестерпимо хотелось прогуляться по улицам. Девушка улыбнулась, вспомнив какой энтузиазм переполнял Тони по поводу ее похода в спа. Было уже около двух часов, когда администратор принёс Клэр телефон.

- Мисс Николс, вам звонят.

Сначала, она замерла. Клэр почти полгода не разговаривала по телефону, не считая того звонка Эмили неделю назад. Она тут же решила, что это очередная проверка. Посмотрев на ногти, погруженные сейчас в прибор для сушки, она попросила:

- Спасибо, не могли бы вы узнать, кто звонит?

Спросив в трубку, администратор вновь обратилась к Клэр:

- С вами хотел бы поговорить мистер Роулингс.

Клэр аккуратно взяла телефон в руки.

- Алло. Тони?

- Молодец, Клэр. - Она улыбнулась, а он продолжил: - Я еду в аэропорт. Мне срочно нужно уехать в Нью-Йорк.

Голос Тони звучал сдержанно, но озабоченно.

- Поняла. Я тоже еду?

- Нет, Эрик вернётся в Чикаго сегодня вечером и отвезёт тебя домой. Занимайся всем, чем планировала заняться, и будь дома к шести. Чарльз проследит, чтобы ты успела на свой рейс в аэропорт.

Клэр хотелось спросить про магазины. Она ощущала себя красоткой и не хотела провести вторую половину дня в квартире. Он сказал заниматься своими делами, а те включали в себя и поход по магазинам. Поскольку она не уточнила, то можно будет сослаться на незнание, когда он будет пытать её вопросами.

- Хорошо. Я так и поступлю.

Клэр была немногословна, ей не хотелось в присутствии посторонних людей сказать что-нибудь неуместное.

- Ты уже знаешь, когда вернёшься?

- Не уверен. Думаю, в субботу. Мне нужно идти, мы уже в аэропорту.

- Тогда увидимся. Хорошего полёта.

- Клэр. - Он сделал паузу. - Не разочаровывай меня.

- Не буду, Тони. Увидимся в субботу.

Тони первый повесил трубку. Передав телефон администратору салона, Клэр осмотрела свои ногти - от того, что она держала трубку в руках, лак не повредился. Ногти на руках и ногах блестели красным глянцем, а на лице красовался профессиональный макияж. Клэр встала перед зеркалом. Всеми фибрами души ей хотелось, чтобы Тони увидел её прямо сейчас, она изумительно хороша.

Напрямую с Клэр в общей сложности работали шесть специалистов. Она подошла на ресепшн и, подписав бланк с перечнем процедур на свой счёт, оставила у администратора чаевые для всех и дополнительные пятьдесят долларов для девушки за стойкой. Клэр улыбнулась и поблагодарила её за то, что та принесла телефон.

Девушка вернулась в квартиру, чтобы переодеться, с желанием выйти в люди и насладиться походами по магазинам до того, как наступит шесть вечера и ей нужно будет возвращаться. Глядя в окно, можно было судить, что день выдался довольно теплый, но по волнам на поверхности озера было понятно, что на улице дул сильный ветер. Именно поэтому этот город называют ветреным! У неё чуть больше трёх часов на походы по магазинам, и ей хотелось использовать каждую минуту! Внезапно время унесло её на шесть лет назад. Ей нужно было совершать покупки быстро, чтобы не опаздывать на учёбу. И самая большая разница между тем временем и сегодняшним днем заключалась в цели – вместо выгодных покупок она выискивала что-нибудь, что могло порадовать Тони.

Чарльз предоставил Клэр шофера, но девушка захотела прогуляться пешком. Шумный город и тёплая погода создавали головокружительную атмосферу. Она стремилась оказаться на улице и действовать исходя из своего маленького плана. Картье стал её первым пунктом остановки. Она нашла ещё одни солнцезащитные очки; по форме почти такие же, что она приобрела в Нью-Йорке, правда эти были чёрными, что прекрасно подходило для зимы. После промелькнувшей мысли Клэр тут же задалась вопросом, а останется ли она с Тони на всю зиму. Абстрагируйся. Прямо сейчас в её планы входило насладиться второй половиной дня, пройтись по магазинам, остальное же пусть идёт своим чередом. И её знакомство с великолепной протяженностью Чикаго, коктейлем брендовых магазинов и роскошных бутиков, как нельзя кстати пришлось для достижения её цели. Поскольку рядом с ней не было Эрика, чтобы забрать её пакеты с покупками, Клэр не покупала ничего громоздкого. С несколькими маленькими пакетами от Сакс, Анны Фонтейн, Армани и Луи Витона она с лёгкостью могла справиться и сама.

Когда она направлялась к башне Трампа, часы показывали, что у неё в запасе ещё полчаса. Желая в полной мере насладиться своим оставшимся временем, она забежала в кофейню, чтобы быстро выпить мокко. В Айове она в основном пила простой кофе, очень высокого качества и невероятно вкусный. Сегодня же она жила, так что немного шоколада не помешает.

Клэр сидела за столом в окружении пакетов с покупками, попивая маленькими глоточками мокко, а ее мысли блуждали. Жизнь ее, похоже, сделала крутой вираж. Последние несколько недель были лучше, чем месяцы до этого, намного лучше, чем она могла предположить. Она поговорила с Эмили, хотя бы несколько минут. Потом подумала о правилах: разговоры по телефону по громкой связи, ограниченность тем и краткость звонка. Потребовался огромный запас умения абстрагироваться, чтобы сосредоточиться на позитивном аспекте разговора. При этом она поговорила со своей сестрой, и это сделало её счастливой. После было барбекю, которое прошло успешно за вычетом досадного недопонимания. Тони представил её своим друзьям, и те были милы с ней. Свидание с Тони прошлой ночью было романтичным: ужин, прогулка, мюзикл и занятия любовью, пока они не уснули. И теперь она сидела в кофейне Чикаго - в городе, который так любила. Улыбаясь, она сделала глоток мокко и подумала о Тони. В одно мгновение она его ненавидела, а потом позволила изменить цвет своих волос, потому что он попросил об этом. Чем дольше она думала об этом, тем больше понимала, что слово «позволила» не подходило к данной ситуации. В действительности, а был ли у неё выбор? Как он мог в одно мгновение причинить ей боль, а в следующее сделать ее счастливой? Её внутренний монолог продолжился.

По мере того как она размышляла о нём, физическое влечение вытеснило чувство страха. Помня ощущения от его прикосновений, звук голоса, вкус кожи, ей хотелось верить, что в их отношениях наметилась положительная динамика. Клэр удивлялась, как она могла чувствовать такое, как она могла получать удовольствие от его присутствия и даже с нетерпением желать быть с ним. Она читала о стокгольмском синдроме, возможно, с ней происходит именно он. Она понимала, что это бессмысленно, но не могла отрицать возникающих к нему чувств. Поглощённая своими мыслями она и не заметила шедшую к ней женщину, пока та не встала прямо перед Клэр, возвышаясь над ней.

- Клэр, Клэр Николс, неужели это ты?

Клэр недоверчиво посмотрела вверх, понимая, что к ней действительно кто-то обратился. В женщине она узнала Мередит Банкс, подругу по женской общине из Вальпараисо. Что было не так уж и странно, ведь Вальпараисо располагался поблизости.

- Привет, Мередит. Как поживаешь?

Её голос отражал чистое удовольствие и удивление от встречи с кем-то из прошлого. Ведь тогда, в другой жизни, они вместе гуляли по этим улицам.

- Боже, у меня всё отлично! Как ты? Выглядишь великолепно. Я не слышала о тебе целую вечность! - Мередит посмотрела на соседний стул. - Не возражаешь, если я присоединюсь к тебе на несколько минут?

Клэр с опаской посмотрела на часы. Ей нужно подняться в квартиру к шести, сейчас сорок пять минут шестого. Но она думала о правилах приличия - будет грубостью не предложить ей присесть. Клэр жестом пригласила Мередит к себе за столик.

- Да, пожалуйста, присаживайся.

Две девушки беседовали о том, что привело их в Чикаго. Оглядывая трофеи, окружающие стул Клэр, Мередит обратила внимание, что та прогуливалась по магазинам. Она даже отметила, что эта прогулка, в отличие от тех, что они совершали, учась в колледже, выглядела довольно дорогостоящей. На что Клэр рассмеялась и сказала, что даже в таких магазинах бывают неплохие предложения. Клэр не могла не вспомнить о Бонни, которая всегда приценивалась к стоимости её одежды. Интересно, Мередит сейчас делает то же самое? Потом подруга поинтересовалась у неё, не посещала ли та какие-нибудь культурные мероприятия, пока была в городе, на что Клэр ответила, что ходила на мюзикл «Злая», и ей безумно понравилось. Помнила ли Клэр те развлекательные шоу, которые они раньше посещали, а концерты? Мередит упомянула, что в Чикаго она по работе. А где работает Клэр? Она, похоже, даже не знала, что Клэр была в Атланте. Разве она делилась с Мередит такой информацией? Сама девушка рассказала Клэр, что жила сейчас на западе, в Калифорнии. А разве Клэр спрашивала об этом? Клэр старалась говорить уклончиво, но оставаться доброжелательной. В конце концов, это ее вполне дружелюбная подруга по колледжу, а не какой-нибудь папарацци. Наконец, Мередит заговорила о своём муже. Она вышла замуж за Джерри из студенческого братства и из их группы. Знала ли об этом Клэр? Нет, она была не в курсе. Сколько лет они уже женаты? А Энн и Шон помолвлены. Если Клэр даст Мередит свой адрес, то Энн наверняка захочет ее пригласить. Потом подруга поинтересовалась, замужем ли Клэр. Встречается ли она с кем-нибудь? Слышала ли она какие-нибудь слухи?

Последнее слово прозвучало для неё как предупреждение и сработало словно сигнализация. Слух. Не это ли слово использовал Тони, чтобы описать её - слух?

Клэр вновь рассмеялась.

- О, Мередит, не мы ли много лет назад выяснили, что никогда нельзя верить слухам? - Клэр посмотрела на часы, оставалось пять минут до шести. - Было приятно увидеться с тобой, но мне надо бежать. Мы должны ещё раз как-нибудь пересечься.

Клэр не хотела показаться грубой, но ей больше не хотелось разговаривать.

Войдя через двери отеля, девушка направилась прямиком к стойке охраны. Узнав её, охранник тут же помог Клэр с покупками, поднявшись вместе с ней на лифте для жильцов этого дома.

К восьми часам Клэр уже сидела одна в салоне самолёта Тони, уносившего ее обратно в Айову. Эрик был вторым пилотом, и весь салон самолёта оставался в её распоряжении. Клэр пыталась не думать о своём разговоре с Мередит. Она пришла к выводу, что абстрагироваться от него будет лучшим решением и лучше она подумает о нём позже. Девушка решила подумать о четверге и пятнице, когда Тони ещё не будет в городе. Улыбнувшись, она сказала себе, что отправится на своё озеро.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.034 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал