Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 20. Радуйтесь мелочам - возможно, однажды, оглянувшись назад, вы поймете, что именно они и были самым главным в вашей жизни.




Радуйтесь мелочам - возможно, однажды, оглянувшись назад, вы поймете, что именно они и были самым главным в вашей жизни.

Автор неизвестен

 

Она не помнила, почему боялась, только то, что ей было безумно страшно и одиноко. Потом со временем темнота и холод, что окутывали её, начали рассеиваться, и она услышала музыку и ощутила тепло. Пока она держала глаза закрытыми, темнота никуда не исчезала, но знакомая музыка становилась все громче и более успокаивающей. Бетт Мидлер пела «Ветер под моими крыльями». Её мама любила эту песню, она всегда включала громче радио и подпевала. Мама часто говорила: «Поёшь не затем, чтобы услышать свой голос, а от счастья, что заставляет тебя петь».

- Ширли, ты не знаешь, где мой бумажник? – крикнул Джордан из коридора.

- Мам, Клэр взяла мое пирожное. - Голос Эмили звучал по-другому, так молодо.

Открыв глаза, Клэр увидела перед собой сцену, как в кино, с собой в одной из главных ролей. Еще она видела своих маму, папу и сестру. Клэр смотрела на себя, но та Клэр была маленькой, может, около пяти или шести лет отроду. Их небольшой домик был полон суеты и любви.

Она видела, как мама сделала Эмили ещё одно пирожное, пожурила Клэр и с любовью поцеловала её в макушку. В кухню вошёл папа в полицейской форме. Она не могла поверить тому, как молодо они выглядели. Девушка чувствовала тепло и любовь, наблюдая за сценой из своего детства. Папа подошёл к маме сзади и нежно обнял её. Она обратила внимание, что Эмили и Клэр играли друг с другом и были слишком заняты своим завтраком. Тогда они не замечали преданность и обожание между родителями, которые сейчас Клэр могла разглядеть невооружённым глазом. Мама захихикала, когда папа чмокнул её в шею, и подала ему бумажник, достав тот из кухонного шкафчика. Он что-то зашептал ей на ушко, и Клэр пришлось напрячь слух, чтобы услышать:

- И что бы я без тебя делал?

- Что ж, тебе не представится шанса это проверить. Я планирую оставаться с тобой вечно.

Пока они смотрели друг на друга, две маленькие девочки стали отвлекать их своим хихиканьем и мелкой потасовкой, и вдруг на стол пролился стакан апельсинового сока. Маленькая Эмили и маленькая Клэр замолчали, ни одна из них не выдаст другую.

Клэр услышала голос своего отца:

- Девочки, видите, что происходит, когда вы хулиганите? - Его голос не был злым. Папа собрал сок бумажным полотенцем, а мама протерла поверхность мокрой тряпкой. - Глупышки, будьте аккуратнее.

Он поцеловал их в лобики и уже было направился к выходу, как остановился, чтобы обнять и маму.

Сцена перед глазами начала расплываться. Клэр не хотелось отпускать то тёплое чувство, что родилось в ней, когда она в последний раз смотрела на смеющихся сестричек, поедавших хлопья. Пролитый сок был забыт. Снова темнота… холод…



- Мисс Клэр, мисс Клэр, вы меня слышите?

Знакомый голос был полон тревоги. Тепло, которое ей подарило воспоминание о детстве, ушло. Она не хотела идти на голос. Она хотела вернуться назад. Клэр хотелось ещё поспать, ощутить ту умиротворённость…

- Быстрее, Клэр, фильм начнётся через полчаса. - Голос бабушки доносился с подножия лестницы.

Интересно, где же она? В доме её бабушки. Она, должно быть, осталась на ночь. Теперь Клэр задалась вопросом, могла быть там и Эмили.

Она увидела себя: уже не ребёнок, но еще неуклюжий подросток. Бабушка снова крикнула:

- Клэр, сестра сказала, что заедет за тобой и подругой, так что поторопись и спускайся.

Восклицание бабушки отражало её беспокойство за поход Клэр в кино. Нынешняя Клэр задумалась, заметила ли Клэр-подросток заботу бабушки. Клэр спустилась вниз по лестнице.

- Отлично, я готова. Я позвонила Эми, но она не может сейчас пойти. А я не хочу смотреть «Жизнь жуков» с Эмили. Там будет Джон. Он подумает, что это глупо.

- Давай позвоним Эмили и скажем, что дедушка, ты и я собираемся в кино.

Наблюдая, Клэр молилась про себя, чтобы её двойник принял предложение бабушки. Ей стало любопытно, сколько же ей лет: четырнадцать или пятнадцать. Потом она вспомнила, что дедушка умер, когда ей было четырнадцать, значит, если он собирался в кино, то ей должно быть тринадцать или четырнадцать. На предложение бабушки подросток-Клэр скорчила гримасу.

- И куда мы пойдём?



Зелёные глаза дедушки засияли, когда он вышел к ним из другой комнаты, а веселый голос отозвался рокотом.

При виде бабушки и дедушки у Клэр защемило в груди, и в то же время его переполняла любовь.

- В кино, - ответила бабушка, улыбаясь дедушке.

Все разговоры между ними велись при помощи лучезарных переглядываний и ярко выраженной мимики, но юная Клэр была слишком погружена в себя, чтобы это заметить. Дедушка обнял свою внучку.

- Отлично. Я как раз пытался уговорить твою бабушку посмотреть «Смертельное оружие». Ты же знаешь, как я люблю фильмы про полицейских.

Бабушка улыбнулась ему.

- О, нет, у этого фильма категория 17+. Клэр лучше посмотрит «Историю вечной любви».

Они пытались вытащить Клэр из хандры. Она поддавалась неохотно, но они всё равно продолжали это делать.

- Нет, бабушка, я не хочу смотреть «Историю вечной любви», это же история про Золушку, а она глупая! - Широко улыбнувшись дедушке, девочка продолжила: - Я хочу увидеть задницу Мэла Гибсона.

Бабушка и дедушка улыбнулись друг другу и вернулись к своим любовным заигрываниям:

- Не думаю, что Ширли и Джордан это одобрят, - сказала бабушка и схватила газету. – Давайте посмотрим время сеансов «Истории вечной любви».

Подросток-Клэр заглянула поверх бабушкиного плеча.

- Дедушка, «Смертельное оружие» начнётся через двадцать минут. Если поторопимся, то сможем на него успеть.

Хандра была забыта, и ей казалось, что она только что добилась своего. Клэр заполнила теплота, когда она увидела себя в ситуации, где ею манипулировали, но с любовью.

Бабушка удивила Клэр:

- Эй, я тоже иду. Не хочу пропустить задницу Мэла.

Бабушка подмигнула дедушке. Картинка снова начала расплываться перед глазами, и последнее, что увидела девушка, - это как они втроём выходят за дверь, направляясь в кино.

Клэр удивилась, почему же она раньше не вспоминала об этом эпизоде. Потом она поняла, что в этом нет ничего необычного. Она росла в удивительной семье, окружённая бескорыстной любовью и вниманием. Где-то на жизненном пути она позабыла, что значит чувствовать, и забыла то тепло, аура которого заставляет каждого человека ощущать счастье. Вернулась темнота, тишина сочеталась с ощущением безмятежности и тепла. Постепенно темнота начала сгущаться, а тепло растворялось. В холодной тьме она снова услышала голоса. Она затаилась.

- Клэр, поговори с нами. Открой глаза.

Это был не приказ. В отчаянном голосе Тони угадывалась просительная нотка. Ей не хотелось открывать глаза. Она хотела спать и чувствовать тепло.

- Мисс Николс, мисс Николс.

Глубокий незнакомый голос уже обращался не к ней, а к кому-то другому:

- Если в ближайшее время она не придёт в себя, нам придётся кормить её внутривенно. Лекарства, удерживающие её без сознания, уже вышли из организма. Она реагирует на определённые сигналы, но нельзя судить о её состоянии до тех пор, пока она полностью не очнётся. Иногда организм отключается сам по себе, чтобы излечиться и избежать боли.

Появились другие голоса, а потом она услышала, как незнакомый голос снова заговорил:

- Похоже, боль уменьшилась, благодаря лекарствам. Это должно помочь ей очнуться.

Клэр больше не желала их слушать или знать, о ком они разговаривают. Она просто хотела спать, чувствовать тепло и вернуться к своим воспоминаниям.

- Подъём, соня. У тебя есть своя комната.

Клэр услышала свой собственный голос. Он звучал весело и игриво. Однако она не видела себя или того, с кем разговаривала.

- Но мне эта комната нравится больше. И эта кровать мне тоже нравится больше.

Другой голос дразнил и усмехался:

- В самом деле? Эта двухъярусная узкая кровать? Именно она тебе нравится?

Они оба захихикали.

- При условии, что здесь ты.

Клэр увидела двоих в виде большой горки тел под одеялами, смеющихся и заигрывающих друг с другом. Как только одеяло съехало, она узнала себя и Саймона - Саймона Джонсона. Она не вспоминала о нём уже много лет. Она заставила себя полностью отречься от него. Их волосы были растрёпаны, и выглядели они слишком молодо для того, чем занимались. Это была её комната в общежитии для первокурсников.

- Клэр, я хочу жениться на тебе.

- Ага, конечно.

Она ему не поверила. В её планы не входило замужество. Однако намерения молодого Саймона были серьезными. Теперь, когда Клэр наблюдала со стороны, она задавалась вопросом: что бы было, если бы она согласилась?!

- Нет, правда. Мы можем дождаться окончания учёбы или можем сбежать сегодня же. Я совершенно свободен, как насчёт тебя?

Он притворялся, что ему весело, но в его голосе слышалось гораздо больше искренности, а не просто намёк.

- Давай в другой раз? Ладно? - Клэр прикусила его за ухо. - Думаю, папа расстроится, если я решу выбросить год учёбы ради того, чтобы выйти замуж во время весеннего семестра.

- Я хочу жениться на тебе, а не разрушить твои мечты… мы всё ещё можем закончить учёбу, а ты можешь стать известным метеорологом. - Саймон не расстроился, лишь нежно улыбнулся и продолжил: - Известным метеорологом по фамилии Джонсон.

Он игриво прикусил её за ушко и позволил ей проделать то же самое с собой. Они лежали на узкой двухъярусной кровати и разговаривали часами. Клэр смотрела на них, её сознание затопили воспоминания. У них было столько общего: мечты, амбиции, проблемы, провалы, надежды и достижения. Ничто не могло помешать этому взаимному обожанию и привязанности первой любви.

Они выбрались из постели и оделись в спортивные брюки и толстовки с эмблемой университета Вальпараисо. Клэр собрала свои волосы в хвост. Глядя на неё сейчас, она ругала себя. Ей нужен душ, немного макияжа и, безусловно, расческа. Саймон же ничего не замечал. Комплименты перемежались объятиями и поцелуями. Он считал её красивой и души в ней не чаял, вкладывая эти чувства в каждое свое слово. Они оба были по уши влюблены. Клэр и Саймон обсудили ресторанчики возле университетского городка, где можно было поужинать, такие как: «Тако Бэл», «Макдональдс», «Пицца Хат» или «У Вэнди». Поцеловавшись горячо и нежно, они договорились, что пойдут в «Тако Бэл». Никаких претензий, никаких правил, только тёплые отношения и неиссякаемая потребность быть вместе.

Как только они вышли за дверь студенческой комнаты, Клэр окинула взглядом беспорядок: одежда разбросана по полу, кровать не заправлена, коробка из-под пиццы лежит возле мусорной корзины, - и в этом она увидела домашний уют. Картинка исчезла, окрасившись в чёрный цвет, но чувство любви осталось. После всего увиденного она лишь думала: «Пожалуйста, не исчезай. Я хочу, чтобы всё продолжалось». Но картинка начала постепенно расплываться.

Медленно она растворилась, ускользнув в холодную тьму. Клэр ощутила такой холод, что ей захотелось закутаться в одеяло, во что угодно, только тёплое… пожалуйста. Если нужно, она готова молить об этом. Холод был таким пронизывающим!

- Клэр, доктор сказал, ты можешь нас слышать, когда мы говорим. Мы с Кэтрин разговариваем с тобой дни напролёт уже больше недели. Он сказал, что ты проснёшься, когда боль уменьшится, и ты будешь готова. Пожалуйста, сделай это как можно быстрее. Та жидкая фигня, что они тебе вливают через руку, может и содержит питательные вещества, но ты теряешь вес. Кэтрин каждый день заставляет повара готовить все блюда, которые ты любишь, просто на случай, если ты вдруг очнёшься и захочешь чего-нибудь.

Голос Тони звучал так близко. Она даже ощущала его боль и тревогу. Интересно, если она откроет глаза, он окажется прямо перед ней? Он сказал, больше недели? Неужели она спала больше недели? Как такое могло случиться? Почему здесь присутствует врач? Клэр не помнила, почему и как это произошло. Она лишь помнила своих родителей, бабушку с дедушкой, сестру и Саймона. Те воспоминания наполняли её теплом и надеждой, но при этом голос Тони звучал так, будто она была ему нужна. Она знала, что ей нужно идти к нему. Она не хотела заставлять его ждать. Она ощущала себя такой уставшей и слабой. Может, надо ещё немного отдохнуть перед тем, как открыть глаза. Кто-то, должно быть, укрыл её одеялом, потому что она почувствовала, что согрелась.

Вместе с теплом Клэр ощущала ткань своего платья, оно было цвета морской волны. Девушка смотрела на себя в зеркало, а Эмили наблюдала за ней. Они находились в большой примерочной.

- Мне оно нравится! - Эмили осмотрела Клэр со всех сторон. - Оно идеально подходит для моей свадьбы.

- Серьёзно, Эм, ты хочешь одеть меня в зелёное платье?

Несмотря на то, что голос Клэр звучал шутливо, спрашивала она вполне серьезно. Девушка вспомнила, что платье ей не нравилось, но она, конечно же, его наденет, если того хочет Эмили.

- Да, в сочетании с цветом твоих глаз оно смотрится великолепно.

Клэр посмотрела на двух сестёр и снова взялась за самокритику: та, которую она лицезрела, выглядела слишком тяжеловесно, волосы были слишком густыми и лохматыми. Эмили казалась какой-то другой, пока играла с волосами Клэр, накручивая их на палец и болтая:

- С заколотыми наверх волосами и с какими-нибудь серёжками-висюльками. Думаю, ты можешь надеть бабушкино ожерелье. В нём есть жемчужина. А я надену мамину нитку жемчуга. Будет замечательно. Ты будешь почти такая же хорошенькая, как и я.

Упоминание о бабушкином ожерелье вызвало какую-то грусть. Хотя Клэр и не могла вспомнить из-за чего. Она никак не могла вспомнить…

Будучи старше Клэр на три года, Эмили уже стала невестой. Клэр выполняла обязанности матери невесты. Мама должна была быть там, но её не было. Только они остались друг у друга. Хоть это и была свадьба Эмили, сестра все же подбадривала Клэр.

- Ага, завидуй. Я только хочу, чтобы ты знала, что твой Джон втайне меня любит. Мы хотели тебе сообщить, но ты же понимаешь…

Клэр улыбнулась своей сестре, и её зелёные глаза заблестели.

- Дорогая, он не делает из этого тайны. Он любит тебя, ты же его младшая сестрёнка.

- Да, я знаю. Мне придется палками отгонять мужчин. Хорошо, я надену зелёное, но на свою свадьбу я найду тебе самое безвкусное розовое платье цвета жевательной резинки, которое ты когда-либо видела.

Обе сестры рассмеялись. Эмили помогла Клэр снять платье, и они продолжили свой поход по магазинам. Им нужно столько всего сделать перед свадьбой. Вместе они справятся со всем. Как те маленькие девочки в ситуации с соком, они были друг за друга горой. После смерти родителей у них не осталось никого, кроме них двоих. Джон это понимал и никогда не пытался встать между ними. Даже когда позже Клэр переехала к ним, они были рады ей, несмотря на то, что были молодоженами.

Ненадолго Клэр увидела их дом в городе Трой, штат Нью-Йорк. Небольшой, его даже можно было бы назвать тесным. Возможность снова увидеть этот дом издали переполнила Клэр любовью и теплом. Несмотря на то, что Джон работал сверхурочно, а Эмили преподавала в школе, им всё-таки удавалось делать так, чтобы Клэр чувствовала себя желанным гостем. Она вдруг подумала, а благодарила ли она их когда-нибудь за это. Девушка не могла вспомнить…

На этот раз картинка растворилась быстрее. Тепло и сила испарились. Ей поглотил вернувшийся мрак. Инстинктивно Клэр захотелось выбраться из этой мглы. Покой превратился в холод. Девушка открыла глаза и увидела в холодной темноте его, глядящего на неё. Ахнув, Клэр закрыла глаза, а после до нее стали со всех сторон доноситься голоса:

- Клэр, ты очнулась?

- Мисс Клэр, пожалуйста, вернитесь к нам.

Тони заговорил:

- Она открывала глаза. Я видел, ровно секунду назад.

Вдруг она ощутила его руку на своей.

- Ты меня слышишь? - Он продолжил обращаться к Кэтрин: - Приведи врача. Он на кухне. Скажи ему, что она, наконец-то, очнулась. - И уже другим голосом, в котором слышались отчаяние и привязанность, он произнёс: - Клэр, пожалуйста, открой глаза.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал