Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Никогда не любила понедельники: так грустно просыпаться и понимать, что началась новая рабочая неделя




 

Никогда не любила понедельники: так грустно просыпаться и понимать, что началась новая рабочая неделя. Правда, к нежеланию трудиться теперь добавилась тревога за сестру. После субботней беседы с Ливви я весь вечер рыдала в подушку и слонялась по квартире из угла в угол, а в воскресенье решила устроить разгрузочный день: повалялась в постели, выпила чашечку латте в кафе под окнами, пролистала газеты, пообедала с Диком и Ларсом, сходила по магазинам. Словом, постаралась забыть о проблемах напрочь!

Однако выходить на работу откровенно не хотелось. Первая мысль, которая пришла в голову: позвонить Дженис и соврать, что отравилась. Но перспектива провести целый день в четырех стенах тоже не выглядела заманчивой, поэтому я нехотя поднялась с кровати.

Пару часов спустя я сидела за столом. Откровенно говоря, в офисе находилось только мое тело. Ум и сердце были вместе с сестренкой, не хватало сил сосредоточиться на работе.

– Джесс! – нарушила тишину Таб. – Ты так и не ответила на вопрос! Между прочим, в третий раз подряд.

– Плохо себя чувствую. – На глаза, как и в субботу, навернулись слезы.

– Бедняжка, на тебе лица нет. Что стряслось? Очень хотелось рассказать подруге обо всем, ведь Табита не из болтливых, ей можно без опаски доверять самые страшные тайны. С другой стороны, моей товарке тоже приходилось несладко. Зачем нагружать бедняжку чужими проблемами? В душе я понимала, что надо стать сильной и верить в хорошее, однако справиться с депрессией оказалось не так-то легко.

– Представляешь, отравилась креветками и все выходные провела в туалете. Сегодня уже лучше, и все-таки слабость и истощение не прошли.

– Дурочка, оставалась бы дома, незаменимых людей нет! Немедленно отправляйся к себе и выздоравливай поскорее.

– Не стоит волноваться. Мисс Монро в полном порядке. Кроме того, сегодня в офис придет интересная женщина, героиня будущей передачи, и вообще дел невпроворот. Пиранье, – так в коллективе за глаза называли начальницу, – не справиться одной.

Кстати, эта женщина, которой «Доброе утро, Британия!» собиралась посвятить материал, оказалась замечательным собеседником. Ее звали Сандра. Когда-то она была замужем, души не чаяла в муже и троих ребятишках. А вот десять лет назад идиллия рухнула. Сандра шла с детьми по дороге.

Внезапно автомобиль на полной скорости вылетел на тротуар – водитель потерял управление. Бесстрашная мать оттолкнула детей с его пути и приняла удар на себя. Машина сбила бедняжку. Она навсегда осталась инвалидом. Вскоре муж заявил, что хочет оставить семью. Забота о потомстве легла на плечи бедной женщины. Отец лишь изредка появлялся в доме, а через некоторое время его визиты вообще прекратились. Знакомые сообщили, что у него другая семья и вот-вот появится первенец.



Смешанные чувства овладели мной, пока стойкая женщина рассказывала о своих злоключениях. Я плакала от жалости к Сандре, от страха за Ливви и от собственного бессилия.

– Не стоит расстраиваться, – сказала героиня передачи. – Надо смотреть не в прошлое, а в будущее. Верю, что все будет хорошо!

– Вы просто молодец! – улыбнулась я и мысленно поклялась, что буду вспоминать сильную женщину, когда впаду в уныние.

Весь день я как могла боролась с депрессией. Та-бита пригласила подружку присоединиться к ней и Уиллу, чтобы пропустить по стаканчику после работы.

«Лучше сидеть в баре с приятными людьми, чем хандрить дома в гордом одиночестве», – благоразумно решила я и дала согласие.

Мы отправились в пивной ресторанчик «Шелковица» – любимое место клерков и телевизионщиков из окрестных офисов. Там всегда накурено, и поначалу становится плохо от запаха табака, но через пару секунд привыкаешь.

Уилл сидел в дальнем углу зала. Слева от него беспрерывно звенел игральный автомат, а справа страшенная женщина отчитывала спутника, который давно перестал слушать ее брюзжание, за какой-то проступок.

– Наконец-то! – Уилл нетерпеливо поцеловал жену в щеку. – Пойду закажу что-нибудь выпить, а вы пока посторожите столик.

Он вернулся с товарищем. Другу Уилла было слегка за тридцать, его круглое лицо и дружелюбная улыбка производили приятное впечатление.

– Бен Томас. Прошу любить и жаловать! Мы вместе играем в регби по выходным. Я столкнулся с ним в баре и пригласил присоединиться к нам.



– Для вас – просто холостяк Билли, – сказал незнакомец и пожал нам с Табитой руки. – Надеюсь, не испорчу компанию?

Мы покачали головами и подвинулись, освобождая место гостю. Появление новичка смутило меня. Не хотелось напрягаться и выдумывать темы для разговоров, отвечать на вопросы и так далее.

– Вы работаете в этом районе? – начала беседу Таб.

– Нет, у меня просто была встреча в Карлтон-Хаус-Террас [24]. – Он махнул рукой в сторону телестудий.

– Трудитесь на телевизионном поприще? – Я решила принять участие в разговоре, чтобы не сидеть букой.

– Слава Богу, нет! Сотрудничаю в благотворительной организации. В одной передаче пойдет сюжет о нашей деятельности, нужно было согласовать детали с журналистами…

– Никогда не думала, что позорно работать в телеэфире! – буркнула я: напряжение последних дней дало о себе знать.

– Мы не поняли друг друга, – озадаченно промямлил Бен.

– Вы только что сказали: «Слава Богу, нет!» Это прозвучало так, словно лопатой дерьмо загребать – и то почетнее!

– Простите, если обидел. В словах крылся иной смысл: ваша сфера деятельности слишком публична, не всякому по силам. Я, например, постоянно теряюсь перед камерой…

Я только фыркнула в ответ, но решила не раздувать скандал.

– Извините, просто очень раздражает, когда люди ругают телевизионщиков.

Подруга рассмеялась в ответ:

– Милая, да ты ведь первая кричала о том, что наша работа пустая и бессмысленная!

Я начала было придумывать какую-нибудь отговорку, однако ответ нашел Бен:

– Таковы люди. Мы можем критиковать работу и любимого человека сколько угодно, но когда кто-то посторонний говорит обидное слово, сразу же встаем на их защиту.

Этот святоша, который великодушно прощал грубость недостойным людям вроде меня, раздражал все больше и больше. Ведь даже дураку ясно, что работа Бена гораздо полезнее, чем та чепуха, которой нас заставляют заниматься в «Добром утре». Хотя, возможно, и не стоит срывать зло на приятеле Уилла.

– Еще вина? – Бен взял пустые бокалы и отправился за новой порцией.

– Уилл, где ты откопал этого динозавра?

– Он славный паренек, не пойму, чего ты так взъелась…

– Ну-ну, – вмешалась Табита, – сознайся, что встала не с той ноги, поэтому ворчишь целый день. – Она посмотрела на мужа и затем добавила: – Джесс неважно себя чувствует сегодня.

– Не волнуйтесь, я вполне здорова. Пропущу с вами еще стаканчик, а затем, увольте, отправлюсь домой!

Уилл с женой обменялись многозначительными улыбками, как родители непослушного ребенка. Через пару минут вернулся Бен и поставил передо мной бокал белого вина.

– Спасибо, – пробормотала грубиянка.

– А в какой организации вы работаете? – поинтересовалась Таб у гостя.

– Она называется «Солнечный дом». Это хоспис для смертельно больных детей и их родителей.

Еще бы мистеру Томасу не презирать журналистов: мы показываем и пишем чушь, в то время как он помогает бедным детишкам и их папам с мамами справиться с горем. Если бы присуждали премию за идиотизм, то главный приз достался бы мне.

Я решила, что давно пора ретироваться, и поднялась:

– Ну, ребята, пора. Простите за дурной характер. Никто из присутствующих не попытался поднять мою самооценку.

– Бен, было приятно познакомиться. Приношу извинения. И какая собака меня укусила? Сейчас возьму метлу и полечу домой, как настоящая ведьма.

Новый приятель засмеялся:

– Ерунда, мы просто не поняли друг друга, такое иногда случается. Рад знакомству.

Я покинула здание и прошла несколько метров, затем остановилась и отдышалась. Мое сердце учащенно билось, силы покинули тело. Похоже, тут пахнет нервным истощением.

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал