Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






GELSEMIUM




Loganiaceae + сикозный миазм

 

В соответствии со своим пониманием, а также опытом работы над случаями заболеваний, я отнес Gels к сикозному миазму. Gels любой ценой избегает шока и разочарований, он не отвечает на телефон, и избегает встречаться с новыми людьми. Он будет придумывать поводы, чтобы не пойти на экзамен, боясь, что он завалит – что приведет его в шок. Он уклоняется от того, чтобы пойти в госпиталь за результатами анализа – в страхе услышать плохие новости. И если все-таки он оказывается в подобной ситуации, он начинает нервничать, и убегает в уборную. Это невроз. И невроз в гомеопатии называется именно сикозом. Чем больше пациент избегает неприятную ситуацию, тем сильнее он начинает бояться. В психиатрии, это называется невротическим ядром и усилением избегающего поведения. Каждая попытка избежать ситуации делает ядро еще сильнее. Это адский круг.

 

 

Сочетание сикозного миазма с ощущением семейства Loganiaceae дает нам такое

возможное чувство:

Избегает ситуации, которая производит чувство, что он разбит, разорван, уничтожен

Проявляет огромную силу характера, оказываясь в шоковых ситуациях

 

 

GELSEMIUM: Случай заболевания

Следующий случай заболевания приведен дословно. Следите за тем, как пациентка выражает свои чувства, а также обратите внимание на диагностические методы. Этот случай был принят несколько лет назад, и теперь мой подход к диагностике и приему пациентов несколько изменился, но все же, посмотрите, как разворачивается этот случай.

 

Миссис С. Д., сорок лет с небольшим. Она обратилась ко мне 18 января 1993 с жалобой на экзему на обеих ступнях, и на нарушение функции печени. Она пришла вместе со своими матерью и сестрой.

Она начала с описания главной жалобы:

 

П: Я была у стольких докторов, и ничего не помогло. Я пробовала и терапию пшеничных проростков, это не помогло. Я пробовала уринотерапию – и пила мочу, и делала местные компрессы; экзема расползлась по моим обеим ногам, мне стало трудно даже ходить в ванную. Потом я прошла компьютерную диагностику; один японец, который изучал древние индийские системы оздоровления, изобрел этот компьютер. Со своим компьютером, он сказал мне, что мои почки и печень в очень плохом состоянии, и это и есть причина моей экземы. Он сказал мне, чтобы я ни в коем случае не принимала аллопатические средства. В конце концов, меня вылечил один врач по системе айюрведы. Он дал мне тот же диагноз: что мои почки и печень вообще не функционируют. Его лекарство помогло, через пять лет мне стало лучше, и с тех пор я снова начала танцевать. Но три месяца назад опять началась эта сыпь, и мой айювердический доктор сказал мне, что моя печень опять перестала работать.



 

Д: Расскажите мне о своем характере. Это очень важно в гомеопатии.

П: Последнее время я нахожу, что моя терпимость стала неустойчивой. Обычно у меня фантастический уровень терпимости к боли, как физической, так и эмоциональной. Но недавно я обнаружила, что что-то я не справляюсь. Я начала сильно расстраиваться и волноваться. Что еще вы хотели бы узнать?

 

Д: Все, что вы захотите рассказать.

П: А почему вы не задаете мне вопросов?

Д: Ваше главное увлечение – это танцы, да?

П: Да. Но я думаю, что настанет время, когда это станет невозможным.

 

(Экзема не дает ей делать то, что ей очень нравится. Нужно попытаться понять, что это значит для нее).

 

Д: А вы можете рассказать мне немного про ваши танцы: когда вы начали, и что это значит для вас?

П: Я начала танцевать еще маленькой, но я не относилась к этому серьезно, пока не поехала учиться в Америку. Когда я вернулась, я поняла, что это значило для меня очень много. Но я вернулась после автомобильной аварии, из-за которой врачи запретили мне танцевать, по крайней мере, на два года, потому что у меня были разорвана практически каждая связка в спине, от шеи до копчика, и все мускулы на руках и все нервы были порваны. В щиколотках были порваны сухожилия и связки. Но я снова начала танцевать и выступать, благодаря чистой силе воли. Но каждый раз, когда я достигаю определенной стадии, у меня начинается какая-нибудь болезнь, которая не дает мне делать дальнейший прогресс, и в основном, это моя печень. У меня был pre-cirrhosis: детский цирроз, когда мне было восемь месяцев. Моя печень выступала из-под реберной дуги на четырех пальца, даже больше. Все почти потеряли надежду. И потом, когда я потеряла дочь, у меня был тяжелый гепатит.



Д: Что случилось?

П: Она выпала из окна.

Д: Как?

П: Этого никто не знает. Это было очень странно. В комнате не было никакой мебели. Она просто ела, и в следующую минуту ее просто… просто не стало. Я до сих пор не знаю, как это произошло. Никто так и не смог объяснить или понять, как это случилось. Это было совершенно непонятно, потому что у нее не было ни царапины на теле; очень, очень жуткий случай, необъяснимый. Она выпала из окна с пятого этажа.

Д: Когда это произошло?

П: В июне 1980. И в это время у меня был гепатит. И эта нога… экзема стала мокрой. Она началась постепенно, через месяц или два, и в январе 1981 стала мокрой. После этого она продолжалась четыре года или пять, потом я начала танцевать снова. Я дошла до того, что от меня остались кожа да кости. Я, наверное, потеряла от тридцати до тридцати пяти фунтов, и ничто мне не помогало, пока не появился этот айюрведический доктор и не заставил меня полностью отказаться от соли на три месяца. Он сказал мне, что соль превращалась в гной, и печень плохо функционировала. Почки тоже плохо работали. Потом, после лечения и без соли, я началась поправляться, прибавила в весе, и снова начала танцевать. Я вернулась к танцам, и с тех пор танцую, сколько могу, как можно больше. Сейчас не так уж много.

 

(Каждый раз, когда она начинает танцевать и добивается успеха, происходит нечто такое, что заставляет ее отказаться от любимого занятия. Тогда ей снова приходится бороться с проблемой до победного конца).

 

П: Вообще-то у меня приближается концерт, на котором я должна танцевать, через две недели. И с такой ногой, я не знаю, что буду делать.

Д: Танцы – что они для вас значат?

П: Они очень много значат, это мой выход. Я была хорошей, очень хорошей танцовщицей. И меня приводит в отчаяние мысль о том, что, к сожалению, я не смогла сделать всего того, что хотела. Обстоятельства и потерянные возможности. В жизни танцовщицы возможности не возвращаются. Это чистое невезение, обстоятельства вне моего контроля.

 

(Она чувствует себя беспомощной)

 

П: Как, например, когда мой учитель танцев приехал в город пару лет назад… мой муж был так болен, что я даже не смогла повидаться с ним. Он был здесь в течение месяца, и я даже не могла ходить в студию. Потом он приехал в мае, тогда заболел мой дядя, и опять я не могла ходить на занятия. Мы должны были танцевать в концертной программе. Это был такой большой трехдневный фестиваль музыки и танцев, чтобы собрать для него денег, и опять я не могла танцевать. Так что каждый раз случается что-то, от меня не зависящее, какая-то преграда. Это судьба… я не знаю, называйте как хотите.

 

Д: (матери) Какой она была в детстве?

М: Очень игривая, и ужасно озорная. В трехлетнем возрасте она свалилась с лестницы и разбила себе череп, у нее была там трещина в пять дюймов.

Д: Еще что-нибудь, о ее характере?

М: Очень дружелюбная. Очень хорошая ученица.

Д: И?…….

М: И ужасно избалованная, потому что она была первым ребенком.

Д: Хорошая ученица?

М: Хорошая. Очень хорошая.

Д: Послушная, или не очень?

М: Послушная, но больше она слушала отца. Конечно, они и меня слушают, когда я им что-то говорю, даже сейчас.

П: Я думаю, что я оптимистка, потому что я живу с… мой муж чрезмерно гиперчувствительный. Я в жизни не встречала такого чувствительного человека. И смерть моей дочери вызвала у него тяжелейшую депрессию, которая тянется уже много лет. А я всегда чувствовала, что я такая сильная, и считала, что если сегодня плохо, то завтра наверняка будет лучше.

 

(Она ведет себя очень мужественно перед лицом опасности).

 

П: И я думаю, что именно это помогло мне выздороветь, потому что в то время моя экзема была в очень плохом состоянии. И я всегда верю, что завтра засияет солнце. Я оптимистка. Но я открыла, что у меня тоже бывают депрессии.

Д: Как вы себя чувствуете, когда у вас депрессия?

П: Это чувство неадекватности, чувство, что я не могу выполнить того, на что должна была бы быть способна.

 

(Хотя она выглядит очень мужественной, у нее присутствует некоторая неуверенность внутри, и она чувствует себя неадекватной. Она чувствует себя беспомощной, находясь в обстоятельствах, которые не зависят от нее. Но в то же время, она проявляет очень большое мужество, оказываясь в таких обстоятельствах).

 

П: Это просто смешно. После этой аварии в США, я провела в больнице три недели, потом мне нужно было ездить туда из дома на ежедневную физиотерапию, но скорость совершенно меня не беспокоила. Сейчас, когда я нахожусь в машине, я иногда нервничаю из-за скорости. Однако, два дня назад я была в машине со своим другом, и он гнал почти сто двадцать километров в час, и меня это совершенно не беспокоило. Так что это чувство приходит и уходит. Иногда я начинаю нервничать, если очень сильно рассержусь, тогда у меня все тело трясется. Вы знаете, у меня действительно начинается дрожь. Я вспыльчивая – как взрываюсь, так и остываю довольно быстро.

 

Я очень неорганизованная, очень неаккуратная. Было время, когда люди завидовали моему жизнелюбию. Я была такой живой, такой веселой, что люди не могли понять, как я могу смеяться и улыбаться все время. Я училась в США, и в международном общежитии я была самой популярной девочкой.

Д: Почему?

П: Просто, таким был мой характер. Я была такой дружелюбной и полной жизни.

Д: В каком смысле?

П: Просто, очень веселая… радость жизни… Я танцевала на газонах университета. У меня было столько друзей. И иногда я задумываюсь… вы знаете, как будто проткнули воздушный шарик. Может быть, та часть моей жизни ушла. Я почему-то никогда не ощущаю себя старой. Я не думаю, что я буду чувствовать себя старухой, даже когда мне будет восемьдесят лет. Я надеюсь дожить до такого возраста, но иногда я чувствую, что проживу очень долго. Не знаю, почему. Сердце, у нас это семейное. К счастью, я этого не унаследовала. Моя бабушка и ее брат умерли от инфаркта, и все пятеро детей моей бабушки тоже умерли из-за сердечных проблем. Дети моей тетки, восемь или девять из них живут на сердечных лекарствах. Очень сильная наследственность в семье.

Если я хочу чего-нибудь, я легко не сдамся. По крайней мере, у меня был такой характер. Если я чего-то очень сильно хочу, я сделаю это. Как, например, один раз я танцевала, когда у меня было пять швов на щиколотке. Я наступила на разбитое стекло, и мне пришлось наложить на ногу пять швов. Я попросила одну девушку заменить меня на репетиции, и во время шоу, я сама пошла на сцену. Я иногда просто забываю о боли. Я танцевала, когда у меня была экзема, даже после аварии, хотя врачи и запретили мне танцевать. Я танцевала недолго. И я думаю, что именно благодаря танцам, мои мускулы в спине заново окрепли. Между пятым и шестым позвонком неизлечимая травма. Иногда у меня спина опухает из-за напряжения, и появляется покалывание в пальцах.

 

Д: Какие у вас сны?

П: Вообще-то не знаю… Иногда, даже после обеда, я просыпаюсь от толчка. В последнее время в городе было много беспорядков, и я несколько нервничаю, потому что в прошлом году у нас в доме было вооруженное ограбление. В наш дом вошли четыре человека с ножами, и вышли с моими античными серебряными украшениями и коллекцией античных серебряных монет моего мужа, которую он собирал тридцать или тридцать пять лет. Они связали нас и угрожали убить. И все это время я сохраняла спокойствие и пыталась заговорить им зубы, а сама в это время потихоньку снимала с себя украшения и прятала их. Но с тех пор, как начались беспорядки, я нахожу, что я в некотором напряжении.

 

(В очередной раз, она проявляет очень большое мужество перед лицом ужасной опасности. Но в последнее время она нервничает и теряет уверенность в себе).

 

Д: Напряжение из-за чего?

П: Возможно, я нервничаю, когда надеваю украшения, потому что я обожаю старинные серебряные украшения. А сейчас я время от времени думаю, что не стоит так рисковать в эти дни. И также я нервничаю, когда мои дочери надевают украшения, потому что со своего балкона я могу видеть почти весь Бомбей, и там кругом пожары, каждый день. Так что я немного в напряжении.

Д: Вы можете вспомнить какие-нибудь сны?

П: Я помню один сон. Он был про кобру, которая укусила меня. Это было, когда мой отец был еще жив, и я внезапно проснулась в страхе. Это оказалась нога моей сестры или брата, которая задела меня во сне. И я почему-то всегда боялась змей.

 

(Она очень смелая, но ее сон отражает страх).

 

Д: Еще какие-нибудь сны?

П: Да нет, вообще-то.

 

(Ее матери снился сон, что она идет на экзамен, и боится, что завалит его. Во время беременности она нервничала, когда машина шла с высокой скоростью.)

 

Д: Какую погоду вы переносите лучше?

П: Жару лучше, чем холод.

Д: Как у вас с жаждой?

П: Не особенно. Но я пью много воды, потому что кто-то мне посоветовал это делать.

Д: Наблюдалась ли в семье история экземы?

П: Есть история астмы. Мой дед умер от этого. У матери была сухая экзема. Зуд, жжение, как при перетягивании каната. Это ощущение трудно описать. Боль, жжение. Кожа трескается и отслаивается. Зудит, и я чешусь.

 

(Тыльная часть ее правой стопы полностью покрыта экземой).

 

П: У меня она была по всему телу, появлялись нарывы, они лопались и гноились. У меня такое чувство, что лучше бы я отрубила себе эту ногу и выбросила. Мое терпение истощается. Обычно я очень терпеливая. У меня концерт на носу, все уже готово, хореография и все остальное. И я знаю, что буду танцевать, пока нога не отвалится.

 

(Я посоветовал ей прекратить все другие виды лечения и назначил разовую дозу)

 

Лекарство: Gelsemium 200C

 

Последующее наблюдение:

После разовой дозы у нее наступило значительное ухудшение. Экзема вспыхнула с новой силой и распространилась до колена, потом перешла на другую ногу; она продолжала распространяться, пока не разошлась по всему телу, и была очень болезненной и гноилась. Прошло три месяца, прежде чем произошли заметные улучшения в состоянии пациентки. Эта ситуация заставила паниковать всех, включая меня. Но несмотря ни на что, пациентка продолжала вести себя очень мужественно, и была полностью уверена в результате. Самым главным было, что мы все вместе переживали это суровое испытание.

 

Были назначены Gelsemium 1M и затем 10M

 

По прошествии восемнадцати месяцев, экзема значительно улучшилась. У нее оставались небольшие пятна сухой экземы на подъеме правой стопы, и потом они тоже расчистились. Она снова начала танцевать, и смогла продолжать свое любимое занятие безо всяких проблем. Экзема больше не возобновлялась.

 

Состояние ее спины и печени также значительно улучшилось.

 

Через долгое время после того, как экзема полностью залечилась, у пациентки развились беспокойность и нервозность. Она начала выражать некоторые признаки беспокойства, когда, например, ее ребенок заболел. Также стала проявляться некоторая раздражительность, которой она раньше никогда не показывала.

 

Следующий прием: июнь 2000

П: Сейчас я часто нервничаю, у меня нет мужества. Я до смерти беспокоюсь, что мой муж пьет. Это наверняка воздействует на его печень.

Д: А на вас это как действует?

П: Я просто так беспокоюсь за него, чем это кончится, как это повлияет на детей – не только на нас четверых, но и на всю семью. Это очень осложняет мне жизнь.

Д: По сравнению с последними десятью годами, произошли ли какие-либо изменения в вашем характере?

П: Я стала более беспокойной и раздражительной, но в то же время я стала воспринимать все так, как есть. Мой муж угрожает выброситься из окна, и это меня очень пугает, я не перенесу такого снова.

 

(Она все еще находится в состоянии Gelsemium, но теперь это состояние существенно ослабло, и чрезвычайной компенсации больше не наблюдается. Она нервничает, но это не ограничивает ее жизнь. Теперь это более пропорционально по отношению к ситуации.

 

Он выбрала себе такого мужа, который отражает ее собственное состояние. Он упал в обморок во время ограбления, и ушел в депрессию после смерти ребенка. Такое падение духа было своеобразным параличом (депрессия). Ее муж угрожает выброситься из окна (рубрика: импульс сброситься с высоты).

 

Анализ случая заболевания:

Главная жалоба: затяжная хроническая экзема стопы. Экзема не дает ей жить нормальной активной жизнью.

 

Она стойкая и уверенная в себе. Самое потрясающее в ее истории болезни – это то, как она справляется со сложностями в своей жизни.

 

Она танцовщица, исполнительница классических индийских танцев. Она получила тяжелые травмы в автомобильной аварии; это происшествие было шоковым, но это не остановило ее. Она не позволила шоку выбить себя из колеи, но вместо этого вернулась к танцам намного раньше, чем ожидалось, исключительно благодаря силе воли.

 

Ее ребенок внезапно падает из окна и умирает. Никто не знает, как это произошло. В это время она снова проявляет огромные силу и мужество, поддерживая других членов семьи, и не давая выхода своему собственному горю.

 

В другой раз, в дом внезапно врываются грабители с ножами, и ее муж падает в обморок от страха. Она показывает свою способность контролировать себя; она даже прячет свои украшения, в то время как уговаривает грабителей. Снова, она проявляет незаурядную силу перед лицом опасности.

 

Во время всех этих случаев она в одиночку поддерживает своего мужа и детей. Во всех этих испытаниях она остается спокойной и уверенной в себе.

 

Итак, главная тема ее случая заболевания – ее способность переносить удары судьбы, шоки, и мужественно проходить через испытания. У нее очень высокий порог терпимости к физической и эмоциональной боли, и огромная сила воли.

 

Затем, мы обращаем внимание на то, как важно для нее танцевать, выступать на сцене. Она танцует на больших концертах и совершенно не боится сцены. Она танцует, несмотря на травмы и экзему. Она танцует, как будто ничего не случилось. Она не позволяет этой ситуации оказывать на нее влияние, точно так же, как она вела себя во время несчастных случаев, шоков и горя. Она сильная. Танцевать для нее – значит, проявлять мужество.

 

Каждый раз, когда она готова достичь успеха в танцах, какая-нибудь болезнь мешает ее дальнейшему прогрессу – «в основном, это моя печень» - говорит она. «Когда мне было восемь месяцев, у меня был пре-цирроз печени. Потом, когда я потеряла свою дочь, у меня был тяжелый гепатит» . Экзема тоже не дает ей танцевать.

 

«Танцы – это мой выход. Я была очень хорошей танцовщицей. Меня приводит в отчаяние, что я не смогла сделать всего того, что хотела. Потерянные возможности и чистое невезение. Я всегда считала, что, если сегодня плохо, то завтра наверняка будет лучше».

 

Только один раз она говорит хотя бы что-то негативное.

 

«У меня иногда бывают депрессии – чувство неадекватности. Иногда, когда я очень сильно сержусь, я начинаю нервничать. Я вспыльчивая, но быстро остываю».

 

Эмоции есть, но она выражает их не очень-то сильно. Горе, которое не могло выйти наружу – она не могла плакать, за нее «плакала» ее экзема.

 

Она говорит: «Я была так полна жизни». Это, скорее, растение, чем минерал. Хотя и есть намек на структуру, свою силу она использует в качестве копингового механизма. Недавно, она начала было нервничать, когда машина шла на большой скорости, но всего лишь на несколько минут. У нее огромная степень компенсации, с целым букетом физических симптомов тяжелой степени. Экзема делает ее зависимой и не дает ей двигаться.

 

Мы знаем, что даже перед лицом всех этих испытаний и ударов судьбы, она остается деятельной и уверенной. Но, поскольку она находится в состоянии компенсации высокой степени, мы должны выбрать рубрики, которые выражают ее внутренние чувства. Если мы просто возьмем рубрику «Мужественный», наши выводы будут неверными.

 

Как увидеть, что прячется за этим?

Ее реакция на смерть ребенка:

Ум: заболевания на почве смерти ребенка

Ум: заболевания от страха перед испытаниями

Ум: плакать: не может плакать, хотя испытывает печаль

Ум: горе: молчаливое

Ум: заболевания от шока

Ум: страх перед испытаниями (у нее наблюдается противоположная реакция)

 

Ее реакция на грабителей с ножами:

Ум: бесстрашный

 

И на предмет самоконтроля, что очень важно в ее случае:

Ум: страх, что потеряет самоконтроль

 

Gelsemium вращается вокруг того, чтобы проходить через испытания. Фатак отмечает: «страх перед испытаниями». Пациентка говорит: «Я обладаю большой силой, когда сталкиваюсь с шокирующими ситуациями». Мы видим тему семейства Loganiаceae.

 

Лекарство может отражать два противоположных состояния. Мы знакомы с картиной Gelsemium, где наблюдается страх перед испытаниями, перед лицом которых человек становится осторожным и теряет уверенность в себе. На физическом уровне часто наблюдается очень большая степень утомления, слабость во всем теле, болезненность, особенно в мускулах конечностей.

 

В случае заболевания этой женщины мы наблюдаем состояние высочайшей степени компенсации, когда она должна быть сильной и скрывать свою зависимость, чтобы справиться с собственной негативной стороной.

 

Апатия в Gelsemium в качестве ответа на шок – это онемение. Пример: мать, которая только что услышала о смерти своего ребенка, онемела от горя, парализована шоком. Это – две противоположные стороны того же самого лекарства, сторона компенсации и сторона провала. В каждом лекарстве или случае заболевания мы должны рассматривать оба состояния, и компенсации, и провала, чтобы увидеть и понять полную картину.

 

Обсуждение миазма (сикозный):

Поскольку она демонстрирует такой самоконтроль, почему мы не можем сказать, что это раковый миазм? Ее главная задача – не в том, чтобы держать все под своим контролем; ее задача в том, чтобы окружающие не заметили ее слабости. Вся эта сила и мужество, которые она проявляет, нужны для того, чтобы скрыть ее страх и шок. Ее мужество говорит: «Я не шокирована; на меня это не подействовало; это на меня не действует, не шокирует, не заставляет меня нервничать и быть в напряжении, это не влияет на меня».

 

Это – отрицание. Она отрицает свой страх, чтобы спрятать, скрыть его. Такого рода отрицание, с целью скрыть, не принять, не показать своей слабости, типичные проявление сикоза. Не показать этого. Ее взгляд на жизнь не «все вокруг в состоянии хаоса, и я должна сделать из этого хаоса порядок сверхъестественными усилиями». Такое отношение было бы типично для ракового миазма. Ее роль: «Чтобы ни случилось, я не должна этого показать».

 

Связки порваны, и она не позволяет другим увидеть этот факт; она прячет его за своим выступлением. Выступление – это не «контроль – хаос», «все вышло из-под контроля» (раковый миазм). Это слабость: связки порваны, она чувствует, что может не справиться, но не должна этого показать. Так что здесь мы не видим той степени отчаяния, которую мы видим в раке.

 

Ее заболевание, экзема, типично для сикоза. Это своего рода аллергическая проблема, которую можно связать по ассоциации с вакцинацией, когда в организм вводится чужеродное вещество – сикоз. В отличие от рака, это не смертельно. Но высыпания видно, они производят плохое впечатление, и вызывают чувство неадекватности, недостатка, которые, по мнению сикозного пациента, он должен скрыть. Например у Thuja есть высыпания на закрытых частях тела, и от этого возникает сикозное чувство «я должен это скрыть».

 

Раковый миазм лежит между сикозным и сифилитическим. В раковом миазме есть ощущение, что все выходит из-под контроля, и я должен навести порядок, сделать порядок из хаоса. Ars-alb прилагает огромные усилия и концентрацию, чтобы удержать все в порядке, и если он не сможет этого сделать, провалит свою задачу, то всему наступит конец: разрушение (сифилис). Ignatia, столкнувшись с шоком, будет пытаться держать все под контролем. Тифоидное средство будет прилагать интенсивные усилия, чтобы справиться с шоком как можно скорее.

 

Однако сикозное чувство таково: «мой страх никто не должен видеть, поэтому я, может быть, захожу слишком далеко, но демонстрирую силу, чтобы спрятать свою слабость». В этом и заключается разница между компенсацией раковой и компенсацией сикозной.

 

Например, человек собирается сдавать устный экзамен. Он не должен показывать, что он нервничает, даже если в действительности ему очень страшно. Он должен сделать вид, что все знает. «Я не боюсь, я все знаю», - говорит он остальным. Это мера повышения собственной уверенности, для демонстрации другим. Это его прикрытие, сознательное или подсознательное – может быть, он действительно не чувствует страха. Но такого рода отрицания очень часто имеют ключ в сикозном миазме.

 

Хороший пример – Medorrhinum. Medorrhinum очень эгоистичны. «Я не боюсь, нет проблем». Но внутри он чувствует: «Я неспособен, у меня есть какой-то недостаток, и я надеюсь, что о нем никто не узнает». Он даже может прятать это чувство от самого себя. На интервью мы спрашиваем: «В каких ситуациях вы чувствуете себя наиболее сильным?» И тогда он расскажет вам свои пунктики наибольшего страха, например, идти одному в темноте, или встречаться с важными людьми. Он скажет: «У меня нет никакого страха в таких ситуациях».

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.02 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал