Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Критерии выбора момента прекращения терапии




Поскольку игровой терапевт, центрированный на ребенке, не имеет заранее определенных, по индивидуальной мерке скроенных специфических целей для работы с ребенком в процессе игровой терапии, на вопрос о том, когда прекращать терапию, не всегда так же легко ответить, как это могло бы быть в случае, когда, по мне­нию терапевта, наступило улучшение, касающееся какой-либо определенной поведенческой проблемы. Не декларировалось никаких специфических целей, на достижение которых можно было бы сослаться, как на критерий, позволяющий прекратить работу. Терапевтические отношения фокусируются скорее на ребенке, чем на конкретной проблеме. Таким образом, не существует никакой контрольной точки, которую можно было бы использовать в качестве критерия успеха. Хаворт (Наworth, 1964) предлагает следующие вопросы, позволяю­щие проверить готовность ребенка к завершению те­рапии:

1. Уменьшилась ли зависимость от терапевта?

2. Уменьшился ли интерес к тому, приходят ли другие дети поиграть в комнате или встретиться с его те­рапевтом?

3. Умеет ли он теперь видеть и принимать как хо­рошее, так и плохое в одном человеке?

4. Изменилось ли отношение ребенка ко времени в плане его осознания, интереса и принятия?

5. Изменилось ли его отношение к уборке комнаты: меньше озабоченности, если прежде он был щепетилен, или больше интереса к уборке в противоположность прежней неряшливости?

6. Принимает ли он теперь самого себя и собствен­ный пол?

7. Есть ли какие-то свидетельства самооценивания: сравнивает ли он свои прежние действия с тепереш­ними?

8. Изменилось ли качество и количество вербали­зации?

9. Уменьшилась ли агрессия, направленная на игруш­ки или выражаемая через них?

10. Принимает ли он ограничения более охотно?

11. Изменились ли формы художественной экс­прессии?

12. Уменьшилась ли потребность в инфантильной и регрессивной игре (например, с соской или с водой)?

13. Уменьшился ли объем фантазий и символичес­кой игры и увеличился ли объем творческой конструк­тивной игры?

14. Снизилось ли число и интенсивность страхов? (стр. 416).

Изменения лучше всего видны, если рассуждать в терминах общей природы, и эти вопросы помогают тера­певту в большей степени сосредоточиться на процессе изменений, чем на достижении некоторых специфичес­ких целей, которые определены заранее. Любая попыт­ка определить, произошло ли некое существенное изме­нение, являющееся поводом для прекращения игровой терапии, предполагает прежде всего поиск изменений в детях. Для поиска самоинициированных перемен в ре­бенке можно указать следующие направления:

1. Ребенок менее зависим.

2. Ребенок меньше смущается.



3. Ребенок более открыто выражает свои потреб­ности.

4. Ребенок способен сосредоточиться на самом себе.

5. Ребенок берет на себя ответственность за собст­венные чувства и поступки.

6. Ребенок должным образом ограничивает свое поведение.

7. Ребенок в большей степени обладает внутренним контролем.

8. Ребенок стал более гибким.

9. Ребенок стал более толерантным к неожиданностям.

10. Ребенок уверенно становится инициатором деятельности.

11. Ребенок вступает в сотрудничество, но не является конформистом.

12. Ребенок выражает гнев пристойным образом.

13. Ребенок перешел от негативно-печальных эмоций к радостно-удовлетворенным.

14. Ребенок в большей степени принимает себя.

15. Ребенок способен разыгрывать последователь­ность событий в сказке, игра приобретает направление.

Дети в самых общих чертах дают знать о том, что они готовы прекратить отношения. Некоторые дети теперь иногда просто стоят в комнате, не проявляя инте­реса к игрушкам; может казаться, что они апатичны, не заинтересованы и их игра выглядит, как в замедлен­ном кино. Часто от детей можно слышать жалобы на то, что им нечего делать, они скучают и слоняются по ком­нате. В такие моменты дети заявляют: «Я думаю, сюда больше не стоит приходить». В таком заявлении прояв­ляется целостная природа ребенка и его способность от­делиться от терапевта и целиком положиться на самого себя. Это очень сильное позитивное подтверждение соб­ственной самости. Иногда ребенок сравнивает свое ны­нешнее поведение с прежним, тем самым подтверждая, что он замечает изменения в себе. Терапевт может за­метить общую перемену в эмоциональном тоне отношений в игровой комнате. Просто время, проведенное вме­сте, перестаешь «ощущать» по-прежнему; Изменения, описываемые учителями и родителями, тоже следует рассматривать как составную часть принятия решения об окончании игровой терапии.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал