Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Бог Финн. стремится достичь предельной скорости




стремится достичь предельной скорости. Присоединяйся!

По таким вот намёкам она догадывалась, что он мысленно с ней. И каждодневных напоминаний в виде писем и записок уже не требовалось. При таких-то безумных разъездах Финн далеко не всегда был на связи, но Джули это устраивало. Они друг друга понимали.

Ну хорошо, она не до конца понимала, что у них за отношения, но эти отношения определённо были. И не просто дружеские. Они никогда не встречались, так что своим парнем она его назвать не могла, но Джули и не тянуло навешивать ярлыки. Что бы их ни связывало, ей это нравилось.

Но теперь ей как никогда хотелось, чтобы Финн приехал. По вечерам, лёжа в постели, она перечитывала его письма и сообщения, листала на экране снимки и представляла, что он делает то же самое. Она ощущала его повадки и настроение в каждой строчке, изучила его так хорошо, что могла практически почувствовать его рядом. Словно знала, что сотворит с ней его присутствие.

Так что она будет его ждать. Потому что когда-нибудь Финн вернётся домой. Когда-нибудь они смогут разобраться, что же у них такое на самом деле.

Джули проверила чат. Финна в сети не было. Она не могла припомнить, где он сейчас. У него такие замысловатые маршруты, что, как выяснилось, лучше даже не пытаться угадывать его передвижения – легче просто подождать, откуда он напишет в следующий раз.

«Финн,

просто подумала о тебе. Всё.

Джули»

Она проверила доклад на орфографические ошибки и послала его на печать, чтобы завтра сдать преподавателю. Когда из принтера вылезла пятнадцатая страница, звякнула электронная почта.

«Джули,

надеюсь, письмо дойдёт. Сеть то и дело пропадает. Тоже думал о тебе. И скучал. (Странно, да? Как я могу по тебе скучать? И всё же.)

В этом месяце в Бостон попасть не получится. Объясню в другой раз. Очень жаль. Что тут ещё скажешь?

Рад, что ещё не спишь: у меня для тебя сюрприз. Знаю, что моё отсутствие этим не исправить, но ничего другого я не придумал.

Спустись в гостиную!

Финн»

Джули понравилось, что он скучал. Ух как понравилось! Но огорчило, что он не приедет.

Ворча от досады, но сгорая от любопытства – о чём это Финн? – она тихонько, чтобы никого не разбудить, прокралась по лестнице в гостиную. «Только бы сюрприз не оказался вторым Плоским Финном, – подумала она. – Вот жуть-то была бы...» Джули переступила порог и замерла, охватывая взглядом открывшуюся картину.

Свет в комнате был погашен, но вся она буквально мерцала: потолок сплошь покрыт белыми огоньками, а ёлка украшена настоящими свечками. Огоньками переливались и зелёные гирлянды вдоль каминной полки, перевязанные маленькими красными ленточками. У дерева на табурете стоял Мэтт и зажигал свечи на самой макушке. Именно так она и описывала Финну свой дом в Огайо. Вообще-то, здесь было даже лучше.



– Как красиво! – восхитилась она.

Мэтт вздрогнул, табурет угрожающе зашатался.

– Боже, Джули! Напугала до полусмерти!

Джули рассмеялась.

– Прости. Я только что получила письмо от Финна. Он велел спуститься вниз. – Она шагнула к дереву и легонько дотронулась до ближайшей веточки. – Смотрится чудесно.

Мэтт зажёг последний фитилёк и спустился на пол.

– Если дом сгорит, я не виноват. Это Финн придумал. Сказал, ты обрадуешься?

Джули кивнула и проглотила подкативший к горлу ком, медленно поворачиваясь на месте.

– Я рада. Очень-очень. – Она остановилась и обернулась к Мэтту. – И всё это ты сделал для меня? В смысле, тебя Финн попросил всё это сделать?

Мэтт сунул руки в карманы и посмотрел на переливающийся огоньками потолок.

– Прислал целый список инструкций вместе с подробным описанием увечий, которые меня ждут, если я не выполню в точности все его требования. Вроде ничего не пропустил. – Мэтт подошёл к кофейному столику, на котором расположился его ноутбук, взглянул на экран и закрыл крышку. – Да… Итак. Теперь мы должны лечь под ёлку. Не самая банальная просьба, но он уверен, что ты поймёшь? – с сомнением покосился на неё Мэтт.

– Понимаю. Ложись! – Она схватила его за руку и потянула вниз, садясь на пол. – Я каждый год так делаю. Тебе понравится.

– За Финном должок, – пробубнил Мэтт, вслед за Джули ложась на пол, чтобы подлезть под нижние ветки. – Ой! Если я сейчас глаза лишусь, с вас обоих сверхдорогущий подарок к Рождеству в качестве компенсации. Усыпанная бриллиантами повязка на глаз, к примеру.



– Нужно аккуратно, глупенький. Не кидайся на ёлку. Осторожно подлезай снизу. Вот так. Видишь?

Джули взглянула сквозь ветки на игру светотени от зажжённых свечей. В этом маленьком огороженном уголке было тихо и безопасно. В точности как Финн описывал прыжки с парашютом: настоящий мир исчез. Как когда-то в детстве, когда она свешивала одеяло с верхней койки двухъярусной кровати, превращая нижнюю в уютную пещеру. Джули часто в ней пряталась после того, как отец уехал.

– Если честно, мне даже... нравится, – признался Мэтт.

Джули повернулась к нему.

– Мне ещё никто раньше не составлял компанию. Я всегда одна была.

– А... Я думал, нам полагается вместе лежать здесь под деревом и делать... что там надо делать? Мне уйти?

– Нет, останься! – Джули снова схватила его за руку. – Вместе веселей.

Мэтт посмотрел на неё с улыбкой.

– Ладно. Так что теперь?

– Теперь надо думать о чём-нибудь значительном.

– Ясно. Философские размышления и вопросы бытия? Чур, я первый. Докажи, что ты не плод моего воображения.

– Очень смешно.

– А что, если мы живём в виртуальной реальности? Все ли средства хороши? Как могла Вселенная возникнуть из ниоткуда? Где доказательство, что прямая действительно прямая?

– Мэтт, хватит! – рассмеялась Джули.

– Стали бы вегетарианцы есть мясо, если бы животные сами просились к ним в тарелку? Если бы время остановилось, а потом снова пошло, мы бы заметили? А что, если кого-то дважды напугать до полусмерти? Что такое креационизм? Что этично, а что нет?

– А что выносит мне мозг? – вставила Джули, всё ещё хихикая.

– Не так: кто выносит тебе мозг? – с улыбкой поправил её Мэтт. – Ну, как скажешь. Не нравятся мои глубокомысленные вопросы, давай тогда ты.

Джули задумалась.

– Теперь всё это кажется каким-то глупым ребячеством.

– Всё равно скажи.

– Просто... Я каждый год лежу под ёлкой и... не знаю. Оцениваю свою жизнь. Погружаюсь в полудрёму, что ли, и наблюдаю, куда заведут меня мысли.

Мэтт скрестил длинные ноги и сложил ладони на животе.

– Понимаю, о чём ты. Может, попробуешь закрыть глаза?

– Тогда ты тоже.

– Хорошо.

Джули в ожидании смотрела на Мэтта.

– Ты первый.

– Нет, ты первая.

– Давай одновременно. Не хочу, чтобы ты меня тут разглядывал. Готов? Три, два, один, поехали! – Джули закрыла глаза. – Теперь надо подождать, пока мысли сами придут в голову.

Свет колыхающихся огоньков проникал даже сквозь веки, навевая размытые, смутные образы. Не верилось, что Финн такое устроил. Казалось, будто он сам был здесь, лежал рядом с ней. Он хотел подарить ей что-то особенное, и у него получилось. «Чего же ждать, когда мы встретимся?» – размышляла Джули. Что, если не будет такого же волшебства – такого же притяжения, – как сейчас? Но она знала, что будет. Некоторым ощущениям нужно просто довериться. Поэтому она позволила себе вообразить, как всё изменится, когда он вернётся в Бостон.

Рано или поздно она, очевидно, уедет из этого дома. Может, снимет собственную квартиру? Может, и Финн найдёт себе отдельное жильё? Он бы показал ей, где любит бывать в городе, и она бы послушала новые истории о его поездках. А сама могла бы рассказать о своих занятиях и жизни в колледже и непременно затащила бы его в «Данкин донатс» на стаканчик кулатты. Ему напиток, возможно, понравится больше, чем Мэтту. Они с Финном могли бы сводить Селесту в Музей изящных искусств, а Плоского Финна оставили бы дома, потому что Селеста исцелится. Или, по крайней мере, станет более цельной.

И тут у Джули снова возник не дающий покоя вопрос: что такого случилось с Селестой, что заставило её отгородиться от реального мира?

Джули повернула голову и открыла глаза. Мэтт смотрел прямо на неё.

– Я же просила не глазеть на меня, – прошептала она.

– Не удержался, – прошептал он в ответ.

Мэтт умолк, и Джули стало интересно, о чём он думал. Наверное, доказывал в уме какую-нибудь скучную теорему. А должен бы сейчас делать совсем не это.

– Джули?

– Да, Мэтт?

Он ещё помолчал.

– Похоже на свобод...

– О боже! – перебила его Джули. – Я же совсем забыла тебя спросить!

– Спросить... о чём?

– Дана, моя подруга, хочет, чтобы ты ей позвонил.

– Это не вопрос.

– Хватит меня исправлять. Она хочет с тобой встретиться, болван!

– О-о... – застонал Мэтт и отвернулся. – Ну-у, не знаю.

– Мэтт, да ладно. Ты ведь совсем не ходишь на свидания! – заныла Джули. – А Дана классная. Она тебе понравится.

– Я подумаю. Идёт? – предложил он.

– У тебя когда-нибудь была девушка?

Мэтт наградил её укоризненным взглядом.

– Конечно, была. При чём здесь это вообще?

Джули пожала плечами.

– Не знаю. Ты никогда ни о ком не рассказываешь.

– Согласен, в последнее время с романтикой в моей жизни туго. Но сейчас у меня просто нет времени с кем-то встречаться. Сама знаешь, как я занят с учёбой, и о Селесте заботиться надо.

– Так ты совсем не ходил на свидания после... ну, знаешь? Селесты. Чехарды с Плоским Финном.

– Почти. У меня были серьёзные отношения с девушкой, а потом... – запнулся Мэтт. Он уже не улыбался, на лице застыло напряжённо-смущённое выражение. – Потом здесь всё изменилось.

– Ты про Селесту?

Мэтт кивнул.

Джули вспомнила разговор с профессором Кули.

– Когда что-то произошло?

Мэтт снова кивнул.

– Сочувствую, – сказала Джули. – Потому что сразу видно: что бы ни случилось, тебе тоже несладко приходится. Может, когда-нибудь ты захочешь мне рассказать.

– Может быть, – согласился Мэтт. – Ну, а после этого моей девушке стало со мной неинтересно. Не каждый выдержит такую жизнь. И этот дом.

– Я люблю Селесту, но по её вине и ты страдаешь, да?

– Не говори так! Да я душу продам ради сестры.

– Знаю. – Джули понимала, что сейчас важно подбирать слова деликатно, иначе Мэтт снова замкнётся. – Но ты, должно быть, злишься, что Финна нет рядом. Что из-за него Селесте только хуже.

– Злюсь – это верно.

– Но у него есть право на собственную жизнь, Мэтт.

– Я знаю, уж поверь.

– Вы обычно ладите друг с другом?

– Раньше ладили. А потом... перестали. В основном, из-за мамы. Его всегда считали героем. Думаю, мне нелегко было с этим смириться.

– Для Селесты ты герой. Разве ты не видишь, как она на тебя смотрит? Она тобой восхищается.

– Не так, как Финном. По-другому. Я делаю всю скучную работу. Отвожу её в школу, кормлю, помогаю с уроками, беспокоюсь о ней. Я не Финн, это уж точно. Он на настоящую жизнь всегда плевал. Ему бы только веселиться и дурака валять. Когда мама отсутствовала – мы это так называем, «отсутствует», – Финн развлекал Селесту, смешил её, и она становилась такой же дикой и беззаботной, как он. Я заботился обо всём необходимом, а все лавры ему. Всегда так было.

– Тебе, похоже, Финн не очень-то нравится.

– Наоборот! Он потрясающий. Такой жизнерадостный, добродушный, непринуждённый. Финну дозволено всё, чего нельзя мне, и я ему завидую.

– Значит, Селеста когда-то больше походила на него? – спросила Джули.

– Да, – еле слышно подтвердил Мэтт.

– Но у неё всё налаживается, разве нет? По чуть-чуть? На днях она закатила истерику, потому что я не смогла найти ей второй сезон «Хора». По-моему, это добрый знак.

– Что ещё за «Хор»?

– Не беспокойся. Я ей плохого не посоветую. А ещё она хочет модно одеться на Рождество и просит, чтобы я сходила с ней по магазинам.

– Она, значит, теряет индивидуальность? Как раз то, на что я надеялся.

– Заткнись! Это всё к лучшему. А через пару недель добавим Плоскому Финну ещё порцию шарниров. Селеста дала добро. Мэтти, разве ты не видишь, как ей необходима своя компания, друзья? Можешь представить, как ей, должно быть, невероятно одиноко?

– Могу, – вздохнул Мэтт. – Наверное, с тобой ей лучше, чем со мной.

– Но ты столько для неё делаешь – и это очень важно. Ей необходимо, чтобы кто-то вроде тебя о ней заботился. Вашей матери... думаю, тоже непросто.

Мэтт кивнул.

– Да, знаю. Ей ужасно трудно. И отцу. Им обоим. Ты думаешь, почему наши родители так редко дома бывают? Им здесь тошно становится. – Мэтт взъерошил себе волосы. – Джули, я устал. Я не хочу быть Селесте родителем. Не могу больше.

На несколько минут воцарилась тишина.

Наконец Джули сказала:

– Ух ты, весело же у нас получается под ёлкой валяться. Только не говори, что ты не рад.

– Затея превзошла мои ожидания.

– Ладно, давай вернёмся к девушкам.

– Тебя интересуют девушки? Вот это новость! Я думал, ты встречаешься с тем типом, Сифом, кажется.

– Какой же ты остряк, Мэтт! Честно. И к твоему сведению, мы с Сифом расстались.

– Вот как?

– У меня уже другой. Вроде как. Сама до конца не понимаю. Увлеклась кое-кем.

Мэтт выразительно закатил глаза.

– Дай-ка угадаю. Моим братом?

– Как ты узнал? – удивилась Джули.

– Дай подумать. Может, по тому, что ты готова соловьём разливаться, какой он сказочно интересный и забавный? Или по тому, как ты каждые три минуты проверяешь почту на телефоне? Скрытность не твоя черта.

– Ну, ладно. И что? И вообще, не обо мне речь. А о твоей вялой личной жизни. Позвони Дане!

– У меня нет времени на отношения.

– Не смеши! Было бы желание, а время найдётся. Разве тебе не хочется чуточку романтики, Мэтти? – Джули слегка толкнула его рукой в плечо.

Он хохотнул.

– Мне нравится, когда ты зовёшь меня «Мэтти»... мило.

– Мило? Только это слово и придумал? Мозг таких неприличных размеров мог бы выдать что-нибудь покруче, чем «мило».

– Мне дым от свечек все мозги затуманил.

– О, отлично! Значит, ты сейчас слишком отупел, чтобы сопротивляться. Я дам тебе номер Даны, а ты позвонишь ей и пригласишь на ужин.

– Нет.

– Тогда я тебя подкуплю. – Джули задвигалась по полу, пока не вынырнула из-под ели целиком, а затем села. – Что скажешь, если я прямо сейчас вручу тебе подарок на Рождество?

– Нет, – повторил Мэтт, всё ещё лёжа под ветками.

Джули ухватила его за ноги и вытянула наружу.

– Это хороший подарок. И не один, кстати. Честно.

– Да? – Мэтт улыбнулся. – Ладно, уговорила.

– Ура! – захлопала в ладоши Джули. Она вынула подарок из невысокой груды, которую сложила в гостиной за несколько дней до того, и подала мягкий свёрток Мэтту. – Только... я же бедная студентка, так что всё скромненько. Но ведь важен не подарок, важно внимание, верно?

– Если внимание в денежном эквиваленте, то да.

– Мэтью!

– Шучу, шучу. – Мэтт аккуратно развернул красную упаковку, перевязанную зелёной ленточкой. При виде подарков он расплылся в улыбке и притворно смахнул слезинку, расправляя первую из двух футболок. – Хан Соло в карбоните, – восхитился он. Затем поднял вторую футболку, красную, с изображением разломленного надвое леденца с палочкой в каждой половинке. – «Не разлучайте нас. У нас общие органы».Идеальный подарок. Так и знал, что ты прикипишь к футболкам.

– Вовсе я к ним не прикипела, но праздники ведь не для того, чтобы воспитывать у людей приличный, или хотя бы приемлемый, вкус. К тому же, с тобой бесполезно бороться.

– Тебе подарок тоже сейчас отдать? Раз уж ты через несколько дней уедешь?

– Верно. В Калифорнию, – согласно кивнула Джули. – Я же еду в Калифорнию.

– Ты там всё время с отцом будешь. Потрясающая поездка должна получиться.

– Должна, – повторила Джули. – Край виноградников, Голливуд, пляжи, роскошные отели, изысканные блюда... Отец захочет услышать всё-всё-всё о колледже и обо мне. Да к концу поездки меня, наверное, будет так тошнить от разговоров о себе любимой, что мне понадобится отдохнуть от такого отдыха! – Джули сама не знала, почему лгала Мэтту, но каждая клеточка её тела упрямо отказывалась открыть ему правду. – Так что да-да-да! Сейчас же давай сюда подарок!

– Какая жадная! – поддразнил Мэтт. Он протянул руку за спину и открыл ящик журнального столика. Затем передал Джули красный конверт с её именем на лицевой стороне.

Вскрыв конверт, Джули громко взвизгнула, так что Мэтт накрыл ей рот рукой и зашикал.

– Все спят! – напомнил он, сдерживая смех.

– Но это ведь подарочная карта в «Данкин донатс»! Мне ж её на всю учёбу в колледже хватит! Как тут не кричать? Мэтти! – Она кинулась ему на шею. – Ты просто прелесть! – Джули снова села на колени. – А теперь с тебя звонок Дане. Ты обещал.

– Пожалуй, обещал, – вздохнул он.

– Она уезжает домой на пару недель, но сразу после праздников вернётся. Разве не здорово? Новый год для нас обоих начнётся романом. Ну, или, во всяком случае, намёком на роман.

Мэтт посмотрел ей в глаза.

– Было бы неплохо.


Глава 22


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.016 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал