Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Джули Сигл. Мне приснилось, что я открыла сайт знакомств для рыбок «Ключевая встреча»




Мне приснилось, что я открыла сайт знакомств для рыбок «Ключевая встреча». Мысль на отвлечённую тему: больше никогда не буду пить.

Джули недоумённо оглядывалась по сторонам. Почему все улыбаются? Ничего весёлого. Начался мокрый снег, ветер усилился. Она посмотрела на свои голые ноги и удивилась: о чём она только думала, когда решила приехать на пляж? Единственный купальник, который нашёлся у явно безумной Даны, умещался в кулаке – одно название, а не бикини. Джули чувствовала себя круглой дурой. Ладно хоть другие участники «Бостонского моржевания» ничуть не меньше смахивали на идиотов, успокаивала она себя. Три парня с логотипом местной бейсбольной команды на голой груди, старик в ковбойской шляпе, мамаша в костюме лобстера и тройка подростков-лепреконов похлеще неё выделялись из толпы. Наверное.

Блин, холодно-то как, а она ещё даже в воду не вошла. Джули посмотрела в сторону океана, на тёмные зловещие – могучие – волны. Её смущало, что все вокруг ждали заплыва с таким предвкушением. Это же пытка! Испытание. Возможность что-то доказать. Вселяющий ужас экзамен. Но Джули было необходимо его сдать. Она попыталась сосредоточиться, убедить себя, что не остановится, едва ступив в воду. А если она не сможет дышать? Оцепенеет? Если от страха у неё подкосятся ноги? Тогда волны накроют её с головой, и она уже не вырвется из ледяной пучины. «Ничего подобного не случится», – заверила она себя. Здесь же куча народу. Кто-нибудь наверняка заметит, что она упала, или споткнётся об неё. Главное, справиться с первоначальным шоком от холода. Она только нырнёт и сразу же выйдет – и всё. Пара минут, и можно жить дальше.

Корреспондентка, кажется, упоминала непроизвольную гипервентиляцию? Ага. Джули уже невольно хватала ртом воздух. Можно подумать, кто-то станет задыхаться намеренно.

Джули скользнула взглядом по девочке в наряде принцессы Леи и замерла. Несмотря на кашу и туман в голове, этот образ её встревожил. Даже нет, он включил в мозгу мерзкую пронзительную сирену...

Ни с того ни с сего толпа ринулась вперёд, и Джули вместе со всеми рванула по холодному песку, зарываясь носками в гальку. Сквозь звуки собственных судорожных вздохов до неё смутно доносились вопли и улюлюканье «моржей».

Как ей тогда Финн написал? «Тебя не отпускает страх, но внутри уже поднимается волна восторга и трепета: ты на грани». Джули побежала быстрее, уверенней, а достигнув океана, взвизгнула, но не остановилась. Вода обожгла ей ноги, затем живот, сковала лёгкие. От жуткого холода перехватило голос.

На ум снова пришли слова Финна: «Такого спокойствия ты ещё не испытывала, и тебе хочется, чтобы оно никогда не заканчивалось». Теперь она поняла. Джули согнула колени и с головой бросилась под воду, наконец осознав, о чём он говорил. Коснувшись ногами дна, она оттолкнулась и вынырнула на промозглый воздух. Она готова была поклясться, что, снова погружаясь в океан, услышала, как Финн зовёт её по имени.



Поразительно, как быстро онемело всё тело. Её охватило полное умиротворение. Может, просто остаться здесь и наслаждаться блаженством, которое дарит ледяная вода? Где нет времени, царит спокойствие и ясность… Снова очутившись на поверхности, она повернулась спиной к берегу и принялась молча наблюдать, как на неё с плеском накатывают солёные волны.

«Джули! Джули!»

Небо ещё потемнело. И не скажешь, что всего десять утра. По-прежнему падал мокрый снег. Он, должно быть, жалил кожу. Но её тело казалось лёгким и послушным. Какое незнакомое ощущение. И какое увлекательное. Губительная прелесть океана так и манила. Джули покорно согнула ноги и зачарованно смотрела, как поплыла перед глазами линия горизонта.

«Джули!»

Кто-то схватил её за руку.

– Давай на берег, дочка! Пошли! – Крупный мужчина крепко держал её за запястье и тянул вверх, не давая утонуть. – Пора. Вот так. Ну-ка, бегом!

Она обратила внимание на его длинные седые волосы, забранные в хвост, как у её деда. И на пышную бороду. Джули переставляла ноги, но, казалось, недостаточно быстро. Словно в замедленной съёмке. Вдруг мужчина обхватил её руками и с лёгкостью поднял в воздух. Она только завороженно на него глядела. Зачем он это сделал?

«Джули!»

Старик вышел из воды и понёс её по берегу.



– Всё пройдёт. Ты просто замёрзла. Первый раз, да?

– Да, – прошептала она.

Мужчина поставил её на песок, и она подалась вперёд, навстречу толстому одеялу. Одеяло было знакомым. Его запах и мягкое прикосновение напоминали о доме. Джули запеленали как младенца, но её начало бешено колотить.

– Бог ты мой, Джули! Что ты там делала?

Голос тоже оказался знакомым.

– Мэтти? Ты меня видел? – спросила она, не поднимая головы. Её собственный голос доносился будто издалека.

– Видел, видел, – ответил Мэтт недовольным тоном.

– И Санта-Клауса видел?

– Это не Санта-Клаус. От верной смерти тебя спас член местного клуба моржей. Очень любезно с его стороны, учитывая, что ты испортила им всё веселье. – Мэтт затянул потуже одеяло и стал яростно растирать ей спину и руки. – Надо поскорей тебя согреть, дурёха. Эй, можешь надеть ей штаны, носки и ботинки? Побыстрее.

Джули почувствовала, как ей приподняли ступню.

– Я тоже тебя видела, и, по-моему, это было здорово! Просто изумительно!

– Селеста? – Джули попыталась повернуть голову, но Мэтт так основательно её закутал, что она совершенно ничего не видела.

– Я здесь! – весело отозвалась Селеста. – Занимаюсь твоими посиневшими ногами.

Кожа у Джули словно огнём горела.

– К-как вы з-здесь оказ-зались? Почему? – спросила она Мэтта, дико стуча зубами.

Джули стояла и беспомощно дрожала, прекрасно сознавая свою, по сути, наготу. Проклятое бикини! Хорошо хоть, она слишком замёрзла, чтобы краснеть. Мэтт молча отбросил одеяло и быстрыми движениями натянул на неё футболку с длинными рукавами и толстую кофту. Вид у него был чрезвычайно сердитый. Так что, когда он снова запеленал её в одеяло и обхватил руками, чтобы согреть, она не сопротивлялась.

– Финн догадался. И отправил меня за тобой, – прошептал он ей на ухо. – О чём ты только думала? Чего стояла посреди океана как вкопанная? Тебе повезло, что жива осталась. Чёрт подери, Джули! Зачем ты это сделала? И почему ты здесь, а не в Калифорнии с отцом? – Мэтт отчего-то был сам не свой.

Джули опустила голову и уткнулась ему в грудь. Пальцы ног начало подёргивать. Тело сотрясала безудержная дрожь.

– Потому что он козёл, а я – лгунья. – У Джули вырвался всхлип. И её как прорвало.

Мэтт не произнёс ни слова, только продолжал гладить ей спину. Селеста обошла с другой стороны и крепко обняла Джули, зажав её между собой и братом. Так они простояли несколько минут, пока не стало проходить онемение и всё тело не заныло от боли.

– Джули, не плачь, пожалуйста. Это был удивительный поступок, – успокаивала Селеста.

– Никакой не удивительный, Селеста. Идиотский поступок, – возразил Мэтт. – Но мы рады, что ты цела и невредима. Ты ведь не пострадала, да? В смысле... физически?

Джули мотнула головой. Так, ясно: с её душевным здоровьем Мэтт, видно, уже определился.Она знала, что её слёзы его смущают. Хорошо ещё, что похмелье, кажется, прошло. Хоть какая-то польза от околосмертных переживаний. Она взглянула в сторону и снова заметила «принцессу Лею». В уме что-то мелькнуло. Какая-то неясная мысль...

Ой.

Она закрыла глаза. Слава богу, её лица по-прежнему не видно.

– Мэтт?

– Да?

– Мы вчера вечером говорили по телефону?

Он на мгновение замер.

– Говорили.

«О, нет!» Джули начала вспоминать.

Невероятно! Может, она всё придумала?

– Я тебя спрашивала?.. – Она сглотнула ком в горле. – Спрашивала, умелый ли ты любовник?

Мэтт откашлялся и снова помолчал перед ответом.

– Спрашивала.

Селеста расхохоталась.

Джули ещё ниже опустила голову.

– Прости.

– Пошли в машину. В ней, наверное, ещё тепло.

– Селеста, захватишь мою сумку? – Джули из-под одеяла ткнула пальцем в сторону скамеек на другой стороне пляжа.

– Конечно. Кстати, Джули?

– Да, подруга?

– Я рада, что ты здесь, – расплылась в улыбке Селеста, – дома.

– Я тоже.

– Мы к машине, догонишь? – Мэтт отпустил Джули и развернул её лицом к улице.

Ноги уже немного слушались. Джули покрепче затянула одеяло и покорно побрела за Мэттом по песку.

– И что, Мэтт?.. – заговорила она, с улыбкой поднимая на него глаза. – Вчера вечером. Что ты ответил?

– Не скажу. Может, тогда ты больше не станешь так напиваться.

Джули вздохнула.

– Поверь, научена горьким опытом.

Мэтт усадил её на переднее сиденье и включил печку. Селеста скользнула в машину с Джулиной сумкой в руках, и они тронулись с места. Время от времени Джули содрогалась от резких приступов озноба, протягивала руки к едва тёплому воздуху от печки и потирала ладони.

Мэтт хмурился и крутил ручки обогревателя. Наконец не выдержал и со всей силы ударил по приборной доске.

– Ну же! Работай, кусок металлолома! – Он стукнул по панели ещё раз.

– Всё хорошо. Успокойся. Я почти согрелась, – запротестовала Джули.

– Нет, не согрелась! – снова разозлился Мэтт. – Ты поступила глупо. И безрассудно. Нет, правда, что на тебя нашло?

Джули откинулась на спинку.

– А мне плевать. Я рада, что решилась.

– Это окунание. А не соревнование «Кто дольше всех простоит в ледяной воде, уставившись в пустоту?». Тебе объяснить, как окунаться надо? Нырнула в воду и мигом на берег! Хотя тебе и этого делать не стоило.

– Слушаю и повинуюсь.

– Джули, я не шучу. Ты совсем мозги потеряла! – Он надавил на газ и обогнал пару автомобилей.

– Не гони, Мэтт! – просипела Джули. – Тебя же оштрафуют.

– Хочу и гоню. Чем быстрее окажешься дома, тем быстрее согреешься.

– Может, просто отвезёшь меня обратно к Дане? Сверни здесь налево.

– Так ты у неё всё это время жила? – Мэтт покачал головой, явно раздосадованный ею. – Нет, к Дане ты больше не вернёшься. Почём знать, что ты ещё выкинешь?

– Мэтт! Я буду жить, где захочу. Я не ребёнок.

– А ведёшь себя как маленькая.

– Какая тебе разница, где я ночую?

– А-а, милые бранятся... – мечтательным тоном пропела Селеста с заднего сиденья.

– Заткнись! – хором крикнули Джули с Мэттом.

Оставшуюся дорогу Джули старательно игнорировала его манеру вождения: только это и помогало ей держать себя в руках. Боже, до чего же он иногда ворчливый. И взрывной! За его настроением не уследишь.

Мэтт припарковался у дома и открыл её дверцу, помогая выйти.

– Сама дойду, – отмахнулась она, хотя ноги у неё по-прежнему заметно дрожали.

– Уж прости, что не хотел смотреть, как ты рухнешь на тротуар, – съязвил он в ответ.

Джули поплелась вверх по ступенькам вслед за ним и Селестой. У входа остановилась: Мэтт никак не мог справиться с привередливым замком.

– Погодите-ка. – Она повернулась к машине, затем перевела взгляд на Селесту. – Где Плоский Финн?

Мэтт замер и тоже посмотрел на сестру.

Селеста накрыла рот ладонью.

– Ой! Он в машине.

Она шагнула было с крыльца, но остановилась.

Джули подняла глаза на Мэтта и увидела, как его тоже озарило понимание.

– Нет, Селеста. Он не там, – мягко произнёс он удивлённым голосом. – Плоского Финна в машине нет. Мы его забыли.

Селеста не оглянулась, только сжала кулаки. Мэтт снова заговорил:

– Мы так торопились, что совсем о нём забыли.

– Я никогда о нём не забываю. Никогда! – возразила она.

Джули поёжилась. Она поняла, что Селеста не только вышла из дома, но проехала всю дорогу до Южного Бостона, забрала Джули с пляжа и вернулась назад. Без Плоского Финна. И при том, такой спокойной – даже радостной – Джули ещё никогда её не видела.

– Селеста, я не думаю, что ты его забыла. Мне кажется, ты сегодня в нём просто не нуждалась.

– Но ведь он этого не заслужил!

Мэтт сделал шаг к сестре, но Джули схватила его за рукав. Ей не хотелось, чтобы он снова её спасал.

– Подруга, ты можешь иногда от него отдыхать. А он от тебя. Ничего страшного. Есть дела, которыми лучше заниматься без него.

– К тому же, сегодня слякоть, погода мерзкая. – Мэтт изо всех сил изображал беззаботный тон. – Ему бы поездка не понравилась.

Селеста разжала кулаки.

– Пожалуй, вы правы.

– Кстати, о погоде. Селеста, пора в дом. – Мэтт открыл наконец дверь. – А то мне придётся уже двух ледышек отогревать.

Селеста резко обернулась, так что её светлые кудри засверкали дождинками.

– А нам бы так не хотелось тебя расстраивать! Такие тщедушные глупышки, как мы с Джули, ведь не в силах позаботиться о своих хрупких особах. Того и гляди в обморок упадём. Придётся нас на руках нести и приводить в чувство нюхательной солью. – Она снова поднялась по лестнице и юркнула в дом.

Мэтт ошарашенно посмотрел на Джули.

– Она что, только что закатила глаза?

– Ага, – довольно подтвердила та. – Ещё как!

– Может, примешь горячий душ, пока я развожу огонь?

Полчаса спустя Джули в тёплой фланелевой пижаме грелась у камина, протягивая ноги так близко к пламени, что разве только носки не загорались. Мэтт шевелил железной кочергой полено, и от него во все стороны разлетались искры.

Джули поблагодарила его за суп.

– Да, с консервными ножами я просто мастер. Что тут скажешь?

– Всё равно. Спасибо. И за воду с апельсиновым соком. Мне уже лучше.

– Хорошо. Я закажу на ужин что-нибудь из вьетнамского ресторана, который тебе так нравится. Скоро будешь как новенькая.

– Приятно сидеть у огня. Почему вы не разводите его чаще? У вас по всему дому такие красивые камины.

Мэтт подкинул ещё полено к и без того жаркому пламени.

– Маме не очень нравится запах. Но её сейчас нет, и я решил этим воспользоваться. К её возвращению всё успеет выветриться.

– А где ваши родители? Не на работе же.

– Они уехали на несколько дней в Стоу. Это в штате Вермонт. У нас там зимний домик, – объяснил он.

– А вас с Селестой они не взяли, – посочувствовала она.

Он покачал головой.

– Не взяли. А у тебя что? С отцом и Калифорнией?

– Он отменил поездку. А вчера кинул с ужином.

– Поверить не могу, что ты провела Рождество в одиночестве. Почему ты нам не рассказала? Надо было здесь остаться. Родители будут вне себя, когда узнают.

Джули пожала плечами.

– Не знаю. Мне так неловко. Не говорите ничего Эрин и Роджеру, ладно? И Финну. Ему особенно.

– Джули, ты вроде как уже ему призналась. Ты, похоже, мозги отморозила в Атлантическом океане.

– Ой. И правда. – Джули протянула руку за спину, схватила диванную подушку и легла, положив её под голову. – Как Финн догадался, где я?

– Не знаю. Упомянул какую-то песню. Что ты хочешь оседлать волну. И просишь тебя спасти[2]. Финн уверял, что, хотя с парашютом ты не прыгнешь, но из принципа вполне можешь, скажем, ринуться в океан. Вот я и поехал по его поручению. Я же говорил, что всего лишь выполняю чужие указания.

Вот тебе и зашифрованное послание. Джули подперла голову рукой.

– Я могла бы прыгнуть.

– Ну конечно.

– Могла бы, – упрямо повторила она и снова откинулась на подушку. – С правильным человеком. Смотря что иметь в виду под «прыжком».

Мэтт рассмеялся:

– О чём это ты?

– Ни о чём. Э-э... Мэтт?

– Да?

– Сочувствую, что родители бросили вас здесь одних. Это не очень хорошо с их стороны.

Мэтт поворошил кочергой огонь.

– Да, не очень. А я сочувствую, что отец бросил тебя. Тоже не очень хорошо с его стороны.

– Спасибо. – Джули закрыла глаза. Как же она вымоталась...

– Устала? Может, поспишь немного?

Она услышала, как Мэтт встал и задёрнул шторы, а затем почувствовала, как он укрыл её шерстяным одеялом. «Мэтт – постоянно такой непостоянный», – сонно размышляла она. Он то был всё время рядом и отогревал её, то избегал и действовал на нервы, то кормил её супом, то огрызался, то обсуждал с ней шрифты и уравнения... Мысли ворочались с трудом.

Джули зевнула.

– Ты звонил Дане?

– Пока нет. Позвоню ещё.

Жар от камина согревал лицо.

– Спасибо, что приехал за мной, Мэтти. Прости, – пробормотала она.

– Не за что. Не стоит благодарности.

Когда усталость начала брать своё, Джули сквозь сон показалось, будто кто-то нежно смахнул рукой упавшие ей на лицо локоны. И пригрезилось, что кто-то шёпотом напевает про осколки и просит не убегать, слушать маховики, что приводят в движение сердце, оседлать волну...

Но это ей, скорее всего, уже снилось. Потому что, хоть она и чувствовала Финна, его рядом с ней не было.


ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 24


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал