Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Джули Сигл. Прямо сейчас мне так не кажется




Прямо сейчас мне так не кажется. Найду тебя позже.

Створки скрипнули и разъехались. Сидя на грязном полу, Джули снизу вверх взирала на встречавшую её небольшую толпу. Сиф светился торжеством, а пожарные явно радовались, что так быстро справились с задачей. Джули, однако, была раздосадована.

– Вставать не собираешься? – поинтересовался Сиф, подходя к ней. – Ты не ушиблась? – Он присел на корточки и положил ладонь ей на колено. – Джули? У тебя лоб в поту и щёки красные.

– Всё хорошо. Честно.

Она взяла его за руку и улыбнулась. Он такой симпатяга, такой милый и весёлый. Разве могло в нём хоть что-то не нравиться? Джули вдруг посмотрела на него совсем другим взглядом. Сиф стал ей прямо-таки необходим – больше воздуха. Она наклонилась к нему и прошептала:

– Нам нужно к тебе в квартиру. Срочно.

Сиф заглянул ей в глаза и кивнул.

Они торопливо поблагодарили её спасителей и поспешили к лестнице. Сиф практически затащил её по ступенькам на свой этаж. Там он повернулся и привлёк Джули к себе, прижался своими губами к её и скользнул языком ей в рот. Джули пылко целовала его в ответ, пока они ощупью добирались по коридору до его двери. А открыв, чуть не ввалились в квартиру. Прижав Джули к стене, Сиф впился пальцами ей в кожу, стараясь ещё крепче её обнять. И вот уже Джули ерошила ему волосы и хватала ртом воздух, оторвавшись от поцелуя. Закрыла глаза и почувствовала губы Сифа на своей шее. Его горячее прерывистое дыхание дурманило и кружило ей голову.

Он изучал её нетерпеливыми страстными прикосновениями и пробовал уверенными жаркими поцелуями. Её ещё никто так сильно не хотел. Джаред в её воспоминаниях представал неуклюжим и неумелым, а больше она ни с кем не заходила так далеко.

Она подумала о Финне. Какие ощущения вызвали бы его поцелуи? Каким бы он был на вкус? Нежные ли у него руки? Изучал бы он её неспеша, шаг за шагом? Что бы она услышала, проведи она кончиками пальцев по его рукам, и вверх по плечам, вниз по груди, и ещё ниже? Подошли бы их тела друг другу, слились бы в отчаянном поцелуе?

Джули распахнула глаза. «О нет! Нет, нет! Как же всё неправильно!»

Она убрала руки с затылка Сифа и прикоснулась к его щеке.

– Сиф?

– Джули, – пробормотал он, снова двигаясь к её губам.

– Сиф. Прости, – растерянно прошептала она, уронив голову ему на плечо. – Мне так жаль.

– Погоди, что? – Он подался назад. – Что такое?

– Я не могу... – Она глубоко вздохнула. – Не могу продолжать.

– Слишком быстро? – спросил он. – Мы уже довольно давно встречаемся. Мне казалось, ты этого хочешь. Я едва за тобой поспевал. Но если ты против, я не обижусь. Всё нормально.



– Нет, не нормально. Ты такой хороший. Просто замечательный. Я сама не понимаю, но...

Сиф отступил ещё на шаг.

– Но ты этого не хочешь, я прав?

Она покачала головой. Боль в его глазах остро кольнула Джули. Она не знала, что и сказать.

– Мои мысли где-то далеко. Я не чувствую того, что должна. Поверь, хотела бы.

Сиф долго не отвечал.

– Я, в общем, так и думал, – признался он наконец. Он взял её за руку и опустил взгляд. – Ты никогда не относилась к нашим отношениям так же серьёзно, как я. Есть кто-то ещё?

У Джули слёзы навернулись на глаза, и она замялась перед ответом.

– Возможно.


Глава 20

Джули подъехала к дому Уоткинсов и заглушила двигатель. Ещё раз проверила телефон. От Финна ничего нового.

Она позвонила Дане.

– Какого чёрта ты мне звонишь? Ты же на жарком эротичном свидании! Почему не кувыркаешься в постели с Сифом? Ой, фу! Только не говори, что звонишь мне из его постели, – предупредила Дана.

– Нет, – шмыгнула носом Джули. – Но спасибо, раз веришь, что я способна на такие извращения. Я дома.

– Что? О чём это ты?

– Мы с Сифом расстались.

Сиф, конечно, отнёсся к ней с пониманием. «На нет и суда нет», – сказал он. Но на душе у неё всё равно кошки скребли.

– Джули! Что происходит? – потребовала объяснений Дана.

Джули откинулась на спинку сиденья и взглянула на своё отражение в зеркале заднего вида.

– Мне кажется, я влюбилась в того, с кем никогда не встречалась.

– Поподробней!

– Я познакомилась с ним в интернете.

– Какая гадость! Ты сидишь на сайтах знакомств? Ты в курсе, сколько людей там попросту врёт о себе? Ой-ей, надеюсь, ты не заходила на «Крейгслист»? Я думала, та афера с жильём научила тебя уму-разуму. Или погоди. Ты познакомилась с ним на Фейсбуке! Верно? Какой кошмар!



– Ну, если начистоту... Выходит, мы, и правда, познакомились на Фейсбуке. Это тот парень, я сейчас в его комнате живу. Финн. Мы несколько месяцев общались с ним по сети.

– О боже, какая захватывающая история! И какая неприличная, и неправильная! Он красавчик? Так вы с ним ещё не встречались? Когда он вернётся домой? Ты рассказала про него Сифу? – Дана так и закидала её вопросами.

– Я не знаю, когда он приедет. Может, через несколько недель на Рождество, но я тогда буду в Калифорнии с отцом. Надеюсь, мы с ним хоть немного пересечёмся. И если верить фотографиям, то да, он настоящий красавчик. Просто потрясный. До неприличия привлекательный. Сиф догадался, что есть кто-то другой, но я не говорила кто. Звучит как-то нелепо.

– А Финну ты понравилась? То есть, полюби-и-илась? Ты что, серьёзно в него влюблена?

Джули поняла, что Дана уже буквально выпрыгивает из штанов от любопытства.

– Ну, конечно, на самом деле, я его не люблю. Я его даже не знаю. – Вот только она его знала. Или, во всяком случае, ей казалось, что они знакомы уже давным-давно. – Я понятия не имею, что Финн обо мне думает. Услышь он наш разговор, наверное, решил бы, что я не в своём уме.

– Или ему немыслимо польстило бы, что ты запала на его ежедневные любовные письма! – провизжала Дана. – Месяцы ухаживаний по интернету принесли свои плоды.

– Едва ли он за мной ухаживал. И не было никаких любовных писем. – Джули вздохнула. Ей бы они понравились. – И он не каждый день мне пишет. Иногда он едет в такие забытые богом места, где интернета и в помине нет. Не знаю. Всё это идиотизм какой-то. А я – идиотка.

– Нет, это романтика. У вас эмоциональная связь, а не какая-то безвкусная бытовая фигня.

– Это твоё профессиональное заключение как психолога?

– Да. Ну ладно, это всё прекрасно, и я за тебя безмерно рада, но у меня теперь есть к тебе важное дело.

– Какое именно?

– У Финна ведь есть брат, так? Студент МТИ?

– Ага. Мэтт. И что?

– Подсуетись за меня. Ты под всякими глупыми предлогами никогда не приглашала меня в гости, а у Мэтта, судя по всему, прекрасные гены, раз его родители произвели на свет такого отменного виртуального красавчика.

Джули рассмеялась.

– Тебе свидание с Мэттом не понравится. Уж поверь. Он не в твоём вкусе. И они с Финном ни капли не похожи. Кроме того, а что с Джейми? Мне казалось, вы всё ещё пара.

– Он придурок. С этим ничего не попишешь. Да, потрясающе красив и помешан на сексе, но он просто большой тупой жеребец. Хватит с меня! Устрой мне свидание. Мне нужен кто-нибудь с мозгами.

Джули немного подумала. А что, можно. У бедняги Мэтта, похоже, нет никакой жизни за стенами дома, и она ни разу не слышала, чтобы он хотя бы заикался о свиданиях. Мозгов ему точно не занимать, хоть они у него и слегка набекрень. Она могла бы посидеть с Селестой, если Эрин с Роджером вдруг дома не окажется. Почему бы и нет? Мэтт заслужил чуточку веселья.

– Ладно, я дам ему твой номер.

– Класс. А теперь иди ищи своего интернет-ухажёра, а завтра перезвонишь.

– Очень смешно.

Джули повесила трубку и высморкалась.

Надо же было вляпаться в такую дурацкую историю! Финн с его полупрозрачной парашютной аналогией испортил абсолютно нормальные отношения с абсолютно нормальным парнем. Сиф не заслужил, чтобы его променяли на однобокое воображаемое кокетство в интернете.

А вдруг оно не однобокое? И не воображаемое?

Джули устало поднялась по ступенькам и вошла в дом. Сейчас ей хотелось только запереться в своей комнате. В комнате Финна. Хоть было ещё совсем не поздно, она вымоталась и душой и телом. Но уже заходя в спальню, она услышала смех Эрин. Джули повернула голову на звук и увидела, что дверь в комнату Эрин и Роджера распахнута настежь. Эрин сидела на полу у подножия кровати и улыбалась чему-то у себя в руке. Редкий вечер она проводила дома, так что застать её было удивительно.

Джули пересекла коридор и замерла на пороге, так и не постучав. Эрин, может, и смеялась секунду назад, но глаза у неё были красными, а лицо всё в пятнах. На полу стояли пустая бутылка и полный бокал красного вина.

– Эрин?

– А. Привет, Джули. – Эрин подняла голову и убрала в сторону упавшие на лицо пряди. Затем махнула рукой. – Заходи, заходи, – немного нетвёрдо произнесла она, подняла бокал и сделала глоток. – Хочешь вина? Я достану ещё бутылку.

– Нет, спасибо.

Джули шагнула в комнату и только тогда заметила, что Эрин держит Селестину заколку.

– Какой Финн замечательный подарок прислал! – Эрин повернула украшение в руке, на губах у неё заиграла лёгкая улыбка. – Удивительно, правда? Поразительно, что она до нас дошла. Уму непостижимо! Из такого-то далёка.

Джули опустилась на колени.

– Вы по нему скучаете, да? – Эрин кивнула. – Когда вы его последний раз видели? – спросила Джули.

– Ой, кажется, лет сто назад. И всё же, – качнулась вперёд явно нетрезвая Эрин, – с Плоским Финном в доме он как будто по-прежнему с нами. – Она хихикнула. – Хоть я и знаю, что это не так.

– Он, видно, наслаждается поездкой. Как здорово, что ему удастся вот так весь мир повидать, верно? А волонтёрская работа? Невероятно великодушно с его стороны. Только подумать, сколько добра он приносит людям. Но, наверное, непросто, когда дети вырастают и покидают родной дом.

– Очень непросто. Финн всегда так отличался от других. Был нашим... нашим светом. Нашим всем. Как клей для всей семьи. Без него мы...

Джули смущённо поёрзала.

– Зато Мэтт с Селестой рядом, – подсказала она. – Они оба тоже очень особенные.

Голова у Эрин мотнулась вверх.

– Конечно. Я их люблю. Хоть, по правде, и не знаю, как воспитывать дочь. Бедная Селеста! – Она снова хихикнула. – Но давай покажу, в чём разница между моими мальчиками. – Эрин неуклюже поднялась на ноги, шатаясь дошла до полки на дальней стене и, подвинув несколько книг в сторону, стала рыться в поисках чего-то. – Видишь? Мэтт сделал мне это ещё ребёнком. Смешно, да? – Она вытащила небольшую деревянную поделку. – Ну кому придёт в голову вырезать для матери название какого-то города?

Джули встала и подошла к Эрин, которая от вина уже явно ничего не соображала. Ведь этот сувенир смастерил Финн. Джули взяла из рук Эрин его подарок, развернула задом наперёд и подождала, пока та хорошенько рассмотрит.

– Ты только глянь! Получилась «МАМА».

Эрин прыснула и расхохоталась, прикрыв рот ладонями и согнувшись пополам, наконец осознав свою ошибку.

– Это Финн для вас в лагере сделал, – поправила её Джули.

– А я думала... все эти годы... – задыхаясь от смеха, выдавила Эрин. Она утёрла глаза. – Ну, и какая, к чёрту, из меня мать? Какая же слепая, безмозглая, безучастная мать? – Эрин уже не смеялась. – «Мама».Он вырезал слово «мама».Господи Иисусе! Ну я и фрукт.

– Эрин, это ерунда. Правда.

Джули поставила поделку обратно на полку, на этот раз правильной стороной.

Эрин вернулась к кровати и подняла с пола бокал.

– Уверена, что не хочешь? Я не расскажу твоей маме.

Джули покачала головой.

– Нет. Мне пора спать. А где Роджер? Он дома?

– Наверху. В гостевой на третьем этаже. Он простуду подхватил и теперь жутко храпит. А я от этого с ума схожу.

– А вы как? Нормально? Хотите, я немного побуду с вами? – Джули не горела желанием сидеть с разомлевшей, слезливой Эрин, но и наедине со своими мыслями оставлять её тоже не хотелось. Остаётся надеяться, Эрин угомонится и ляжет спать.

– У меня всё хорошо, Джули. Полный порядок. Обещаю. Я обычно не напиваюсь. От алкоголя я глупею и начинаю плакать.

– Ну ладно. Тогда спокойной ночи.

Джули развернулась к двери, но Эрин её остановила.

– Джули? Спасибо, что осталась у нас. Благодаря тебе здесь не так одиноко.

Джули улыбнулась.

– Мне у вас нравится. Честно. Вы с Роджером очень добры ко мне, а Мэтт с Селестой – как брат с сестрой, которых мне так не доставало.

– Значит, ты к Мэтту как к брату относишься?

Джули кивнула.

– Хм... – Эрин опустилась на пол. – Знаешь, я люблю своих детей. Всех и каждого. Просто это тяжело. Мне тяжело быть им матерью.

Джули не знала, что на это ответить.

– Я знаю, что вы их любите. Просто... ложитесь спать. Утром вам станет легче.

Джули на цыпочках прокралась к себе в спальню. У Мэтта было темно, а Плоский Финн охранял вход в комнату Селесты, как королевский стражник – ворота Букингемского дворца. Джули притворила за собой дверь и скинула обувь. Затем подошла к комоду и быстро переоделась ко сну, натянув одну из «парашютных» футболок Финна. Она прикоснулась к истёртой ткани: былая синева её поблёкла и потускнела, а надпись стала едва различимой. «Не забудь дёрнуть». Но это всё же футболка Финна.

Джули забралась в постель с телефоном в руке и отправила ему сообщение. Один раз сегодня она уже рискнула, войдя в лифт, и, хотя он застрял, всё в итоге обернулось к лучшему. Почему бы не рискнуть ещё раз? Нарочито медленно она набрала: «По-моему, я на тебя запала».

Джули положила телефон на прикроватный столик и выключила лампу. Накрыла голову подушкой и попыталась отогнать мысли о пьяных откровениях Эрин, уязвлённых чувствах Сифа и застрявшем лифте. Ну ладно, может, не все мысли о застрявшем лифте.

Жаль, что Мэтт уже уснул. Джули было интересно, захочет ли он позвонить Дане. Она, вообще, в его вкусе? А у него есть этот самый «вкус»? А Джули во вкусе Финна? Иметь свой «вкус» – хорошо или плохо? Из-за него, наверное, не со всяким на свидание пойдёшь. Будешь встречать по одёжке и всё такое.

Звякнул телефон, и Джули чуть не снесла лампу со столика, ринувшись за ним.

«Хорошо. По-моему, я на тебя тоже запал. Давай, не будем открывать этот парашют».


Глава 21

Джули не сводила глаз с экрана. До Рождества всего пара дней осталась, она надеялась было на радостные вести. А что теперь прикажете делать?

Она в пятый раз перечитала электронное письмо от папиного секретаря, но содержание от этого нисколько не изменилось. Заметив, что слова стали расплываться, Джули торопливо утёрла слёзы. «К сожалению, вынужден отменить поездку... невозможно перенести ряд ключевых деловых встреч касательно будущего слияния... свои извинения... в Бостоне в канун Нового года... забронирован на 19:30... сообщите нам... для приобретения билетов на самолёт в Огайо».

Отец только что отменил их совместную поездку в Калифорнию. Но ведь слияние, очевидно, дело важное, и, должно быть, не терпит отлагательств. Надо думать, партнёров не заставишь перенести крупную встречу ради поездки с дочерью. Джули снова смахнула слезинки и ответила: «Ничего страшного. Я всё понимаю. Передайте отцу, что я с нетерпением жду ужина».

Это тебе, конечно, не целые каникулы, успокаивала она себя, но приехать в Бостон накануне Нового года, чтобы повидаться с дочерью, – для отца тоже явный подвиг. И каким-то неведомым образом ему удалось зарезервировать столик в одном из самых престижных и дорогих ресторанов города. Может, получится куда-нибудь сходить в новогоднюю ночь? На выставку ледяных скульптур, концерт, танцевальное шоу, спектакль... Было бы весело.

Теперь, однако, возникло серьёзное неудобство: некуда податься на время зимних каникул. Если признаться маме, что поездка в Калифорнию сорвалась, Кейт откажется от круиза. Её мать заслужила роскошный отпуск в тропиках, и Джули не хотела его портить. К тому же, у мамы наверняка найдётся пара «ласковых» о том, почему отцу пришлось отменить поездку, а Джули не больно-то мечтала их выслушивать. Её отец, в конце концов, тоже ждал этого путешествия. Тут она не сомневалась.

Он же её любит. Она – его дочь.

Конечно, любит.

Но Кейт придумает, как унизить бывшего мужа, и Джули вновь придётся его защищать, потому что мама не понимает отца так же хорошо, как Джули. Он целеустремлён и успешен, и Кейт не в состоянии до конца осознать, какая на нём лежит ответственность. Её родители так сильно друг от друга отличались, что она с трудом себе представляла, как они вообще когда-то сошлись.

Джули вздохнула. Не помешало бы, если б на сочинение запасного плана оставалось побольше времени. Как-никак, уже двадцать первое декабря.

Что ж, о том, что никуда не поехала, она расскажет матери после круиза.

А вот что ей делать теперь? Напроситься к Уоткинсам? Навязываться как-то не хотелось. Не то чтобы в доме наблюдалась грандиозная подготовка к празднику. Селеста пилила Мэтта до тех пор, пока он не отвёз их с Джули за ёлкой, которую, тем не менее, так никто и не подрезал. Чтобы придать дереву хоть какое-то подобие праздничного убранства, Джули сунула под него подарки, заранее купленные ею для всех домочадцев. Никто не обмолвился ни о гостях, ни о планах куда-либо сходить, так что, не считая поздравительных открыток на камине в гостиной и голой ёлки, ничто в доме не намекало на скорое Рождество.

Может, Джули лучше поехать в Огайо и провести каникулы в одиночестве? Но тогда она пропустит ужин с отцом. Можно было бы вернуться в Бостон тридцать первого. Это если ей вообще удастся так поздно достать билет в Огайо. Ну здорово! Бардак какой-то.

Она не хотела ещё больше докучать Эрин и Роджеру своей компанией. Праздник всё-таки семейный. Да, все в этом доме стали для Джули почти родными, но вряд ли это давало ей право приглашать себя к ним на Рождество.

Финн, разумеется, ко «всем» не относился. К нему она едва ли питала сестринские чувства. Её чувства... Вообще-то, она и сама не знала, что это за чувства. Влечение, родство душ, страсть? И, похоже, он испытывал к ней то же самое. Он, понятно, не начал слать длинных романтических писем, где бы изливал ей душу и провозглашал любовь до гроба, потому что тогда Финн не был бы Финном. Он по-прежнему веселил, очаровывал, делился умными мыслями и расспрашивал о ней. Интересовался всем на свете, начиная с того, как прошёл день и что ей нравилось в колледже, и заканчивая тем, чего она хотела от жизни. Но слащавым и банальным он не был никогда.

Письма приходили раз в несколько дней, и она заметила, что вздрагивает каждый раз, когда звякает телефон или раздаётся сигнал компьютера. Как одержимая, она то и дело проверяла его статус на Фейсбуке, надеясь по новым сообщениям понять, что Финн о ней помнит. Вчерашний статус ей понравился больше всех:


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал