Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Действие уголовного закона в пространстве, принципы территориальности, гражданства, универсальный и реальный принципы, покровительственный принцип.




Действие уголовного закона в пространстве основывается на пяти принципах: территориальном, гражданства, покровительственном (специального режима), универсальном, реальном.

 

Статья 11. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации

 

1. Лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу.

2. Преступления, совершенные в пределах территориальных вод или воздушного пространства Российской Федерации, признаются совершенными на территории Российской Федерации. Действие настоящего Кодекса распространяется также на преступления, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации.

3. Лицо, совершившее преступление на судне, приписанном к порту Российской Федерации, находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации. По настоящему Кодексу уголовную ответственность несет также лицо, совершившее преступление на военном корабле или военном воздушном судне Российской Федерации независимо от места их нахождения.

4. Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права.

Территориальный принцип.

В ч. 1-3 ст. 11 УК РФ, раскрываются территориальные аспекты действия уголовного закона.

По общему правилу ответственности по УК подлежит любое физическое лицо, совершившее преступление на территории РФ, будь то гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин или лицо без гражданства.

Гражданами Российской Федерации признаются лица, имеющие гражданство Российской Федерации на день вступления в силу ФЗ от 31.05.2002 N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" (ред. от 03.01.2006) (СЗ РФ. 2002. N 22. Ст. 2031; 2003. N 46 (ч. 2). Ст. 4447; N 45. Ст. 4377; 2006. N 2. Ст. 170), либо лица, которые приобрели гражданство Российской Федерации в соответствии с этим законом.

Иностранным гражданином является лицо, имеющее гражданство другого государства и не имеющее при этом гражданства Российской Федерации. В соответствии со ст. 62 Конституции гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с ФЗ или международным договором РФ.



При этом наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено ФЗ или международным договором РФ.

Лицо без гражданства (апатрид) - это лицо, не имеющее доказательств принадлежности к гражданству никакого государства.

Территория РФ - это суша, воды, недра и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ, которая является пространственным пределом государственного суверенитета Российской Федерации (ст. 1 Закона о Государственной границе).

К территориальным водам РФ относятся внутренние воды (речные, озерные и морские), а также территориальное море РФ, т.е. примыкающий к сухопутной территории, в том числе островной, или внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль (1 морская миля = 1,852 км), отмеряемых от прямых исходных линий, указанных в ст. 4 ФЗ от 31.07.1998 N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3833).

Делимитация территориального моря между РФ и государствами, побережья которых противолежат побережью РФ или являются смежными с побережьем РФ, осуществляется в соответствии с нормами международного права и международными договорами РФ.

На территориальное море, воздушное пространство над ним и его недра распространяется суверенитет РФ.

Действие УК распространяется также на деяния, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне.

В ч. 3 ст. 11 УК РФ законодательно регулируются вопросы, с которыми нередко сталкивалась практика.



Деяния, совершенные на судне, приписанном к порту РФ и находящемся в открытом водном или воздушном пространстве (т.е. за пределами территории РФ), квалифицируются по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

При этом под открытым водным пространством (открытым морем) понимаются части моря, которые не входят ни в исключительную экономическую зону, ни в территориальное море или внутренние воды какого-либо государства (в том числе России), ни в архипелажные воды государства-архипелага (ст. 86 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.), а под открытым воздушным пространством - воздушный столб над открытым морем высотой 100 км1.

Преступления, совершенные на военных кораблях (речных и морских) или военных воздушных судах РФ, рассматриваются по УК независимо от места их нахождения.

 

В ч. 4 ст. 11 УК РФ дается общая отсылка к нормам международного права для решения вопроса об УО дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступлений на территории РФ. При этом имеются в виду как договорные (положения международных договоров РФ), так и обычные международно-правовые нормы, признаваемые Российской Федерацией.

 

Существуют различные исключения из территориального принципа действия уголовного закона, в том числе охватываемые термином "дипломатическая неприкосновенность", хотя такая неприкосновенность исчерпывается принадлежностью к дипломатическому персоналу представительств иностранных государств и межгосударственных (межправительственных) организаций.

Под дипломатической неприкосновенностью понимается ряд иммунитетов, в том числе от уголовной юрисдикции, и привилегий, предоставляемых в соответствии с ФЗ и международными договорами РФ таким категориям иностранных граждан и лиц без гражданства, пребывающих на территории РФ (в том числе следующих транзитом), как сотрудники дипломатических представительств и консульских учреждений иностранных государств, межгосударственных (межправительственных) организаций и представительств государств при таких организациях, члены специальных миссий, правительственных и парламентских делегаций, групп наблюдателей и инспекционных групп (например, по договорам об ограничении и сокращении вооружений), дипломатические курьеры, фельдъегери.

В некоторых случаях дипломатической неприкосновенностью обладают члены семей таких лиц, эксперты межгосударственных (межправительственных) организаций, а также члены административно-технического и обслуживающего персонала дипломатических представительств и консульских учреждений, служащие межгосударственных (межправительственных) организаций.

 

Согласно многим международным договорам РФ иммунитеты имеют служебный характер, т.е. предоставляются только в отношении деяний, совершенных при исполнении служебных обязанностей.

 

Круг лиц, имеющих право на иммунитет от уголовной юрисдикции, устанавливается законодательством и международными договорами РФ.

 

К законодательным актам, в частности, относится:

Положение о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР, утв. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23.05.1966 (Ведомости СССР. 1966. N 22. Ст. 387). Насчитывается более 150 международных договоров РФ (включая договоры, заключенные СССР), регламентирующих вопросы иммунитета от уголовной юрисдикции, среди них такие универсальные договоры, как Венская конвенция о дипломатических сношениях (1961 г.), Венская конвенция о консульских сношениях (1963 г.), Конвенция о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций (1946 г.), Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений (1947 г.), Конвенция о специальных миссиях (1969 г.), Генеральное соглашение о привилегиях и иммунитетах Совета Европы (1949 г.), Конвенция о Межпарламентской Ассамблее государств - участников СНГ (1995 г.), Дополнительный протокол о привилегиях и иммунитетах Организации Черноморского экономического сотрудничества (1999 г.) и двусторонние консульские договоры.

Согласно п. 1 ст. 41 Венской конвенции о консульских сношениях (1963 г.) консульские должностные лица не имеют права на иммунитет от уголовной юрисдикции государства пребывания в случае совершения ими тяжких преступлений, однако в двусторонних договорах может быть предусмотрено предоставление им полного иммунитета от уголовной юрисдикции как дипломатическим агентам в соответствии с положениями Венской конвенции о дипломатических сношениях (1961 г.) (см., например, ст. 36 Консульской конвенции между РФ и Украиной (1993 г.) (СЗ РФ. 1998. N 49. Ст. 5971)).

Принадлежность к лицам, пользующимся иммунитетом от уголовной юрисдикции, в большинстве случаев удостоверяется документами, выдаваемыми МИД России (дипломатическая карточка, служебная карточка или удостоверение), а также дипломатической въездной или транзитной визой, проставленной в дипломатическом паспорте иностранного гражданина.

Информация о том, пользуется ли конкретное лицо иммунитетом от уголовной юрисдикции, может быть получена в Департаменте консульской службы МИД России и его территориальных представительствах в отдельных регионах страны.

Аккредитующее государство и межгосударственная (межправительственная) организация могут в каждом конкретном случае отказаться от иммунитета соответствующего сотрудника. Такое согласие испрашивается через МИД России.

В некоторых международных договорах РФ последних лет, регламентирующих вопросы пребывания на территории РФ межгосударственных (межправительственных) организаций, предусмотрено, что эти организации не только имеют право, но и обязаны отказаться от иммунитета, предоставленного какому-либо лицу на основании таких договоров, в тех случаях, когда иммунитет препятствует отправлению правосудия и от него можно отказаться без ущерба для интересов организации (см., например, ст. 22 Соглашения между Правительством РФ и Объединенным институтом ядерных исследований об условиях пребывания Объединенного института ядерных исследований в Российской Федерации (1995 г.) (СЗ РФ. 2000. N 9. Ст. 992)).

 

Следовательно, обладание иностранным гражданином дипломатическим иммунитетом от уголовной юрисдикции не исключает наказуемости деяния и необходимости расследования обстоятельств преступления, но усложняет процессуальный порядок решения вопросов привлечения данного лица к УО. В случае отказа соответствующих властей лишить иммунитета привлекаемое к УО лицо оно (после неминуемой высылки) может быть привлечено к ответственности в государстве, гражданином которого оно является, в том числе путем реализации норм такого международно-правового института, как передача уголовного судопроизводства.

Следует учитывать, что имеется сравнительно большое число международных договоров РФ, в которых устанавливаются изъятия из уголовной юрисдикции в отношении находящихся на территории РФ иностранных граждан и лиц без гражданства, которые не охватываются понятием "лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом".

В частности, в соответствии с большинством договоров о правовой помощи по гражданским и уголовным делам субъект процесса (свидетель, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители, а также эксперт), который по вызову, врученному учреждением запрашиваемого государства, явится в учреждение юстиции России, не может быть независимо от своего гражданства привлечен на ее территории к УО за деяние, совершенное до пересечения границы РФ. Как правило, такие лица не могут быть также привлечены к УО в связи с их свидетельскими показаниями или заключениями в качестве экспертов по УД, являющемуся предметом разбирательства. Эти лица утрачивают данную гарантию, если они не оставят территорию РФ, хотя и имеют для этого возможность, до истечения установленного в договоре срока (как правило, 15 суток) начиная со дня, когда вызвавшее их учреждение сообщит им, что в дальнейшем в их присутствии нет необходимости. В этот срок не засчитывается время, в течение которого данные лица не по своей вине не могли покинуть территорию РФ.

Кроме того, выданное России лицо не может быть без согласия выдавшего государства привлечено к УО за совершенное до его выдачи преступление, за которое оно не было выдано. Однако такого согласия не требуется, если выданное лицо до истечения месяца после окончания уголовного производства, а в случае осуждения - до истечения месяца после отбытия наказания или освобождения от него не покинет территорию России или если оно туда добровольно возвратится. В этот срок не засчитывается время, в течение которого выданное лицо не могло покинуть территорию РФ не по своей вине.

В случае передачи Россией (на основании соответствующего международного договора) иностранному государству уголовного судопроизводства в отношении его гражданина, совершившего преступление на территории РФ, после вступления в силу приговора или принятия учреждением этого государства иного окончательного решения российскими компетентными органами не может быть возбуждено УД в отношении данного лица, а возбужденное ими дело подлежит прекращению.

В соответствии со ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне (1958 г.) и ст. 27 Конвенции ООН по морскому праву (1982 г.) уголовная юрисдикция прибрежного государства не осуществляется на борту иностранного торгового судна или государственного судна, эксплуатируемого в коммерческих целях, проходящего через территориальное море, для ареста какого-либо лица или проведения расследования в связи с преступлением, совершенным на борту судна во время его прохода, за исключением следующих случаев: а) если последствия преступления распространяются на прибрежное государство; б) если совершено преступление, которым нарушается спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море; в) если капитан судна, дипломатический агент или консульское должностное лицо государства флага обратится к местным властям с просьбой об оказании помощи; г) если такие меры необходимы для пресечения незаконного оборота наркотических средств или психотропных веществ. При этом прибрежное государство вправе принимать любые меры, разрешаемые его законами, для ареста или расследования на борту иностранного судна, проходящего через территориальное море после выхода из внутренних вод, однако, как правило, не может принимать такие меры на борту проходящего через территориальное море судна в связи с преступлением, совершенным до входа в территориальное море, если судно, следуя из иностранного порта, ограничивается проходом через территориальное море, не заходя во внутренние воды.

Аналогичные положения содержатся в ст. 13 Закона о внутренних морских водах, однако правом осуществления уголовной юрисдикции, ареста и производства расследования российские компетентные органы наделяются в случае необходимости пресечения не только незаконной торговли наркотическими средствами или психотропными веществами, но и других преступлений международного характера, предусмотренных международными договорами РФ. Это, в частности, такие договоры, как Конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими (1923 г.); Международная конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков (1929 г.); Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.); Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (1949 г.); Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970 г.); Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971 г.) (с Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г.); Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973 г.); Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (1973 г.); Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (1979 г.); Конвенция о физической защите ядерного материала (1980 г.); Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания (1984 г.) (см. Действующее международное право: В 3 т. Т. 3. М., 1997. Разд. XVII).

В случае коллизии между данной нормой Закона о внутренних морских морях и правилами, содержащимися в указанных "морских" международных договорах РФ, действуют правила договоров, согласие на обязательность которых было дано для Российской Федерации в форме ФЗ (ч. 4 ст. 15 Конституции, подп. "а" п. 1 ст. 15 ФЗ от 15.07.1995 N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757), а для СССР - в виде Указа Президиума Верховного Совета СССР (ст. 12 Закона СССР от 06.07.1978 "О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров СССР" (Ведомости СССР. 1978. N 28. Ст. 439)).

Во многих двусторонних договорах РФ (СССР) о торговом (морском) судоходстве содержатся ограничения уголовной юрисдикции, подобные установленным в ст. 19 Конвенции о территориальном море и прилежащей зоне (1958 г.) и ст. 27 Конвенции ООН по морскому праву (1982 г.), но применительно к торговым судам, находящимся во внутренних водах государства-партнера или только в морских портах.

 

Принцип гражданства. ( установлен в ч. 1 ст. 12 УК РФ)

 

Статья 12. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации

1. Граждане Российской Федерации и постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства, совершившие вне пределов Российской Федерации преступление против интересов, охраняемых настоящим Кодексом, подлежат уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом, если в отношении этих лиц по данному преступлению не имеется решения суда иностранного государства.

2. Военнослужащие воинских частей Российской Федерации, дислоцирующихся за пределами Российской Федерации, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

3. Иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства, а также в случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, если иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации.

В данной статье Закона конкретизирован закрепленный в ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК принцип "nоn bis in idem" ("за одно не дважды"), определены пределы назначения наказания российским судом за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, уточнена УО лиц без гражданства, расширены основания УО иностранных граждан за преступления, совершенные вне территории РФ.

Понятие "вне пределов Российской Федерации" означает сушу, воды, недра и воздушное пространство, находящиеся за пределами Государственной границы РФ

 

В отличие от прежнего законодательства коммент. статья устанавливает, что ни граждане Российской Федерации, ни иностранные граждане, ни лица без гражданства не могут быть привлечены к ответственности по УК за преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, если они уже были осуждены за него в иностранном государстве. С учетом формулировок ст. 50 Конституции и ч. 2 ст. 6 УК это относится и к осуждению международным уголовным судом.

В настоящее время функционируют два органа международного уголовного правосудия, полномочия и компетенция которых признаны Россией:

Международный трибунал по бывшей Югославии и Международный трибунал по Руанде, учрежденные решениями Совета Безопасности ООН соответственно от 25 мая 1993 г. и от 8 ноября 1994 г.

Граждане Российской Федерации, совершившие преступления вне ее пределов, подлежат УО по УК только в случае, если совершенные ими деяния признаны преступлениями в государстве, на территории которого они были совершены.

 

При этом назначенное им наказание не может превышать верхнего предела санкции, установленной законом государства, на территории которого было совершено преступление. Если виды наказаний, предусмотренные законодательством иностранного государства (учредительным актом международного уголовного суда) и УК, не совпадают, то необходимо учитывать их сравнительную тяжесть.

Принцип реальности действия УЗ в пространстве(закреплен в ч. 3 ст. 12)

При совершении преступлений вне пределов Российской Федерации иностранные граждане могут отвечать по УК только за деяния, направленные против интересов Российской Федерации, и (или) в случаях, предусмотренных международным договором РФ, при условии, однако, что они не были осуждены в иностранном государстве (или международным уголовным судом) и привлекаются к УО на территории РФ (ч. 3 коммент. статьи).

Понятие "интересы Российской Федерации" нормативно не определено.

Решающую роль при его определении играет судебная практика, которая поможет выбрать "золотую середину" между предельно широким толкованием этого понятия (практически все деяния, предусмотренные УК) и слишком узким (только деяния, непосредственно направленные против государства, например шпионаж).

 

Необходимо иметь в виду, что Российская Федерация является участником (в том числе как государство - преемник СССР) почти всех универсальных международных договоров, содержащих обязательство преследовать в уголовном порядке лиц за совершение предусмотренных в этих договорах деяний. В число таких договоров входят:

Конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими (1923 г.);

Международная конвенция о борьбе с подделкой денежных знаков (1929 г.);

Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.);

Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (1949 г.);

Единая конвенция о наркотических средствах (1961 г.);

Конвенция о психотропных веществах (1971 г.);

Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (1970 г.); Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971 г.) (с Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 г.);

Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973 г.);

Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (1973 г.);

Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (1979 г.);

Конвенция о физической защите ядерного материала (1980 г.);

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения и наказания (1984 г.); Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.) (см. Действующее международное право: В 3 т. Т. 3. М., 1997. Разд. XVII).

Возможность привлечения к УО по УК лиц без гражданства зависит от того, проживают они здесь постоянно или временно. Если эти лица проживают в Российской Федерации постоянно, то за преступления, совершенные вне ее пределов, они отвечают по правилам, установленным для граждан Российской Федерации (ч. 1 ст. 12). Если же они не проживают в Российской Федерации постоянно, то за такие преступления они могут привлекаться к УО по правилам, установленным для иностранных граждан (ч. 3 ст. 12). Постоянное проживание лиц без гражданства в Российской Федерации подтверждается выданным им видом на жительство.

Освоение космического пространства вызвало потребность регламентировать, в частности, вопросы уголовной юрисдикции над космическими экипажами, в том числе международными. В ст. VIII Договора о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.), установлено, что государство - участник Договора, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле (см. Сб. действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами.

Покровительственный принцип (ч.2 ст. 12 ).

 

В ч. 2 ст. 12 регламентирована УО военнослужащих воинских частей РФ, дислоцирующихся за ее пределами: указанные военнослужащие за преступления, совершенные на территории иностранного государства, отвечают по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ.

В настоящее время российские воинские части размещаются на территории ряда иностранных государств как входящих в СНГ, так и некоторых других, осуществляя охрану границы, миротворческие и иные функции.

Их правовой статус, в том числе вопросы уголовной юрисдикции, регулируется, как правило, двусторонними договорами, заключаемыми Российской Федерацией с государством пребывания воинских формирований.

В частности, были заключены Соглашение между Правительством РФ и Правительством Республики Грузия о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Грузия (1993 г.), Соглашение между РФ и Республикой Молдова по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Молдова (1994 г.), Договор аренды комплекса "Байконур" между Правительством РФ и Правительством Республики Казахстан (1994 г.), Соглашение между РФ и Республикой Беларусь по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием воинских формирований РФ из состава Стратегических сил на территории Республики Беларусь (1995 г.), Соглашение между РФ и Республикой Кыргызстан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ на территории Республики Кыргызстан (1996 г.), Соглашение между РФ и Республикой Таджикистан по вопросам юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований Вооруженных Сил РФ на территории Республики Таджикистан (1997 г.), Соглашение между РФ и Украиной о статусе и условиях пребывания Черноморского флота РФ на территории Украины (1997 г.).

Как правило, в таких договорах к уголовной юрисдикции РФ отнесены преступления, совершенные лицами, входящими в состав воинских формирований РФ, при исполнении служебных обязанностей в местах их дислокации, а также против Российской Федерации и лиц, входящих в состав воинских формирований РФ. Однако эти договоры имеют свои особенности, поэтому в каждом конкретном случае необходимо установить наличие вступившего в силу соответствующего договора и выяснить вопрос о разграничении сфер уголовной юрисдикции Российской Федерации и государства пребывания.

В договорах о юрисдикции и правовой помощи по делам, связанным с пребыванием воинских формирований РФ за границей, в понятие "лица, входящие в состав воинских формирований РФ" кроме военнослужащих зачастую включаются гражданский персонал воинских формирований, члены семей военнослужащих и гражданского персонала (не являющиеся гражданами государства пребывания) и лица, командированные российской стороной в воинские формирования.

Интересно!

В п. 1 ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) говорится о преступности деяния в соответствии не только с внутренним уголовным законом, но и с международным правом (договорными или обычными нормами): "Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением".

10.1. Пункт 2 ст. 15 названного Пакта гласит: "Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом". Аналогичные положения содержатся в п. 1 ст. 7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.*(1) Данные договорные международно-правовые нормы появились после Нюрнбергского и Токийского военных трибуналов, осудивших после Второй мировой войны главных военных преступников Германии и Японии, которым вменялось в вину совершение тяжких преступлений, в число которых входили деяния, не предусмотренные уголовным законодательством не только этих государств-агрессоров, но и держав-победительниц (например, преступления против мира: планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны).

10.2. К сожалению, законодатель не посчитал необходимым отразить в УК вопросы возможности реализации этих международно-правовых обязательств России в условиях, когда, с одной стороны, УК основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права (ч. 2 ст. 1), а с другой - преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК (ч. 1 ст. 3).

В случае возникновения реальной коллизии данных международно-правовых обязательств и указанных норм УК может быть применено содержащееся в ч. 4 ст. 15 Конституции правило, согласно которому норма международного договора имеет приоритет перед нормой федерального закона.

Статья 13. Выдача лиц, совершивших преступление

 

Под выдачей понимается передача по запросу и при определенных условиях одним государством другому (или международному уголовному суду) находящегося на его территории лица для привлечения к УО или исполнения обвинительного приговора, вынесенного судом запрашивающего государства (или международным уголовным судом).

Не следует смешивать институт выдачи для приведения приговора в исполнение с передачей лица, осужденного к лишению свободы в одном государстве, для отбывания наказания в государстве его гражданства или постоянного местожительства.

2. В соответствии с ч. 1 ст. 13 граждане Российской Федерации, совершившие преступления на территории иностранного государства, не подлежат выдаче этому государству. Часть 1 ст. 61 Конституции содержит более жесткую формулировку: гражданин Российской Федерации вообще не может быть выдан иностранному государству. Следовательно, граждане Российской Федерации, находящиеся на ее территории, не подлежат также выдаче: а) в случае совершения преступления не только на территории иностранного государства, но и на территории РФ или вне территории какого-либо государства (например, в открытом море вне судна, зарегистрированного в каком-либо государстве); б) любому иностранному государству, а не только государству, на территории которого они совершили преступление.

Под иностранными следует понимать государства, расположенные за пределами территории РФ, включая бывшие республики СССР: Латвийскую, Литовскую и Эстонскую республики, а также государства, входящие в СНГ (Азербайджанская Республика, Республика Армения, Республика Беларусь, Грузия, Республика Казахстан, Республика Кыргызстан, Республика Молдова, Республика Таджикистан, Туркменистан, Республика Узбекистан, Украина).

Конституционный запрет выдачи граждан Российской Федерации не может последовательно проводиться вследствие положения, содержащегося в ч. 4 ст. 15 Конституции, которая устанавливает примат правил международного договора перед внутренним законом, в том числе и перед самой Конституцией. Поэтому приходится делать вывод о том, что возможна выдача российских граждан по запросу международного уголовного суда, полномочия и компетенция которого признаны Российской Федерацией.

В ч. 2 ст. 13 предусмотрена возможность выдачи иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших преступления вне пределов Российской Федерации, но находящихся на территории РФ, в соответствии с международным договором РФ. Между тем ч. 2 ст. 63 Конституции разрешает выдачу на основе не только международного договора, но и ФЗ. Такого закона на сегодняшний день нет. Будучи принятым и построенным на основе взаимности, он мог бы существенно улучшить международное сотрудничество в борьбе с преступностью.

Иностранным гражданином является лицо, обладающее гражданством иностранного государства и не имеющее гражданства Российской Федерации, а лицом без гражданства (апатридом) - лицо, не принадлежащее к гражданству Российской Федерации и не имеющее доказательств принадлежности к гражданству другого государства (ст. 3 ФЗ "О гражданстве Российской Федерации").

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал