Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Химическая промышленность




Химическая промышленность - важная часть российской экономики.Анализ статистических данных свидетельствует о том, что на ее долю приходится 6,5 процентов внутреннего валового продукта (ВВП), из них на основную органическую и неорганическую химию - 2 процента. Доля отрасли в ВВП зависит, конечно, от оценки размера ВВП. Однако, оценки ВВП России заметно различаются в зависимости от источника. По данным Госкомстата, в 1996 году ВВП России составил 625 миллиардов долларов США. Независимые источники оценивают его гораздо скромнее - в 167 миллиардов американских долларов, по данным Всемирного банка - 282 миллиарда американских долларов в 1996г. Однако независимо от того, составляет отрасль 2 или 4 процента от ВВП России, в любом случае она вносит значительный вклад в национальную экономику, и в относительных показателях имеет большее значение для экономики страны, чем подобная отрасль во многих индустриально развитых государствах. В США, например, общий выпуск химической промышленности составляет 1.9 % от ВВП. В этот процент включены такие большие подотрасли как фармацевтика, нефтехимия и пластмассы, не подпадающие под определение основной органической и неорганической химии, т.е. вклад соответствующей отрасли в ВВП в США значительно меньше, чем в России.

Сегодня на долю всей российской химической промышленности приходится около 2% мирового производства химической продукции. Это всего лишь 10% от объема производства США, и не более 50-75% от объема производства таких стран, как Франция, Великобритания или Италия. Производя около трети объема химической продукции, отрасль основной органической и неорганической химии России выпускает меньше многих крупных международных химических компаний. Пятнадцать международных химических компаний в 1996 имели больший объем продажи продукции, чем вся отрасль основной органической и неорганической химии, например, Hoechst - 33.8, BASF - 32.4, Bayer - 32.3, Novartis - 29.3, Du Pont - 23.6 миллиардов долларов США. Некоторые подотрасли, например, производство азотных удобрений, занимают высокое место в мировом химическом бизнесе. Производство аммиака и карбамида в 1996 году составляло 15% от мирового выпуска.

К отрасли основной органической и неорганической химии относятся 110 предприятий.Самые крупные - подотрасли минеральных удобрений (32 предприятия), основных органических соединений (21 предприятие) и неорганических соединений (16 предприятий). Число предприятий в остальных подотраслях значительно меньше. Предприятия отрасли размещены по всей территории России, однако большая часть расположена в ее европейской части.

Как и большинство отраслей в России сегодня, отрасль основной органической и неорганической химии переживает период упадка после распада Советского Союза. Производство 29 ключевых химических продуктов (которых было продано в 1996 г. на сумму 150млрд. руб. или 30 млн. долл. США) уменьшилось с 42.1 млн. т. в 1991г. до 27 млн. т. в 1996г. С 1991 по 1996 год общий выпуск продукции отрасли уменьшился на одну треть - с 15 до 10 миллиардов долларов США.



Сокращение производства было неодинаковым в разных подотраслях. . Некоторые подотрасли совсем не работают, в то время как другие находятся в удовлетворительном состоянии. Наибольшее сокращение выпуска продукции в период с 1991 до 1996 г. наблюдается в подотрасли продуктов возгонки древесины. Выпуск продукции подотраслей технических газов, химических элементов и синтетических красителей в последние годы происходил неравномерно (составил менее 100 миллионов долларов), а выпуск синтетических дубильных веществ практически полностью прекращен.

Самые крупные подотрасли - производство минеральных удобрений и производство органических соединений - характеризуются меньшим сокращением производства, чем в среднем по отрасли. В остальных подотраслях, за исключением подотрасли неорганических соединений, производство снизилось больше, чем в среднем по отрасли.

На долю минеральных удобрений приходится 47% общего объема выпуска продукции. Две другие наиболее важные подотрасли - органические и неорганические соединения - производят 31 и 15% продукции, соответственно, а все остальные подотрасли - только 7% .

В более выигрышном экономическом положении находятся подотрасли, которые смогли компенсировать падение спроса на внутреннем рынке за счет экспорта. Это, например, минеральные удобрения, внутренний рынок которых сильно сократился после распада Советского Союза. Значительно уменьшилось внутреннее потребление капролактама, используемого при производстве нейлона. Большую часть этого падения также удалось компенсировать за счет экспорта. Тоже самое, но в меньшей степени, произошло с экспортом метанола и каустической соды. Однако даже эти подотрасли находятся под угрозой разрушения из-за устаревших технологий и удорожания сырья.



Отрасль основной органической и неорганической химии является крупным экспортером. В 1996 году чистый экспорт превысил 3 млрд. амер. долл. В 1995 году на долю только азотных удобрений приходилось около 6% всего российского экспорта. На долю российского экспорта карбамида и аммиака приходится 30% мировой торговли. В 1996г. экспорт азотных удобрений оценивался в 1.6 миллиарда долларов США. Экспорт фосфатных и комплексных удобрений в 1996г. дал прибыль в 600, калийных – 276, капролактама – 131 и метанола – 52 миллионов долларов США.Экспорт и импорт других химических продуктов незначителен.

По данным Госкомстата РФ, в 1997 наблюдался небольшой рост производства химической продукции: индекс физического объема произведенной продукции в 1997 году превысил аналогичный показатель 1996 года на 2%. Это свидетельствует об относительной стабилизации работы ряда производств отрасли. Объем производства минеральных удобрений увеличился на 2%, несмотря на то, что производство аммиака сократилось на 9%. Объем производства каустической и кальцинированной соды увеличился соответственно на 9% и 14%.

В первом квартале 1998 г. производство химической промышленности уменьшилось на 2.9 % по сравнению с тем же периодом 1997 г. В то же время объем производства минеральных удобрений в целом вырос на 3.5% и составил 2.4 миллиона тонн. Объем производства азотных удобрений при этом уменьшился на 17.1 %, фосфорных удобрений - на 4.5 %, а калийных удобрений вырос на 45 %. Несмотря на заметное снижение производства фосфорных удобрений основные заводы производители - Череповецкий "Аммофос" и Воскресенский завод минеральных удобрений - увеличили выпуск продукции на 5.9 и 23 %, соответственно. Выпуск синтетического аммиака за этот период также упал на 17,8%.

В последнее время, согласно данным Министерства экономики РФ, химическая промышленность является малорентабельной. В марте 1997 г. 44,5% предприятий были убыточными, хотя в 1996 г. убыточной считалась только подотрасль продуктов основного органического синтеза. В том же 1996г. рентабельность химической и нефтехимической отраслей в целом составила 5,3%. Поскольку это данные официальной статистики, предполагается, что они недооценивают размер прибыли. Занижение реальных доходов в целях уклонения от налогов широко практикуется в России, и данные официальной статистики отражают это.

Неэффективность государственного планирования и переход к рыночной экономике создали целый ряд проблем для отрасли основной органической и неорганической химии в России. Эти проблемы вытекают из того, что основные структуры отрасли не были приспособлены к условиям, в которых они действуют сейчас. Проблемы отрасли можно отнести к пяти основным категориям:

· недостаток горизонтальной и вертикальной интеграции

· недостаток оборотных средств

· устаревшие технологии

· неудачное расположение предприятий и высокие транспортные расходы

· высокая стоимость энергоносителей

В отличие от российской нефтяной индустрии, где были созданы вертикально интегрированные нефтяные компании, контролирующие весь процесс от добычи нефти до продажи конечной продукции, в химической промышленности каждый завод был приватизирован как отдельное предприятие. В результате имеется большое количество относительно мелких компаний, которым для полноценного функционирования не хватает экономии на масштабе. Средняя цифра продаж на одно предприятие – менее чем 100 миллионов долларов в год (по информации на 1996г.). Как уже отмечалось выше, большие международные химические корпорации имеют объем продаж на один-два порядка больше.

Небольшие размеры российских химических предприятий ставят их в невыгодное положение по сравнению с их аналогами в других странах. Вместо эффективной системы существования небольшого количества фирм, выбирающих, какой из заводов использовать для удовлетворения рыночного спроса, сегодняшняя ситуация такова, что большое количество предприятий, которые пытаются обслужить одни и те же рынки. В результате мы имеем группу предприятий на грани выживания, конкурирующих друг с другом вместо того, чтобы сотрудничать в целях увеличения выпуска продукции.

Одним из шагов, направленных на консолидацию, является приобретение контрольного пакета акций нескольких предприятий финансовыми учреждениями. Банк Менатеп, например, приобрел контрольный пакет акций нескольких предприятий, выпускающих фосфат аммония, а также предприятия, поставляющего для них сырье. Согласно данным, полученным от источников, знакомых с ситуацией, банк не управляет этими предприятиями как консолидированной компанией, и не вкладывает в них значительные средства, но оперирует ими для увеличения краткосрочных прибылей.

Отсутствует не только горизонтальная, но и вертикальная интеграция. Связи, которые существовали между поставщиками и производителями, были разрушены в ходе процесса приватизации, и не были заменены ни консолидацией поставщиков и производителей в единую компанию, ни интеграцией на базе долгосрочных контрактов. При нехватке устойчивых поставок сырья с одной стороны, и отсутствии постоянных покупателей с другой, предприятия работают неритмично. Производство начинается, только когда появляется возможность получить сырье, и когда они находят покупателей, способных заплатить за продукцию. В некоторых случаях, производители химической продукции становятся заложниками единственного поставщика.

Отрасль основной органической и неорганической химии стоит перед проблемой, общей для всей российской промышленности, а именно, нехваткой оборотных средств. По данным департамента химической, микробиологической и медицинской промышленности Министерства экономики РФ, более семидесяти пяти процентов химических предприятий стоят перед проблемой невыплаты долгов со стороны своих потребителей (и примерно такое же количество задолжало своим поставщикам). Задолженность государству – обычное явление для всех предприятий отрасли, за исключением производителей удобрений. Нехватка оборотных средств означает, что предприятия не имеют наличности для оплаты сырья, а потребители продукции часто не имеют денег для ее оплаты. Результат этого - широкое распространение бартерных сделок, обязательная предоплата сырья, толлинговые соглашения и увеличение объема экспортируемой продукции.

Оборотные средства необходимы отрасли и всей российской промышленности, чтобы увеличить эффективность и рентабельность производства. Это позволило бы предприятиям самим распоряжаться своей судьбой вместо того, чтобы находиться в полной зависимости от поставщиков и покупателей. Это также необходимо для создания эффективных отношений с внутренними потребителями.

Технологии, используемые в отрасли основной органической и неорганической химии, в целом устарели по сравнению с технологиями развитых промышленных стран, где они обновляются каждые 7 или 8 лет. Многие технологии остались с 70х годов. В 80х годах вложения в индустрию уменьшились и во времена последнего пятилетнего плана (1986-1990гг.) задачи по установлению новых мощностей были выполнены только на 35%. За семь лет, прошедших с 1991г., темпы инвестирования увеличились по сравнению с предыдущими шестью годами. Однако инвестирование шло неравномерно. Более жизнеспособные подотрасли, например, производство удобрений, получили большую долю инвестиций. Поэтому крупные заводы по производству удобрений новее, их возраст в среднем - 18 лет, в то время как в целом для отрасли – от 13 до 26 лет. Для сравнения, средний возраст химических заводов США составляет шесть лет.

Техническое состояние отрасли остается значительно ниже мировых стандартов. Около 70% используемых технологий физически и морально устарели. При производстве хлора и каустической соды, например, одну треть продукции получают ртутным способом, т.е. с помощью технологии, которая отстала на два поколения, и совсем не используются мембранные электролизеры, считающиеся последним словом в технологии.

Только 20% используемых технологий можно считать современными с точки зрения стандартов развитых стран. На многих предприятиях профилактические и ремонтные работы не проводили в течение нескольких лет. В основном, ремонтируют только самое необходимое оборудование, запчасти для которого снимают с простаивающего оборудования.

Затраты на НИОКР в российской химической промышленности значительно меньше, чем в других странах-производителях химической продукции. В то время как в США затраты на НИОКР составляют 3.6% от объема продаж (в Европе и Японии они составляют примерно столько же), в России аналогичный показатель составляет менее одного процента. За пять лет, с 1991 по 1996 годы, затраты на НИОКР сократились примерно на 60%, частные капиталовложения в НИОКР также отсутствуют. Это привело к технологическому отставанию российской химической промышленности.

Производственные установки на предприятиях характеризуются неэффективным использованием энергии и непродуманностью проблемы восстановления или утилизации вторичных продуктов и отходов. Проектировали эти установки в условиях контролируемой экономики, когда энергия и размещение отходов были практически бесплатными. После того, как цены на природный газ и электроэнергию стали сопоставимы с мировыми, их доля в себестоимости продукции увеличилась до 25 %. Наиболее чувствительны к росту цен на энергоресурсы производители азотных удобрений и метанола, сырьем для которых служит природный газ. Например, потребление энергии на устаревших хлоро-щелочных производствах на 50-100% выше, чем на современных заводах. В результате затраты на электроэнергию составляют половину стоимости конечного продукта. При удорожании природного газа на 12% в одном только 1996г. прибыль предприятий значительно сократилась. Понятно, что если государство будет контролировать цены, устанавливаемые Газпромом, или реструктуризирует газодобывающую промышленность для сдерживания цен, отрасль выиграет.

Кроме того, неэффективное использование энергии российскими химическими предприятиями приводит к большим выбросам в атмосферу наиболее распространенных загрязнителей и двуокиси углерода. С 1974 по 1994 гг. потребление энергии на единицу продукции, выпускаемой химической промышленностью США, сократилось на 40 процентов (в Европе с 1975 по 1995 -на 38%). Российская химическая промышленность значительно отстает от этих показателей.

Расположение заводов зачастую неудачно по отношению к рынкам сбыта и источникам сырья. Основной вид грузового транспорта в России - железнодорожный. Тарифы на перевозки, установленные государственной железнодорожной монополией, сопоставимы с европейскими и вдвое выше, чем в США.Российское правительство пытается решить эту проблему. Некоторое снижение железнодорожных тарифов уже произошло, однако, этого явно недостаточно. В Президентском Указе "12 дел Правительства России на 1998 год в области экономической и социальной политики" от 19 января 1998 года предусматривается дальнейшее последовательное снижение тарифов на грузовые перевозки железнодорожным транспортом.

Расположение заводов – это общая проблема всей отрасли основной органической и неорганической химии. Поскольку транспортные расходы при советской системе не учитывались, сырье порой доставлялось издалека, чего нельзя позволить при эффективной системе производства. Наиболее наглядный пример в этом отношении - промышленность фосфатных удобрений, для которой все сырье поставляется от единственного поставщика на Кольском полуострове. Только одно предприятие, расположено непосредственно на шахте. Остальные же предприятия-потребители, находятся в сотнях, а то и тысячах километров. Поскольку большая часть переработанной фосфатной руды идет в отвал, эффективнее было бы размещать подобные предприятия на месте добычи сырья, как это принято в мировой практике.

Местоположение - проблема и для двух предприятий, выпускающих, метанол -- один из основных химических экспортируемых продуктов. Одно из предприятий расположено в Губахе (Уральский регион); другое - в Томске (Южная Сибирь). Оба находятся далеко от экспортных рынков. Построенные в середине 80-х годов - это наиболее современные и крупные предприятия по производству метанола, которые производят 60% метанола в России. Предприятие в Губахе справилось с транспортной проблемой и остается крупнейшим производителем метанола в России. Томское же предприятие слишком отдалено, чтобы экспортировать продукцию на Запад, и работает только на 15% мощности.

В настоящее время государство держит контрольный (или крупный) пакет акций на относительно небольшом количестве предприятий. Из-за этого влияние федерального правительства на отрасль ограничено механизмами, используемыми и в других странах рыночной экономики: финансовые стимулы, законодательные меры. Прямой контроль в целом уже не используется. Государственные органы управления разрабатывают программы развития отрасли и хотя наличие таких программ предполагает серьезную роль государства в развитии химической промышленности, на самом деле, оно не оказывает эффективного влияния на отрасль. Инвестиции российского правительства в химическую промышленность в 1995 г. оценивалось в 15 миллионов долларов США. в 1996 г. – в 30 миллионов. Поскольку это относится в целом к химической промышленности, размер средств, идущих на нужды отрасли основной органической и неорганической химии, еще меньше. Последние вложения касались, в основном, производства пластмасс и нефтепродуктов, хлорвинила, полиэтилена и полипропилена, резины, нежели основных соединений. В 1997 г. общая сумма инвестирования (в форме кредитов) в химическую промышленность из федерального бюджета составила 70 миллиардов рублей (13 миллионов долларов США). Это единственный финансовый инструмент в руках государства для проведения жизнь своей политики в данной области.

Отрасль в финансовом отношении обделена вниманием не только российского государства, но и международных финансовых институтов. Из 80 крупных инвестиционных программ, одобренных Европейским банком реконструкции и развития, ни одна не охватывала данную отрасль, и только одна касалась химической промышленности в целом. Программа ЕС в российской химической промышленности отдала предпочтение фармацевтике. Программа Глобального Экологического Фонда по прекращению производства озоноразрушающих веществ - единственное исключение из правила, но эта программа применима лишь к небольшому количеству предприятий и имеет очень узкую направленность.

Если федеральные структуры почти не осуществляют поддержки и имеют мало влияния на отрасль, то влияние местных властей на развитие предприятий отрасли слишком велико. Во многих случаях предприятия в местах их расположения занимаются полным социальным обеспечением населения. Они предоставляют жилье, несут ответственность за коммунальное водоснабжение, поликлиническое обслуживание и другие виды деятельности, не связанные с производством, такие как гостиничное хозяйство, рестораны и хлебопекарни. Это – дополнительное финансовое бремя.

Влияние местных властей настолько велико, что они могут закрыть предприятие, если их требования не будут удовлетворены. Порой местные власти проводят протекционистскую политику, для того чтобы предприятия не меняли стиль руководства и не проводили реорганизацию. Например, местные власти не разрешили иностранной компании приобрести завод по перегонке древесины. Это было сделано для того, чтобы сохранить контроль над предприятием в своих руках. Сейчас это предприятие работает только под заказ и находится на грани разорения.

Отрасль основной органической и неорганической химии находится сейчас на перепутье. Если не принять меры по ее оздоровлению, она может быстро потерять свое значение. Конечно, определенное количество предприятий выживет, но это будет лишь малая толика от их сегодняшнего числа. Большинство будет неспособно конкурировать с технологически более прогрессивными и экономически эффективными международными химическими компаниями, а также поддерживаемыми на государственном уровне отраслями в странах Латинской Америки и Дальнего Востока, включая Китай. Это произойдет довольно быстро, сначала в подотрасли неорганических соединений, а затем в подотрасли органических соединений и удобрений.

Для выживания отрасли потребуется комплекс мер по рационализации производственных мощностей, объединению и реструктуризации предприятий, обновлению и улучшению качества научно-исследовательских разработок, модернизации основных фондов и развитию производств в более благоприятных местах. Финансовые возможности отдельных предприятий, необходимые для проведения модернизации, ограничены низкой ликвидностью, недоступностью приемлемых кредитов, неумением привлечения внешних вложений в акционированный капитал, зависимостью от бартерных и толлинговых соглашений и высокими налогами. Необходимо привлекать альтернативные источники инвестирования путем создания для них льготных условий и режимов. Отрасль нуждается в объемных, долгосрочных и дешевых кредитных ресурсах. Кроме того, необходимо наладить систему сбыта и сервисного обслуживания продукции.

Для стабилизации и оживления отрасли необходимо

· децентрализовать и демонополизировать производителей природного газа, энергии и железнодорожный транспорт;

· способствовать слиянию и объединению предприятий как внутри химической отрасли, так и между технологически близкими областями, такими как нефтехимия, производство пластмасс и полимеров, с тем чтобы а) создать критическую массу производства и б) достичь вертикальной интеграции потоков сырья и продуктов;

· разработать и внедрить программу и механизмы гарантирования инвестиций в обновление технологий отрасли для ключевых структурообразующих продуктов, включая аммиак, азотную кислоту, фосфорную кислоту, метанол, каустик и хлор, минеральные продукты;

· инвестировать в развитие технологий, направленных на оживление отрасли, имея в виду более глубокую переработку конечных химических продуктов и фармацевтику, обладающих большей добавленной стоимостью.

К.х.н. И.Н.Сенчения

Центр подготовки и реализации международных проектов технического содействия

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал