Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Бледный конь




 

Вражеское судно резко сменило курс. Его буксируемый гидролокатор был практически перпендикулярен курсу «Де Данаан», и таким образом они получили четкое определение его акустической сигнатуры. В любом случае, «Де Данаан» больше не могла скрываться.

- Как там DEMON[23]?

- Ищу сигнатуру, анализирую…

Они и другое судно быстро приближались друг к другу, и у гидролокатора было время для сбора большего количества информации. Благодаря навыкам звукового оператора Дежлани они уже знали имя судна.

- ...Вот. Это «Эшвилл».

Атомная многоцелевая подводная лодка "Эшвилл", в соответствии с данными, полученными только на прошлой неделе, принадлежит Командору Хогану. Они не были знакомы, но, следуя его досье, он имел незапятнанную карьеру, не одна задержка на запись. Отец двоих детей. Скоро будет переведен в офисную работу. Кажется, он любит свою семью, военно-морской флот, и свою страну. Это будет серьезный удар по его карьере.

Гидролокатор «Де Данаан» с легкостью обнаружил остальную часть флота. Чего они и опасались – еще три субмарины поблизости, два противолодочных эсминца[24] на поверхности и два противолодочных вертолета. Однако не только обычные средства поражения были противопоставлены им. Гидролокатор обнаружил еще пять сигналов меньших судов, которые подстерегали их – вероятнее всего, Левиафаны.

- Теплый прием, я бы сказал. Мы начнем?

- Давайте покажем им шоу. Загрузить все торпедные отсеки. Приоритетные цели «Майк 5», затем «Майк 7». Остальные подлодки на ваше усмотрение.

- Ай-ай, мэм! Загрузить торпедные отсеки 1-6. Две торпеды по цели «Майк 5», две – по «Майк 7». По целям «Сьерра 6» и «Сьерра 8» выпустить по одной торпеде, - повторил оружейный офицер, и автоматическая система загрузки на подводной лодке начала свою работу. Загрузка всех торпедных отсеков заняла почти 20 секунд. В довершении всего, Тесса приказала загрузить многоцелевую УВП[25] с четырьмя противолодочными и двумя противовоздушными ракетами, а также два MAGROC-а[26] – в общей сложности, восемь запусков. Все это время судно медленно поднималось под перископ. Данные были проанализированы еще раз, и количество врагов было урегулировано – тринадцать единиц США и Амальгам готовы были противостоять им.

- Я встречу вас всех, - прошептала Тесса, немного улыбаясь.

Это была улыбка, которая не появлялась на ее лице уже давно. Чувство, которое она почти забыла - волнение в ее сердце, она позволила себе наслаждаться этим так долго.

«Я покажу вам всем, кто вам противостоит».

- Заполнить все торпедные отсеки водой!

- Затопить отсеки, есть!

- Открыть люки!

- Открыть люки, есть!



Турбулентность резко возросла - продолжая плыть на полной скорости, подводная лодка открыла все пусковые отсеки. Вибрация судна и количество шума, которое оно издавало, пропорционально возросли. Теперь враг знал их местонахождение и их намерения. «Эшвилл», обозначенный как приоритетная цель, быстро поплыл на фланг и попытался скрыться на юго-западе. Другие цели так же поспешно начали маневры.

Слишком поздно.

- Орудия в бой.

- Ай-ай, мэм! Запуск торпед!

«Туатха Де Данаан» использовала весь свой арсенал сразу – четырнадцать запусков, тогда как нормой является одна или две торпеды. Со стороны это, должно быть, выглядело зрелищно: шесть серебряных рыб, выпущенные из носа судна, двигатели которых разгоняли их сквозь толщу воды до скорости в 70 узлов; восемь ракет были выпущены на поверхность из Многоцелевого УВП, и их ракетный двигатель запустил их прямо в небо.

- Все оружие было использовано, запуск прошел без задержки, капитан. Все люки закрыты, начинается стек воды из отсеков – наконец сообщил оружейный офицер.

- Замечательно. Теперь во все нечетные торпедные отсеки погрузить самоходные мины, а в четные обыкновенные торпеды.

- Есть, в отсеки один, три и пять загрузить ADSLMM, в отсеки два, четыре и шесть загрузить торпеды ADCAP.

- Держать курс и скорость. Погружение до двухсот пятидесяти, угол пять градусов.

- Да, мэм! Опустится до двухсот пятидесяти, курс на пять градусов.

«Хорошо, теперь посмотрим, что сделает противник».

Она посмотрела на карту поля битвы на главном экране, выпущенные ракеты отображались определенными символами с их траекторией, скоростью и другими данными, так же как и вражеские цели. Казалось, что эта атака вынудила их потерять всю свою согласованность, и суда ВМС США вместе с Левиафанами рассеялись. Они столкнулись с четырнадцатью ракетами, которые отрезали их от путей эвакуации и иных спасительных маршрутов. Вероятно, они подумали, что поле боя сошло с ума. Вся комбинированная тактика, которую они готовили, стала бесполезной. В их руках были возможности маневра и перехвата, так же как и контроль над повреждениями.



- Ракеты класса «Sea Sparrow»[27] попали в цель.

Первой своей цели достигла улучшенная версия противовоздушных ракет «Sea Sparrow». Заряд взрывчатого вещества в их боеголовке был резко сокращен, за что экипаж прозвал атаку такими ракетами «нелетальным выстрелом», который, теоретически, не сможет стазу же уничтожить цели.

- Я получил информацию об одной посадке на поверхность воды, хотя сигнал слабый... Да, одна посадка на воду, вторая цель едва осталась в воздухе.

Они практически сбили противолодочные вертолеты противника. Даже если среди их экипажей были незначительные жертвы, было невозможно обойтись с ними легче, неважно, были ли они земляками.

С их первым шагом был уничтожен наиболее опасный противник.

- Гарпуны вплотную приблизились к цели.

Следующими были два надводных корабля – противолодочные фрегаты. Гарпуны класса AD быстро приближались к своим целям. Фрегаты были не Эгида-класса и имели мало зенитного оборудования, поэтому не смогли использовать Зенитно-артериальный комплекс, чтобы сбить приближающиеся ракеты. На экране символы вражеских судов и символы ракет почти совпали.

- Удар... Получаю последние данные от «Turtle 1»... Анализ... «Майк 8», удар о поверхность воды... «Майк 11», удар о поверхность воды.

Гарпуны класса AD имели совершенно иную систему вооружения, чем старые ракеты «Harpoon». Когда ракета приближалась к цели, управление переходило от радара к оптике, чтобы оптические и интеллектуальные системы распознавания целей позволили ей попасть в ее нужную часть. Два фрегата были повреждены в корму, в двигатель, и сейчас пустились ко дну.

- MAGROC-и поднялись на поверхность воды, начинают преследование «Сьерра 15» и «Сьерра 18».

Они ударили MAGROC-ми по двум Левиафанам из пяти, не ожидая, что попадут. Противник был слишком шустрый, поэтому были выбраны две цели, которые представляли наибольшую угрозу для «Де Данаан», и стреляли в них, чтобы ограничить их движение на некоторое время. Левиафаны, как и ожидалось, отреагировали на нападение, отказавшись при этом от оптимальной позиции для атаки, а так же принимая отвлекающие действия.

Следующими были торпеды. Они проигрывали ракетам в скорости, но, тем не менее, достигли своих целей.

- «Эшвилл» готовит контрмеры.

Их приоритетная цель, делая отчаянные попытки, чтобы избежать попадания торпед, сбросила акустические приманки. Однако эти усилия оказались тщетными, так как обе торпеды взорвались в непосредственной близости от подводной лодки. Конечно, они также позаботились о сокращении повреждений. В лучшем случае, они уничтожали винты или делали небольшие дыры в корпусе суда, но этого было более чем достаточно.

Другие три подводные лодки находились на расстоянии, поэтому Тесса не могла рассчитывать на идеальные попадания. Не смотря на это, одна из них, казалось, была охвачена собственной беспомощностью, и беспорядочно уплывала, другая сбросила баллистические цистерны для аварийного всплытия.

Три американские подводные лодки временно вышли из строя. Осталась только одна, и она, казалось, явно не при попытке к бегству, движется к «Де Данаан» для лобовой атаки, после того как едва избежала попадания торпеды. Сейчас вражеская подлодка находилась по курсу на два часа и готовилась атаковать «Де Данаан».

- Он вполне может это сделать! – с восхищением сказал Мардукас. – У командира этой подводной лодки есть и мужество, и мастерство. Каково имя судна?

- Еще неизвестно, мэм, подождите немного... Анализ завершен. Ах, - звуковой оператор Дежлани произнес это так, будто он не хотел об этом говорить. – Это снова они, «Пасадена»[28].

Тесса быстро просканировала недавно полученные данные. Командир SSN-752 "Пасадена" был ни кто иной, как Бенджамин Кри Сэйлор.

- Сэйлор, почему сейчас…

Она знала капитана Сэйлора лично, хотя их встреча немногим больше года назад, на Рождество, была чистой случайностью. Сэйлор, однако, помнит ее только как симпатичную горничную на круизном лайнере, и он даже не мог представить себе, что она капитан «ToyBox».

- Капитан, что будем с ним делать?

- У нас нет времени на возню, другие Левиафаны скоро будут здесь. По правому борту, скорость боковых двигателей на максимум, курс один-два-пять.

- Да, мэм! Правый борт, на максимум боковые двигатели, курс один-два-пять.

Это был смелый маневр – ускорится и плыть точно на «Пасадену» с правого борта, но выглядело это так, будто они держат курс для лобового столкновения. Не было времени на запуск торпеды в них.

Еще немного...

- Гидролокатор! Запущена торпеда! Запуск произведен из точки ноль-шесть-два от «Сьерры 17».

«Ах, вот она, от одного Левиафана. Это плохо...»

- Цель «Сьерра 17»! Запуск торпед два и четыре по первой готовности!

- Есть! Цель «Сьерра 17»! Запуск торпед!

Они выпустили две торпеды по Левиафану, выплывшему из-за «Пасадены», и в тоже время начали погружение. Сэйлор, очевидно, думал, что стреляли в него, но он был непоколебим и приказал выпустить торпеды в ответ. Однако это выходило за рамки возможностей их систем наведения. Торпеды прошли в ста метрах выше и левее «Де Данаан». Торпеды «Де Данаан» также прошли мимо «Пасадены» и направились в сторону Левиафана, находящегося позади. Сравнивая это с ударом мечом, Тесса уклонилась от точки, в которую ударил меч Сэйлора, и, рискуя своей жизнью, бросилась на убийцу, приплывшего из-за спины «Пасадены». «Де Данаан» проплыла несколько десятков метров от «Пасадены», но им казалось, что они слышат разгневанный крик Сэйлора.

- Вражеская торпеда приближается, дистанция шестьсот! Пятьсот!.. Наши торпеды приближаются к цели, дистанция двести. Сто.

Левиафан попытался уклониться от обеих торпед и решился на головокружительный маневр.

- Пятьдесят... Попадание в цель!

Гидролокатор сообщил о расстоянии. От них до цели было всего пару сотен метров, и ударная волна качнула корабль. Не было времени на проверку результатов - вражеские торпеды приближались.

- Вражеская торпеда на расстоянии четыреста метров.

- Триста... Двести... Сейчас.

- Левый борт, полный вперед!

- Есть.

Рулевой выполнил ее приказ, в результате чего руль оказался под максимально возможным углом, и чуть не перевернувшееся на спину судно сейчас скользило через толщу воды боком.

- Дистанция сто пятьдесят... Сто...

- Всей команде, готовится к удару! – Голос Тессы разнесся через внутренние динамики судна.

- Пятьдесят... Детонация.

Услышав ее предупреждение, Соске побежал в проход возле главного ангара. Удар произошел через несколько секунд, и Соске почувствовал его полную силу.

Сначала он подумал, что весь свет погас, стена слева вдруг начала приближаться, а потолок стал падать вниз и вот-вот его раздавит. На самом же деле, он вдруг сам, как кукла, отскочил с невероятной силой. Если бы он не переоделся в форму пилота БР, то имел бы пару сломанных костей.

Как только его отбросило на пол, он сразу же встал. Вокруг все было черно, как смоль, и через жужжание в ушах он услышал какой-то очень громкий шум, похожий на утечку газа. Наконец-то включилось аварийное освещение, окрашивая все вокруг в знакомый малиновый цвет. Струя пара выходила из труб, находящихся в нескольких метрах позади него. Что это за трубы? Были ли это обыкновенные пары воды, которые хлынули из этих труб? Нет, это был горячий пар. Может, будет лучше, если его остановить? Но как? Он почти не знал о функционировании подводной лодки. Сейчас нужно было бы позвать на помощь команду, но на борту было мало членов экипажа. Вокруг никого не было. Он вспомнил, что в десяти шагах от него у входа в ангар находится домофон.

Корабль продолжал сотрясаться. Соске, шатаясь, подошел к домофону и попытался связаться с капитанским мостиком. Первым ответил офицер ремонтно-восстановительных работ.

- Это офицер ремонтно-восстановительных работ. Доложите ситуацию!

- Это Сагара! В настоящее время я...

- Я знаю где вы, черт возьми, доложите ситуацию!

Соске осмотрелся в поисках номера коридора и ответил:

- Жертв нет! В пяти метрах от входа на палубу ангар... Я не знаю названия, некоторый трубы разорваны, из них выходит пар! В противном случае...

Громовой рев прервал его на полуслове. Из стены, где находилась требы, вырвался большой поток воды, как из огромного пожарного шланга. Вода начала быстро вытекать, и уже была ему по лодыжки.

- У нас потоп! Вода прибывает из левой стены под большим давлением...

- Понял. Там есть еще кто-нибудь?

- Никак нет! Я один!

Вода уже поднялась до колен. Сила, с которой вода текла в ангар, сбивала его с ног.

- В ангар, быстро! Я заблокирую коридор!

- Вас понял!

Еще до того, как основные водонепроницаемые перегородки начали закрываться. Он хотел спросить о сражении, о ситуации на судне, о потерях, но у него не было времени. Массивные двойные перегородки, толщиной с двери сейфа национального банка, закрывались с пугающей скоростью.

Соске побежал к выходу, брызгая водой, и еле успел проскользнуть в дверь, которая сразу же закрылась за его спиной. В ангаре потопа не было. Широкое пространство, гораздо большее, чем школьный спортзал, которое нормальных условиях вмещало в себя одну единицу БР, транспортные и разведывательные вертолеты и самолеты вертикального взлета STOVL, сейчас пустовало. Не было ничего, кроме «Лаэватейна», одного транспортного вертолета, нескольких контейнеров и различного оборудования. В поле зрения никого не было, персонал техобслуживания и палубная команда покинули судно раньше. Было странно не слышать криков и возгласов после такого шока. Только эхо битвы разносилось по пустой палубе.

Контейнер перед Соске скользил с металлическим лязгом к правому борту, поддаваясь наклону судна. Если что-то подобное летало по судну в момент удара, можно было получить серьезные травмы, и он был рад, что ангар пуст.

Стоп... Пуст? Был еще один человек, который работал здесь!..

- Лейтенант Сакс!

Он должен был быть здесь, заканчивать корректировку работы «Лаэватейна», но его нигде не было видно.

- Лейтенант!!! Вы здесь? – закричал Соске, но ответа не последовало.

Он побежал к «Лаэватейну» и стал искать его. БР, в его типичной позе на колене, был надежно зафиксирован на палубе кабелями, но внешний блок питания, который должен был быть присоединен к машине, был перевернут, и валялся у его ног. По размерам он напоминающий большой холодильник, сейчас он выглядел, будто упал с большой высоты, разгромив при этом некоторые детали и оборудования... И на одном из его углов Соске увидел свежую кровь.

- Черт...

Он не мог сдержать проклятия. За разбитым блоком питания, рядом с ногой БР, в луже крови лежал лейтенант Сакс.

- Лейтенант!..

Он позвал его приглушенным шепотом, затем бросился к нему и схватил за плечо. Сакс был едва ли жив. Вероятно, его измельченная грудь привела к сильному внутреннему кровотечению, и, скорее всего, ее выступающие части пронзили его тело, застрявшее между блоком питания и стеной. Обычный человек умер бы моментально...

- Сага... ра, - пробормотал Сакс, его голос был едва слышен. – Я... Моя ошибка... Деталь не была закреплена... Ха... Это плохо...

Кровь вытекала из его рта, продолжала течь по бороде.

- Не говорите, не двигайтесь. Я позову лейтенанта Голдбэрри.

Он бросился к домофону и позвонил главному врачу судна. Она говорила так, будто у нее тоже есть жертвы, но пообещала, что немедленно прейдет в ангар. Он вернулся обратно к Саксу, нашел аптечку первой помощи среди оборудования вокруг него, и попытался ближе осмотреть раны.

- Это... Бесполезно... Не так ли...

- Держитесь, лейтенант, помощь уже в пути.

Сакс вдруг схватил руку Соске с удивительной силой.

- Заткнись... И слушай... Сагара... Регулировка... Почти готова, но... Блок питания... отключен, так что... Ал не сможет двигаться.

- Лейтенант, пожалуйста, - Соске убрал его руку, и слушал его объяснения, продолжая оказывать ему первую помощь.

- Штекер... Справа. Он сломан, убери его... В ящике, третий кабель... Вытащи его, подключи... В эту розетку... Начнет работать APU... Не надо его ввинчивать...

Это было очень важно – без объяснения, Соске ничего не смог бы сделать. Он вытер кровь с самой большой раны кусочком марли. Он только смог мельком увидеть саму рану, прежде чем кровь вновь ее покрыла. Похоже, что артерия возле сердца была повреждена. Он ничего не мог сделать только при помощи аптечки в его руках. Он смотрел на лужу крови, окружающую Сакса. Судя по ее количеству и массы тела, это было чудо, что он еще может говорить.

Он быстро настроил капельницу, но это было бесполезно. Даже если доктор Голдбэрри будет здесь через несколько минут, вероятно, уже будет поздно.

- Кабель IME все еще подключен. Что мне с ним делать?

- Просто не трогай... Оставь это Алу...

- Как на счет резервуара с жидким амортизатором? Должен ли я его декомпрессировать?

- Да... Осторожно... Когда декомпрессируешь...

В обычных условиях он должен был спросить «где вы чувствуете боль?» или что-то вроде этого, но обстоятельства диктовали свой приоритет – БР на первом месте.

- Что еще... Я заменил... Систему управления движением... На шину, которая... Большей ширины. И... Не буди Ала, все же... Не знаю, пробудится ли он вообще... Если будут проблемы... Удали вспомогательные линии... С панели управления... Вы должны были отказаться от XL-3, но... Вы все равно должны иметь возможность двигаться...

- Понял. Я запомню.

Объяснения будто забрали его последние капли жизни. Сакс вдруг напрягся, и силы покинули его конечности.

- Сагара, я... Не виню никого.

 

 

- Да, вы наш храбрый механик. Всем это известно. Держитесь. Голдбэрри уже идет...

- Я... Не хочу, чтобы эта бабуля... Делала мне рот-в-рот...

- Скажите ей это сами. Она будет...

Соске остановился на полуслове. Сакс больше его не слышал.

Его глаза смотрели куда-то вдаль и были неподвижны.

- Черт побери...!

Он знал, что это бесполезно, но он делал дефибрилляцию и искусственное дыхание снова и снова...

Голдбэрри выбежала из прохода. Должно быть, весь путь сюда она бежала – ее плечи вздрагивали, она задыхалась. Соске поднял на нее глаза.

- Он был хорошим человеком, - он сказал.

Он спокойно перенес потерю, ни выговаривая проклятий – только его обычный хмурый вид стал еще более тяжелым. Он вытер кровь Сакса с рук и лица, и глубоко вздохнул:

- Настало время для подготовки к вылету...

Следуя воле Сакса, он начал выполнять процедуры запуска «Лаэватейна».

 

* * *

 

ARX-8 «Лаэватейн» ждал его, полностью экипированный: картечь, подогнанная под размер БР, штурмовая винтовка, два небольших пулемета Гатлинга за спиной, устройство, выключающее Лямбда-драйвер «Перо Феи», одноразовый ракетный носитель быстрого развертывания XL-3, двенадцать зенитных ракет «Черная Мамба» под крыльями. Все было на месте.

Издали казалось, будто он был наспех собран, а человеческий силуэт был едва заметен. Сможет ли он вообще ходить с такой кучей оружия на нем? Соске почувствовал еще большую разницу в силе и готовности между ними и врагом.

Он взял кабель вспомогательной установки из ящика, и включил его в розетку возле талии машины. Пришло время перезапустить последовательность активации из внешнего пульта управления.

- Какие... Какие были его последние слова? – Голдбэрри говорила так, будто все силы были высосаны из ее голоса.

- Он сказал, что не хочет, чтобы вы делали ему рот-в-рот.

- Он ужасен... Действительно неисправимый…

Соске продолжал работы за спиной главного врача, которая улыбалась, хотя слезы текли по ее щекам.

Он попытался запустить Ала. Долгое молчание, затем индикатор, наконец, показал, что активация была успешной, хотя у Сакса были сомнения. Было видно, что шина данных отображалась правильно. Голосовой интерфейс еще не был подключен, и загрузка данных была отображена на экране обслуживания терминала.

 

>Подключение подтверждено...

...

>Идет проверка состояния

>Перезапуск APU

...

...

>Начинаю активацию системы ветроникс.

 

- Он сказал, что никого не винит.

- Что?.. никого?.. И капитана тоже?

- Нет, никого. Она же сказала, что это необходимо. Абсолютно необходимо.

Соске замолчал. Повисла долгая пауза, но доктор Голдберри нарушила ее первой:

- Имейте хоть немного веры, Соске.

Он не ответил, а продолжал работать: отключил IME и другие кабели, проверил и убрал вентиль резервуара, наконец, закрепил панель доступа и куски брони, которые были сняты на время техобслуживания. Панель управления засветилась, как только Ал взял на себя управление. Видимо, остальное он должен сделать сам.

С низким рычанием системы охлаждения, «Лаэватейн» пробудился.

Он стал сдирать все ленточки и наклейки с надписями «УДАЛИТЬ ПЕРЕД ЗАПУСКОМ» перед тем как взобраться на затылок машины, чтобы закрыть стрелковое оружие и ящик с оборудованием которые были по ту сторону кокпита. Ящик был не такой уж и большой, – размером с рюкзак для кемпинга – но подходящий для содержания в нем старой ракетницы, которую Соске всегда держал при себе. Это была неуправляемая ракета одноразового запуска M72 LAW, такие ранее использовались в армии США. Она была слабее, чем современная противотанковая система вооружения, но ее преимущество заключалось в том, что она была настолько компактна, что могла поместиться в таком ящике (в свернутом состоянии, конечно; перед выстрелом можно расширить трубку).

Гул палладиевого реактора заполнил ангар. Прототип реактора «Лаэватейна» не был предназначен для беззвучной работы, как это было на большинстве обычных моделей. Только он собирался надеть знакомый головной убор, когда заметил, что доктор Голдбэрри упаковывает свои инструменты и собирается покинуть ангар.

- Я пойду. На счет Сакса...

- Я оставляю его вам.

Хорошо, что он не был единственным человеком, способным сейчас доложить о случившемся, Голдбэрри была более подходящим человеком.

- Все в порядке. Будьте осторожны, Соске.

- Вас понял.

Экраны внутри кокпита оживленно мелькнули. Опять же, знакомый кокпит, знакомое чувство, будто находишься за пультом управления М9. Он всунул руки в контролеры, схватил рычаги и нажал на педали, проверяя их отзывчивость. Наконец, управляя курсором при помощи большого пальца левой руки, он начал окончательные процедуры запуска. Голосовой интерфейс немедленно активировался.

- Ал?

- Да, сержант, – сказал знакомый низкий голос машины.

- Установи линию передачи данных, получи данные о корабле от Даны.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал