Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Исповедь




 

Два раза в неделю я ездил на приём к доктору Ульман-Любич. В её руках я чувствовал себя хорошо. В её кабинете всегда пахло ладаном, она угощала меня печеньем, и мы болтали обо всём на свете. Я познакомился с ней еще в 7 лет, следовательно, доверял ей полностью. Я рассказывал ей обо всём, что происходит в моей голове и ни разу, какие бы ужасы я ей не рассказывал, она не была шокирована. У меня не было от неё секретов, ведь, в конце концов, в этом и был весь смысл моей терапии.

Ульман-Любич всегда смотрела на меня с пониманием. По крайней мере, мне она казалась вполне серьезной, и все мои проблемы решала сама, без чего-либо вмешательства. Я рассказал ей о людях, которые говорили про меня гадости, а во время рассказа про психушку, вообще разревелся. Вся ярость, гнев и разочарование за последние несколько недель полыхнули внутри меня. Тот день стал для меня своего рода освобождением. Мне было жутко плохо, кружилась голова. Казалось, все время, до этого дня я сидел в маленькой клетке, которую раскачивало из стороны в сторону. Я был будто бы в ловушке. Сначала я тихонько всхлипывал, а потом заревел навзрыд. Меня охватило отчаяние. Впервые, во время мощной панической атаки мой терапевт находился рядом со мной. Она пыталась успокоить меня:

- "Всё в порядке. Давай, продолжим наш разговор".

Я сделал глубокий вдох и внезапно ощутил облегчение. Постепенно я пришел в себя и вновь сконцентрировался на разговоре.

Во время следующего приёма Ульман-Любич честно рассказала мне, что всему виной я сам. Я признался ей, что всё это время был разочарован своей жизнью.

- "Мамы вечно не было рядом. Я всего лишь бесполезный кусок дерьма. Меня никто и никогда не хвалил. Никто и никогда не гордился мной", - признался я ей. Я рассказал о том, что иногда ощущал, как сам разрушаю отношения с моей матерью, своим неконтролируемым и дерзким поведением. Я рассказал, как был расстроен потерей отца и тем поступком, что он совершил по отношению к нам. Всё это выжирало меня изнутри. У меня никогда не было настоящей семьи. Я ощущал себя маленьким мальчиком, одиночкой в этом дерьмовом мире. Нелюбимым, одиноким и брошенным. Я никогда до этого момента не говорил об этом настолько открыто. Это было сродни исповеди, причем перед самим собой. Она длилась недолго, ровно до начала следующей панической атаки, которая снова вынудила меня заплакать. Мне было больно. Все как всегда.

- "Что со мной не так? Когда я, наконец, научусь контролировать эти приступы?" – спросил я терапевта. Но даже Ульман-Любич, которая знала меня всю мою жизнь, не смогла ответить на этот вопрос. Однако она сказала мне то, что зацепило меня:

- "Найди своего биологического отца. Возможно, так ты сумеешь разобраться со своим внутренним конфликтом".

Но как, чёрт возьми, мне его отыскать? Мы виделись с отцом в последний раз, когда мне было 4 года. Перед глазами все плыло. Из последних сил, схватив свою крутку, я выбежал на улицу. Ульман-Любич ещё что-то кричала мне вслед, но я уже не слышал её.

Я стоял на дороге, под дождем и ощущал себя брошенным.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.004 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал