Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Кем были мы, что с нами дальше будет,




 

Кем были мы, что с нами дальше будет,

Что потеряем мы, а что найдем, -

Не говори, молчи! Мы – только люди,

Мы люди – врозь, Вселенная – вдвоем.

 

Четыре человека в огромном мире сейчас были несчастнее всех. Кто-то держался дольше, кто-то сильнее, а кто-то больше не смог. Андрей Жданов сорвался первым. Накинул летний пиджак, сел в машину и помчался в ночь - туда, где жила теперь она. Та, которую он уже не раз терял, но навсегда потерять не мог.

А вот и знакомый подъезд, и машина её отца - интересно, он сейчас дома? Конечно, глупый вопрос, на часах - мужчина поднёс руку к лицу - два часа ночи. Поздновато для визита, но не поздно для раскаяния.

Звонок. Андрей сам содрогнулся от громкой трели, звонко разлившейся по ночному подъезду.

Тишина.

Он ещё раз с силой надавил на кнопку.

Открой же, Катя!

Через секунду на пороге появилась она. За несколько дней будто прожившая всю жизнь - с огромными кругами под глазами и впалыми щеками на заплаканном лице. Она ничуть не удивилась, увидев его, только в глазах мелькнула....ему не показалось??? Она его ждала.

- Привет. - как-то неуклюже, совсем по-детски прошептала она.

- Привет.

Ещё несколько секунд они стояли друг перед другом, а потом Андрей вдруг рванул к ней и с силой прижал к себе.

- Отпусти! - она застучала маленькими кулачками по мужской спине, но он лишь крепче сжал объятия. И она вдруг затихла, полностью растворяясь в том, кто причинил ей столько боли, но кого она любила больше жизни. Больше обиды. Больше гордости.

- Мы должны вернуть их любовь. - прошептал он, зарываясь в тепло её волос. - И нашу.

....

Кира легла в огромную гостиничную кровать, которая обожгла ледяным холодом все конечности и заставила содрогнуться. Удар, снова, и снова...часы на стене монотонно отбивали время - казалось, так сильно стучит сердце самой Снежной Королевы. Ей вдруг стало безумно страшно, как в далёком детстве, когда она так же лежала одна в своей огромной комнате и дрожала от страха при каждом движении размывчатых теней на стенах.

Как в далёком детстве. Тогда она была совсем маленькой, и рядом было много родных людей. Была мама, которая каждый вечер подолгу сидела с ней на кровати и рассказывала много разных историй. Грустных и не очень, но всегда непременно интересных. Был папа, который каждый вечер приходил домой - уставший, но всегда весёлый и с кучей подарков. Была Кристина, которая вечно где-то гуляла, но всегда возвращалась домой - к ним домой. И, наконец, был Саша - такой строгий, такой консервативный, но бесконечно любящий брат. Он всегда спасал её от этих кошмаров - когда она, проснувшись ночью, громко вопила на весь дом - он врывался, брал её на колени и подолгу сидел с ней, пока она не успокаивалась и мирно не засыпала у него на руках.



А потом у неё был Рома. Нежный, сильный, заботливый. Который всегда был рядом, и с которым никакие сны были не страшны.

Сейчас рядом не было никого.

Она боялась закрыть глаза, боялась уснуть, потому что знала непременно, что сегодня ей снова будут сниться кошмары. И никто не разбудит её, не прижмёт к груди, не поправит разметавшиеся волосы и не поцелует так крепко, так нежно, что все страхи моментом рассеются. Его нет рядом.

Нет и... не будет?!

Он этой мысли стало очень страшно и даже похолодело где-то в груди. Кира почувствовала поступающий ком в горле и до боли в пальцах сжала руки в кулаки. Отчего-то ей показалось, что это непременно поможет, но стало ещё страшнее.

Он использовал её. Поставил на спор - как монету, как безделушку. Цена игры была так легка и проста для него - всего-то лишь завоевать её сердце. И у него получилось. У Романа Малиновского всегда получалось завоёвывать сердца женщин. Она стала не просто очередным триумфом, она стала ещё и ценой победы в этом дурацком споре.

Кира закрыла глаза, и по щеке быстро скатилась горячая слеза.

Она вдруг ясно вспомнила его глаза в тот момент. Глаза, полные отчаяния и невыносимой боли. У неё были такие же. Что же это было - очередное перевоплощение знаменитого бабника? Или всё же...

А вдруг это было правдой???

Кира вскочила и села в кровати.

Вдруг он и вправду любит её? Вдруг после этого спора он и впрямь полюбил? Полюбил по-настоящему?... Перед глазами чередой прошли все те моменты, когда им было так хорошо вдвоём... Неужели, неужели он мог так притворяться???



...Он всегда просыпался первым и будил её горячими поцелуями, при этом зарываясь в её волосы.

...Он любил делать ей крепкий кофе и смотреть, как она смешно пыталась дуть на горячий напиток.

...Он любовался ею, пока она отчаянно перебирала гардероб в поисках подходящего наряда и всегда мешал ей одеваться, поминутно обнимая и целуя.

...Он всегда водил машину сам, хотя не был заядлым автолюбителем. Просто боялся, когда она была за рулём.

...Он всегда находил её мобильный, который она по причине хронической невнимательности постоянно забывала в самых невероятных местах.

Никто и никогда не знал её так хорошо, как он. Никто и никогда не пытался узнать её так хорошо, как он. Никто и никогда не любил её так, как он.

И тут, в тишине этого ужасающего одиночества и холода она ясно поняла.

Она без него не сможет.

Не выживет.

Просто умрёт.

Прямо здесь - в этой огромной постели этого шикарного номера.

Пусть он поспорил на неё. Пусть. Всё это было до. До того, как поняла она. До того, как понял он. До того, как ОНИ полюбили.

А всё остальное неважно.

Она ещё раз зажмурилась и вспомнила его глаза.

Рома, я тебе верю!

Рома, я тебя люблю!

Кира вскочила и дрожащими руками схватила со стола мобильный.

...

Рома больше не мог сидеть перед телевизором и смотреть на спиртное, которое ровно выстроенной колонкой бутылок стояло перед ним.

Алкоголь не снимает боль, зато немного притупляет чувства. Сейчас ему было нужно именно это - притупить все свои чувства, и желательно надолго. Навсегда. Всё равно они ему больше не понадобятся.

Он не сможет без неё. Просто не сможет.

Не выживет.

Умрёт.

Прямо здесь - в собственной квартире, и с целым набором пустых бутылок на полу.

Совсем рядом послышалась резкая трель мобильного.

"Интересно, кому ещё, кроме него, не спится в 3 часа ночи?"

Он, почти не поворачиваясь, протянул руку и нащупал аппарат.

- Да!

- Рома?!

Бутылка выпала из рук и покатилась по тёмному ковру, заливая своим содержимым ворсистую ткань.

- Кира?!

- Рома... - голос задрожал, и он услышал, как она закрывает пальцами трубку.

- Кира, что с тобой??? Ты плачешь?

- Рома... я...

- Говори!

- Я не могу...

- Что?!

Он вскочил на ноги.

- Тебе плохо? Что-нибудь случилось?

- Нет...

- Да говори же!

- Я не могу без тебя.

Выдох. И он почувствовал, как по её щеке скатилась слеза. Или это была его щека?

- Я не могу больше жить в этом большом городе. Ходить по этим большим улицам. Спать в этой большой постели. Без тебя. Я не могу жить без тебя, Рома.

У него предательски задрожали руки, и он мысленно проклял себя за спиртное.

- Ром, ты меня слышишь?!

Конечно он слышал. А ещё чувствовал. А ещё у него больно сжалось сердце.

- Я тебя люблю.

На другом конце провода послышались приглушённые рыдания.

- Где ты сейчас?! Париж, а дальше?! Говори!!!

Она медленно, смотря прямо перед собой, продиктовала адрес.

- Я тебя тоже люблю, Кира! Жди меня!

Он спешно накинул куртку и, уже выбегая на лестничную площадку, набрал номер и закричал:

- Девушка, мне, пожалуйста, один билет в Париж. Срочно. Ближайший рейс. За любые деньги.

...

Кира положила трубку и включила свет. Она не сможет уснуть. Она будет ждать его. Ждать самого любимого человека на свете. Внезапно мобильный, который она ещё крепко сжимала в руке, завибрировал. Она, не глядя на экран, нажала на кнопку:

- Рома?!

Молчание.

- Алло?!

- Алло, Кира... Юрьевна..это вы?

Кира нахмурила лоб.

- Да. Кто это?

- Это Катя. Катя Пушкарёва.

Кира перевела взгляд на часы. Интересно - Катя Пушкарёва в 3 часа ночи.

- Что вы хотите?

- Кира Юрьевна, я должна вам кое-что сказать.

- Всё, что надо было, вы мне уже сказали, Кать. Вы и Андрей.

- Нет, это другое. Кира Юрьевна, вы должны поверить.

Поверить? Ей с трудом удалось только что поверить одному человеку. И вряд ли Катя Пушкарёва сможет стать вторым.

- Кать, мне не нужны...

- Кира Юрьевна, вы должны поверить. Поверить не мне. Поверить Роме.

Кира улыбнулась. Она уже сделала это. Если быть точной - всего пару минут назад.

- Кира Юрьевна, мы Вас обманули. Андрей мне всё рассказал. Они поспорили давно. Ещё тогда, когда Роман... когда у вас ещё ничего не было. А потом он сказал Андрею, что он вне игры, потому что он любит. Любит вас.

Кира слушала, затаив дыхание. Говорите же!

- И тогда Андрей разозлился. Он просто... просто не мог отпустить вас и признать то, что Роман не хочет играть на любимую женщину. И тогда он попросил... меня и мы решили...

- Решили рассказать мне про спор, надеясь тем самым поссорить нас. - с улыбкой докончила Кира.

- Да. Мы ещё много всего сделали. Простите нас, Кира Юрьевна... Если сможете, простите.

Кира глубоко вдохнула и перевела взгляд на окно, где уже начинал брезжить рассвет.

- Спасибо вам, Катя. Только я это уже поняла. Совсем недавно, но поняла.

- Будьте счастливы. Он вас любит.

В трубке послышались короткие гудки.

А по щекам Киры Воропаевой потекли горячие слезы.

...

Катя давно уже положила трубку, но никак не могла заставить себя повернуться. Страшно - боже, сейчас опять стало страшно! После этих двух минут разговора с бывшей соперницей она как будто прошла через всю жизнь, вернее, только по той дороге, которая была отмечена тёмными следами в её судьбе и каждый раз сковывала неосязаемые конечности.

Боже, как она боялась, что позвонит раньше, чем он! Чем Роман Малиновский. Тогда, возможно, ничего бы и не получилось - ни у кого из этих четверых людей, но выхода просто не было. Ждать больше не было сил.

Кира - какая же она всё-таки сильная! Она пережила безумно много, намного больше, чем сама Катя - и измены Андрея, и его потерю, и то, что он на её глазах стал строить любовь с другой...Как же она смогла???

А ведь смогла же. Смогла полюбить заново, смогла пережить заново, смогла простить заново! Вот что значит жить любя - в омут с головой и по тому же кругу.

Она будет счастлива, непременно будет. Такие женщины, как Кира Воропаева, просто обязаны быть счастливыми.

А она?...

Катя зажмурилась. Она всё время жила по каким-то правилам, приличиям, предрассудкам. Однажды ей, правда, удалось закрыть на них глаза, но только однажды. Тогда страхи и боль сразу отступили очень далеко, а в сердце надолго поселилось ощущение такого счастья, от которого хотелось и плакать, и кричать, и смеяться одновременно.

А теперь на смену опять пришла пустота - холодная, коварная....и такая жестокая!

Ей вдруг снова вспомнилась Кира. Красивая, нежная, с огромными зелёными глазами. И её голос в телефонной трубке, который сейчас уже точно говорил о том, что она любима. И любит. И знает это. Она сама построила это - своё счастье.

Так почему же Катя так не сможет?...

Не сможет???

А если ещё раз - уже глазами любящей женщины???

........?

Глупости - всё в пропасть! Туда, где теснятся гордые страхи и несчастные судьбы!

Она резко повернулась и шагнула навстречу мужчине, который сидел на полу коридора, уронив голову на руки и ждал. Ждал приговора - в жизнь или на смерть.

- Я люблю тебя. - прошептала она в темноту решившей всё ночи.

Андрей встрепенулся и мгновенно поднял на неё глаза - пока ещё не понимающие, покрасневшие даже от невыступивших слёз.

- Люблю! - почти прокричала она.

Мужчина вскочил с пола и последнее, что она увидела в этой ночи - был проблеск луны на паркете коридора. А потом её закружило в вихре долгожданного счастья.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал