Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 18 - Ещё одна импровизация




Дэн во все глаза уставился на Тома, который, не особо смущаясь и даже и не думая краснеть, читал вслух постельную сцену, написанную про них самих. Не смотря на то, что Редклиффа сковывало смущение, его воображение решило сыграть с ним очень злую шутку и безжалостно подсовывало ему красочные картинки тех сцен, которые были описаны в фанфике.

- Дэнни, - выдохнул Том, выгибаясь под его руками. Каждое прикосновение Дэна дарило ему наслаждение, было ли это грубое объятие или лёгкий поцелуй.
Блондин оторвался от губ Дэниэла и начал покрывать дразнящими поцелуями его шею, покусывать зубами нежную кожу, клеймя Дэна, как свою собственность, своё самое безумное желание, своё сумасшествие вот уже на протяжении целого месяца.
В ответ на его ласки Дэн сладко постанывал, закусывая губу, чтобы не сорваться и не закричать то, что уже давно осознал и понял.
«Люблю, Люблю…», - эхом проносилось у него в голове каждый раз, когда мягкие губы Фелтона прикасались к его коже.
Том отстранился от него и заглянул в затуманенные возбуждением глаза Редклиффа. С ярким румянцем на губах, страстью во взгляде и растрёпанными волосами брюнет выглядел восхитительно. Если бы в одном из интервью у Тома догадались спросить: «Как, на ваш взгляд, должен выглядеть Бог?», он бы, не задумываясь, ответил: «Как Дэниэл Редклифф - самый прекрасный парень во Вселенной». Для Фелтона он и был Богом, единственным человеком, к ногам которого он был готов бросить всё, что у него было, если бы Дэн захотел…
- Я хочу тебя, - хрипло сказал Дэниэл, проводя руками по его волосам, перебирая пальцами всё ещё мокрые светлые пряди, почти массируя кожу на голове и неслышно шепча одними губами. - Ты великолепен…
Томас снова принялся ласкать его тело, медленно, заводящее, заставляя его вздрагивать, когда мокрый язычок касался сосков или шаловливо вылизывал впадинку на шее.
- Том… - Дэн извивался от его ласк, тая от поцелуев и буквально умоляя о большем. - Возьми меня… пожалуйста.
Фелтон, казалось, не слышал просьб Редклиффа, произносимых глухим шепотом, и продолжал пытать его движениями своего языка. Губы Тома скользнули по прессу Дэна, оставили свой поцелуй на каждом накаченном квадратике мышц и начали спускаться к паху. Рука Томаса накрыла собой плоть Дэниэла и умелые пальцы ловко пробежались по всей длине члена.
- Да! Ещё! - Дэниэл продолжал выгибать спину и уже почти кричал от удовольствия.
Томас улыбнулся своему любимому и, смотря ему в глаза, очень медленно вобрал в рот его член. Дэн судорожно вздохнул и затаил дыхание, содрогаясь всем телом и подаваясь бёдрами навстречу рту Тома. Язык Фелтона сводил его с ума, руки, жадно гладящие его кожу, заставляли забыть обо всём, а глаза цвета пасмурного утра притягивали и не позволяли разорвать зрительный контакт. От ни с чем не сравнимого наслаждения у Дэна закружилась голова, вся реальность как будто перевернулась с ног на голову. И когда рука Тома почти неощутимо сжала его яички, а рот вобрал его член почти до основания, Редклифф с протяжным стоном кончил, выплёскивая своё семя в горло Фелтону.
Проглотив всю сперму до последней капельки и напоследок поцеловав головку члена Дэна, Том лёг рядом с парнем и с улыбкой спросил:
- Доволен?
- Ещё нет, - хмыкнул Редклифф через некоторое время, отдышавшись. - Я ведь просил тебя… к тому же кое-кто остался неудовлетворённым…
Дэниэл провёл рукой по бедру Тома и скользнул пальцами по гордо стоящему члену блондина.
- И что же нам с этим делать? - он задорно улыбнулся и чмокнул Фелтона в губы. - Может, ты хочешь продолжить?
- Ещё как хочу, - отозвался Том. - Ты же сам видишь…
- Тогда… - Дэн облизал язычком свои губы и перевернулся на живот, приподнимая нижнюю часть туловища, при этом очень похотливо поглядывая на тяжело дышащего Фелтона. - Не хочешь вот так?
Том кивнул и достал из тумбочки какой-то крем. Выдавив его себе на пальцы, он, приблизившись к Дэну со стороны спины, осторожно ввёл один палец внутрь парня.
- О… - Дэн инстинктивно подался назад, навстречу пальцу и громко застонал. Фелтон, немного помедлив, добавил к первому пальцу второй, растягивая узкую дырочку, одновременно задевая простату.
- Томми… - мир в глазах Редклиффа взрывался яркими фейерверками, когда пальцы Томаса задевали нужную точку.
Слушая стоны Дэна, Томас думал о том, что можно кончить только от одного вида распростёртого на кровати Дэниэла, сладостно выдыхающего твоё имя, просящего взять его скорее и заполнить до конца.
Не в силах больше сдерживаться, Том быстро нанёс часть крема на сочащийся смазкой член и, вынув пальцы из парня, заменил их своей плотью.
- Ах… - Дэниэл расслабился и почти не почувствовал боли, сразу начав получать наслаждение от заполненности любимым человеком.
Когда Фелтон начал неторопливо двигаться в нём, обхватив руками его талию, Дэн уткнулся лицом в подушку и беспомощно выдыхал в неё всего одно слово:
- Люблю… - надеясь на то, что Том его не услышит и не поймёт неправильно.
Почувствовав приближение оргазма, Том нашёл рукой возбуждённый член Дэна и нажал пальцем на головку.
- Том! - громко выкрикнул Редклифф, кончая уже во второй раз за вечер и бессильно падая на постель, крепко сжимая мышцы внутри себя и вызывая у Фелтона тихий рык.
Через несколько секунд Том, в последний раз войдя в Дэна, испытал сокрушительный оргазм, изливаясь горячей спермой в Редклиффа.
- Ты чудо… - с тихим стоном Фелтон упал на Дэна и, благодарно поцеловав его в шею, зарылся носом в его отросшие за время съёмок волосы.





Он медленно вышел из Дэна и лёг рядом с ним, развернув парня к себе и положив руку ему на талию.
- Я так сильно тебя люблю… я всё сделаю для тебя, только не уходи больше, - зашептал он Дэниэлу, обнимая его и ласково поглаживая руками.
- Давай спать, - улыбнулся ему Дэниэл, наградил мимолётным, но до боли нежным поцелуем и закрыл глаза. - Спокойной ночи…
«Последний раз», - горько вспомнил Фелтон, следуя примеру Редклиффа и погружаясь в дремоту. - «Ещё один последний раз».

На этом месте Фелтон прервал чтение, чтобы сделать пару глотков из бутылки с алкоголем и скользнуть по Дэну красноречивым взглядом. Со стороны могло показаться, что он готов вот-вот ? сорваться места и воплотить в жизнь всё, что написал этот, несомненно, не обделённый фантазией автор. Только присутствие лишних людей останавливало Тома от импульсивного и опрометчивого поступка. Он искренне жалел о том, что сейчас не в состоянии послать всех к чёрту, схватить Дэна за руку и утащить куда-нибудь в тёмную комнату, где он сможет сделать всё, что только что прочитал. Впрочем, по лицам всех слушателей можно было совершенно точно определить, что каждый из них был готов на сексуальные подвиги, причём немедленно и прямо сейчас.
- Это всё? - тихо спросил Дэн, больше всего на свете желая сейчас провалиться сквозь землю от стыда. И желательно вместе с Фелтоном, который читал всё это безобразие с выражением, выкладываясь на полную катушку и применяя при этом весь свой актёрский талант, чтобы правильно озвучить стоны и страстным, чувственным голосом прочитать описание самых откровенных деталей.
- Ещё нет, - улыбнулся Фелтон несколько безумной улыбкой, мечтательно посмотрев на ярко-красного Дэна и отпив из бутылки ещё немного.

Проснулся Том от шороха ткани, как будто кто-то торопливо одевался, стараясь быть тихим, но при этом производя достаточно много шума. Фелтон не стал открывать глаза, он прекрасно знал, что именно увидит.
Это повторялось уже в который раз… после сумасшедшего занятия сексом Дэн засыпал, а через несколько часов, отойдя от эйфории после оргазма, пугался серьёзности их отношений и убегал, не осмеливаясь разбудить своего любовника и посмотреть ему в глаза.
Услышав приглушённый стук двери, Том громко выругался и поднялся с кровати. Не тратя времени на одевание, он подошёл к бару и достал оттуда небольшую бутылку довольно хорошего виски. Налив в стакан напитка, он сделал несколько больших глотков и нахмурился.
- Это глупо, - лаконично выразил он всё, что наболело у него на сердце.
«Он приходит ко мне почти каждый день, мы занимаемся любовью, но каждый раз после секса он убегает и заявляет, что это был последний раз… Сколько таких последних вечеров у нас было? Десять, двадцать? И завтра будет то же самое… просто замкнутый круг, из которого почти нереально вырваться, если он сам не сделает первый шаг. Его изумительное тело, бьющееся в экстазе, его глаза, затуманенные желанием, слова, которые он никогда не сказал бы мне в трезвом уме, не опьянённым страстью… и что мне теперь делать? Как прекратить эту безжалостную игру, которая разбивает моё сердце на миллиарды осколков, когда за ним закрывается дверь? Терпеть? Ждать? Да, пожалуй, это всё, что мне остаётся… и я буду ждать…».
- Буду ждать следующего последнего раза…
Конец.

- Конец… - повторил за ним Дэн, но тут же спохватился и попытался придать лицу безразличие. Всё же он был очень хорошим актёром, умеющим в нужный момент внушить себе практически что угодно.
«Мне всё равно… мне всё равно… я совершенно равнодушен к Тому и не хочу его так сильно, что кажется, брюки с минуты на минуту разорвутся из-за невыносимого возбуждения… мне всё равно».
Почти наклеив на лицо нужную маску, он всё же потерпел поражение. Его план полетел прямиком к чёрту, когда Том, приподнявшись на коленях, обхватил его лицо руками и яростно впился губами в его рот, тут же проникая внутрь языком и без всякого стеснения целуя его французским поцелуем перед всеми присутствующими.
Первым порывом Дэна было умереть… просто перестать дышать и всё, чтобы не пришлось делать сложный выбор: со всей силой своего вожделения ответить на поцелуй или оттолкнуть Тома и не дать своей порядком пошатнувшейся гордости упасть в пропасть.
В дыхании Тома был изрядный процент алкоголя, но это не доставляло неудовольствия, наоборот, заводило Дэна ещё больше… он ненавидел себя за то, что собирался сделать, но ничего не мог изменить. Принять вызов Фелтона означало бы не только признать свой проигрыш, но и выставить себя слабаком, который цепляется за любой шанс быть желанным и любимым… Чувствуя себя последней сволочью, Дэн в последний раз вдохнул аромат Тома и оттолкнул его от себя.
Дезориентированный из-за выпивки, Том не устоял на коленях и упал на ковёр, не отрывая пронзительного взгляда от глаз Редклиффа. Уже жалея о своём поступке, Дэн схватил первую попавшуюся подушку и судорожно сжал её в своих руках, желая зарыться в неё лицом и совсем по-детски расплакаться.

Тишина в комнате стала настолько материальной, что казалось, вполне реально дотронуться рукой до её шероховатой поверхности и увидеть её чёрное и хмурое лицо. Никто не осмелился нарушить её, внимательно наблюдая за дуэлью взглядов блондина и брюнета. Все, не смотря на ориентацию и личные симпатии, осуждали Дэна. Даже Роберт, ещё час назад желавший размазать Фелтона по асфальту, смотрел на Дэниэла с неодобрением. Паттисон не понимал, как можно быть таким слепым, глухим и бесчувственным одновременно. Как можно было не видеть ту любовь и нежность, которая была заметна в каждом взгляде, жесте и слове Тома? Как можно было втоптать его в грязь после такого смелого и искреннего поступка? Это было равносильно предательству… только больнее, в тысячу раз больнее и безжалостнее.
Руперт не совсем понимал, в чём дело, но ясно увидел сквозь призму шуток и развлечений что-то настолько глубокое и настоящее, что лезть сейчас к парням с вопросами было бы просто глупостью. Он тихо помалкивал, пытаясь принять тот факт, что его лучший друг только что поцеловался с парнем.

Как всегда, положение попыталась спасти Эмма.
- Великолепная импровизация, Том, ты молодец, - она слабо улыбнулась и зачем-то помахала ему рукой из другого конца комнаты.
Он не обратил на неё никакого внимания, продолжая буравить взглядом Дэна и надеясь найти в его глазах что-то такое, что оправдает его поступок и не даст самому Тому отчаяться. Однако в глазах Дэниэла была видна только жалость…

«Я жалок… я, на самом деле, жалок…», - Дэн не мог оторвать глаз от Тома. - «Что я сделал? Как я вообще мог так поступить? Зачем я унизил его? Чем он заслужил это? Что я вообще за человек, раз способен оттолкнуть любимого... Любимого?»
Осознание простой и ясной, как день, истины, встряхнуло Дэна, и он уже открыл рот, чтобы сказать единственное в его жизни настоящее «Прости», но не успел. Неправильно истолковавший его взгляд Том опередил его.
- Да, импровизация была великолепной, - усмехнулся Фелтон и отвернулся от Редклиффа. - Вызовы готовы?
- Да, - рассеянно ответила Эмма, показывая рукой на гору бумажек.

Глава 19 - Ох уж эта игра…

Для того чтобы определить, кто же будет отвечать на вопрос или вызов первым, использовали уже пустую бутылку “Smirnoff”. Рассевшись в центре гостиной по кругу, восемь актёров следили за тем, как вращается прозрачная бутылка с красной этикеткой, и мысленно держали кулаки за то, чтобы она указала на кого-нибудь другого.
Горлышко бутылки медленно проехало мимо Дэна и остановилось напротив Эммы. Несколько человек облегчённо вздохнули.
- Правда или Вызов? - задали девушке вопрос.
- Вызов, - улыбнулась Эмма и вытащила из небольшой коробочки сложенную в несколько раз бумажку.
- Ну? - спросила у неё Клеменс, заглядывая ей через плечо и пытаясь прочитать, в чём же состоит задание.
- Поцелуйте соседа слева, - объявила Эмма и продемонстрировала бумажку всем желающим. - Дэнни, котик, дай я тебя чмокну.
Засмеявшись, она притянула Редклиффа к себе за уши и наградила его лёгким, почти невесомым поцелуем в губы. Реакция зрителей была одинакова: никто не придал такому поцелую значения, ведь все прекрасно понимали, что Дэн с Эммой, как брат и сестра друг для друга, и их «страстный» поцелуй вызвал лишь лёгкие улыбки. Улыбались все, кроме Клеменс и Фелтона.

Второй жертвой бутылки стал Руперт. Получив в ответ не Вызов, а Правду, его поставили перед вопросом: с кем ты сейчас встречаешься?
Обычно скрытный Гринт признался в том, что крутит роман с Бонни Райт, своей киношной сестрёнкой. Крики «она же ещё маленькая!» его не смутили, и он лишь проигнорировал реплику Эммы о том, что за совращение детей полагается срок тюремного заключения.

Последующие полчаса ощутимо приподняли настроение компании. Яневский был вынужден сказать пять комплиментов Роберту, Клеменс станцевать сексуальный танец, а сам Паттисон признаться в том, что он уже не помнит количество своих партнёров по сексу. Вскоре остроумные шутки окончательно разрядили обстановку и когда бутылка указала на Шона, почти никто не ожидал, что его вызов окажется несколько отличным от других.
- Возбуди соседа справа? - прочитал Шон и удивлённо посмотрел на Эмму. - Это как понимать? Да и что потом с возбуждённым Фелтоном делать?
- Хмм… - усмехнулся Том и мысленно чертыхнулся.
- Да вы посмотрите на него, - Шон несколько смущённым взглядом окинул Тома. - Он же еле с нами держится, ещё чуть-чуть и уйдёт в астрал, целую бутылку выдул…
- Делай, что говорят, - приказала ему Эмма, неожиданно подмигивая. Переведя взгляд на покрасневшего от злости Дэна, Биггерстаф понимающе хмыкнул и подвинулся к блондину.
- Как насчёт небольшого эротического массажа, Том?
- Как хочешь, - пожал плечами Фелтон, откидываясь спиной на ковёр под напористыми, но ласковыми руками Шона. - Это ведь всего лишь задание…
- Глупое задание, - высказался Роберт, нехотя наблюдая за тем, как его потенциальный парень начинает что-то шептать на ухо Тому, при этом неторопливо поглаживая его руками по телу, задевая пальцами самые чувствительные точки на груди и шее. Всё выглядело на редкость целомудренно, если не считать того, как близко были губы Шона от кожи Фелтона, как ловко и чувственно бродили руки по торсу, специально не опускаясь вниз, и как медленно, но упорно начал вставать член Тома.
Дэниэл отвёл глаза от парочки на ковре и упёрся взглядом в противоположную стену. Ревность, ярость и смущение смешались в один коктейль, но когда он уже был готов оттащить Шона от Фелтона и набить морду обоим, Эмма натянуто улыбнулась и сказала:
- Думаю, ты успешно справился с заданием, Шон…
- Вот и отлично, - парень мгновенно отстранился от лежащего с закрытыми глазами Тома и сел на своё прежнее место. - Надеюсь, там не много такого рода заданий?

Как будто по закону подлости следующий раз бутылка указала на Редклиффа. А ведь парень всё ещё не успел успокоиться после показательного выступления Тома и Шона, которое завело не только Фелтона, но и всех остальных.
- Правда или Вызов? - спросила Эмма у Дэна и сразу же протянула ему коробочку с заданиями, уже догадываясь, что же выберет её друг.
- Вызов, - кивнул головой Дэниэл и потянулся за бумажкой. Зная каверзные задания Эммы, это было рискованно, но Редклифф не привык изливать свою душу такому большому количеству народа. - Сыграйте с соседом слева в «Семь минут на небесах»… Что это за игра?
Он обречённо посмотрел на Уотсон, не горя желанием устраивать такое же шоу, свидетелем которого он стал всего несколько минут назад. Задание, связанное с Томом его пугало… Он не боялся не сдержать своих чувств, ведь в любой момент можно было призвать на помощь свои актёрские способности, но осложнять и без того сложную и запутанную ситуацию было боязно.
- О, это очень занятная игра, - Эмма начала объяснять, активно жестикулируя. - Сама игра длится всего семь минут, но за это время тот, кто назначается лидером, волен делать со своей жертвой всё, что угодно. Игроки закрываются в отдельном помещении, так что цель капитана вознести второго человека на небеса… не буквально, конечно. Подразумевается, что ты каким-то образом должен сделать Тому приятно…
- Почему именно я? Ты же сказала, что лидер назначается… - Дэн мысленно проклял энтузиазм Эммы и окинул Фелтона быстрым и, как ему казалось, незаметным взглядом. Том выглядел несколько абстрагированным от окружающего его мира и с лёгкой улыбкой на устах лежал на ковре. Со стороны это выглядело немного странно и жутко. Фокусируя свой взгляд на потолке, он внимательно изучал белое покрытие и почти не моргал. Если бы не его глубокое и ровное дыхание, можно было бы усомниться в том, что он живой… слишком недвижимы были черты его лица и слишком бела матовая кожа.
- Ты же получил задание, вот и выполняй. В таких случаях и так понятно, кому досталась ведущая роль. Так что подхватывай нашего начинающего алкоголика и волоки его в какой-нибудь тёмный уголок, а я пока время засеку.
- Эмма! - сразу несколько возмущённых голосов прогремели над гостиной. Смущённый и застенчивый голос Дэна, удивлённый голос Фелтона (его впервые обозвали алкоголиком, это требовало разборок), укоризненный голос Клеменс и звонкий смех Шона обрушились на девушку, но она лишь скромно потупила глаза и с любопытством уставилась на свои руки, оглядывая безупречный маникюр.
- Моя спальня к вашим услугам, - пролепетала Эмма, строя из себя невинного ангела милосердия. Впрочем, отдать свою спальную комнату на поругание двум юношам, один из которых был очень сильно проспиртован, а другой периодически шумно сглатывал, скользя жадным взглядом по груди Тома в распахнутой рубашке, было огромной щедростью. Если бы ситуация была немного другая и эти двое не забывали бросать друг на друга обиженные взгляды, то она бы никогда не пустила их в свою святая святых, но… более подходящего места не нашлось. В комнату родителей она бы их никогда не отправила, да и кухня и спортзал не самые лучшие места.
«Не в туалет же их загонять, ей Богу», - мелькнула у неё в голове мысль, когда она с явным удовольствием наблюдала за тем, как Дэн нерешительно подходит к лежащему Тому и протягивает ему руку.
«Deja vu», - подумал Фелтон, смотря на руку Дэниэла и на какое мгновение, задумавшись о том, что было бы неплохой местью не принять ее, но… когда предметы в комнате уже начали двоиться, а то и троиться, изящно подняться, не потеряв своего достоинства, было затруднительно. Не самый лучший способ показывать свою гордость, когда расслабленно лежишь на ковре и мечтаешь только об одном: добраться до мягкой и уютной постели, устроить голову на пуховую, а не диванную подушку, накрыться мягким пушистым пледом и утонуть в чьих то любящих и надёжных объятиях. И если три первых пункта были ещё более-менее реальны, то на счёт последнего Фелтон очень сильно сомневался. Многие парни вызывали в нём желание с тех пор, как он первый раз провёл ночь в мужском обществе, но доверить свои сны и ночные кошмары он, пожалуй, смог бы только Дэну.
«Дэну, которому плевать и на мои сны, и на мои ночные страхи, да и вообще на меня в целом… Что же, надо уметь проигрывать с достоинством. Я не буду унижаться, не буду просить у него снисхождения, не буду вообще ничего делать, он и так уже всё сказал и наглядно показал… причём не один раз» - Том, слегка пошатываясь и время от времени опираясь на перила, поднимался на второй этаж, изредка подталкиваемый в спину рукой Дэна. Если бы Фелтон догадался обернуться и посмотреть в лицо Редклиффу, то увидел бы мёртвенно бледные щёки, закусанную почти до крови губу и напряжённый взгляд.
«Ну и зачем, спрашивается, я на это согласился? ЧТО мне с ним делать 7 минут, да ещё и в спальне? Доставлять удовольствие? Не смешите меня… » - Дэн в очередной раз удержал Тома от падения назад и вовремя подставил свою ладонь меж лопаток опасно покачнувшемуся блондину.
- Перестань меня трогать! - громко, но без нужной ярости или злобы проворчал Фелтон, всякий раз вздрагивая от прикосновений Дэниэла. Уже почти спавшее возбуждение после действий Шона, который нашёптывал ему на ухо подробности вместе проведённого дня и ночи, снова начало возвращаться. Каждая попытка Дэна восстановить его равновесие отдавала электрическим током по всему телу и посылала волны тепла в область паха.
- Извини, но если ты навернёшься с лестницы и упадёшь прямо на меня, то пострадаем мы оба, - Дэн в последний раз предотвратил падение и почти втолкнул Тома в открытую дверь спальни, стремясь обезопасить его от извилистой и довольно высокой лестницы.

Не удержавшись, Том запутался в собственных ногах и с громким стуком приземлился на пол с высоты своего немалого роста.
- Ну, да, - хмыкнул он, перекатываясь на спину и с лёгким шипением сквозь зубы, потирая ушибленные руки. - ТАК намного лучше, пострадал только я…
- Извини, - Дэн поспешно подошёл к нему и присел рядом с парнем на корточки. - Я не хотел.
- Знаю, - Том немного глупо хихикнул и попытался встать. Его, накачанный алкоголем организм начал упорно сопротивляться, и в результате Фелтон, отчаявшись подняться самостоятельно, попросил о помощи Дэна.
- Не поможешь? - он неловко улыбнулся, чувствуя себя полным идиотом, и ещё раз выдавил из себя пьяный смешок.
- Конечно, - Дэн, немного помедлив, взял Фелтона за руки и потянул на себя. Слегка покачнувшись, Том поднялся на неустойчивых ногах и оказался прямо напротив Дэниэла, отделяемый от него всего десятком другим сантиметров. Неуверенно переступив с ноги на ногу, Том сверху вниз посмотрел на Редклиффа и неожиданно зарылся лицом в его волосы. Дэн вздрогнул, но не отстранился, списывая поведение Фелтона на его невменяемое состояние. Горячее дыхание Тома приятно согревало кожу головы, а руки блондина, все еще находившиеся в его руках, странно вздрагивали, как будто от холода.
- Ты замёрз? - тихо спросил Дэниэл и легонько шевельнул рукой, выводя парня из ступора.
- Нет, - Том продолжал упираться лбом в его затылок. - Я просто слегка… как же это… деза… дезо… дезориентировался, вот.
- Понимаю…
Повисла неловкая тишина, изредка нарушаемая тихими вздохами парней. Они так и стояли, почти прижавшись друг к другу, крепко взявшись за руки. Каждый думал о своём, но в обеих головах мысли вертелись совсем не весёлые. Грусть, изрядно приправленная жалостью к себе самим, с добавленной к ней усталостью…
- Это началось около двух месяцев назад, - тихий голос Тома разбил тишину на мелкие осколки и заставил Дэниэла вздрогнуть. - Моя одержимость тобой… сначала мне казалось, что это зависть, что я просто нещадно завидую твоей удаче, твоему особому положению на площадке и даже твоему умению заставлять всех окружающих улыбаться. Мне казалось, что я хочу стать тобой, хочу ловить на себе восхищённые взгляды режиссера и гордые взгляды часто присутствующего на съёмках отца… А потом я понял… наконец, понял, что мне нравится смотреть на то, как ты с вымученной улыбкой на лице уже в сотый раз отыгрываешь очередной дубль или с упрямой решительностью во взгляде тренируешься для кого-то сложного трюка. Что мне нравится наблюдать за тем, как ты становишься постоянно краснеющим маленьким мальчиком для отца или задорным парнем для друзей, которого уже ничто не может смутить…
- Том… - Дэниэл прервал его, крепче сжав его руки в своих. - Не стоит говорить об этом сейчас, скажешь потом, когда не будешь пьян.
- Я не пьян, - возразил Фелтон, тут же опровергая свои слова тихим иканием. - Ой… прости.
- Думаю, тебе лучше лечь, раз уж Эмма так милостиво разрешила нам воспользоваться своей спальней, - вздохнув, сказал Дэн, осторожно подталкивая Тома к кровати и мысленно ругая себя за то, КАК прозвучала его фраза.
К большому облегчению Редклиффа, Том не услышал в словах Дэна непреднамеренного намёка и послушно уселся на кровать, всё ещё держась за руки парня, но уже не зарываясь лицом в его волосы, а с грустной улыбкой смотря ему в глаза.
- Ты ненавидишь меня, так ведь? - уверенно спросил он, продолжая улыбаться какой-то отчаянной и безумной улыбкой. - Какая же я сволочь… а как всё хорошо начиналось.
- Я не ненавижу тебя, - покачал головой Дэниэл и вздохнул ещё глубже. - Я… ты нравишься мне, Том. Просто всё очень запутанно.
Разные чувства отразились в глазах Фелтона почти одновременно: радость, надежда, догадка, понимание и грусть… Парень прекратил крепко держаться за руки Дэниэла и, совершенно неожиданно откинувшись спиной на мягкую кровать Эммы, рассмеялся. Смеялся прерывисто, грустно, судорожно, как будто осознав одну простую истину, которую до сих пор не видел и не понимал раньше.
- С тобой всё в порядке? - нахмурился Редклифф, растерянно стоя перед кроватью. - Я сказал что-то смешное?
Том не ответил на его вопрос, только снова ухватился за его руки и потянул на себя, вынуждая упасть на кажущееся таким хрупким тело блондина, лежащее поперёк кровати. Дэниэл сдался на волю Тому, думая, что сейчас такие сладкие и нежные губы Фелтона прикоснутся к его губам и в безмолвном разговоре расскажут о чем-то очень чувственном и страстном, но… этого не случилось. Том уткнулся носом куда-то за ухо Дэну и начал жарко шептать ему:
- Если ты думаешь, что в том, что произошло, есть и твоя вина, то ты идиот… самый любимый и самый глупый парень в моей жизни. Ты ни в чём, слышишь, ни в чём не виноват. То, как я поступил с тобой - подло, низко, заслуживает презрения и отвращения. Я был подонком, мерзким сукиным сыном, который незаслуженно и совершенно необоснованно причинил тебе очень сильную боль и поссорил с любимым человеком. Не надо оправдывать мой поступок самокопанием в себе, потому что это будет иллюзией. То, что я сделал, целиком и полностью моя вина, тебе лишь не повезло оказаться тем, на кого обрушилась моя агрессия. И не важно, чем она была вызвана… дело только во мне. Я не имел никакого права тебя наказывать за то, что ты был со мной искренен и захотел поделиться тем, что было у тебя на сердце. Я ещё больший мерзавец, потому что всей душой желаю заслужить твоё прощение, но я не хочу, чтобы ты пришёл к выводу, что можешь меня простить только потому, что признаешь вину и за собой. И если ты примешь меня таким, какой я есть, простив, не закрывая глаза на мой ужасный поступок, то я буду счастлив. Но если ты скажешь, что понимаешь меня и прощаешь, потому что сам спровоцировал меня, то… я стисну зубы, закрою на ключ моё сердце и просто уйду из твоей жизни.
Дэн задержал дыхание, как будто всё ещё не веря в то, что это только что не совсем трезвый, а если быть справедливым, то сильно пьяный Том, сказал эту пламенную речь. Осознание того, что блондин прав, и что Дэн постоянно винит во всём себя, накрыло его с головой, но всё же в глубине его души шевельнулся маленький червячок сомнения, твердивший «Ты всегда во всём виноват, неприятности слишком часто выбирают тебя на роль жертвы, это ведь не просто так…».
- Не думай, что я давлю на тебя…. - продолжил Том. - Но… ты сейчас или встань с меня и отойди на безопасное расстояние… или дай себя поцеловать, потому что я больше не могу находиться с тобой так близко и совсем ничего не делать…
Дэниэл задумался, но всего на мгновение. Потом он поставил свои руки по бокам от Фелтона и приподнялся на них, вглядываясь в сосредоточенное и очень соблазнительное лицо Тома. Блондин закусил губу и напряжённо ждал ответа Редклиффа, который, казалось, собрался замучить его неведением.
- Ну? - не вытерпел Фелтон после десяти секунд молчания, которые показались ему если не вечностью, то целым часом.
- Том… - голос Дэниэла звучал очень нежно и необычайно сексуально. - А ты помнишь, зачем мы собственно сюда пришли?
- Смутно, - признался в момент расслабившийся парень и лукаво улыбнулся.
- Дай я тебе напомню… - Дэн приблизил своё лицо настолько близко к Тому, что тот ничего не видел кроме больших серо-голубых глаз, в которых плескалось желание и… любовь?
«Нет», - одёрнул себя Том, не пустив в своё сердце такую наглую мысль. - «Ещё слишком рано…»

- Так вот… - Дэн наклонился ещё ближе к Тому, и кончики чёрных волос коснулись бледной кожи. - Мы пришли сюда, чтобы поиграть… ты ведь любишь играть?
- Ну… - Том перенял томный голос у Редклиффа и прикрыл глаза, чуть пошевелив головой, с наслаждением чувствуя, как пряди Дэна щекочут его лицо. - Смотря во что…
- В «Семь минут на небесах»… - Дэн на кошачий манер потёрся своей щекой о щёку Тома и, не сдержавшись, мурлыкнул, выпадая из роли искусителя.
- Ага… - «вспомнил» Том, облизывая кончиком языка свои губы, делая их ещё более соблазнительными и желанными для Редклиффа. - Значит, теперь ты должен доставить мне удовольствие?
- Точно…
- И что же меня ждёт? - одно осознание того факта, что Дэн сейчас находится рядом с ним по своей воле, уже заставляло поверить в рай на земле, а дикая мысль, твердившая о том, что брюнет сейчас будет делать что-то на редкость приятное и возбуждающее, сводила с ума. Тому хотелось всего и сразу. Хотелось почувствовать своими руками гладкость и мягкость кожи Дэна, но в то же время случайные прикосновения Редклиффа заставляли его вздрагивать, как от удара тока, и молить всех святых о том, чтобы его любимый не раздумал в самый последний момент и не сбежал.
- Я пока не решил… - коварная и одновременно задорная улыбка заиграла на губах Дэна, как будто опровергая его слова и явно намекая на то, что парень задумал что-то очень… занятное. - У тебя есть какие-то предложения?
- У меня? - Том не смог сдержать усмешки, но уже спустя секунду его голос был серьёзен настолько, насколько позволяло опьянение, чуть отступившее под влиянием эмоций, но всё ещё заметное. - Я хочу тебя, Дэн.
Дэниэл замер, сверля лицо Фелтона глазами, всё ещё слыша в своей голове эхо этих волшебных слов.
- Скажи это ещё раз, - попросил он и, устав держаться на руках, перекатился на кровати, чтобы лёчь сбоку от Тома.
- Я хочу тебя, - голос блондина стал хриплым, глухим и в нём безошибочно читалось такое сильное желание, что Дэниэл тут же почувствовал сладостное томление у себя штанах. Одежда стала невыносимо тесной, и почему-то показалось вполне естественным избавиться от неё… прямо сейчас, немедленно, не откладывая ни на минуту.
Улыбнувшись краешками губ, Дэн неторопливо поднялся с кровати и сделал несколько шагов к двери, непонятно почему желая продлить эту игру с уже известным для него концом. Стон разочарования, который издал ничего не понимающий Фелтон, догнал Дэна и больно ударил в спину, заставив его устыдиться и заподозрить самого себя в садизме. Парень остановился и почти равнодушно произнёс в темноту:
- А знаешь что? Я тоже тебя хочу.
Цунами, шторм, буря, ураган - что ещё могло сравниться с теми эмоциями, которые испытал Том из-за этих простых слов, брошенных деланно безразличным тоном?
- Тогда… - Дэниэл даже удивился, насколько смущённо и неуверенно протянул Фелтон. - Может… может ты поцелуешь меня?
- Конечно, - беззаботно сказал Редклифф, пожимая плечами. - Почему бы и нет?
Молниеносно развернувшись и почти подбежав к кровати, Дэн упал рядом с блондином на мягкую постель и тут же потянул его на себя, почти укладывая Тома на своё возбуждённое тело, с удовольствием чувствуя на себе вес Фелтона.
- Вот так поцеловать? - он легко прикоснулся своими губами ко лбу Тома и нежно провёл подушечками пальцев по его щеке.
- Дэн… во что ты играешь? - Фелтон выглядел очень серьёзно и совершенно не хотел принимать участие в странной забаве Дэна.
- Мне просто нравится смотреть на твоё растерянное лицо… - признался Дэн и обезоруживающе улыбнулся. - Извини, я просто не смог удержаться…
- Пожалуйста, Дэнни… - прошептал Том, посмотрев ему в глаза, и медленно перевел взгляд на приоткрытые губы Редклиффа.
- Тебе не надо больше спрашивать, - такие вожделенные губы расплылись в ласковой улыбке, руша барьер недоверия и страха.
Всё ещё не веря своим ушам, но, уже чувствуя, как сердце безалаберно пропускает один удар за другим из-за ощущения сумасшедшего и всепоглощающего счастья, Том осторожно провёл рукой по шелковистым волосам Дэна и очень нежно прикоснулся своими губами к его губам. Этот невинный поцелуй доставил им обоим фантастическое удовольствие, ведь никогда ещё он не был таким желанным и долгожданным. Спустя мгновение целомудренный поцелуй превратился в страстный, жгучий и горячий. Руки обоих парней пустились в хаотичное путешествие по напряжённым из-за уже болезненного возбуждения телам. Как самоубийца пытается надышаться перед смертью, так и они пытались дотянуться до всего, до каждой частички тел друг друга, до каждой напряжённой мышцы, чтобы погладить, приласкать, расслабить.
- Я люблю тебя, Дэнни, - шепнул Том, всего лишь на мгновение, оторвавшись от губ любимого, но уже через секунду снова припадая к ним в еще более чувственном поцелуе.
- Подожди, - хрипло попросил Редклифф, отстраняясь от парня.
- Дэн? - испуганно спросил у него Фелтон, отказываясь верить в то, что сбылись его опасения.

Дэниэл встал с кровати, но отнюдь не для того, чтобы уйти, а для того, чтобы начать очень медленно снимать с себя одежду. Когда жадному взгляду Тома открылся обнажённый торс Дэна, Фелтон вдруг задумался над тем, а не спит ли он. Всё было слишком хорошо, слишком замечательно, чтобы оказаться правдой. Без всякой музыки или каких-то лишних движений, Редклифф заводил уже одним своим видом. Бешеный румянец на щеках, приоткрытые губы, манящие поцеловать их, взъерошенные волосы, забавно улёгшиеся на голове в безумном беспорядке, яркий блеск глаз - и всё это для Тома, дрожащего в предвкушении, как будто помогающего Дэну снимать одежду, но не руками, а взглядом.
Железная пряжка ремня, звякнув, ударилась о палас, заставив обоих парней вздрогнуть. Нетерпение достигло своей критической точки, Том едва сдерживал себя от порыва вскочить с кровати и наброситься на полураздетого Дэна. Ожидание было мучительным и сладостным одновременно, но Фелтон не двигался с места, предоставляя Дэниэлу роль лидера, отдаваясь его воле, соглашаясь с установленными им правилами.
Спустя минуту длиною в жизнь, перед Томом стоял уже обнажённый юноша, с красивым спортивным телом, восхитительно гладкой и заманчиво блестящей, в свете тусклого фонаря за окном, кожей. Дэн казался иллюзией, безжалостной игрой алкоголя в крови Фелтона, слишком совершенными казались очертания профиля юноши, слишком чудесно и по солнечному тёпло искрилась улыбка на губах идеальной формы, слишком уверенно он приближался к Тому, чтобы раздеть его своими руками.
Когда ловкие пальцы Дэна пробежались по шее Тома и спустились на его рубашку, чтобы начать бережно, но очень быстро расстёгивать пуговицы, Фелтон почувствовал, что вот-вот взорвётся… от чувства какого-то неправдоподобного счастья. Он чувствовал себя марионеткой в руках Дэниэла, тая от едва заметного запаха одеколона, от той ауры тепла и уверенности, которая окружала брюнета. Редклифф сам не понимал, какой властью над Томом он обладал, Фелтон был готов буквально на всё, лишь бы заполучить Дэна. С каждой секундой и с каждым прикосновением умелых рук он всё больше привязывался к парню, впадая в зависимость от мимолётных улыбок и заманчивого блеска серо-голубых глаз.
Стянув с Тома рубашку, Дэн очертил кончиками пальцев каждый кубик мышц на его прессе и спустился ниже, расстёгивая ремень и запуская шаловливую руку под грубую ткань джинсов…
- Дэнни… - охнул Том, когда его член ласково, но крепко обхватила рука Редклиффа.
- Что? - улыбнулся Дэн, получая несказанное удовольствие от стонов Тома, от проявления его слабости и осознания того факта, что блондин становится податливым, как тёплый кусочек глины, стоит лишь на мгновение забыть о том, что надо поддерживать маску обиды и сделать совсем немного для того, чтобы им обоим было хорошо.
- Не тяни… - слабо улыбнулся Фелтон, посмотрев на него сквозь опущенные в попытке сдержать более громкие стоны ресницы.
Прекрасно понимая силу возбуждения Тома, Дэн не стал томить парня и самого себя долгим ожиданием и быстро стянул оставшуюся одежду с Фелтона, тут же пуская свой жадный взгляд в эротическое путешествие по телу блондина. Он уже протянул руку, чтобы, наконец, обхватить Тома за талию и притянуть к себе, чтобы впиться в его губы глубоким поцелуем, но вежливый стук в дверь помешал ему выполнить задуманное.

- Эй, - голос Эммы звучал несколько смущённо, но в то же время заинтересованно. - Вы там как? Ещё друг друга не убили? Или мне уже пора начинать готовить панихиду по двум друзьям?
Дэниэл с трудом подавил стон разочарования и посмотрел на тяжело дышащего Фелтона сожалеющим взглядом.
- Приём? - не успокаивалась Эмма, постукивая ногтями по деревянному покрытию двери. - Первый, первый, я второй, ты меня слышишь? Я вам тут не очень мешаю?
Тихо хмыкнув после последней фразы девушки, Дэн коварно приблизил своё лицо к Тому и медленно провёл кончиком языка по его приоткрытым губам, одновременно поглаживая член парня лёгкими движениями руки, вызывая приглушённые стоны из горла возбуждённого Фелтона.
- Ты пока ляг, - посоветовал Дэн Тому, с тихим вздохом отстраняясь от него и подходя к двери.
Приоткрыв дверь ровно настолько, чтобы Эмма смогла увидеть только часть его лица, Дэн вопросительно посмотрел на хозяйку временно оккупированной спальни.
- Семь минут прошло, - улыбнулась девушка, пожимая плечами и демонстративно показывая рукой на наручные часики. - Или вам нужен overtime?
- Скажем так, - парень подмигнул подруге, повергнув её в состояние лёгкого шока. - Мы слишком много болтали и не успели приступить к самой игре…
- Понимаю, - кивнула головой Эмма, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь в маленькую щелочку между дверью и косяком, но не очень в этом преуспевая. - Тогда… скажу всем, что вы задержитесь.
- Отлично, - Дэн послал девушке тёплую улыбку и закрыл за собой дверь, на этот раз для надежности замыкая её на ключ.

Повернувшись к кровати, Дэниэл застыл в восхищении от увиденного. За то время, пока сам Редклифф разговаривал с Эммой, Том уже успел удобно устроиться на кровати и перевернуться на живот. Его рука свисала к полу, и кончиками пальцев парень водил по красному дереву, вычерчивая на гладкой поверхности только ему одному известные узоры. Теперь уже Дэн усомнился в реальности происходящего, слишком наигранно светила луна за окном, слишком тихо было в комнате, и еле слышные вздохи Тома казались божественно красивой мелодией.
На неожиданно слабых ногах Дэн обошёл кровать с другой стороны и лёг рядом с блондином, положив руку ему на спину и зарывшись лицом в его волосы. Это казалось таким нормальным - просто лежать рядом с ним, чувствовать жар его тела своей кожей, слышать его мерное дыхание, думать о том, что это прекрасно - быть рядом с ним и знать, что он не уйдёт, потому что всё слова, которые он сказал, были правдой…
Дэниэл провёл пальцем по линии позвоночника Тома, заставляя кожу парня покрываться мурашками, а дыхание учащаться. Редклифф хотел его, и даже тот факт, что Фелтон не был трезв, не мог его остановить…
«Ведь это уже не важно…», - казалось ему. - «Он любит меня… на самом деле любит».
- Я люблю тебя, - озвучил мысли Дэна Том и повернулся к нему лицом, дотронулся рукой до тёмных волос и ласково улыбнулся. - Поцелуй меня, пожалуйста…
Второй раз просить не пришлось: Дэн приблизился к лицу Тома, обхватил его своими ладонями и легко поцеловал сначала в закрытые глаза, потом в чуть покрасневшие щеки, затем в ямочку у губ, которая так ему нравилась и, наконец, в сами губы. Поцелуй был очень нежным, сладким, терпким, как только что собранный пчёлами мёд. Дэн упивался щемящей глубоко внутри него нежностью, чувствовал, как в груди зарождается то самое легендарное шестое чувство, настоящая любовь, когда хочешь быть рядом с человеком, хочешь смотреть на него, ловить его взгляды на себе и целовать… целовать не переставая, долго, смакуя чужие прикосновения, как самое дорогое вино с изумительным букетом и вкусом.
«Это ведь так просто - признаться самому себе, что ты, Том, моё светловолосое чудо, уже успел занять своё законное место в самом центре моего сердца, и даже мне не удастся вырвать тебя оттуда… Ты сделал так много всего, чтобы я был с тобой… разве я могу отказать тебе? Разве я могу уйти и причинить боль не только себе, но и тебе? Разве я могу обмануть твои ожидания или просто воспользоваться твоим состоянием? Нет…», - прижавшись к Тому всем телом, Дэн начал медленно двигать своей рукой вниз по груди парня, ведя её к бёдрам и легко их поглаживая, как будто стараясь приучить Томаса к этим приятным прикосновениям.

Фелтон не понимал, как это возможно: быть живым и находиться в раю одновременно. Руки Дэна ласково водили по его коже, гладили его бёдра, язык парня проникал в его рот и мучительно медленно рассказывал ему сказку… сказку про них двоих, впервые по-настоящему счастливых за последние несколько недель. Со времени памятной вечеринки они оба испытали столько боли, как физической, так и моральной, что сейчас, крепко обнимая друг друга, уже яростно и торопливо целуясь, они брали у сжалившейся над ними судьбы всё, что могли и хотели… А хотели они чувствовать жар любимого и знакомого тела, слышать бешеный стук сердец, которые, казалось, теперь бились только в унисон и никак иначе… Это была на самом деле их ночь, она накрыла их своим невесомым покрывалом страсти и теперь умилялась, смотря на то, как два влюблённых сливаются в одно целое.
Сегодня ласки Дэна распыляли Тома ещё сильнее, чем раньше. Парень, зажмуривший глаза, когда тонкие пальцы Дэниэла проникли в него, не мог описать своих чувств… более того, он не понимал, что вообще происходит. Почему настойчиво растягивающие его пальцы приносят только наслаждение и ничего больше? Куда делать та боль, которая была его спутником даже в те минуты, когда он сам был жесток? Что стало с похотью? Куда делось желание заниматься жарким, но таким банальным сексом с другими? Том не знал ответа ни на один из этих вопросов, и только смутный голос подсознания твердил ему, что это на самом деле то, ради чего стоит жить и даже умереть…

Впрочем, умирать не хотелось… наоборот, хотелось брать у жизни всё, что она давала. И заводящие поцелуи Дэниэла, и лёгкие укусы, который он оставлял у парня на шее, и ласки шаловливого языка, решившего, вдруг, посреди ночи, написать на белоснежной груди вечное слово «Нежность». Всё это Том впитывал в себя, запоминая каждое слово Дэна, которые он тихо шептал в перерывах между очередной волной поцелуев. Наконец, через каких-то семь минут, показавшихся как минимум тысячей жизней для блондина, Дэниэл медленно вошёл в него, затаивая дыхание, боясь причинить ему хоть малейшую боль и испортить такой безумно прекрасный момент.
- Томми… - Дэн охнул и сильно сжал зубы, сдерживая себя от резких и грубых движений. Это было так хорошо, так невыносимо приятно - уже просто находиться внутри Тома и ощущать, как тот медленно расслабляется, поддаётся более сильному парню.
- Нет… - тихо шепнул Фелтон, тут же добавив: - Не жди… двигайся…
Дэн отчего-то усмехнулся, но тут же закусил губу, позволив себе чуть выйти и толкнуться бёдрами обратно в Тома, вызывая у того тихий стон.
- Больно? - скорее утвердительно, чем вопросительно выдохнул брюнет прямо в губы парню.
- Иди сюда… - Том обхватил его за влажную шею и притянул к себе ещё ближе. Все ощущения казались необыкновенно острыми, такими сильными, что Фелтон почувствовал, как по его щеке медленно скатывается слеза. Слеза ни то боли, ни то счастья… - Ещё раз…
Слизнув язычком солёную влагу со щеки Томаса, юноша сменил угол и двинулся навстречу блондину.
- Ох… Дэнни… - громко простонал Том, с открытыми глазами наблюдая за тем, как мир вспыхивает белыми цветами, выгибаясь под парнем и прося о большем. - Вот так…
- Мой… - движения стали более уверенными, но не утратили мягкости и осторожности. - Ты мой, слышишь?
- Твой… конечно, твой… только не останавливайся, - хватая ртом воздух, как будто задыхаясь, Фелтон вцепился руками в плечи Дэниэла, подстраиваясь под его движения, сжимая мышцы внутри себя, чтобы доставить им обоим ещё больше удовольствия.
- Чёрт… - Дэн обхватил рукой член Томаса и сильно нажал пальцем на головку. - Я… не смогу долго…
- Только раз… - глухо прошептал Том, обхватывая талию Дэна ногами, чувствуя, что вот-вот взлетит из-за невероятного и нереального наслаждения, - ммм…. Дэнни!
Дэн последний раз вошёл в парня, заполнив его всего собой и от бессилия, боясь закричать во весь голос, закусил собственную руку, до крови прокусывая кожу, изливаясь внутри Тома. Он упал на грудь парня, не в силах даже подняться или хотя бы перекатиться на кровати.
- Я тоже… - тихо прошептал он, глядя в глаза Фелтона. - Я тоже тебя люблю…

Они спустились к остальным только через несколько часов, полностью выжатые, усталые, но до безумия счастливые. Любовь, радость, поразительное спокойствие - вот что читалось на лицах двух парней, идущих не за руку нет, и даже не рядом, а один за другим… но стоило лишь взглянуть на них, и становилось ясно, что эти двое, наконец, смогли найти общий язык…


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал