Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Обращение к читателям




 

Советскую автомобильную промышленность вспоминают теперь только с негативными комментариями. Очень принято стало не просто критиковать, но поносить ее. Конечно, при теперешнем открытом рынке, свободной торговле, неограниченном обилии марок и моделей потребителю трудно положительно отзываться о простеньких автомобилях с незатейливым экстерьером и интерьером и о производителях, которые не предлагали покупателю никакого выбора. Перефразируя высказывание знаменитого автомобильного магната, можно сказать, что в советское время «автомобиль мог быть любого цвета, лишь бы он был вообще». Однако давайте взглянем на советскую промышленность в период ее могущества, когда в лучшие годы все советские автозаводы производили более двух миллионов автомобилей. Да, в стране за 60 лет не было прорывных мировых моделей, случалось, национальные разработки грешили копированием. Последнее, кстати, не было редкостью для мировой практики. Но, представим, или, лучше сказать, попытаемся представить атмосферу и обстоятельства создания автомобилей в послевоенные годы. Проектировщики, конструкторы и технологи работали в нелегких условиях «железного занавеса», в отрыве от мировой практики и кооперации. При этом нужно понимать, что ограничения государственной системы носили не только политический и социальный характер. Экономика была замкнутой внутри страны, вернее сказать внутри социалистического лагеря, и отсутствие доступа к твердой, «свободно конвертируемой» валюте существенно ограничивало воплощение инженерных замыслов. Это выражалось в критических ограничениях на применение современной исследовательско - испытательной аппаратуры, материалов, и, главное, на использование технологий и оборудования, которые свободно обращались во всем мире и были созданы коллективным разумом и экономикой высокоразвитых стран. Сейчас, когда от распада Советского Союза и прихода новой экономической политики – грандиозного рубежа в современной истории страны и кардинальных изменений в «народном хозяйстве» нас отделяет почти двадцать лет, мы можем осознанно сопоставить степень перемен, произошедших в мире и нашей стране, с послевоенным периодом. Тот же отрезок времени, те же 20-25 лет до середины-конца 60-х годов.

В предлагаемой книге как раз речь идет, в основном, об этих годах. Правда, пожалуй, эта история началась несколько раньше – с середины 30-х. Это было время, когда формировалась и совершенствовалась советская инженерия. В тех самых, закрытых и ограниченных условиях придумывали и строили своё. Все было свое: и стиль управления, и экономическая плановая структура, и станки… и потребители были тоже «свои». Но, были же и свои инженеры! Нам довелось познакомиться с воспоминаниями одного из наиболее значимых автомобильных инженеров послевоенных лет Александра Федоровича Андронова. В 2010 году Александру Федоровичу – бессменному Главному конструктору завода «Москвич» на протяжении более 20 лет исполнилось 100 лет. Благодаря его записям, у нас есть великолепная возможность услышать из первых уст, как разрабатывались и испытывались автомобили в далекие тридцатые, как осуществлялась их доводка в жесточайшие военные годы, как создавались первые советские массовые автомобили для «частного» потребителя. А.Ф.Андронов оставил рукописную память о тех событиях и временах. Дневники, которые мы предлагаем Вашему вниманию, вряд ли готовились для публичного издания, язык инженера сух и технократичен. Но, в этом-то и есть особый интерес – читаешь и как будто слушаешь разговор строгого Мэтра, прошедшего классическую и великолепную школу русского инженера. От простого автомеханика и шофера до Главного конструктора одного из крупнейших советских автозаводов, равного и по знаниям, и по опыту зарубежным коллегам. За время его пребывания на этом посту сменилось десять директоров завода. А Отдел главного конструктора сохранял не просто свою целостность, но и значимое положение на предприятии. Это была Школа. Школа, в первую очередь, одержимых специалистов, экспериментаторов и созидателей. Подумайте только, в 40-е и 50-е годы эти люди проектировали автомобили для людей. Не для необъятного Народного Хозяйства и Советской Армии, а для простых потребителей. Продукция и роскошь, по тем временам, почти недопустимая. И владельцы отвечали им взаимностью. Автомобили лелеяли как самых достойных членов семьи, тщательно перебирали и смазывали, хранили зимой на деревянных колодках, а летом грузились в 401-й «Москвичок» не предусмотренным техусловиями составом в 5 человек с кучей багажа. Школа настоящих специалистов, которые внесли вклад не только в инженерию, но в национальную автомобильную науку. До сих пор, во втором десятилетии 21-го века трудятся в автопроме коллеги и воспитанники Андронова, «москвичевцы». Создают, обучают, «держат марку» национальной промышленности. И делают это успешно и достойно. Трудовой путь Александра Федоровича был не простым, но весьма ярким. Ему пришлось участвовать в разработках и испытаниях тяжелых дизелей, вездеходных автомобилей, агрегатов, военной техники. Конечно же, служение на «Москвиче» - заводе МЗМА, затем АЗЛК – это самая богатая страница его биографии. Автомобиль «Москвич» со времени его появления в 1947 году и до начала 70-х годов был самым популярным советским легковым автомобилем. Нельзя сказать, потому, что он был единственным. Существовали в те времена и другие модели. Но ведь «Москвич» был представителем советского автопрома и во всем мире. До 60% продукции завода поставлялось на экспорт, в 1968 и 1970 годах «Москвичи» продемонстрировали феноменальный успех, пройдя тяжелейшие и изнурительные трассы международных марафон-ралли Лондон-Сидней и Лондон-Мехико. Автомобили эти действительно были любимы автовладельцами, сотни тысяч людей обучились на них вождению, про них писали мажорные советские песни. На базе простых пассажирских седанов создавались модификации - универсал, сельскохозяйственные или с правым рулем для английского и шведского рынков, и разные другие. Были построены уникальные спортивные автомобили, как для рекордных скоростных заездов, так и для шоссейных гонок. Конечно, с технологической высоты теперешнего времени некоторые фрагменты воспоминаний звучат даже наивно, но автор позволяет нам наблюдать за движением инженерной мысли, за ходом истории техники. Прочитайте, прочитайте воспоминания Главного конструктора завода «Москвич» Александра Федоровича Андронова. Он был настоящим русским инженером, одаренной личностью, любителем русской природы, охотником, увлекался живописью. История не сохранила всех деталей событий тех времен, но мы знаем, что он был в дружеских отношениях с мастерами «другого цеха» - Ольгой Лепешинской, Арсением Тарковским.… Так ведь это и закономерно. Не стали мы литературно редактировать строки, написанные А.Ф.Андроновым. Было бы некорректным вторгаться в его стиль, его мысли и логику повествования о событиях тех лет. Истинный «вкус времени» оставляем для читателей. Сейчас, после почти сорока лет написания дневников, остро воспринимаются переживания Главного конструктора. Человек такого положения, который лично встречался с высшими руководителями страны, был не в состоянии переломить косность и консерватизм советской системы, постоянную «давиловку» начальства. Недаром автор с таким беспокойством и болью пишет о недостойном положении самого творческого коллектива завода – Отделе главного конструктора. Традиционные болезненные конфликты заводских конструкторов и технологов также нашли место в публикуемых воспоминаниях. А сколько патриотизма в строчках о настоящих достижениях советских конструкторов! Он стремился создать и внедрить инженерные решения, ориентированные на потребителя, на безопасность автомобиля. Не то было время. Как мы знаем, время этому пришло значительно позже, а теперь-то многие положения и вовсе стали законодательными. Название «Думы о труде» дано дневникам самим А.Ф.Андроновым. Звучит старомодно, не современно. Но, вслушайтесь – очень правильно и просто. С этим русский Инженер обращается к читателям его записок. Записок о непростом созидательном и захватывающем творчестве автомобильного конструктора. К сожалению, в последние годы мы теряем позиции своих былых успехов. В год юбилея Главного конструктора мы обращаемся и к ветеранам и к новому поколению российских автомобилистов. Давайте не забывать и не принижать заслуги и успехи наших пращуров и наставников. Сознание того, что «мы можем» придаст нам силы.





 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал