Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






MessageBox




...

 

МИР И ЕДИНСТВО

Сегодня для Украины нет ничего важнее мира

Самая главная, самая сложная задача – завершить войну и добиться прочного мира. Не прекратить войну, как призывает нас Россия и ее пособники в Украине, а именно завершить. Найти мирное решение и сохранить жизни украинцев, но при этом сохранить независимость Украины, ее территориальную целостность и возможность самостоятельно определять внутреннюю и внешнюю политику.

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Мы ведем «войну на износ» - изнурительную и дорогостоящую

Только прямые затраты бюджета на войну – 70 млн.грн. в день или 2,1 миллиарда в месяц.

· Много это или мало? За эти деньги можно платить ежемесячно 1,3 млн. средних пенсий. Или дать 5,2 млн.матерей пособия по уходу за ребенком до 3 лет, которые были отменены нынешним правительством.

За май и июнь бюджет недополучил почти 5 миллиардов гривен. За первую декаду июля собрано всего 10% бюджетных поступлений.

Война - это разрушенная инфраструктура городов. Это метзаводы, которые не могут получить кокс, потому что железнодорожные пути заминированы. Это предприятия, директора которых похищены. Это гуманитарная катастрофа в Луганске, где нет света, воды и практически нет хлеба.

Самое страшное: война уносит жизни людей, оставляет их без родного дома и средств к существованию. Сегодня война – это проблема не только Донбасса, но и всей страны. Она вошла в каждый дом: «похоронкой», повесткой, растущими ценами и замороженными социальными гарантиями. Война «выкашивает» молодых и лучших. Предпринимателей, менеджеров, слесарей, сталеваров – тех, кто сегодня может продвигать вперед экономику страны. Каждый день войны – это выстрел в спину Украины. Каждый погибший – это удар по ее будущему.

· По данным отчета ООН, с конца июля по середину августа количество погибших удвоилось – сегодня их более 2 000 человек.

· Ежедневно Украина теряет 60 человек убитыми и ранеными.

· 105 тысяч беженцев по данным украинских служб, а по данным ООН – 117 тысяч.

Власть заставляет граждан платить за войну

Весной правительство неоднократно заявляло о том, что Янукович и его семья вывезли из Украины 300 млрд.грн., причем часть зарубежных счетов уже заблокирована. Даже 10% от этой суммы могли бы решить все финансовые проблемы проведения АТО без потерь для украинского народа.

Вместо этого уже сегодня груз военных расходов ложится на плечи граждан. По милости нашего правительства украинцы платят за войну трижды.

Первый раз – сокращением социальных стандартов.

· Заморожены минимальные пенсии и зарплаты. С учетом стремительного роста цен украинцы уже до конца года станут беднее на 30-40%.


...

· Также заморожены на уровне 2013 года все виды социальной помощи, которые зависят от величины прожиточного минимума. А это – прежде всего, помощь малообеспеченным семьям с детьми.

Второй раз украинцы оплачивают расходы на войну повышенными ценами на топливо, лекарства, потребительские товары и конечно - коммунальные услуги.

· Только за отопление и горячую воду - в среднем на 40%, за холодную воду – на 50%, а электроэнергию – на 10-40%, в зависимости от объемов потребления.

И третий раз – уплачивая постоянно растущие налоги.

· специальный «налог на войну» в размере 1,5% был введен, начиная с первой гривны, что не дает льготы по налогам даже малообеспеченным. При этом налог фактически не коснулся предпринимателей, владельцев акций, получателей дивидендов.

«Третья волна» мобилизации – преступление против народа Украины

«Третья волна» мобилизации проводится «вслепую». Вместо того, чтобы проанализировать состав мобилизуемых, тщательно отобрать тех, кто раньше служил, имеет соответствующий опыт, необходимую в войсках специальность и квалификацию, военкоматы делают «веерные рассылки» повесток.

Повестки получают и вчерашние школьники, и отцы семейств, люди мирных профессий. Мобилизация сеет страх в наших семьях – от Чопа до Харькова, от Одессы до Сум. В некоторых областях призыв в армию стал средством борьбы с политическими противниками, а то и просто – рейдерских грабежей. Получив пачку повесток, так называемые «активисты», приближенные к власти, раздают их в принудительном порядке своим недругам, бизнес-конкурентам, активистам «неугодных» партий и движений. Это хуже, чем средневековье!

И дело тут не только в бюрократах, которые сидят в военкоматах. Сама практика мобилизации порочна.

Брать мальчишек в возрасте 18-20 лет в то время, как на гражданке отсиживаются люди, уже умеющие обращаться с оружием, приведенные к присяге, обученные и в погонах – это преступление против народа.

У нас есть резервы. ГАИ – 13 тысяч человек, Государственная служба охраны – 2,6 тысяч человек. Милиция – 232 тысячи человек. СБУ – 31 тысяча человек. Прибавьте сюда еще тех, кто сидит в штабах армии. Понятно, что не все из них могут и должны пойти на передний край борьбы. Но и с учетом этого резерв насчитывает 150-200 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК! А террористов в зоне АТО, по последним данным, около 15 ТЫСЯЧ. Только за счет мобилизации уже мобилизованных мы сможем достичь 10-кратного преимущества над террористами. Зачем же вместо этого призывать мальчишек и отцов семейств? Кто ответит за их жизни, если случится непоправимое?


...

Власть манипулирует войной в политических целях

Война оттесняет на второй план все остальные вопросы жизни общества – экономические, социальные и даже политические. Война позволяет правящей команде прикрывать свою НЕКОМПЕТЕНТНОСТЬ в экономических и социальных вопросах, НЕСПОСОБНОСТЬ решать насущные проблемы граждан и НЕТЕРПИМОСТЬ к политическим оппонентам.

Прикрываясь войной, власть тормозит проведение масштабных и глубоких реформ, которых ждут украинские граждане: налоговую реформу, судебную реформу, борьбу с коррупцией.

Прикрываясь войной, власть перестала заниматься экономикой и оставила промышленные предприятия страны один на один с их проблемами – закрытием российского рынка, падением производства и продаж, разрушением инфраструктуры.

Прикрываясь войной, власть урезает социальные стандарты и обваливает официальный курс гривны, что ведет абсолютное большинство украинцев к обнищанию.

Прикрываясь войной, власть преследует и расправляется с политическими оппонентами – члены бывшей коалиции бьют лидеров Компартии, киевские коммунальщики ведут «зачистку» майдана.

Прикрываясь войной, власть пыталась сократить сроки парламентских выборов, чтобы свести к минимуму возможность прохождения в Верховную Раду новых партий.

Прикрываясь войной, власть попыталась получить диктаторские полномочия. Поданный правительством законопроект о санкциях давал право СНБО без суда и следствия закрыть любую газету, телеканал или интернет-сайт, остановить любую сделку, закрыть любой бизнес, распустить любую политическую партию. Эту угрозу удалось отвести только благодаря резкой реакции Европы (в частности, ОБСЕ) и твердой позиции парламента.

Не воевать сегодня мы не можем.

В то же время, надо быть реалистами: сегодня НЕ воевать мы уже не сможем.

· Еще в марте новая власть могла договориться с элитами Востока об основах гражданского мира и единства страны. Этого не сделали.

· Еще в апреле-мае можно было вызвать протестующих на откровенный разговор, заставить их предъявить требования и самые разумные – удовлетворить. Это тоже не было сделано.

· Сегодня террористы прошли «точку невозврата». На их руках кровь. И они не остановятся. Россия снабжает их людьми, оружием, техникой, снарядами, патронами.

Если наша армия сегодня прекратит огонь, вирус терроризма распространится на прифронтовые области (Днепр, Запорожье, Харьков), потом – на Юг (Одесса, Николаев, Херсон), а потом – по всей стране.

«Быстрой победы» не будет

Но вместе с тем, мы должны понять: быстрой победы тоже не будет. По одной простой причине: с нами воюет Россия.

Никто в мире не решается сегодня воевать с Россией – несмотря на противоречия, которые есть сегодня в отношениях с Россией у США и стран ЕС.

И если сегодня в Украине идет выяснение отношений между глобальными игроками – это может продолжаться бесконечно. США и Россия будут воевать между собой до последнего украинца.

Власть сегодня надеется на быструю победу. Это – ошибка, цена которой – сотни и тысячи человеческих жизней.

Теоретически, можно выиграть военную операцию, положив сотни тысяч людей – военных и гражданских. И сравняв с землей Донецк и Луганск. Но эти жертвы будут напрасны. Пока мы не решим вопрос с Россией, война не закончится. Она просто перейдет в другую фазу.

· Нам нужны теракты в киевском метро?

· Нам нужен Донбасс, как незаживающая рана, которую постоянно теребят и тревожат завозом техники, оружия и людей территории другого государства?

 

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Шаг первый: понять, какую войну мы ведем

Прежде всего, надо разобраться, какую войну мы ведем. В условиях современной войны наша военная стратегия застряла в 40-х годах 20 века. Мы воюем, как во Вторую Мировую – «давим» противника живой силой и техникой. Мы ведем войну на истощение, но истощаем только самих себя. Успешные страны, которым приходится воевать, в 21 веке делают это принципиально по-другому.

· Яркий пример – ЦАХАЛ (вооруженные силы Израиля). Их опыт успешной обороны неоспорим. Их военная наука основана ряде принципов, которые нам стоит перенять.

· Израиль никогда не вступает в затяжные конфликты и никогда не стремится довести войну до полной и безоговорочной победы. Отразили агрессию, остановили, дезорганизовали противника – всё, Израиль уже ищет мирное решение. У них правило: война не может продолжаться дольше нескольких недель – экономика не выдержит мобилизации на длительный срок.

· Приоритетом для израильской армии является не победа в войне, а ее предотвращение. Лучшая битва – это та, которая не состоялась. Поэтому упор делается на разведку, шпионаж, недопущение контрабанды оружием. Эффективная работа в этих направлениях позволяет, в целом, уменьшить расходы на армию и сократить численность войск.

· Израиль содержит довольно многочисленную армию в 176 тысяч человек (на 8 миллионов населения), которая дорого обходится бюджету. Солдатам-срочникам платят 130 долларов в месяц, а контрактникам и офицерам – в среднем 6400 долларов в месяц.

Шаг второй. Создавать профессиональную армию

Чтобы вести современную войну, нам прежде всего нужна профессиональная армия. Сегодня мы отправляем на фронт мальчишек - именно их призывают на службу, именно они погибают первыми. А должны воевать с помощью профессиональных военных, вооруженных новейшим оружием, снабженных лучшей техникой. Эти военные должны получать достойную зарплату – не 4 тысячи гривен, как сегодня. Эти военные должны иметь страховки и социальные гарантии семьям на случай гибели или ранения. Продолжать мобилизацию в том же духе, как сегодня – это глупость, причем – преступная глупость.

Какой должна быть украинская армия в XXI веке

Мы должны в кратчайшие сроки разработать и утвердить новую военную доктрину, которая будет определять формат, структуру, численность, вооружение и направления развития вооруженных сил.

Новая военная доктрина должна создаваться с учетом сегодняшних реалий.

· Враждебная политика по отношению к Украине со стороны России.

· Отсутствие четких перспектив вступления в НАТО

· Появление нового – «гибридного» типа войны

· Критическая зависимость эффективности военной операции от наличия современных систем связи и командования, владения высокоточным оружием, высокого уровня защищенности солдата в бою.

Новая военная доктрина должна предполагать создание в Украине профессиональной армии современного типа:

· Относительно небольшая (до 50 тыс.человек), но максимально оснащенная и подготовленная

· Высокий уровень привлекательности службы и социальной защиты контрактника

· Активное переоснащение: постепенноая замена техники производства СССР на современную украинскую технику и технику стран-союзников

· В первую очередь, переоснащается связь, разведка и ПВО

· Акцент на Силы Специального Реагирования – ответ на вызовы Гибридной войны. Высокомобильные подразделения специального назначения, которые оснащены для автономного ведения боя – своя разведка, связь, артиллерия, бронетехника

· Высокий уровень подготовки каждого бойца и максимальная индивидуальная защита.

Кроме этого, необходим продуманный мобилизационный план и создание Сил национального резерва - как минимум 150-200 тысяч резервистов первой волны, мобилизуемых по приказу. Для этого в мирное время необходимо:

· Создать «Костяк» резервных частей – офицерский состав, охрана, обслуживание, которые действуют в мирное время на контрактной основе.

· Обеспечить «костяк» инфраструктурой и вооружением на полный штатный состав – в мирное время места размещения служат тренировочными лагерями.

· Регулярно проводить подготовку и переподготовку резервистов - в мирное время не менее 100 часов в год.

· Резервисты должны заранее знать, к какой части приписаны.

· Создать мобилизационный план, который предусматривает формирование частей и приведение их в боевую готовность в течение 72 часов после приказа.

 

 

Шаг третий. Пересмотреть стратегию и тактику ведения войны

Чтобы вести современную войну, надо пересмотреть стратегию и тактику. Она должна быть ориентирована прежде всего на сохранение жизни наших военных и мирного населения.

Сначала нужно ликвидировать лидеров террористов, тем самым дезорганизовать управление их войсками. А мы строим планы штурма Донецка – заранее зная, что там полягут десятки, сотни, а может, и тысячи людей – мальчишек в форме и мирных жителей.

Шаг четвертый. Постоянно искать мирное решение.

Постоянный поиск мирного решения – это часть современной войны. В этом нужно учиться у Израиля. Нельзя отделять: вот сейчас мы воюем, а сейчас – ищем возможность для переговоров. Поиск мирного решения не должен прекращаться ни на секунду.

Задача не в том, чтобы выиграть войну, а в том, чтобы выиграть мир. А у нынешней власти даже нет концепции мира, только стремление победить.

Мы не знаем, на каких условиях Россия готова прекратить помощь террористам, то есть фактически – войну. Мы не знаем, на каких условиях мы сами готовы достичь мирного решения. То есть, власть, может, и знает. Но не говорит ни депутатам, ни прессе, ни гражданскому обществу.

Именно в переговорах с Россией – ключ к мирному решению. Именно в руках России – та «красная кнопка», которая может остановить конфликт.

Россия нажимать эту «кнопку» не хочет. Для агрессора главное – территория и геополитические амбиции. Для нас главное – жизни людей. Поэтому МЫ в переговорах заинтересованы больше других.

Власть провалила переговорное направление войны

Переговорное направление власть провалила. Они даже не пытаются его начинать.

Работает, к счастью, только контактная группа, где Украину представляет Леонид Кучма. Это правильный и удачный выбор, но полномочия этой группы очень ограничены, у нее нет мандата на решение проблемы.

Сегодня есть множество сигналов о необходимости искать мирное решение. Об этом говорят президент Еврокомиссии Баррозу, генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, канцлер Германии Ангела Меркель, европейские и американские политики. К сожалению, об этом говорят все, кроме украинской власти.

Никто не говорит о том, что переговоры с Россией вести просто. Но их нужно вести, потому что каждый день на Донбассе гибнут наши люди, украинцы.

Использовать интересы союзников для успеха на переговорах

Никто не будет помогать Украине из лучших побуждений. У всех глобальных игроков свои интересы. Надо четко эти интересы понимать и использовать в переговорах.

Чем шире круг переговорщиков, которые могут как-нибудь повлиять на Россию – тем лучше. Вряд ли нам сильно поможет ориентация на США. Мир – не является их целью на сегодняшний день. Они скорее хотят добиться победы над Россией. Нашими руками. Союзниками могут стать и страны ЕС, и международные организации, и даже российская элита.

· СТРАНЫ ЕС. Их прямой интерес – стабильность на востоке континента. Со времен Югославской войны такой дестабилизации европейский континент не помнит. В условиях жесточайшего кризиса экономики нестабильность может поставить ЕС на грань катастрофы. Идет зима, и Евросоюз хочет быть уверен в бесперебойном транзите российского газа. В то же время, европейские избиратели требуют от политиков поддержать Украину. Таким образом, ЕС – при всех особенностях политики отдельных стран – это наш партнер в данных переговорах. Это надо использовать.

· МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, чья профессия – мир (ООН, ОБСЕ). Мир – это их профессия. У них безусловно есть дипломатические и личные контакты с российским руководством. Есть профессиональные переговорщики. И есть четкая мотивация. Урегулировать международные конфликты – смысл существования таких организаций. Если они не будут справляться с задачами, они рано или поздно исчезнут. Поэтому они – наши союзники на переговорах.

· РОССИЙСКИЕ ЭЛИТЫ. Звучит парадоксально, но это так. Дело в том, что разрушение отношений с Украиной и долгое противостояние с Западом России объективно невыгодно. Большая часть экономики России ориентирована на Европу и США – и это не только газ. Украина для российской промышленности – тоже важный и крупный рынок, близкий географически. А нынешние санкции – против России или самой России – стремительно ухудшают ситуацию. Понятно, что сегодня и политические элиты России, и российский бизнес не поднимают эти вопросы: для них это непатриотично и опасно. Но настрой на прекращение бессмысленного противостояния все-таки есть. Если мы будем посылать четкие и ясные месседжи о стремлении к миру, этой части российской элиты будут аргументы для того, чтобы убедить руководство страны пойти Украине навстречу.

Наша задача, наш долг – использовать все возможности для поиска мирного решения. Все каналы – официальная дипломатия, народная дипломатия, контакты деловых кругов, международные посредники – должны быть включены.

Мы должны четко понимать, что не подлежит обсуждению на переговорах, а что сможет стать предметом компромисса

У нас должна быть сильная переговорная позиция, о которой знает общество. Мы должны четко понимать, на какие компромиссы мы готовы пойти ради мира и на что мы пойти не готовы. Власть не только должна понимать это, но и откровенно сказать об этом своему народу. Сейчас власть действует кулуарно. Но вопрос войны и мира касается каждого украинца!

Независимость и территориальная целостность страны, возможность самостоятельно определять внутреннюю и внешнюю политику должны быть для нас незыблемыми принципами, «бетонной стеной», за которую мы никогда не зайдем на переговорах. Остальное может быть предметом обсуждения.

Не надо пугаться компромиссов. Не надо пугаться вынужденных уступок. Сохранение жизни и здоровья наших сыновей, отцов, мирного населения – это ценность высшего порядка по сравнению с любыми государственными и политическими амбициями.

 


Единство страны – основа прочного мира

Без объединения страны долгосрочный мир в Украине невозможен. Единство страны – вопрос национальной безопасности и будущего Украины.

Если мы будем разделенными, расколотыми – мы будем слабыми. Нас разобьют поодиночке, а страну разделят на несколько частей. И наоборот: единую страну, единый 40-миллионный народ не сможет победить никто. Таких случаев история не знает.

Это непростая задача. В течение двадцати лет радикалы с обоих берегов Днепра раскалывали страну – по вопросу языка, вступления в НАТО, по болезненным вопросам отношения к истории. Это противостояние вылилось в сепаратизм, а затем – и в настоящую войну, которая каждый день уносит жизни украинцев.

Националисты не смогут объединить страну

Сегодня нам предлагают наступить на те же грабли. И радикальные политики, и нынешняя власть рассчитывают объединить страну на основе эмоций. На основе ненависти к агрессору и презрения к «украинцам второго сорта». Они считают, что «победившая» часть общества может навязать другой части свой образ мыслей, свое отношение к ситуации.

Националисты пропагандируют «единственно правильное мировоззрение», к которому должны присоединиться все жители страны. Те, кто не могут или не хотят – не вписываются в новую Украину, они «украинцы второго сорта» или вообще не украинцы.

Мы это уже проходили. Когда в стране господствовало «единственно правильное» мировоззрение, а несогласные с ним отправлялись в лагеря. Такой подход не объединит страну. Максимум – загонит проблему в глухой угол. Заставить любить Украину – невозможно. Заставить любить вообще невозможно.

Большинство украинцев искренне стремится сблизиться с Европой. Так вот в Европе такой подход вызывает откровенный шок. Европа – это единство в разнообразии. Европа – это уважение любого мировоззрения, даже если оно не совпадает со взглядами большинства.

«Сильная Украина» предлагает свою платформу единства страны: единство в многообразии.

После всего, что произошло, мы должны учиться жить в одной стране. Учиться заново. Так же, как человек, который травмировал позвоночник после аварии. Мы должны принять наши различия. И наконец-то понять, что именно они делают нас сильнее.

Украину не могут объединить прочно и надолго ни вышиванки, ни коллективное исполнение гимна, ни история (она у нас сложная, у каждого региона разная трактовка, так что она только разъединяет).

Единство - это не эмоциональный выбор. Это рациональный выбор. Наша позиция: отставить эмоции в сторону и понять, что быть единой страной нам выгодно, а сегодня – это вообще вопрос выживания.

Единая страна способна противостоять внешней агрессии.

· Победить единую страну и единый 40-миллионный народ – невозможно. Такое еще никому в истории не удавалось. Если мы не примем свои различия и не объединимся – нас съедят поодиночке. Мы останемся слабыми и станем зависимыми от внешних игроков – неважно, на западе они или на востоке.

Единая страна привлекательна для инвесторов.

· Экономика Украины устроена так, что регионы друг друга дополняют. С точки зрения инвестора единая Украина – страна-супермаркет, где есть все отрасли – от добычи руды до строительства космических ракет, от мощного сельского хозяйства до туризма.

Единая страна – экономически самодостаточна.

· Экономика единой Украины – практически самодостаточна. Единственное, чего нам не хватает – энергоносителей для потребностей базовых отраслей промышленности. Но лишь потому, что эти отрасли слишком энергоемкие и не имели существенных стимулов для энергосбережения и перехода на альтернативные источники энергии

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Остановить радикализм

Мы должны отказаться от радикализма – неважно, под какими флагами он действует: националистическими, сепаратистскими или коммунистическими. Мы должны отсечь радикалов от влияния на принятие каких-либо решений.

Последствия радикализма, который вовремя не был остановлен, мы сегодня ежедневно видим на Донбассе. Но мы еще не извлекли из этой ситуации уроков. Радикализм поднимает голову и в других частях страны, включая Киев. Он особенно опасен в прифронтовых регионах.

Радикалы расправляются с лидерами КПУ, участвуют в захватах предприятий, похищении людей, угрожают активистам «неугодных партий» и просто людям, чьи взгляды на ситуацию не совпадают с их собственными. Власть либо смотрит на эти факты сквозь пальцы, либо принимает участие в таких действиях. Такие действия расширяют поддержку террористов, а радикалы фактически помогают врагу, углубляя раскол страны.

Патриотизм не должен быть прикрытием для расправы над неугодными, рейдерства и банального разбоя. Власть должна пресекать любое применение силы в отношении политических оппонентов и несогласных с «генеральной линией». Это – неотложная задача.

Власть должна ужесточить ответственность за радикальные действия, направленные на раскол страны.

Мы должны объявить мораторий на взаимные оскорбления и призывы к расправе над украинцами – в каком бы регионе они не жили.

Власть должна немедленно упорядочить вопрос ношения оружия и вооруженных формирований. «Человек с ружьем» должен подчиняться либо МВД, либо СБУ, либо вооруженным силам. Открытое ношение оружия и формы всеми остальными должно пресекаться и наказываться.

Вместо глупой и разрушительной «люстрации» – борьба с коррупцией

Предлагаемая националистами так называемая «люстрация» - это еще один шаг, направленный на раскол страны. Цель ее понятна – уничтожить любую оппозицию нынешней власти. Хотя авторы законопроекта, который прошел первое чтение, называют это «очищением».

Очищение власти – вещь нужная. Но закон, который они проталкивают, никак этому не помогает. Он предусматривает проверки всех чиновников, но почему-то не затрагивает Президента Порошенко, который тоже был министром в правительстве Азарова. Он почему-то не затрагивает налоговиков, таможенников, судей – по мнению «люстраторов», они и дальше смогут занимать свои должности и заниматься теми же схемами, что и раньше.

Зато принятие законопроекта в его нынешнем виде приведет к полной дезинтеграции власти в стране. Тысячи госслужащих должны будут уволиться – начиная от правительства и заканчивая местными советами.

Наконец, люстрация «по-украински» не имеет ничего общего с европейскими принципами. Советую ее авторам прочесть Резолюция № 1096 (1996) Парламентской Ассамблеи Совета Европы "О мерах по преодолению последствий прошлых коммунистических тоталитарных систем". Там ясно сказано, что «люстрировать» всех под одну гребенку нельзя, что в ходе люстрации должно рассматриваться каждое персональное дело, что должно быть гарантировано право на защиту.

«Люстрация» по-украински – это способ отвлечь людей от реальной борьбы с коррупцией и наведения порядка в министерствах и ведомствах. Это угроза развала власти – особенно на местах. И это фактор раскола страны.

Децентрализация – единственный путь к единству.

Людям, которые живут на Донбассе, во Львове, Одессе, Днепропетровске надо дать право самим определять свою судьбу в рамках единой страны. Право распоряжаться средствами и имуществом своих громад. Право следовать своим традициям и использовать тот язык, на котором им удобно и привычно говорить.

О децентрализации управления много говорят, с этой реформой все согласны. Но ее проведение затягивается нынешней властью. Ее фактически заболтали. На фоне войны она как-то исчезла из повестки дня страны. Вместо этого мы получаем законопроекты об увеличении полномочий Президента.

Если мы похороним эту реформу сегодня, завтра мы будем хоронить Украину. Децентрализация – это вопрос национальной безопасности.

Правительственный вариант децентрализации – это попытка сохранить власть киевских чиновников.

То, что сегодня правительство предлагает под видом децентрализации – это имитация реформы, цель которой – сохранить господство киевских чиновников, «трудоустроить их».

В правительственном проекте сильно раздут областной уровень. Областной совет, облисполком. И главное – на областном уровне слишком раздутый институт представителя Президента, который координирует работу местных отделений центральных органов исполнительной власти. Это то же, что и сейчас, только под другими названиями!

Киевские чиновники снова хотят остаться при должностях и рычагах управления. Они снова хотят указывать, сколько деревьев высадить в Мелитополе и какое количество мест должно быть в одесских школах. Они хотят контролировать большинство закупок, которые делаются в областях, районах и городах местными громадами.

Именно поэтому их цель – заболтать реформу, довести ее до абсурда, и в конце концов – похоронить ее.

· Попытки правительства сегодня пересмотреть бюджетные отношения между центральной и местной властью лишний раз это подтверждают. Кабмин внес проект изменений в Бюджетный кодекс, в котором, в частности:

· Регионам оставляют 10% налога на прибыль предприятий, но забирают 25% средств от налога на доходы физических лиц. То есть, заинтересованность местной власти в том, чтобы как можно больше людей легально получали зарплату – значительно снизится

· Регионам оставляют всю плату за предоставление административных услуг. Больше бюрократии – больше бюджет.

· Своими источниками бюджетных поступлений центр с регионами делится неохотно, но предлагает местным властям вводить… новые налоги! В частности – сбор с розничной продажи пива, сигарет, алкоголя и нефтепродуктов, а также сбор на коммерческую недвижимость.

· Фактически, центр говорит: мы сколько забирали, столько и будем забирать. Хотите насыщать местные бюджеты – берите дополнительно с населения. При этом на местные бюджеты перекладывается груз финансирования, например, национальных культурных памятников.

·

Принципы настоящей децентрализации

Нам нужна настоящая децентрализация. Которая сохраняет страну единой и целостной. И в то же время – позволяет жителям страны решать важнейшие вопросы в рамках своей громады или в рамках региона. Которая позволяет громадам распоряжаться своим имуществом и средствами. И в то же время – не дает расцвести местной коррупции (она ничем не лучше киевской).

· Первый принцип – никто не должен получать право на самоопределение и отделение от страны. Государство должно оставаться унитарным. Федерализм возможен только для тех стран, которые изначально складывались из разных частей, добровольно вступая в общий союз – таких, как Германия, США, Швейцария. Для нас федерализм – это развал целого.

· Второй принцип - все регионы должны в образовательных и культурных программах постоянно развивать направление украинской культуры, украинского языка, украинской истории: чтобы появлялся тот цемент, который будет постоянно связывать всех нас – и особенно, молодое поколение.

· Третий принцип – четкий и строгий контроль над полномочиями местной власти, возможность обжаловать ее решения в центральных органах. Нельзя допустить беспредел местной власти. Нельзя допустить замены киевской коррупции на региональную. Нельзя допустить, чтобы популисты приходили к власти на местах, раздавали обещания, а потом обдирали громаду.

В остальном местные власти могут управлять экономикой и социальной сферой гораздо лучше и эффективнее, чем центр. И им надо дать такое право.

Причем, чем меньше уровень, на котором принимаются решения – тем лучше. В таком случае гораздо меньше воровства, гораздо больше ответственности членов громады за то или иное решение. Коррупции точно будет меньше: если председатель сельсовета начнет воровать средства у школьной столовой, на него даже уголовного дела не надо будет заводить – селяне сами с ним разберутся. И он это уже знает!

Децентрализация: социальная, гуманитарная, экономическая

Конечно, решение всех вопросов на самый низовой уровень спустить нельзя. Но решение о количестве койко-мест в больницах, о доплате учителям, врачам и участковым милиционерам – могут и должны приниматься на уровне громады.

Важный момент децентрализации – гуманитарная сфера. Могут быть национальные праздники, но могут быть и региональные. Никто не должен указывать Западу, отмечать или нет день рождения Бандеры. Но и от Востока никто не должен требовать его отмечать. И наоборот.

На региональный уровень должно быть отдано управление инвестициями и их привлечение в регион. И поверьте – регионы будут соревноваться за инвестиции. А инвесторам будет проще решить все вопросы на месте инвестиций, а не бегать по киевским кабинетам.

Децентрализация наполнит договоры между регионами реальным содержанием и смыслом. Экономика построена так, что мы дополняем друг друга, а значит – Днепропетровску будет легко договориться со Львовом об отдыхе детей, а Львову с Днепропетровском – о поставках металлоконструкций для строительства.

ВОЗРОЖДЕНИЕ ЭКОНОМИКИ И БОРЬБА С КОРРУПЦИЕЙ

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Экономика Украины стремительно падает

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.035 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал