Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 18. - Эвон! – радостный крик прокатился по холлу, и в объятьях молодого человека оказался Торин




 

- Эвон! – радостный крик прокатился по холлу, и в объятьях молодого человека оказался Торин. Он рассмеялся и обхватил его своими руками. Эвон, не ожидавший такого поворота событий, упал на пол и поморщился от резкой боли в пояснице. Однако тут же про нее забыл, увидев счастливые искорки в глазах своего племянника.

Мальчик забрался на него и обвил за талию ногами, руки же примостились на плечах. Торин уткнулся носом в основание его шеи и часто прерывисто задышал, прикрывая от удовольствия глаза. Эвон на это лишь вздрогнул и погладил ребенка по спине, ощущая, как тот расслабляется под его неспешной лаской.

- Ты так вкусно пахнешь, – прошептал Торин и провел носом по шее, стараясь запомнить столь родной запах оборотня, который в скором времени станет его вторым родителем. При этом мальчик, лучась довольством, поглядывал на не в меру счастливого отца.

- Правда? – удивился молодой человек, поднес правую руку к лицу и принюхался. Ничего особенного. Обычный запах кожи.

- Да...

- И чем же я пахну?

- Стаей.

Ребенок вздохнул и прижался еще сильнее. Эвон недоуменно посмотрел на своего брата, не понимая, о чем говорит Торин.

- Обратившись, ты стал полноправным членом нашей семьи. Возродились давно разрушенные связи. Дети к этому более восприимчивы, нежели взрослые. Для них даже спокойствие, уют и защищенность имеют свой специфический запах. Торин, имел ввиду, что ощущает не только родственную человеческую связь, но и узы оборотней.

Честно признаться из этого объяснения Эвон мало что понял. Элан улыбнулся, отгадав его мысли.

- Со временем ты все узнаешь и станешь понимать не подсознательно, а на уровне инстинктов.

Эвон кивнул и, перехватив ребенка поудобнее, поднялся.

- И чем же я, по-твоему, пахну? – полюбопытствовал он.

Малыш отстранился и совсем по-звериному потерся своим носом о щеку молодого человека.

- Травой и апельсинами.

Эвон поморщился от чего его отец и брат рассмеялись.

- Какой ужас! – притворно возмущенно воскликнул молодой человек, улыбаясь. – Мне срочно нужно принять ванну.

Торин отрицательно покачал головой.

- Нет.

- Почему?

- Мне нравится.

- Да и вряд ли тебе удастся от него избавиться, – добавил за ребенка Сэт.

- А как пахнут твой отец и дедушка, Торин? – спросил Эвон и направился к лестнице.

- Папочка пахнет хвоей, а дедушка землей.

- Ну вот, – возмутился Сэт, усмехнувшись, – и почему у меня такой отвратительный запах.

- Нет, – нахмурился Торин. – Приятный.

Старший мужчина засмеялся и, обогнав их, зашагал быстрее.

- И на том спасибо.

Он двинулся по коридору, оставляя своих отпрысков наедине. Пусть развлекаются. Ему же еще предстояло заняться делами, которые не терпели отлагательств. Из-за всей этой шумихи у него их, несомненно, накопилось слишком много.



- Пойдем, Торин, твоему дяде необходимо привести себя в порядок и немного отдохнуть, – проговорил Элан, когда отец скрылся за дверью своего кабинета.

Мальчик ничего не ответил, а только сильнее прижался к молодому человеку.

- В скором времени ты его снова увидишь, – мужчина потянулся к ребенку, но тот отвел его руку в сторону.

Элан нахмурился.

- Торин... – начал он, но его прервал брат.

- Да ладно тебе, Элан, пусть остается. Должно быть, он очень соскучился.

- Но...

- Все нормально. Пусть побудет немного со мной.

- Тебе же надо принять ванну. Торин будет только мешать.

Мальчик недовольно засопел, уткнувшись в шею второго родителя, и пробурчал:

- Не буду. Мы сделаем это вместе.

Элан вздохнул, сдаваясь.

- Хорошо. Я зайду чуть позже.

Эвон кивнул и, не удержавшись от мимолетного желания, сделал шаг вперед и лизнул его щеку, а затем быстро ретировался. Элан удивленно поднял руку и провел пальцем по мокрому следу, глупо улыбаясь и смотря на закрывшуюся за братом дверь.

Улыбка превратилась в довольную ухмылку, а зверь внутри мужчины недовольно рыкнул, поднимаясь и разминая затекшие мышцы. «Уже совсем скоро» - мысленно успокаивал человек животное. – «Потерпи еще немного».

Волк потоптался и снова лег, заскулив. По его мнению, Элан сильно медлил. Мужчина усмехнулся. Зверь был прав. Вот только его терпение в скором времени с троицей окупиться. Уж в этом он был уверен как никогда ранее.



Эвон, войдя к себе в помещение, тут же направился в ванную комнату. Там он включил теплую воду и попытался поставить ребенка на пол, но тот не желал его отпускать.

- Малыш, давай ты ненадолго меня оставишь, и как только я закончу, снова буду в полном твоем распоряжении.

- Нет. Хочу с тобой.

Эвон вздохнул. Молодой человек и не предполагал, что ребенок говорил о совместном омовении всерьез. А впрочем, чего ему стесняться, он уже не человек.

- Хорошо, но только дай мне раздеться. Да и сам сними одежду.

Мальчик поспешно кивнул, и Эвону, наконец, спустил его на пол. Они быстро избавились от одежды и погрузились в теплую воду. Молодой человек довольно вздохнул, расслабляясь и прижимая ребенка к своей груди. Торин положил на нее голову и прислушался.

- Так тепло, – прошептал он, закрывая глаза и через несколько минут уже спал.

- Торин, – позвал молодой человеку ребенка, но малыш не отозвался.

Эвон улыбнулся и, поддерживая, аккуратно намылил его волосы и поспешил смыть. Создавалось ощущение, что все это время ребенок не спал. Неужели, он так за него волновался?

Молодой человек вздохнул, при этом зевнув. Похоже, пора было заканчивать. Он поудобнее перехватил спящего малыша, который от его действий так и не проснулся и, быстро осушившись полотенцем, направился в комнату, где лег на кровать, накрываясь и прижимая малыша к своему обнаженному телу. Удивительно, но мысль об этом нисколько не смущала. Похоже, с пробуждением зверя, Эвон сильно изменился. Но молодой человек ни о чем не жалел. Ведь жизнь без своей звериной сущности казалось ему теперь пресной и ограниченной. Сейчас же она будто взорвалась новыми яркими красками. Эвон прикрыл глаза. Он, наконец-то, был дома.

 

* * *

Элан, стараясь не шуметь, вошел в комнату и, аккуратно закрыв за собой дверь, приблизился к кровати. На лице заиграла нежная улыбка, когда его взгляд скользнул по спящим. Эвон и Торин тесно прижимались, грея друг друга теплом своих тел. Мальчик при этом тихо посапывал, уткнувшись в грудь своему дяди. Эвон же чему-то хмурился. По-видимому, даже во сне никак не мог поверить в случившееся. Ничего неординарного не произошло, но все же обращение являлось сообразным стрессом для организма. Чтобы привыкнуть к новой жизни ему понадобиться время.

Мужчина протянул руку и погладил своего сына по голове. Тот, вздрогнув, мгновенно проснулся.

- Папа?.. – хрипло прошептал мальчик. Но Элан не дал ему продолжить, приложив указательный палец к губам.

-Тише, а то разбудишь Элана, - шепнул он.

Торин кивнул и выжидающе уставился на отца. Каким же понятливым был у него сын. Вот и сейчас он не сомневался, что тот выполнит его немую просьбу. Мужчина молча кивнул в сторону двери и выразительно посмотрел на Торина.

Малыш поморщился, но возражать не стал. Аккуратно выбравшись из объятий дяди, ребенок спрыгнул с кровати и, сверкая наготой, скрылся за дверью. Элан усмехнулся. Оборотням не свойственно смущение. Быть обнаженными для них куда более естественно, нежели носить одежду, которая сковывала и порой раздражала до такой степени, что ее хотелось сорвать.

Мужчина присел на кровать, и некоторое время любовался спящим Эвоном. Несмотря на чуть хмуримое выражение лица, молодой человек походил на ребенка. Элан склонился над своим братом, и вдохнул столь будоражащий аромат. Он призывал его, и невозможно было удержаться от искушения. Но все же Элан пытался себя контролировать, не понимая, почему колеблется. Может, он до сих пор не мог поверить, что в скором времени младший брат будет полностью принадлежать ему?

Ну что ж, пришло время осуществить свою мечту, которой грезил на протяжении всех этих проведенных в одиночестве лет. Мужчина поднял руки и принялся расстегивать рубашку. Быстро справившись, он откинул ее в сторону, ощущая, как внутри поднялся зверь, довольно облизываясь.

Элан потянулся к ремню на поясе и замер, почувствовав, что брат зашевелился. Он посмотрел на Эвона и облегченно вздохнул, заметив, что тот просто перевернулся, при этом одеяло чуть сползло, открывая взору живот и бедра. Взгляд мужчины задержался на пупке. Невыносимо хотелось уделить ему внимания, облизывая и вылизывая.

Мужчина встряхнул головой и отвернулся, вновь принимаясь раздеваться. Когда брюки бесформенной кучей улеглись неподалеку от кровати, он быстро стянул с себя нижнее белье и бесшумно скользнул под одеяло, переворачивая своего брата на спину и накрывая его тело своим. Тот лишь что-то недовольно промычал, но так и не проснулся.

Элан склонился к его шее, лизнув ее основание, провел влажную дорожку до подбородка, затем отстранился и приблизился к кончику губ. Язык скользнул внутрь, и мужчина довольно вздохнул, когда губы Эвона раскрылись навстречу, впуская и давая согласие.

Поцелуй неспешный, нежный, немного ленивый. Он был направлен на пробуждение. Эвон застонал и распахнул свои глаза, отстраняясь. Его затуманенный взор скользнул по лицу брата.

- Элан, – улыбаясь, прошептал он и напрягся, – Торин...

- Тише, – не дал ему договорить мужчина. – Я попросил его оставить нас наедине.

Эвон мгновенно расслабился и облегченно вздохнул. Ему бы не хотелось, чтобы кто-нибудь стал свидетелем всего этого. Подумать об этому как следует ему не удалось, поскольку Элан склонился и захватил его губы в плен. Язык быстро скользнул внутрь, вызывая у них стоны. Эвон зажмурился и прижался ближе, чувствуя, как поцелуй из нежного превращается в более глубокий и агрессивный. Он горячил тела, заставляя покрываться испариной. Сколько это безумие длилось, молодой человек не знал. Но в один прекрасный момент Элан резко отстранился и потерся своей возбужденной плотью о его ногу. Рука мужчины скользнула вниз, лаская и заставляя выгибаться в желании усилить и без того яркое удовольствие.

Элан самодовольно ухмыльнулся, поглаживая плоть брата, и снова прижался к его губам. Однако на этот раз он их просто лизнул и спустился к шее, а затем скользнул к плечу, вылизывая языком чуть солоноватую кожу и, вдыхая дурманящий аромат страсти, который смешивался с его собственным запахом, выступая в дуэте. Все это почему-то вызывало ассоциации с музыкой. Может, потому что для оборотней ощущать запах было также реально, как, к примеру, прикасаться к гладкой или шероховатой поверхности предметов.

Эвон застонал, когда рука брата внезапно исчезла, и тот, ухватившись за одеяло, откинул его в сторону, открывая жадному взору столь желанное тело. Мужчина сполз чуть ниже, прикусывая грудь и покрывая легкими поцелуями живот. Молодой человек поднял руку и ухватился ею за волосы брата, словно пытался остановить. Вот только Элан умело выскользнул, не позволяя нарушить свои планы. Он провел кончиком носа вокруг пупка, вновь вдыхая аромат Эвона. Это было непередаваемо, восхитительно, будто качественный наркотик, к которому он по прошествии всего нескольких минут безвозвратно пристрастился.

Молодой человек задрожал и зажмурился, стараясь унять безумный стук сердца и выровнять прерывистое дыхание. Но все его попытки пошли прахом, как только язык старшего брата скользнул в маленькую ямку. Рычание сорвалось с его уст, и он, распахнув глаза, невидящим взором уставился в потолок, мерцающими желтизной глазами, чувствуя, как во рут удлиняются зубы превращаясь в клыки.

Элан смотрел на Эвона точно такими же волчьими глазами и ухмылялся, прекрасно понимая, что тот сейчас пытался сдержать внезапную трансформацию. Но та под напором ярких эмоций не желала сдаваться.

Несколько минут борьбы и Эвон облегченно вздохнул, когда давление волка прекратилось. Вот только глаза по-прежнему оставались желтыми, а зубы острыми, да и на руках и ногах ногти превратились в острые когти. Одно неверное движение и прольется кровь. От мысли об этом рот наполнился слюной, и молодой человек с жадностью сглотнул, встряхивая головой.

Элан оторвался от своего увлекате6льного занятие и заглянул в наполненные жаждой глаза младшего брата. Он знал о его скрытом желании. Честно признаться, мужчина и сам испытывал подобное.

Довольно ухмыльнувшись, Элан провел острым когтем по груди брата, наблюдая за набухающими капельками крови и ощущая, как в ароматные нотки страсти примешивается запах железа.

- Что ты делаешь? – дрожа прошептал Эвон. Он не был против подобного, что несказанно шокировало. Молодой человек не стал занимать самоанализом, решив, что раз происходящие не вызывало отвращения, значит так и должно было быть.

- Увеличиваю наслаждение, – с улыбкой ответил он и слизал кровь, вызвав стон не только у себя, но и у брата.

- Хочешь попробовать? – добавил мужчина.

Эвон, не колеблясь, кивнул и вот уже на груди брата красуются две полосы, сочащиеся кровью. Он заворожено смотрел, как стекают красные струйки и не в силах противиться желанию, слизал, вызвав рык у Элана.

Мужчина схватил его за плечи и прижал к кровати, скалясь. Вот только не от злости, а от желания. Элан будто предупреждал, чтобы тот оставался неподвижным. Эвон, чувствуя головокружение, с трудом кивнул и вскрикнул, когда брат, раздвинув ноги, взял его плоть и принялся тщательно вылизывать. Обхватить ртом он ее не мог, боялся причинить вред острыми зубами. Издержки желания. Однако если судить по стонам и сбивчивому дыханию, младший брат вовсе не был против.

Качаясь на волнах удовольствия, Эвон не заметил, как вновь ухватился за волосы Элана и с силой дернул. Тот что-то недовольно заворчал и приподнялся, удивленно посмотрев на него. Раскрасневшийся, с чуть прикрытыми глазами молодой человек представлял по истине прекрасное зрелище.

Элан застонал, сдаваясь, и, посмотрев на свои руки, сглотнул, с трудом беря контроль над своими эмоциями и наблюдая за тем, как когти на руках медленно исчезают. Улыбнувшись, он смочил указательный и средний пальцы слюной и, опустив руку, без предупреждения скользнул внутрь, заставляя Эвона дернуться и поморщиться от легкого дискомфорта.

- Мог бы и предупредить, – недовольно проворчал молодой человек и, выгнувшись, застонал, когда тело пронзила яркая вспышка наслаждения.

- Если бы я предупредил, то было бы не интересно, – самодовольно ухмыльнулся Элан и чтобы не слышать возражений скользнул вверх и прижался к его губам своими, неустанно растягивая и добавляя третий палец. Эвон этого даже и не почувствовал, захваченный ленивой игрой языков.

Когда поцелуй прервался, Элан разместился между ног Эвона и, положив руку на плоть брата, отвлекая, сделал резкий точек. Последний в свою очередь поморщился недовольный легкой грубостью и обхватил его руками, скользя языком по плечу и шее мужчины.

Элан быстро задвигался, не в силах больше терпеть. Впрочем, Эвон ничего не имел против, поскольку уже сам находился на грани. Слишком, по его мнению, затянулись ласки. Он приподнялся и лизнул старшего брата в щеку, а после скользнул к его губам, получая желаемое.

По комнате разлилось синхронное рычание, смешанное со стонами, а аромат разгоряченных тел только усилился, пьяня и толкая в омут безумного наслаждения. На пике удовольствия Эвон почувствовал какое-то странное непреодолимое желание. Волк внутри скулил и рычал, требуя определенных действия. Не понимая, что творит, он вцепился в плече старшего брата, получая ответную услугу.

Эвон закричал, сотрясаясь в конвульсиях разрядки и слыша, как в ответ прерывисто стонет брат и замирает, опускаясь на него, тяжело дыша. Горячее дыхание опаляет кожу в районе укуса, заставляя вздрагивать.

Молодой человек бездумно улыбнулся. Ничего подобного он раньше не испытывал. Да и удовольствие не было таким ярким. Несомненно, ему всегда это нравилось. Но теперь прочие любовные связи казались ему лишь искорками. В то время как с братом это было подобно пылающему огню.

Эвон поморщился, когда Элан освободил его от тяжести своего тела и лег рядом. Почему-то в груди от данных действий образовалась пустота. Захотелось прижаться, чтобы навсегда избавиться от этого чувства. Еще не осознав этого, он придвинулся ближе и, обхватив рукой старшего брата, уткнулся носом ему в шею и, удовлетворенно вздохнув, прикрыл глаза.

- Устал? – послышался тихий шепот.

Эвон кивнул.

- Ты выпил меня досуха.

Элан рассмеялся и коснулся укуса на плече Эвона. Раздалось тихое: «мой», и молодой человек, довольно зажмурившись и улыбнувшись, кивнул.

- Конечно, твой. Куда я денусь.

Мужчина крепко обхватил его руками и прижал к себе еще ближе, хотя казалось это уже не возможно.

- Ты даже не представляешь, как больно мне было, когда ты исчез и одиноко все эти годы, – проговорил Элан.

- Представляю, – возразил Эвон и посмотрел на старшего брата. – Я чувствовал тоже самое, и если бы не потеря памяти, обязательно бы вернулся к тебе и отцу. Но мама своей магией спутала все мои планы.

- Не вини ее. Она всего лишь человек.

- Не буду. Но все же очень на нее злюсь.

- О мертвых плохо не говорят, – наставительно произнес Элан и запечатлел на его губах нежный поцелуй.

- Знаю. Поэтому все забуду, оставив в прошлом. Что было, то давно прошло. Нужно двигаться дальше.

- Вот это правильно. Жизнь продолжается.

Элан зевнул и прикрыл глаза. Эвон последовал его примеру, тихо пошептав:

- Я так счастлив, что вернулся.

Это было последнее, что он произнес, поскольку сон окончательно завладел им, увлекая в свои глубины.

А вот Элан удивленно распахнул глаза и посмотрел на брата. На губах на миг промелькнула нежная улыбка, и тихий шепот наполнил помещение:

- Люблю тебя.

 

КОНЕЦ.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал