Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 16. Эвон приподнялся и провел рукой по лицу, при этом зевнув




 

Эвон приподнялся и провел рукой по лицу, при этом зевнув. Что это? Сон? На губах заиграла усмешка. Мало на него походило. Он склонялся к мнению, что это было скорее своеобразное наводнение прошлого. Да и выспавшимся он себя не чувствовал. Будто и не отдыхал вовсе.

Молодой человек потянулся, разминая затекшие мышцы и недовольно зашипел, когда ткань скользнула по коже, которая до сих пор невыносимо зудила. Эвон аккуратно приподнял футболку и посмотрел на свой нательный рисунок. Кожа вокруг него слегка покраснела, словно кто-то, приняв изображение за простые чернила, пытался отмыть их, неустанно работая губкой.

- Черт! – выругался Эвон и поморщился, когда не удерживаемая больше ткань заскользила по коже. Он стиснул зубы и зажмурился, пытаясь отвлечься. Удивительно, но сделать это оказалось не так сложно, как казалось.

Внезапно на губах Эвона заиграла улыбка. Теперь, когда воспоминания наводнили сознание, молодой человек более не чувствовал пустоту и отчужденность от реального мира. А ведь еще совсем недавно он ощущал себя чужаком в своей собственной семье. Сейчас эти эмоции казались такими жалкими и недостойными внимания.

Эвон вновь поморщился. Это невыносимо! Молодой человек с остервенением принялся чесать кожу. От данных действий она горела и немного болела, но облегчения он не чувствовал. Молодой человек вздохнул. Внутри что-то едва ощутимо шевелилось. Оно не хотело быть терпеливым, и что-то подсказывало Эвону, что это его внутренний зверь так стремился на свободы.

Молодой человек снова улыбнулся. Он отчетливо помнил свое первое превращение. Она было болезненным, но таким долгожданным. Еще бы, ведь ему так хотелось поскорее догнать братика, который во всю мог развлекаться по ночам в лесу. Но когда он получил желаемое, отец все равно не брал его с собой. Слишком уж Эвон был мал для этих своеобразных посиделок в кругу матерых оборотней. Мальчик очень сильно обижался и каждый раз с помощью истерики пытался заставить взрослого подчиниться и исполнить мимолетный каприз. Конечно же, на отца подобные выходки не действовали, но вот брата расстраивали. Возможно, именно поэтому Эвон тогда пообещал ему немного подождать. Вот только так и не дождался этих совместных прогулок. Мать не дала ему ощутить счастье быть единым со стаей. Эвон никогда ее ни в чем не обвинял. Но вот чувство обиды все эти годы жгло и однажды...

Эвон застонал. Боль предупреждающе кольнула сознание. Будто этот «раздел» прошлого был для него закрыт. Молодой человек выругался, упорно разыскивая в открывшихся воспоминаниях, скрытое.

По телу прокатилась дрожь, за ней последовал холодный пот. Он должен попытаться иначе...



- Не надо, - раздался чей-то голос.

Эвон вздрогнул. Его взгляд метнулся туда, откуда доносились слова. У дверей стояла Элиана.

- Почему?

- Тебе стоит отдохнуть. Не нужно пытаться вспомнить сразу все. Когда придет время прошлое само откроет для тебя свои двери.

Эвон нахмурился.

- Откуда ты знаешь об этом?

Элиана прошла в комнату. В руках она держала разнос с едой. Приблизившись к нему, она опустила его на кровать и с улыбкой произнесла:

- Мама сказала, а она у нас эксперт по магическим печатям, – ответила девушка. – Поешь. Тебе нужно набраться сил. Слишком уж ты себя измотал.

- Магическим печатям?

- Да. А ты что не знал? Она красуется на твоем теле. Даже я на расстоянии ее чувствую. Твоя мама была очень сильной ведьмой.

Эвон приподнял футболку и посмотрел на практически стертый рисунок.

- Ведьмой?

Эвон был настолько поражен, что совершенно забыл о еде, которой хотел насладиться.

- Ешь, не отвлекайся, – подбодрила его девушка, заметив, что тот замер, так и не донеся ложку с куриным бульоном до рта.

Эвон проглотил ее содержимое и только после этого выругался. Странно... Данная новость удивила, но не шокировала, как известие о том, что его отец и брат оборотни. Что ж, похоже, у него выработался своего рода иммунитет.

- Ведьма, – прошептал он.

- Да. Ты, конечно, вряд ли еще это вспомнил. Но у нас вся семья такая. Магический дар всегда передавался от поколения к поколению. Кто-то был сильнее, кто-то слабее. Так вышло, что и тетя Лаиза, и мама стали обладателями большого потенциала. Ты же тоже уникален. Смог вобрать лучшее от двух могущественных семей. Возможно, именно поэтому мама хочет видеть тебя главой нашего клана.



В словах Элианы было столько грусти. Казалось, девушка этого не хотела. Ну конечно, она же прямая наследница! Ей полагалось занять данное место.

- Главой?

Элиана кивнула.

- Так хотел наш дедушка. Да и твой дед со стороны отца.

Эвон вздрогнул. Слишком много информации за один день. Он, конечно, рад, что все постепенно прояснялось, но вовсе не был счастлив стать главой клана Диоссо. Не то чтобы ему здесь не нравилось или же молодой человек испытывал антипатию к родственникам. Просто его с неимоверной силой тянуло к Элану. От этого сердце сжимали тиски тоски. С каждым пройденным часом хотелось вырваться из этого дома. Удивительно, как еще он не ринулся исполнять свое желание.

- Извини, но не думаю, что подойду для этого, – сказал Эвон, вновь возвращаясь к еде. Слишком уж настойчивым был урчащий желудок.

- Что? – удивилась Элиана. – Но как же мы?

- Я уверен, найдется более достойный человек, который желает этого.

- Но мама так рассчитывает на тебя.

- Ей придется отказаться от...

Договорить он не успел, поскольку их прервал недовольный оклик:

- Элиана!

Девушка вздрогнула и, обернувшись, посмотрела на весьма недовольную мать.

- Я же просила тебя держать язык за зубами! – процедила она.

Элиана потупилась, но виноватой себя вовсе не чувствовала, поэтому слишком уж фальшиво прозвучало последующее за этим извинение.

Фелия пронзила ее гневным взглядом. Эвон ожидал отповеди, и когда ее не последовало, очень удивился.

- Паршивка, – ласково произнесла женщина.

- Вся в тебя, – гордо выпрямившись, парировала Элиана.

И снова ожидания Эвона не оправдались.

- Конечно. Все же моя плоть и кровь.

Эвон хмыкнул. Странная семейка. Впрочем, он и сам не был обычным человеком, если учитывать наследие оборотней и магов.

- Как ты себя чувствуешь, Эвон? – поинтересовалась Фелия и, приблизившись к нему, внимательно осмотрела.

- Сносно.

- Устал?

- Немного.

- Эх, придется немного подождать.

От такого вывода Эвон поперхнулся едой и вопросительно посмотрел на тетю.

- Чего подождать?

- Принятие в клан Диоссо, конечно. Для этого необходимо провести ритуал, а уж после этого будет наречение.

- Какое наречение? – подозрительно прищурился молодой человек.

- Наречение тебя главой.

Эвон положил ложку в тарелку.

- Я же сказал, что не желаю этого, – недовольство отразилось на его лице.

Женщина на это лишь хмыкнула и произнесла:

- Мы вернемся к этому чуть позже.

- Нечего к этому возвращаться, - Эвон чувствовал, как нарастает гнев, а если учитывать, что его еще и терзал зуд, то молодой человек был очень зол.

Фелия поджала губы, но ничего не сказала. Она лишь пристально смотрела на своего племянника. Эвон видел, что женщина не собиралась сдаваться, но и молодой человек был не намерен уступать и принимать решение в угоду чужим желаниям.

Их молчаливую дуэль прервал стук в дверь. Не дожидаясь ответа, незваный гость вошел, и присутствующие дружно пронзили Сайрона раздраженными взглядами. Мужчина поежился под тремя парами глаз и, криво улыбнувшись, произнес:

- Что?

Фелия встрепенулась.

- Ничего важного, дорогой.

Сайрон подозрительно на нее покосился.

- Правда? А с виду не скажешь.

Верховная Мать улыбнулась.

- Просто ты прервал наш разговор.

Элиана хмыкнула, чем тут же привлекла внимание отца.

- Та еще выдалась беседа, – сказала она, ответив на его немой вопрос, и направилась к выходу, игнорируя укоризненный взгляд матери.

- Ты что-то хотел, Сайрон? – спросила Фелия, когда дочь удалилась.

- К нам пожаловали гости.

Эвон видел, как женщина вздрогнула и напряглась. В сознание молодого человека закралось подозрение. Неужели... Однако его мысль не успела оформиться, поскольку ее будто намеренно спугнула Фелия.

- Мы закончим наш разговор позже, – сказала она. – Ты пока отдохни, а мы поприветствуем гостей и узнаем о цели их визита.

Молодой человек наблюдал за тем, как его родственники выходят. Когда за ними закрылась дверь, он отставил разнос с едой в сторону и встал с кровати, чувствуя легкое головокружение. Подождав пока оно прекратиться, Эвон медленно направился к двери. Он не собирался отсиживаться в комнате. В груди разлилось приятное тепло. Что это? Неужели надежда?

Эвон поморщился, неустанно почесывая кожу. Ее все также нестерпимо хотелось разорвать, только бы прекратиться зуд. Молодой человек постарался успокоиться и потянулся к дверной ручке. Выйдя в коридор, он направился в гостиную. Наверняка именно там Фелия будет встречать гостей.

* * *

Элан с раздражением наблюдал за тем, как в гостиную, высоко и гордо подняв головы, входят Верховная Мать клана Диоссо и ее супруг. Они прошли к креслам и с удобством расположились. В комнате некоторое время царило молчание. Элан сидел, напряженно следя за каждым движением женщины и мужчины, при этом с наслаждением выдыхая аромат своей пары. Он был отчетливо ощутим. Но Элан знал, что через некоторое время он выветрится, но вот тонкие нотки еще долго будут будоражить обоняние.

- Зачем пожаловали, господин Сорон, – недовольно проговорила Фелия, пристально разглядывая старшего сына Сэта. Она не была с ним знакома, но на редких встречах глав семей все же видела его, правда издалека. Он всегда привлекал к себе внимание грустью в глазах и едва заметной вымученной улыбкой. Странный образ и нейтральная позиция, которую Элан занимал в многочисленных спорах с собеседниками, всегда вызвали у женщины чувство нереальности.

Порой ей казалось, что этот человек лишь иллюзия, игра ее воображения. Вообще семья Сорон была необычной, и дело тут даже не в зверином наследии. Вокруг них всегда концентрировались весьма странные магические нити. Они обвивали их словно коконы, надевая возможности заглянуть в души и прочитать самые потаенные мысли.

Единственный, кто не обладал подобным был Эвон. Он представлялся Фелии открытой книгой. Вот только прочитать ее не представлялось возможным. Толи язык был ей неизвестен, толи слова и предложения были так просты, но скрывали в себе шифр, разгадав, который можно узнать правду. Только корпеть над ним придется слишком долго и посему не стоит даже пытаться.

- Сегодня вы не очень-то дружелюбны, госпожа Диоссо, – с улыбкой на устах промолвил Сэт, но глаза его оставались серьезным, а в их глубине плескался гнев.

- Тоже самое я могу сказать и о вас, господин Сорон, – парировала женщина, поглядев на своего мужа и получив от него одобрительный взгляд. Супруг всегда гордился ее несгибаемостью.

- У меня как раз на это имеются все основания.

- Правда? И какие же?

- Вы и так это знаете, госпожа Диоссо.

Женщина старательно делала вид, что ничего не понимает, что неимоверно злило. Элан мысленно выругался. Ему хотелось немедленно встать и отпрапвиться на поиски Эвона. Но отец запретил ему действовать самостоятельно. Ослушаться альфу было невозможно. Сила его слова заставляла подчиняться. Своеобразная магия.

- Мне очень жаль, но не знаю, – сказала Фелия, но Сэт уловил, как ее голос едва заметно дрогнул. Ложь. Своим ядом она пропитывала царившую в помещении атмосферу.

- Да не ужели, – усмехнулся Сэт. – А слово «похищение» вам ни о чем не говорит?

- Что?! – воскликну Сайрон, вмешавшись в разговор. Он выглядел излишне возмущенным. Что сказать, супруг госпожи Диоссо был ужасным актерам.

- Вы смеете нас в чем-то обвинять! – возмутился мужчина.

- Сайрон, – ласково одернула его Фелия. Супруг замолчал и недовольно посмотрел на жену. Ну что ж, попытаться стоило. К сожалению, оборотни очень хорошо чувствовали ложь.

- Прекрасный спектакль, – улыбнулся Сэт.

- Спасибо за столь высокую оценку, господин Сорон.

- Рад, что смог вам польстить. Но теперь прошу вернуть мне сына, госпожа Диоссо.

- К сожалению, этого сделать я не в силах, – сказала женщина, изображая раскаяние.

Сэт напрягся.

- Видите ли, господин Сорон, Эвон наследник нашего клана, и поэтому я не могу его так просто отпустить, – продолжила Фелия.

Сэт нахмурился.

- Неужели вы решили исполнить глупое желание наших отцов. Они уже давно покоятся с миром, так не стоит ли прекратить подчинятся их прошлым приказам?

Фелия вздохнула.

- Я не могу этого сделать, господин Сорон. Эвон носитель двух наследий, и рано или поздно они оба проявятся во взаимодействии друг с другом. Я не могу упустить возможность сделать клан еще сильнее, чем на данный момент. Отказаться от такой силы сродни преступлению, не так ли?

Сэт хмыкнул. Мужчина прекрасно ее понимал. Но если он уступит, то лишиться и своего старшего сына.

- Вы помните, госпожа Диоссо, что Эвон должен выбрать сам.

- Конечно. Это было нашей договоренностью.

- Сейчас вы нарушаете ее.

- И в чем же мое нарушение заключается?

- Вы оказываете давление на моего сына.

- У вас есть доказательства?

Сэт не успел ничего сказать, поскольку его опередил до предела разозленный Элан. Он более не мог сдерживать свою ярость и игнорировать запах Эвона, который внезапно усилился, рождая желание немедленно оказаться рядом с братом.

- Достаточно!

Присутствующие, дружно вздрогнув, удивленно воззрились на мужчину. Тот, завладев всеобщим вниманием, продолжил:

- Мне надоело быть участником этого спектакля. Вы не имеете права препятствовать мне в желании вернуть моего брата.

- И почему же? – спокойно поинтересовалась Фелия, взяв себя в руки. – Назови мне хоть одну достойную причину.

Элан ехидно оскалился. Совсем как волк.

- Эвон моя пара.

Эти слова прозвучали словно крик «пожар», внезапно охладив пыл присутствующих и прогнав их воинственный настрой.

- Не может быть.

- Очень даже может, – бросил Элан и только сейчас сообразил, что это не было произнесено Фелией. Мужчина нахмурился и обернулся, заметив в дверях удивленного Эвона. Надо же за спором никто из них не заметил, что у них появился посторонний слушатель.

- Эвон! – воскликнули собеседники хором. Сайрон и Фелия с удивлением и огорчением, поскольку они не рассчитывали на его появление, желая все уладить, как можно быстрее, при этом удержав молодого человека в своем клане. Сэт и Элан с радостью от осознания, что с ним ничего плохого не случилось и тот в полном здравии. Последний решительно направился к брату, но на секунду взволновано замер, когда молодой человек, застонав от боли, ухватился за голову и согнулся. Минутное колебание и Элан оказался рядом.

- Что случилось? – испугано произнес мужчина.

Ответом ему был очередной стон. Эвон зажмурился и неосознанно опустился на колени, чувствуя, как тело буквально выворачивает боль, а в ушах стоит неприятный хруст костей.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал