Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Продолжение биографии




В мире литературы того времени все было очень непросто. В силу молодости Ершов не смог это разглядеть, да и скрывалось это все тщательно. Политика и литература плотно переплетались. Журнал «Северная пчела» был булгаринским. Это означало, что хвалебная речь в журнале о Ершове своей целью имела сделать его «своим» писателем.

Журнал «Молва» зачисляет Ершова в «смирдинские писатели» и публикует негативный отзыв о «Коньке-Горбунке», называя это произведение подделкой. Автор статьи писал: «Конек-Горбунок не имеет не только никакого художественного достоинства, но даже и достоинства забавного фарса». Это удар ниже пояса для писателя. Автором статьи этой, кстати, был В. Белинский.

Порвать со Смирдиным Ершов не мог из-за затруднительного денежного положения, Плетнев же соглашался печатать в «Современнике» его стихи исключительно бесплатно.

И хотя, внешне все казалось удачным, стихи Ершова печатались в журналах, автор начинает понимать, что они не идут ни в какое сравнение с его сказкой. Поэма «Сибирский казак» тоже не оправдала надежд Ершова, хоть и была напечатана в журнале «Библиотека для чтения».

Была у Ершова и попытка вернуться к сказительному народному жанру, идея оформилась в виде поэмы «Иван-царевич». Но поэма так и не была написана, а рукописи ее Ершов сжег в порыве разочарования. Пробует он себя и в создании либретто русской оперы. По характеру это была волшебно-героическая опера, имевшая название «Страшный меч». Некоторые ее части оказались даже весьма удачными. Либретто получило одобрение к представлению в свет. Но представлено так и не было. Ершова опередила опера Глинки «Жизнь за царя».

Столица все больше начинает тяготить Ершова и он подумывает вернуться в Сибирь. В 1834 году умирает брат Ершова Николай, так и не окончив университет. Братья были очень дружны между собой, поэтому это известие потрясло Ершова. Да и для матери это было ударом. Петр и мать сближаются в горе, они еще больше крепнут в своем желании вернуться в Сибирь. Его друг Константин Тимковский хочет вернуться вместе с Ершовым и этим еще больше поддерживает Петра в своем решении.

И вот, наконец, летом 1836 года Ершов покидает Петербург. Но за 6 лет Ершов повзрослел, он вернулся кандидатом Санкт-Петербургского университета, одним из самых читаемых авторов России. А назначен был всего лишь учителем латинского языка в младших классах.

2 июня 1837 г. состоялось значительное событие в жизни Тобольской гимназии. Учреждение удостоилось высочайшего визита наследника русского престола, будущего царя Александра II. Присутствовавший на приёме учитель Ершов «имел счастие поднести наследнику свою хвалебную оду», а также партитуру к опере «Сибирский день», специально написанную в честь приезда цесаревича. За что был пожалован 500 рублями ассигнациями. Вместе с наследником в Тобольск прибыл и старый петербургский знакомец Ершова, знаменитый поэт Жуковский. Василий Жуковский, будучи, наставником великого князя, представил и самым замечательным образом отрекомендовал Ершова. После этого случая у Ершова затеплилась надежда на возвращение в Петербург. Однако этим мечтам не суждено было сбыться.




В 1839 г. Ершов страстно влюбляется и женится на Серафиме Александровне Лещёвой – вдове, имеющей уже четырёх детей. Серафима Александровна – дочь бывшего директора гимназии в Тобольске, женщина красивая и образованная, дама опытная и практичная, не сразу, но все, же соглашается на брак с молодым учителем.

После женитьбы жизнь Ершова претерпевает серьёзные изменения. Он вынужден сосредоточиться на добывании хлеба насущного. В течение всей жизни на долю Петра Павловича Ершова выпадет множество тяжелейших испытаний. Смерть нещадно косила близких поэта. В юности за совсем короткое время он потерял отца, старшего брата, маму. Дважды был вдовцом (всего женился трижды). Изучение документов, в первую очередь писем Ершова, позволило установить, что у поэта было 15 детей от трёх браков, из которых до совершеннолетнего возраста дожили всего лишь четверо. Остальные умирали в младенчестве. Судьба нещадно била и швыряла Ершова. Однако даже при самых печальных обстоятельствах и тяжёлых бытовых условиях поэт продолжал творить. Пётр Павлович был глубоко верующим человеком и с истинно христианским смирением принимал эти страшные горести. Религия являлась одним из основных источников вдохновения поэта. В сибирский период из-под его пера вышли несколько произведений различного формата: быль «Сибирский казак», поэма «Сузге», серия рассказов «Осенние вечера», а также стихотворения. Нам известно о том, что Ершов вынашивал планы по созданию 10-и томной сибирской сказочной эпопеи под названием «Иван-Царевич – сказка сказок в десяти книгах и ста песнях». К великому нашему сожалению, эта идея так и не осуществилась.



Достойна внимания официальная характеристика Ершова от 1857 г., а в «Списке лиц, заслуживающих внимание правительства» отмечается, что он «умный, добрый и честный человек». За время своего пребывания на посту директора гимназии Ершов успел открыть в губернии 6 новых женских школ. Все они содержались в замечательном порядке и давали ученицам достойный уровень образования.

Умер Ершов 18 августа 1869 г. Похоронен в Тобольске на Завальном кладбище.

Интересные факты о «Коньке-Горбунке».

Ершов использовал многие народные сказочные сюжеты (об Иване-дураке, Сивке-Бурке, Жар-птице и др.; смотри, например, сказку Жар-птица и Василиса-царевна из сборника А.Н.Афанасьева), создав на их основе вполне оригинальное произведение, по стихотворной форме (4-стопный хорей с парной рифмовкой) близкое пушкинским литературным обработкам русских сказок.

В основу произведения легли народные сказки, при этом, по-видимому, не только русские, но и сказки других народов, живущих на побережье Балтийского моря; так, известна Норвежская народная сказка с практически идентичной сюжетной линией. Сказка называется «De syv folene» («Семь жеребят»). В норвежской сказке говорится о трёх сыновьях, которые должны были пасти волшебных коней короля; награда за выполненное поручение — прекрасная принцесса. В этом поручении младшему сыну помогает волшебный жеребёнок, разговаривающий человеческим языком. Известна и монгольская сказка с весьма похожим сюжетом. Подобные сюжеты есть в словацком, белорусском, украинском (в частности, закарпатском), бурятском, цыганском (кэлдэрарском) фольклоре.

Со времени своего существования сказка «Конёк-Горбунок» издавалась огромными тиражами не менее 130 раз на 27 языках народов мира.

С подлинными образцами устного народного творчества Конька-Горбунка роднит не только особая сказительская манера – веселая, с прибаутками, балагурством, обращениями к слушателям и т.п., но и «космизм» запечатленного в сказке крестьянского мировоззрения («против неба – на земле»), соседство достоверно изображенных быта и нравов крестьян со сказочными чудесами (напр., на спине наказанного кита стоит село, обитатели которого живут своими обыденными заботами и радостями) и мн. др. Образ ершовского Ивана-дурака, ироничного, скрывающего за своими дурачествами, нарушениями общепринятых норм поведения настоящую мудрость, бескорыстие и внутреннюю свободу, выявил смысловые возможности «дураков» русских сказок, родственных юродивым в церковной традиции.

«На «Коньке-Горбунке», - не раз говорил Ершов, - воочию сбывается русская пословица: не родись ни умен, ни пригож, а родись счастлив. Вся моя заслуга тут, что мне удалось попасть в народную жилу».

Эти персонажи — волшебные кони и младшие сыновья-герои — есть, может быть, даже у всех народов: у нас этого героя зовут Ива- нушка-дурачок, мило и ласково, в Германии — Глупый Ганс, а в Полинезии существует далекий их брат Маук, имя которого для слуха полинезийца звучит так же привлекательно, а на островах Меланезии — Тагаро-Мбити...

Ученые объясняют, что особое отношение в сказке именно к младшим сыновьям сохранилось с древности. Дикой земли было вдосталь, и старшие уходили со своими стадами в приволье, а младший, которому было еще не под силу вырубать и выжигать кишащие зверьем леса, оставался с родителями.

Старшие обзаводились в срок семьями, а он, младший, становился хранителем отеческого очага, покоил отца и мать. И перенимал от них вместе с наследством семейные предания. Незаметно он и сам вошел в эти предания. И материнская нежность, испокон веков принадлежащая маленьким, младшим, сохранила вечность сказочному образу младшего сына.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал