Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






В битве у ворот Кавказа и Сталинграда 9 страница




В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена катакомбной культуры

65

 

Археологи считают, что в эпоху средней бронзы было сделано несколько важных открытий. Был изобретен короткий лук, который не мешал обстреливать противника из любого положения воина при быстрой езде на лошади. Для этого придумали жесткую систему управления животным, узду. А также сумели построить лёгкую боевую колесницу.

Такие колесницы найдены в погребениях военачальников или воинов-колесничих. Этим отмечалась их принадлежность к элитным слоям общества. Колесницу, перед укладкой её в погребальную камеру разбирали по частям. А, если позволяла яма, то клали даже целиком. Реконструкция показала, что такая колесница состояла из небольшой платформы, обнесённой крепкой загородкой. На ней во время боевого налёта на противника стоял погонщик и один стрелок из лука, либо копейщик. К дышлу подвязывалась пара лошадей. Колеса — сплошные, изготовленные из толстых плоских кусков дерева, оббитых ободом из рассеченного ствола молодой ивы. Лошадей погоняли кнутом или кололи стрекалом — костяным или бронзовым остриём, привязанным к длинному стержню. Для перевозки же груза или домашнего скарба катакомбники использовали четырёхколёсные телеги.

В погребениях воинов-скотоводов археологи находят кремнёвые наконечники стрел. Они небольшие по размеру, обработаны изящной ретушью. И обязательно с небольшими жальцами — остриями по бокам плоского наконечника. Такую стрелу трудно было извлечь из тела. Древко стрелы, кстати, мастер тщательно выравнивал абразивным бруском из песчаника. Пару таких брусков, с глубокой проточкой посредине, он накладывал на древко, плотно сжимал их и долго двигал, добиваясь гладкости поверхности. Такая стрела, брошенная тугой тетивой лука, летела точно в цель.

Племена катакомбников на все лето уходили в степь из зимнего становища, передвигаясь в пределах границ территории, отведенной для каждого племени. Конечно, границы иногда нарушались. И тогда в степи вспыхивала быстрая отчаянная схватка между хозяевами участка и соседями. А потом, в степи насыпался новый курган над убитым соплеменником.

Осенью стада возвращались на свои зимники, как правило, в пойму реки. Жухлая трава, кустарник, пойменные леса, ерики с проточной водой, протекающие сквозь густые заросли камыша и куги, на всю зиму становились местом обитания пастухов эпохи бронзы.

Краткосрочное сезонное пребывание какой-то группы ката-комбного населения в своём посёлке на берегу озера или реки, практически не приводило к появлению культурного слоя - следов жизнедеятельности людей. За зимние месяцы житья вокруг съёмных юрт, шалашей или полуземлянок, хорошо утепленных на случай холодов, конечно, накапливался бытовой мусор. Это были фрагменты разбитой посуды, сломанные кремневые поделки, расщепленные кости съеденных животных, потерянные мелкие украшения и т.д. Но весной высокая вода, затопляющая берега водоема, как правило, уничтожала следы обитания здесь людей.



В последнее время фрагменты катакомбной керамики в небольшом количестве встретились во время осмотра донских стоянок, размытых водами Цимлянского водохранилища. Отмечено только одно городище катакомбной культуры - Тернов-ское. Оно находится на правом берегу Волги в Камышинском районе. Исследователями собрана небольшая коллекция фрагментов керамики развитого периода катакомбной культуры, кости животных. По мнению ученых, это было хорошо укрепленный посёлок с крепким ограждением по его периметру. В случае серьёзной опасности для скотоводов, пастухи могли быстро загнать скот за ворота ограды, а сами готовы были защищать его стены. Следы подобных примитивно укрепленных поселков катакомбников встречены археологами по правобережью Волги вплоть до Саратова.

Катакомбные племена хорошо освоили Волго-Донскую степь. Здесь они жили несколько веков. Но на северо-востоке, далеко в Приуралье, назревала для них новая угроза - начиналось движение племен эпохи поздней бронзы в сторону Волги. Учёные полагают, что племена катакомбной культуры покидают евразийские степи где-то в XX в. до н.э.

Племена срубной культуры

B

XVIII-XVII вв. до н.э. началось передвижение многочисленных племен эпохи поздней бронзы из глубин южноуральских и северо-казахских степей на «дикий Запад» в поисках угодий и лучшей жизни. До сих пор археологи ломают голову, что же произошло 3,5 тысячи лет назад. Что заставило огромные массы людей подняться с обжитого места и уйти в западном направлении? Военный нажим со стороны соседей? Демографический взрыв, когда население выросло так, что угодья не в состоянии были прокормить и одеть его? Может быть, серьезное изменение экологических условий? Или все-таки желание найти место, «где лучше»?



А ведь в степях Предуралья находилась обширная степная территория, занимаемая могущественными индоиранскими (арийскими) племенами. Там они возвели округлые в плане протогорода-крепости, окружённые глубокими рвами, укрепленные валами с деревянными бастионами. Там прекрасно развилась бронзолитейная металлургия. Мастера поставляли горожанам и жителям сельской окрути наборы бронзовых ножей, серпов, долот, топоров и, конечно, украшения. А для воинов — наконечники копий и дротиков. Гончары обжигали в печах большие и малые лепные сосуды, украшая их геометрическим орнаментом. Хорошо было развито ткачество, костерезное дело и другие промыслы.

Особенно сильны были отряды воинов, вооруженных копьями, луками и колчанами, набитых стрелами с острыми кремневыми наконечниками. Ударной силой этих племен являлась кавалерия, боевые колесницы. Именно на них воины-колесничие совершали неожиданные рейды в соседние районы, заставляя мирных земледельцев и кочевников платить дань.

Религия...Большая часть пришедшего населения была язычниками. Совершая погребальные обряды, они, как и многие поколения до них, придерживались своих погребальных традиций:

 

67

Племена срубной культуры

покойник укладывался в прямоугольную яму на левый бок с подогнутыми ногами, руки, согнутые в локтях, были направлены к лицу. А рядом ставились глиняные сосуды с пищей, водой, клали мясо жертвенных животных, оружие, орудия труда. Погребённый посыпался пеплом и угольками из священного погребального костра.

Археологи отметили появление среди населения эпохи поздней бронзы степей южного Приуралья социального и имущественного неравенства. Считают, что общество свободного кочевого населения делилось на главные группы: священную (жреческую), военную и простых общинников. Хотя, вероятно, существовала прослойка зависимого населения, которую по положению можно отнести к рабам.

Археологи раскопали статусные захоронения. Они находились под курганной насыпью, где в больших и глубоких (до 4 м) ямах лежали задушенные лошади, иногда запряженные в колесницы, туши быков, различные предметы вооружения и быта, символы власти и украшения. Понятно, что такие погребальные сооружения могли принадлежать только вождям, священникам-жрецам, заслуженным воинам и членам их семей. В этом подтверждение того, что структура общества была близка к военной демократии, где элитную верхушку составляла военная прослойка населения.

Но наряду с обрядом трупоположения у населения уральских степей появился новый погребальный обряд - трупосожжение. В волгоградских степях отмечены такие погребения поздней бронзы со следами трупосожжения. А это уже сигнал о рождении нового религиозного течения, с его особыми ритуальными действиями. Некоторые этнологи и историки полагают, что возможно, и сам проповедник этого учения поклонения огню Зороастр жил в этих местах. Как заметил иранист М. Бойс: «Исходя из содержания и языка сложенных Зороастром гимнов... он жил в азиатских степях к востоку от Волги».

И еще одна память сохранилась об этом великом народе. Многим поколениям ариев, назовём их так, были хорошо знакомы песни и гимны, в которых рассказывалось о богах и геро-

В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена с р у 6 н о й культуры

 

ях, их борьбе с темными силами. Они распевали их после питья священного напитка «сомы», в религиозные дни, при совершении погребальных обрядов, в знак благодарности богам-покровителям после очередной битвы. А потом оказалось, что индийская «Ригведа» и более позднее произведение иранская «Авеста» содержат похожие сюжеты, принесенные сюда некими арийскими племенами из далеких северных земель...

Движение ариев началось организованно, судя по материалам раскопок их городов и поселений. На телеги, запряженные быками и лошадьми, собрали все вещи из жилищ, ничего не забыли. Последние прощальные молитвы у курганов предков. И началось медленное движение огромных людских масс, вслед за уходящим светилом. Полувоенная структура у мигрантов сохранилась. Ведь вождь, выдвинутый сходом народа, на случай военных действий или далеких переходов, становился военачальником. Он строго следит за отправкой вооруженных отрядов на разведку местности и бродов через реки по пути следования, руководит дружинами, подавляющими вооруженное сопротивление местных жителей, обеспечивает охрану людей и имущества во время недолгих остановок.

Возможно, одни отряды ариев дошли до Днепра (ученые считают, что в старославянской, еще языческой, культуре и в языке есть элементы, которые говорят о связях с древними восточными предками). Другие мигранты оказались в Поволжье и на Дону. Позднее, арии захватывают территорию нынешней Индии. Еще одна волна оказывается в Персии (Иране).

Природные условия Волго-Донских степей настолько привлекли переселенцев, что часть из них навсегда остались здесь, перейдя к оседлому образу жизни: появились долговременные поселения, временные летние стоянки, народ занялся разведением скота, а на землях в поймах рек — примитивным земледелием. Обычай хоронить близких под курганной насыпью остался прежним.

Население, жившее в эпоху поздней бронзы в южно-русских степях, в Причерноморье, на Дону и Волге, как было сказано выше, археолог прошлого века В.А. Городцов условно отнес к

«срубной культуре». Действительно, при оформлении погребальной камеры — прямоугольной или квадратной ямы, люди часто использовали дерево. Это были стойки-подпорки, столбы для поддержки слег перекрытия, обкладка деревом стен ямы (сруб) или укладка деревянного настила на дно камеры.

Материалы раскопок показывают, что весь период жизни срубного населения на Дону и Волге, можно разделить на ранний период — времени прихода мигрантов, оседания на наших землях. И поздний — период полного освоения всех природных ресурсов и относительно спокойная жизнь в своих посёлках. Причем, первый этап связан с активным вытеснением или ассимиляцией местного катакомбного населения. Это, конечно, приводило к серьезным военным стычкам, после которых, как всегда, появлялись в степи новые курганы.

На окраине Волгограда у пос. Горьковский экспедицией ВГПУ был раскопан курган. Его насыпали в степи над погребением вождя 3,5 тысячи лет назад на природном возвышении (считалось, что его душа в таком случае будет ближе к духам неба) рядом с поймой небольшой речушки (будущая р. Царица). Для совершения погребальных действий была вырыта большая прямоугольная яма. Позднее, после совершения похорон, её покрыли деревянным настилом, по которому разбросали бросали мясо жертвенного телёнка.

Но в погребальной камере тела покойника не обнаружено. Это было погребение — кенотаф. Возможно, человек утонул при переправе через воды священной Большой реки (Волги). А может, его тело, по обряду огнепоклонников, сожгли на большом костре, пепел из которого с молитвами разбросали по обширной яме. Обряд погребения всё равно совершался с выполнением существовавшего регламента. Древние считали, что душа умершего присутствует в могиле 40 дней и только потом она отправляется в «царство теней». Богам нужно было показать, что к ним уходит не простой пастух, а вождь, военачальник.

Поэтому в могилу на слой разбросанной травы поставили три больших лепных глиняных сосуда с ключевой водой, похлебкой и молоком. Тут же положили скипетр (символ власти) — из-

70 -

8.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

П п е м е н а с р у б н о й культуры

 

ящный каменный полированный топорик. Его рукоять украшали полированные костяные трубочки и кольца. Когда-то на груди вождя висел амулет-подвеска из тёмного диорита, ограждавший его от сглаза и злых духов. О том, что он принадлежал к касте воинов, говорил кремневый наконечник стрелы и два бронзовых двулезвийных ножа. В случае боевых действий их можно было быстро привязать к древку. И тогда воин имел бы в руке копьё с листовидным наконечником. Был еще один нож, который носился на поясе в деревянном футляре. Он имел прямую спинку и остро заточенное лезвие.

Тут же лежит крупная трубочка из кости. На ее полированной поверхности был проточен магический ромб. Может быть, это был знак-тотем его семьи или рода. Когда такие трубочки находят в женских погребениях, то археологи обычно говорят, что это игольник — футляр для костяных и бронзовых иголок. Но в этом мужском погребении трубочка могла быть костяной горловиной с пробкой, вставленной в отверстие большого кожаного бурдюка с водой или молоком и сильно стянутой кожаным шнуром. Через неё теперь удобно было, открыв пробку, отлить воду в любую емкость. Так, в бурдюках, жидкость могла долго храниться в землянке на поселении или в телеге во время передвижения кочевников. Кстати, некоторые исследователи предложили и другое назначение таких трубочек. Она могла являться деталью духового музыкального инструмента: флейты или волынки.

В этом погребении были найдены удивительные предметы: небольшие костяные стерженьки - упоры для древок стрел. Они подвязывались тонкими нитями к концу древка, оснащенного кремневым наконечником. При стрельбе из лука воин или охотник накладывал этот костяной стерженёк с вырезом в основании на натянутую тетиву. Тогда древко оперённой стрелы не скользило по тетиве. Стрела точно уходила в цель.

Любопытно, что нижняя часть найденных костяных упоров в этом случае была заполирована и украшена какими-то странными резными рисунками. Пускать такую стрелу в животное или птицу? Ведь в случае промаха можно потерять красивую вещь, на изготовление которой ушел не один день. Подсказали этно-

логи: наверняка изделия относятся к разряду магических стрел, которые имеют, может быть, сакральное значение. Шаман во время ритуального камлания пускал их из своего ритуального лука в чучела животных и птиц. Это было гарантией охотничьей удачи. Мог выстрелить в изображения злых духов, чтобы уберечь воина в бою.

Есть ещё одна, возможно, фантастическая версия. Эти короткие костяные стерженьки, не что иное, как колки для натягивания струн из жил животных на щипковом музыкальном инструменте, типа гуслей или дутары. Получается, что покойник «совмещал» несколько «должностей»: вождя и военачальника, жреца и музыканта.

Полагаем, что описанное погребение относится к раннему периоду эпохи поздней бронзы, времени первого появления срубного населения на берегах Волги. Это — статусное захоронение человека, занимавшего верхнюю ступень иерархической лестницы среди местного населения срубной культуры. Простого воина-скотовода соплеменники хоронили в насыпь ранее насыпанного кургана. Бедная семья могла устроить похороны своего родственника в индивидуальную насыпь. Но она и по высоте и по количеству сопровождаемого покойника инвентаря, естественно, была много скромнее.

В погребениях ранней срубной культуры значимость покойного в племени иногда подчеркивали ещё и другими символами власти: полированными навершиями булав из змеевика, нефрита или порфирита. Они имеют грушевидую или крестовидную форму с отверстием в центре для крепления на деревянной рукояти. Кроме того, принадлежность умершего, например, к военной прослойке населения можно было определить по наличию предметов вооружения в составе сопровождающих стандартных вещей. Обычно это — бронзовые ножи, которые можно было в случае военных действий использовать как листовидные наконечники копий. Такое копьё вполне могло пробить боевые кожаные рубахи воинов.

Вероятно, большая часть мужского населения срубного времени были воинами-всадниками, лучниками. В погребениях и

В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена срубной культуры 73

 

на поселениях иногда встречаются кремнёвые наконечники стрел. Самые ранние типы наконечников двухлопастные имеют вид вытянутого треугольника с прямым основанием и тонким остриём. Боковые грани заострены струйчатой ретушью. Такие наконечники стрел археологи датируют XVI-XV вв. до н.э. Поздние варианты наконечников стрел по виду несколько грубее, имеют иногда короткий черешок для крепления к древку.

Кроме кремня срубники пытались использовать для изготовления наконечников дротиков или копий кварцит. Но он, вероятно, хуже поддавался обработке и поэтому, не обладал высоким убойным качеством. Были и костяные наконечники стрел. Обычно они двухлопастные с небольшим черешком. Иногда встречаются трехгранные наконечники с втулкой (отверстием), просверленной в основании стрелы. Туда загоняли заточенный конец древка стрелы.

Весьма сложный погребальный обряд отмечен в кургане, раскопанном в Красноармейском районе г. Волгограда, около Химкомбината. Он насыпался в несколько приёмов. Сначала «похоронная команда» хорошо выровнила длинную площадку, в ней-то выкопали яму для погребения. Пожилую женщину положили, соблюдая обряд, на левый бок с согнутыми в коленях ногами, кисти рук направлены к лицу. Рядом с погребённой поставили лепные сосуды. В её ушах когда-то находились крупные бронзовые подвески, а на шею надето ожерелье почти из 300 бус из красного сердолика и стеклянного бисера. Яму перекрыли легким настилом из ветвей и прутьев. После этого, с двух сторон ямы зачем-то вырыли длинные рвы, землю из которых насыпали тут же вытянутыми высокими валами. И только после этого стали сооружать насыпь кургана. Такие нестандартные и необъяснимые сейчас ритуальные действия в совершении обряда подчеркивают высокий социальный статус женщины, принадлежность её к элитарной прослойке срубного населения.

Иногда во время раскопок в насыпи кургана на разной глубине встречаются одиночные сосуды, а рядом с ними - несколько фрагментов костей барана, свиньи или коровы. Считают, что это — следы поминальной тризны. Посуду с варевом, кусок мяса

могли принести родственники умершего на 40-й день, через полгода, через год.

В Нижнее Поволжье, в донские районы население срубной культуры пришло с уже сложившимися традициями в исполнении погребальных действий, которые появились далеко в степях северо-восточного Заволжья Южного Приуралья. В регламентации обряда захоронения, как показывают материалы раскопок, учитывались такие факторы, как социальная значимость умершего, его возраст, пол, этническая принадлежность и даже количественный состав семьи.

Племена срубной культуры заняли Волго-Донские степи, часть из них затем двинулось в южном и юго-западном направлении на Нижний Дон и далее в Причерноморье. Наверняка отряды срубников встречали здесь ожесточенное сопротивление позднекатакомбного населения. Об этом, например, говорят следы штурма и огромного пожара одного из укреплений - Ливен-цовской крепости. Её выстроили на высоком берегу р. Мёртвый Донец. Она представляла собой каменное укрепление, обнесенное глубоким рвом. Причем, стены были выстроены в виде меандра. Это позволяло осаждённым хорошо держать под обстрелом штурмующие толпы противника. Но крепость всё же была взята воинами срубной культуры. Во время раскопок её каменных стен, и, особенно, участков около входа в крепость, археологам попались сотни кремневых наконечников стрел, характерных для колчанных наборов срубников XYI-XV вв. до н.э.

Когда срубное население укрепилось на новых землях, «надобность» в военных людях вместе с их наступательным вооружением и элементами защиты (колесницы, копья с крюками, топоры, булавы, деревянные и костяные бляхи для нашивания на кожаную рубаху, деревянные щиты, обтянутые кожей и т.д.) понемногу отошла на задний план. Теперь благосостояние семьи, общины зависело от скотовода, пастуха, от количества скота в его стаде. Чем больше стад и отар, тем богаче семья. Поэтому даже в погребениях вождей, в курганах на Дону и Волге, теперь редко встречаются предметы власти и вооружения. В небольших простых ямах археологи находят керамику, реже — бронзовые

В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена срубной культуры

 

ножи и шилья. Эти предметы самые необходимые, прежде всего, для скотовода. Теперь хозяин больших стад мелкого рогатого скота, коров, табунов лошадей становился «главным» человеком в своей общине.

Иногда, материалы раскопок срубного времени говорят об уважительном отношении к своим предкам, главам семей, к старшему поколению. Так, в окрестностях станицы Голубинской (Калачёвский район) в центре раскопанного кургана были обнаружены две прямоугольные ямы, вырытые рядом друг с другом. В них лежали в скорченных позах мужчина и женщина старческого возраста. Ямы перекрыты крупными плахами. Рядом с мужчиной положено жертвенное мясо барана, поставлен крупный глиняный сосуд. Женщина носила небольшие бронзовые подвески. А по кругу («ромашкой»), на некотором расстоянии от стариков, были погребены их дети и внуки. Всех их положили головами в сторону могил стариков, подчеркнув тем самым зависимость, подчиненность главам семьи. Конечно, когда-то на насыпи кургана для приметы находились столбики, легкие оградки, положены цветы. Поэтому, ни одна из ям родственников в данном случае, не нарушала края соседних захоронений.

В Новоаннинском районе впервые встречено захоронение срубной культуры, которое было погребено в наземном деревянном склепе. Он был сооружен из толстых деревянных плах, врытых в землю, занимал площадь 2,9 х 4 м. Это прямоугольное сооружение сверху прикрыли толстыми плахами. Пол внутри склепа устлали толстым слоем кути и камыша, на который положили тело погребенного. Он лежал на левом боку со скорченными ногами, руки направлены к лицу. Тут же стоял глиняный баночный сосуд, положен бронзовый нож и шило. Сверху на покойника набросали слой куги и камыша. И только после этого на это деревянное сооружение насыпали полусферическую насыпь кургана.

Большая часть захоронений срубной культуры встречается под насыпями курганов. Но на территории, занятой срубными племенами встречаются и безкурганные кладбища, где в простых ямах, в традиционных позах лежат тела умерших. Археологи на-

зывают такие кладбища грунтовыми могильниками. Погребённый в таком могильнике почти всегда сопровождается глиняной посудой (одним или двумя горшками), изредка — мелкими бронзовыми поделками. Над ямой, наверняка, сооружали небольшой бугорок земли, который со временем исчез, развеянный ветром. Опять загадка для археолога. Почему этих людей похоронили таким образом, а не в курганах? Возможно, они принадлежали к самой низшей касте людей, которые не достойны были быть погребенными под насыпью кургана. А может быть, так хоронили родственников жители поселений. В то время как кочевники-скотоводы, значимая часть населения, устраивала погребения только в кургане.

Такой грунтовый могильник исследован, например, на острове Шелыган (у Ляпичево) в Калачевском районе. Здесь воды Цимлы размыли обрывистый берег, обнажив древние захоронения срубной культуры. Умершие, среди которых было много детей, положены на левый бок в скорченном положении, руки направлены к лицу. Рядом стоят грубые лепные горшки, лежат кости жертвенных животных, бронзовые серьги.

Ранние поселки срубного населения ещё открыты для доступа: в них можно было зайти с любой стороны. Отмечено, что позднее вокруг селений стали насыпать крутые валы, укреплять тыном, оставляя только один вход вовнутрь поселка. Наверное, народ почувствовал какую-то угрозу со стороны степи, если он стал так заботиться о своей безопасности.1

Вал огораживал территорию поселения. Здесь можно было бы увидеть землянки и полуземлянки обитателей, где жили семьи срубного населения. За плетеными заборчиками из камыша и ивы содержались овцы и козы. Лошади и коровы оставались на ночь за пределами поселка под охраной пастухов. А поутру на весь день их угоняли в степь. Рядом с каждой землянкой, наверное, располагался «огородик», где сеялась пахучая травка для заправки похлебки. Далее — клин земли с техническими культурами: коноплёй, кенафом, кендырём. Из них, после долгой обработки, могли получить нити для получения грубой ткани. Из семян конопли выжимали масло для жарки продуктов. Это мае-

В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена срубной культуры

77

 

ло шло также для заправки светильников. Зёрна конопли могли использоваться в ритуальных действиях колдуна, для приготовления священного питья «сомы». Судя по находкам археологов, где-то рядом могли уже быть небольшие посевы ячменя, проса, ржи.

Жизнь на поселении шла своим чередом. Мужчины уходили на день со стадом или табуном лошадей. Подростки, вблизи от посёлка, пасли коров, следили за свиньями. Женщины занимались домашним хозяйством. Забот им, как всегда, хватало. Готовилась еда, надо было сделать несколько проходов челнока на ткацком станке или с помощью расколотых нижних челюстей животных содрать жировые отложения и мездру со шкуры быка, скроить из куска мешковины шаровары для парней и юбки-накидки для девчат, выкупать в теплой воде малыша.

Мужчины, оставшиеся в поселке, были тоже при деле. Охотник из кремневых отщепов после долгой работы получал изящные наконечники для стрел или дротиков. Рыбак разбирал для просушки спутанные сети, вырезал из кости крючки. Гончар долго размешивал глину, формовал сосуды, расставлял их на солнышке, чтобы немного подсохли перед установкой их в огонь. По форме они были острорёберные, горшковидные или баночные. Острорёберные и баночные сосуды были самой распространенной формой керамики в ранний период срубной культуры. Потом в хозяйстве срубников останутся только горшковидные и баночные сосуды.

Еще сырые поверхности сосудов мастер покрывал различным орнаментом, используя кончик ножа, острую палочку или какой-то штамп, вырезанный из деревянной палочки, а иногда, ударял по глине ногтем или делал защипы пальцами. Орнамент сруб-ного времени называют «геометрическим». Это были треугольники, углы. Наверняка орнамент нёс какую-то смысловую магическую нагрузку, например, сбережение пищи от духов-злыдней. Потом же он стал просто украшением этих тяжелых толстостенных глиняных горшков. Но, несомненно: орнаментальный мотив — это выражение художественного вкуса срубного населения, отображение его духового мира.

Археологи отмечали не раз отступления в орнаментации от принятого стандарта: какие-то асимметричные прочерки по глине, странные наборы знаков. Это можно было объяснить, например, попыткой гончара рассказать своим «клиентам» о событиях или явлениях, которые его взволновали. Может быть, таким образом зарождалось «пиктографическое письмо». Так, у г. Волжского найден сосуд с множеством непонятных знаков. Они сейчас нами не «читаются». Но среди них есть символы, понятные нам с детства: вода, солнце, горы. Может быть, именно такими знаками-черточками по сырой глине («рунами» или пиктографическим письменами) мастер пытался рассказать о переходе людей к большой реке от далёких гор, из-за вершин которых встаёт солнце. Такие нетрадиционные строчки из прочерченных знаков пытались расшифровать археологи. Г.Ф. Турчанинов, посчитал, что на баночном сосуде из раскопанного погребения у Горной Пролейки (Дубовский район) якобы начертано «Он есть дорогой, безвременно почивший».

Иногда на тулове сосуда встречаются изображения свасти-ческих знаков древних ариев, которые так нам испоганили фашисты. А ведь эти солярные знаки — символы огня, солнца, вечного движения известны еще со времен эпохи камня. Возможно, сосуды с такими знаками использовали для ритуальных магических действий.

Во время поисков древних памятников на левом берегу Цимлянского водохранилища у пос. Приморский (Калачёвский район), где в срубное время находилось несколько древних поселений, как-то обратили внимание на странное тёмное прямоугольное пятно. Оно контрастно выделялось на светлой поверхности песчаного откоса. Когда его раскопали, выяснилось, что это — следы землянки срубной культуры, примерно XIV—XIII вв. до н.э.

Внутренний вид землянки удалось реконструировать. Она имела длину 12 м и ширину 8 м, была вырыта в материковой почве. Сверху землянку перекрыли деревянными слегами, покрыли хворостом, засыпали землей. Вход в помещение, шириной до 2 м, шёл наклонно, поднимаясь к поверхности земли.

В.И. Мамонтов. Далёкое прошлое Волго-Донских степей

Племена срубной культуры

 

Эта короткая дорожка была густо посыпана слоем углей и золы, который хозяйка выбрасывала из очага. Двери, конечно, не было: сверху свешивался полог из шкуры животного или плотной ткани.

Как оказалось, внутри землянка делилась легкой перегородкой на хозяйственную и жилую части. В полу сохранилось несколько отверстый для столбов ширмы. На «кухне» был вырыт погребок («холодильник»), где были обнаружены кости коровы и фрагменты кухонной керамики, брошенные обитателями жилища. У стенки — два очага. Это кучки мелких щебней песчаника. На раскаченных камнях очага устанавливался глиняный котел, где варилась пища или кипятилась вода. Накаляясь в огне, камни долго сохраняли тепло, нагревая также и помещение.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал