Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Очерк 1: Ларри




«Если бы я мог делать все, что угодно, я занимался бы тем, чем занимаюсь сейчас»

Ларри сорок один год. Он — педиатр, специалист по детскому артриту. Он заботливо хранит благодарственные письма и записки его пациентов и их родных. Эти письма — одно из свидетельств того, что Ларри хорошо справляется со своим делом. Но лучшая характеристика его деятельности — это пример лечения ребенка, которого к нему направил вставший в тупик терапевт. У двухлетнего малыша долгое время держалась повышенная температура, он испытывал боль как острую, так и ноющую. На основании результатов анализа крови Ларри поставил диагноз: лейкемия. Была немедленно разработана программа лечения, и сейчас состояние здоровья ребенка улучшается. «Когда мне удается поставить диагноз, который никому до меня не давался, и я могу реально помочь ребенку, — вот тогда я радуюсь по-настоящему».

Ларри является штатным врачом детской больницы, а также ассистентом кафедры педиатрии в университете. Он женат, у него двое сыновей, тринадцати и двух лет. Около шестидесяти процентов рабочего времени Ларри уходит на осмотр детей (возраст — от одного до восемнадцати лет), проживающих на территории округа и всего штата. Многие из них обращаются к нему по направлению местных врачей, занимающихся проблемами детских суставов. Ларри изучает рентгеновские снимки, осматривает ребенка, ставит диагноз. Он отлично умеет устанавливать контакты, что позволяет ему находить общий язык и с пациентом, и с его родителями. После этого он разрабатывает план лечения, выписывает лекарства, назначает курс физиотерапии, а порой направляет на операцию.

Кроме того, Ларри — учитель. «По большей части мои ученики — это родители пациента. Мы обсуждаем диагноз и вместе наблюдаем за состоянием больного». Один или два раза в месяц Ларри читает лекции врачам и ассистентам больницы, консультирует сотрудников других клиник, а иногда и участвует в мероприятиях общенационального масштаба. Также он вносит свой вклад в испытания новых лекарств и публикует результаты своих исследований в медицинских периодических изданиях. И, наконец, часть времени Ларри вынужден отдавать административным задачам. Он оформляет страховые документы, участвует в работе ряда медицинских комитетов (а один из них возглавляет). Около двух часов в день у него уходит на телефонные разговоры с другими врачами и родителями пациентов.

Больше всего Ларри любит заботиться о своих пациентах. «Я с удовольствием наблюдаю больных, работаю с их родными, облегчаю их страдания и способствую укреплению здоровья; одним словом, забочусь о них, как могу». Особенно вдохновляют Ларри «диагностические задачки». «Я хорошо распознаю источник недомогания. Я бываю рад, когда диагностирую излечимую болезнь. Тогда я могу сказать родственникам, что все будет хорошо. К сожалению, не так уж часто я имею возможность произнести эти слова».



Менее уверенно чувствует себя врач, когда ему приходится иметь дело с психосоматическими заболеваниями. «Такие случаи для меня утомительны, потому что они встречаются очень часто, причем, как правило, у подростков, испытывающих в частности проблемы социального характера». Ларри бывает недоволен, когда лечение не действует на пациента. «Члены семьи злятся на меня за состояние ребенка, вместо того, чтобы вместе искать выход из положения». Особое воодушевление Ларри испытывает, работая со сверстниками своих сыновей; в таких случаях он ощущает близость с ними и отождествляет себя с их родителями.

Возня с бумагами (хотя ее и немного) раздражает Ларри. Ему приходится заполнять множество страховых форм, свидетельств, составлять отчеты для школ. «Меня приводит в отчаяние организация работы больниц в нашем округе. Чтобы поговорить с другими специалистами, я вынужден носиться по разным клиникам, так как координация служб напрочь отсутствует». Недостаток согласованности — еще один источник головной боли Ларри.

Ларри не помнит, когда решил стать врачом, и в шутку говорит, что, должно быть, в детстве мать нашептывала ему, спящему, по ночам: «Быть тебе врачом». В колледже он занимался математикой и естественными науками, затем прошел курс медицинской подготовки. На третий год обучения он обратился к педиатрии. «Я люблю детей, на работу шел с охотой и понимал, что эта профессия — мое». Учителем Ларри был врач-ревматолог, оказавший на него большое влияние. «Он был настоящим врачом, к тому же мудрецом, и я мог разговаривать с ним часами». Именно учитель побудил Ларри обратиться к детской ревматологии и направил его на работу в больницу, где трудился сам. Два года спустя Ларри переехал в другой город, открыл клинику при университете и занялся общей педиатрией, «чтобы прокормить себя». Постепенно он сокращал практику по общей педиатрии, все больше возвращаясь к ревматологии. Девять лет назад он стал штатным врачом детской больницы, вначале устроившись на неполный рабочий день, а через три года получив полную занятость. В первое время больница обслуживала лишь пятьдесят пять детей в год. Но уже за первый год работы Ларри расширил клиентуру до трехсот человек. Сейчас в год он лечит около тысячи двухсот пациентов, триста пятьдесят из которых обращаются к нему впервые.



Когда-то Ларри предполагал сделаться совладельцем частной педиатрической фирмы, но оказалось, что работа в больнице его устраивает больше. Именно его учитель настоял на том, чтобы он нашел себе такую работу, которая позволяла бы ему соединить любовь к детям и интерес к ревматологии.

Помимо работы, Ларри любит играть в теннис, кататься на лыжах, ловить рыбу, совершать туристические походы и проводить время с женой и сыновьями. «Для меня очень важно, что я провожу с семьей полноценный досуг и мои сыновья физически и духовно здоровы». Теперь Ларри больше внимания уделяет своим отношениям с женой. Также он стал внимательнее к своим стареющим родителям. «Сейчас я особенно ощущаю важность заботы о них и также стараюсь быть ближе к брату. Но находить время нелегко. Когда Джош (ему сейчас тринадцать) был маленьким, я был не так занят, как сейчас, когда у меня подрастает мой собственный младший сын — Майкл. У меня стало больше обязанностей, и я стараюсь исполнять их как можно быстрее. Изменилась структура моей жизни».

Большее значение для Ларри приобрело качество его работы. Определенных целей он достиг: создал для больницы замечательную программу по ревматологии и работает над ее осуществлением. Новые его цели имеют скорее академический характер. Он стал больше заниматься исследованиями, планирует больше публиковаться, что должно принести ему более широкое признание. Он рассчитывает расширить свою программу, привлечь к ней еще одного врача. Тогда ему меньше придется заниматься столь нелюбимой им административной работой.

Ларри замечает перемены в своем отношении к пациентам. «Я стал увереннее в своем мастерстве и способностях. Теперь мне труднее мириться с ошибками и неправильными методами лечения. Когда дети попадают ко мне, за плечами у них тяжелейший опыт. Я — сторонник раннего, правильного и быстрого лечения».

И еще Ларри научился по-настоящему чувствовать своих пациентов. «Я научился видеть детей, в особенности в случаях психиатрических проблем, когда многое скрыто у ребенка в подсознании, и требуется немало сил, чтобы выяснить, в чем нуждается мой маленький пациент».

Понятие о профессиональном удовлетворении у Ларри очень простое: «Встать утром и пойти на работу». И, конечно, ощущение счастья приносит ему благодарность пациентов и их родных, а также контакт с коллегами и поддержка с их стороны. «Надеюсь, что окружающие считают меня внимательным и квалифицированным врачом, а родные и друзья видят во мне заботливого, умеющего слушать человека, который всегда придет им на помощь в случае необходимости».

Почему работа Ларри удовлетворяет его

Темперамент сенсорика-иррационала позволяет Ларри быть активным участником жизни. Не случайно он постоянно переходит от одной задачи к другой. Природная любознательность в сочетании с любовью к детям — вот основа, позволяющая Ларри выявлять существенные факты, касающиеся здоровья детей, и находить пути лечения. Умение общаться с детьми открывает перед ним простор для «игры»; для сенсорика-иррационала это тоже важный аспект.

Одна из причин того, что работа в такой степени удовлетворяет Ларри, заключается в том, что в ней востребована экстравертируемая сенсорика, его доминантная функция. Он неустанно собирает информацию о пациентах. Его отменно развитые органы чувств позволяют ему наблюдать, выслушивать детей, осязать и даже видеть симптомы, что позволяет ему правильно диагностировать заболевание.

Интровертируемая этика, вспомогательная функция Ларри, служит источником его заботливого отношения к пациентам. Будучи этиком, он от природы привержен своему делу. Благодаря интровертируемой этике он склонен действовать в соответствии со своими личными ценностями, главная из которых — помощь людям. Ларри требователен к степени и постоянству внимания, уделяемому врачами пациентам. Он очень сопереживает родителям больных детей и сильно расстраивается, когда детям приходится пройти через руки нескольких специалистов, прежде чем будет установлена истинная причина заболевания или повреждения.

Наконец, в настоящее время Ларри больше обращается к своей третьей функции, логике. Свидетельством тому может служить его возросшее внимание к компетентности, жесткие стандарты, устанавливаемые им для себя и для других, недавно развившееся умение сосредоточиваться на сформулированных им самим целях (таких, как расширение программы), тяга к исследовательской работе и публикациям, стремление к широкому признанию его достижений коллегами.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал