Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Россия в XVII веке




XVII век в мировой истории – время кризиса традиционного общества, борьбы за утверждение принципиально новых явлений в социально-экономической, политической и духовной жизни. Великие географические открытия, начавшаяся колониальная экспансия, развитие капиталистических отношений, новое протестантское мировосприятие, буржуазные революции и первые попытки построения правового гражданского общества – все это разрушило тесные рамки средневекового общества и мировоззрения. Во всемирном масштабе начался переход к Новому времени. В XVII в. экономической и социальной жизни России наблюдаются противоречия. С одной стороны, зарождаются элементы буржуазного уклада, появляются первые мануфактуры, начинается формирование рынка. С другой стороны, Россия окончательно становится крепостнической страной, подневольный труд начинает распространяться на сферу промышленного производства. Российское общество оставалось традиционным, отставание от Европы нарастало. В то же время именно в XVII в. была подготовлена база для форсированной модернизации страны в Петровскую эпоху.

Характеризуя социально-экономическое развитие России после Смуты, необходимо отметить одновременное и параллельное развитие двух противоположных процессов: утверждение крепостничества сопровождалось появлением новых явлений в экономике.

В России как в сельском хозяйстве, так и в промышленности продолжали господствовать и развиваться феодально-крепостнические отношения. Это была основная тенденция социально-экономического развития страны в XVII в. и проявлялась она прежде всего в завершении процесса оформления крепостного права. Нуждаясь в боеспособном поместном войске, правительство царя Михаила Федоровича провело в 1619-1620 гг. массовые раздачи дворцовых и казенных земель в центре страны; были восстановлены и «урочные лета». Но 5-летний срок сыска не устраивал служилых людей: за это время вернуть их было трудно при слабости государственной власти, а из вотчин «сильных людей» - практически невозможно. Не раз приходилось помещикам мотивировать неявку на службу: «бежали людишки мои, поехал за людишками гонять». Поэтому в 30-е гг. XVII в. к царю не раз направлялись коллективные дворянские челобитные с просьбой продлить «урочные лета». Но правительство на это не шло – и не только из-за желания защитить интересы крупных землевладельцев, к которым в основном и бежали крестьяне. Для обороны южных рубежей от частных татарских набегов в 30-е гг. XVII в. началось строительство Белгородской засечной черты – системы городов-крепостей и укреплений между ними. Правительство закрывало глаза на происхождение призываемых на службу в стрельцы, казаки, пушкари. Только в 1641 г. срок сыска крестьян был продлен до 10 лет. Восстание 1648 г. в Москве (тогда к посадским людям примкнули и недовольные дворяне) заставило правительство подготовить новый свод законов – Соборное уложение 1649 г. вводившее бессрочный сыск беглых крестьян и штраф за их прием и укрывательство.



По Уложению беглого, вступившего в брак, возвращали прежнему владельцу со всей семьей, даже если другой супруг был до этого свободным или принадлежал другому хозяину. Имущество крестьянина был признано собственностью помещика и могло, например, продаваться для оплаты его долгов. Крепостные не могли отныне свободно распоряжаться собственной личностью: они потеряли право поступать в холопство.

С 60-х гг. XVII в. складывается государственная система сыска беглых: теперь помещик уже не «гонял за людишками», а обращался к специалистам-«сыщикам». С 1683 г. появился предок нынешних паспортов – «покормежная память» уходя на заработки или по любому делу, крепостной должен был предъявлять выданный его владельцем документ, удостоверявший, что крестьянин не беглый. Перепись дворов 1678 г. (без населения Украины и Сибири) показала, что 67% крестьянских хозяйств принадлежали светским помещикам и вотчинникам, 13,3% - церкви, 9,3% - царю (дворцовые крестьяне) и только 10,4% оставались «черносошными».

Другим важным проявлением крепостнической тенденции в экономике России был процесс сближения двух форм землевладения – поместного и вотчинного. Соборное уложение признавалось за дворянами право передавать поместье по наследству как вотчину, однако при условии, что сыновья будут служить, как отец; разрешалось обменивать вотчинные земли на поместные, и наоборот.



Крепостнические отношения захлестнули и русский город. Здесь упразднили так называемые «белые слободы». Белые слободы – частные владения бояр и церкви в пределах города, освобожденные от налогов в пользу государства. Ремесленники-белослободчики не несли тягла. Поскольку сумма тягла с посада оставалась постоянной, то переход каждого тяглеца в белые слободы означал увеличение тягла для каждого посадского человека.

«Уложение» 1649 г., идя навстречу требованиям посадских людей, включило «белые» слободы в тягло и запретило посадским людям впредь покидать свои общины, поступая в холопы и даже переходя в другие посады. Беглых посадских предписано было сыскивать и возвращать на старые места. Укрывательство посадских жестокого каралось. Парадоксальность ситуации состоит в том, что посады фактически сами добились своего закрепощения. Это объясняется тем, что русские люди XVII в. еще не осознавали свободу как самостоятельную ценность и легко жертвовали ею ради стабильной защищенной жизни.

Новые явления в экономике.Значительно шире, нежели в сельском хозяйстве, новые явления распространились в промышленности. Основной ее формой в XVII в. оставалось ремесло. Однако характер ремесленного производства изменился. В XVII в. ремесленники все чаще работали уже не на заказ, а на рынок. Такое ремесло называется мелкотоварным производством. Его распространение было вызвано ростом хозяйственной специализации различных областей страны. Например, Поморье специализировалось на изделиях из дерева, Поволжье – на обработке кожи, Псков, Новгород и Смоленск – на льняном полотне. Ранее всего приобрело мелкотоварный характер солеварение (Север) и железоделательное производство (Тульско-Каширский район), так как эти ремесла зависели от наличия сырья и не могли развиваться повсеместно.

В XVII в. наряду с ремесленными мастерскими стали появляться и крупные предприятия. Часть их строилась на основе разделения труда и может быть отнесена к мануфактурам. На других разделения труда не было, и их следует относить к простой кооперации. Первые русские мануфактуры появились в металлургии. В 1636 г. выходец из Голландии А. Виниус основал железоделательный завод, выпускавший пушки и ядра по казенным заказам, а также производивший предметы обихода на рынок. Заводу были предоставлены ссуды, к нему были приписаны дворцовые крестьяне, выполнявшие подсобные работы (основные работники были наемными).

Мануфактурное производство, основанное на наемном труде, – явление уже не феодального, а буржуазного порядка. Однако в условиях российской действительности они приобретают крепостнический характер, используя труд не наемных рабочих, а крепостных. Вопрос о характере русской мануфактуры и причинах ее возникновения – один из основных в дискуссии о начале генезиса капитализма в России. Одни исследователи (М.В. Нечкина, Ю.А. Тихонов) относили его к XVII в., рассматривая появление первых мануфактур как доказательство существования внутренних условий для возникновения крупного производства. Однако есть все основания полагать, что начавшиеся преобразования вытекали не столько из внутренних потребностей развития, якобы обусловленных зарождающимися буржуазными отношениями, сколько из стремления правительства догнать развитые в военно-техническом отношении страны. В итоге русская мануфактура приобрела еще ряд особенностей: возникала по инициативе государства, принадлежала преимущественно иностранцами и работала, как правило, на заказ, не оказывая существенного влияния на развитие внутреннего рынка.

На основе растущей специализации мелкотоварного ремесла (и отчасти сельского хозяйства) началось складывание всероссийского рынка.Если в XVI в. и ранее торговля велась, главным образом, в пределах одной округи, то теперь торговые связи начали устанавливаться по всей стране. Важнейшим торговым центром являлась Москва. Обширные торговые операции совершались на ярмарках. Самыми крупными из них были Макарьевская под Нижним Новгородом и Ирбитская на Урале.

Экономические связи охватывали огромную территорию, так как Россия в середине XVII в. являлась крупнейшим государством мира. В среднем, с середины XVI в. и до конца XVII в., территория ее ежегодно увеличивалась на 35 тыс. км2 , что примерно равно площади современной Голландии. С невероятной быстротой отодвигались в это время границы страны на Восток. XVII в. – время великих географических открытий: 1633-1638 гг. – поход казаков Ильи Перфильева и Ивана Реброва, открывший р. Яна и Индигирка; в 1643 г. Михаил Стадухин достиг Колымы, а Курбат Иванов вышел к Байкалу; С.Дежнев и Ф.Попов в 1648 г. открыли пролив между Азией и Америкой; экспедиции В.Полякова (1643-1646 гг.) и Е.Хабарова (1649 г.) открыли путь к Тихому океану, а экспедиция казака В.Атласова (1697-1699 гг.) обследовала Камчатку. В 1654 г. после воссоединения Украины, в состав России вошли земли Левобережной Украины. То есть состав Российского государства постоянно входили новые обширные территории, становившиеся объектом хозяйственного освоения.

Россия вела обширную внешнюю торговлю. Основной спрос на импортные товары предъявляли царский двор, казна, верхушка служилых людей. Структура импорта осталась прежней (сукна, цветные металлы, оружие, пряности, каски, бумага), а среди экспортных товаров преобладала сырье для дальнейшей переработки. Хлеб, вопреки сложившемуся убеждению, до XIX в. был товаром стратегическим, его вывоз разрешался правительствам только в особых случаях (помощь союзникам), т.к. на внутреннем рынке зерна не хватало.

В XVII в. за русский рынок боролись англичане и голландцы. Русские купцы жаловались в челобитных: «тех немец на Руси умножилось …от них стала скудность великая, что торги у нас всякие отняли». Под давлением купечества правительство в 1653 г. приняло Торговый устав, заменивший многочисленные торговые пошлины единой пошлиной в размере 5% стоимости товара. Пошлина с иностранных купцов была повышена до 6%, а при продаже их товаров не в Архангельске, внутри страны – до 8%. В 1667 г. по инициативе видного государственного деятеля А.Л. Ордина-Нащокина был принят Новоторговый устав. Отныне иноземные купцы должны были платить двойную пошлину за продажу товаров внутри России, могли вести только оптовую торговлю и продавать свои товары только русским. Торговля в России между иностранцами была запрещена. Новоторговый устав защищал русское купечество от конкуренции и увеличивал доходы казны. Таким образом, экономическая политика России становилась протекционистской. Расцвет протекционизма пришелся уже на следующую эпоху – царствование Петра I.

В целом темпы экономического развития России в XVII в. выглядят скромно на фоне массового развития мануфактур в Голландии и Англии, появления фермерской аренды и интенсификации сельского хозяйства, развития морской торговли и освоения заморских колоний в Ост- и Вест-Индии. В стране появились элементы буржуазных отношений, но они деформировались крепостнической системой и государственным контролем.

Политический стройРоссии претерпел в течение XVII в. значительные изменения, вступив на путь формирования абсолютизма. Все происходившие в XVII в. изменения в системе управления государством были направлены на ослабление выборного начала, профессионализацию аппарата и укрепление единоличной царской власти.

Отношение к особе государя стало в XVII в. почти религиозным. Царь подчеркнуто отделялся от поданных и возвышался над ними. В «Соборном уложении» была целая глава, посвященная тому, «как его государьское здоровье оберегати». Даже при кратких отлучках царя из Кремля писался особый указ, кому на время отсутствия государя «государство ведати». В торжественных случаях царь появлялся в шапке Мономаха, бармах, со знаками своей власти – скипетром и державой. Каждое появление царя было событием, при выходах к народу его вели под руку бояре. Все это было внешним проявлением формирования в стране абсолютизма.

О становлении абсолютизма говорит факт падения влияния Земских соборов. Если великие князья и цари из династии Рюриковичей могли утверждать исконность и божественное происхождение своей власти (как это делал Иван IV в переписке с Курбским), то Романовы, избранные на престол, могли опереться лишь на поддержку «земли». Поэтому в 1615-1622 гг. Земский собор заседал почти постоянно. Но затем он стал созываться все реже и реже, и в 1653 г. состоялся в последний раз: решал вопрос о принятии в подданство Украины и войне с Польшей. Соборы некому было отстаивать: главные интересы дворян были удовлетворены в 1649 г. (не случайно они называли отмену «урочных лет» «божьим деянием»), а буржуазия как серьезная общественная сила в России появилась только к концу XIX в. К тому же к середине XVII в. правительство сумело восстановить и укрепить централизованный механизм управления.

На задний план постепенно отходила и Боярская дума. Из ограниченного круга советников (20-30 человек) она превратилась в большой совет (153 человека в 1690 г.), который в полном составе и не собирался. Зато выделились «думные дьяки» - руководители крупнейших приказом и «комнатные бояре» - узкий круг людей, принимавших вместе с царем решения. В области военного дела, управления, судебных дел по государственным преступлениям увеличилось количество «именных указов», принятых без согласования с Думой. Для контроля над своим аппаратом царь Алексей основал Счетный приказ для финансовых проверок и собственную канцелярию (Приказ Тайных дел), подчинявшиеся только монарху.

При Алексее Михайловиче (1645-1676) одновременно действовали уже около 40 приказов, к началу XVIII в. – 50. За 50 лет с 1646 г. по 1698 г. количество дьяков и подьячих выросло почти в 5 раз – с 845 до 4646 человек. Бюрократия стала потомственной, ее верхушка входила в Думу и получала вотчины и поместья, т.е. формировался профессиональный управленческий аппарат – чиновничество. Приказная система была несовершенна, функции многих приказов переплетались. Почти все приказы были и административными, и судебными, и финансовыми органами одновременно. Множество приказов и неразбериха с их обязанностями порой не позволяли разобраться в делах, порождая знаменитую «приказную волокиту». И все же рост управленческого аппарата формировал прочную опору царской власти.

Бюрократизация управления шла не только «сверху», но и «снизу». С 20-х гг. XVII в. в 200 с лишним уездов Московского государства стали присылаться из Москвы воеводы, сосредоточившие в своих руках военную, административную и судебную власть (по гражданским делам) над местным населением.

Государство и церковь. Рост самодержавных тенденций приводит к конфликту церкви со светской властью. Патриарх Никон стремится утвердить превосходство духовной власти над светской. Царь Алексей Михайлович в свою очередь пытается подчинить церковь государству. Конфликт завершился поражением Никона (в 1666 г. он был лишен сана патриарха). Хотя Большой Московский собор 1667 г. и провозгласил независимость духовной власти от светской, влияние церкви ослабевало.

Но государство решительно поддержало церковь в проведении церковной реформы – исправлении и унификации текстов богослужебных книг и обрядов по греческому образцу, начавшейся в 1653 г. Ее проведение было вызвано не только «настроениями» в самой церкви, но и внешнеполитическими планами правительства: ведь именно в это время решался вопрос о присоединении Украины, шли переговоры о том же с молдавским господарем, и надо было устранить религиозно-обрядовые расхождения с православными церквями этих стран.

Важнейшими обрядовыми изменениями явились: крещение не двумя, а тремя перстами, замена земных поклонов поясными, троекратное пение «аллилуйя» вместо двукратного, движение верующих в церкви мимо алтаря не по солнцу, а против него. По-иному стало писаться имя Христа – «Иисус» вместо «Исус». Некоторые изменения были внесены в правила богослужения и иконописи. Все книги и иконы, написанные по старым образцам, подлежали уничтожению.

Исправление книг и обрядов было непонятно многим и нарушало сложившиеся из поколения в поколение представления об истинности веры. Массовое недовольство перешло в движение сторонников «старой веры» - раскол, нередко служивший и в XVII в., и в последующие времена идейным основанием социального протеста. Однако это далеко не всегда означало прямое выступление против властей и «никонианской» церкви (как Соловецкое восстание 1668-1676 гг.). Противники преобразований уклонялись от службы в церкви, уходили на Север, в Сибирь, на Дон, строили там «скиты» и «пустыни», доныне существующие в Белоруссии, Пермской области, Сибири. Наиболее фанатичные вожди раскола (протопоп Аввакум) предвещали близкий конец света. Собор 1656 г. отлучил раскольников от церкви и проклял их – это наказание было отменено Русской православной церковью только в 1971 г. Правительство же указом 1685 г. предписывало наказывать раскольников кнутом, а за обращение в раскол сжигать.

Религиозный раскол знала и Западная Европа в эпоху Реформации, когда зародился протестантизм. Но в России он проходил под знаком возращения к старому. Умы староверов не занимали вопросы изменения догматов, нравственных норм, отношений человека и Бога, новой общественной роли церкви. В расколе проявилась отличительная черта массового сознания россиян, его традиционность (сопротивление всему, что нарушает обычай, даже если нарушения не принципиальны). В Европе в XVII в. повсеместно пало политическое и идеологическое господство католической церкви. Освобожденный от ее опеки человеческий разум открытиями в естествознании готовил фундамент для будущей промышленной революции. В Москве же это было врем особенно ревностного отношения к «старине» и критического, пристрастного ко всему новому.

Идеология раскола, строившаяся на неприятии всего нового, принципиальном отвержении любого иноземного влияния, светского образования, была крайне консервативна. В русской истории впервые появился феномен «раскольничества» - фанатичного следования идее и непримиримо – враждебного отношения к власти и ко всем, кто не разделяет взгляды старообрядцев. Это положение и сейчас не утратило свою актуальность. В результате раскола XVII в. поражение потерпели и никониане, и старообрядцы. Выиграло только государство. При младшем сыне Алексея Михайловича, Петре I, оно по существу поглотило церковь и превратилось в могущественную империю.

Главными внешнеполитическими целями России в XVII в. оставались возвращение земель, утраченных в ходе Смуты и выход к морю. Русско-польская (смоленская) война 1632-1634 гг. не принесла ожидаемого результата. Ее неудача привела к нежеланию правительства вступать в военные конфликты, в частности к отказу взять под свое покровительство Азов – важнейший стратегический пункт, дававший России выход в Азовское море. Однако поражение в Смоленской войне активизировало усиление государства по реорганизации армии, укреплению южных границ от постоянных набегов крымских орд.

Национально-освободительная война украинского и белорусского народов под предводительством Б. Хмельницкого против польского владычества (1648-1654) выдвинула на первый план украинскую проблему. Лишь в 1653 г. Земский собор решил принять Украину «под высокую руку» царя. 8 января 1654 г. Украинская рада в г. Переяславе одобрила переход под московское покровительство и присягнула на верность царю.

Это решение не означало вступления Украины в состав русского государства: устанавливались своеобразные договорные отношения, напоминающие протекторат. На Украине сохранялось выборное казачье управление во главе с гетманом, продолжал действовать местный порядок судопроизводства. Украина даже сохранила внешнеполитическую самостоятельность: могла вести самостоятельные контакты со всеми странами, кроме Польши и Турции. Правда, позднее русское правительство стало постепенно ограничивать украинскую самостоятельность, разрушать местные традиции, превращая Украину в обычную часть России. Завершился этот процесс при Екатерине II уничтожением гетманства и Запорожской Сечи.

В XVII в. предпринимаются попытки решения балтийской проблемы, закончившиеся неудачно для России (русско-шведская война 1656-1658 гг.). Однако несмотря на ряд поражении Россия в XVII в. добилась внушительных внешнеполитических результатов. На протяжении всего столетия продолжалось и продвижение русских людей в Сибирь, на Дальний Восток. Это была эпох великих географических открытий, сделавших известными для мировой науки огромные массивы земель и морей от Урала до Тихого океана, до пределов которого расширились границы Российского государства. Масштабность внешнеполитических задач, интересы обороны страны настоятельно требовали преобразований, которые могла провести лишь сильная государственная власть.

Озабоченные отставанием в военной области русские государственные деятели (а.Л. Ордин-Нащокин, Ф.М. Ртищев, А.С. Матвеев и др.) исходили из того убеждения, что в интересах России необходимо использовать некоторые достижения Западной Европы. В XVII в. в России переводятся и печатаются европейские научные труды, в частности об открытиях Птолемея и Коперника. Западные обычаи и предметы быта постепенно, по крупицам становятся частью быта российского общества, разрушая традиционную культуру элиты. Возникают новые школы (частные), где изучают различные языки и точные науки, ориентирующиеся на западноевропейскую систему образования и культурные ценности. Сторонников реформирования России на основе углубления контактов с Западной Европой их оппоненты обвинили в «латинстве». В то же время Смута усилила изоляционистские настроения в обществе. Активизируются сторонники национально-консервативного течения общественной мысли. Противоборство нового и старого ощущалось повсеместно, во всех сферах и проявлениях человеческой жизнедеятельности и особенно в духовном мире человека. Так, уже в XVII в. довольно отчетливо прослеживаются два общественных течения, которые позже назовут западничеством и славянофильством. В XVII в. Россия выбирала, по какому пути идти дальше.

Таким образом, постепенно в российском обществе вызревали новые тенденции, знаменовавшие переход от средневековья к новому времени. История России в XVII в. развивалась самобытно, ощущая воздействие своего географического положения, как восточно-азиатской, так и западноевропейской цивилизаций.

Вопросы для контроля:

1. Объясните, каковы были основные тенденции экономического развития России в XVII в.?

2. Чем было вызвано усиление крепостнических порядков в XVII в. В чем оно проявилось?

3. На вопрос, свидетельствовали ли новые явления в экономике страны о развитии капитализма, историки отвечают по разному. Выскажите и обоснуйте свою точку зрения?

4. Покажите на примерах, какие изменения произошли в деятельности Земских соборов, Боярской думы, приказов в XVII в. Чем они обусловлены? Выражением каких процессов являлись?

5. Можно ли реформу Никона поставить в один ряд с Реформацией XVI в. в Западной Европе? Раскройте в чем заключался социальный и духовный феномен раскола. Каковы были его последствия?

6. Назовите территории, которые вошли в состав Российского государства в XVII в.

Рекомендуемая литература:

1. Блинова В.С., Шестов Н.И. Эволюция политической системы России в IX-XX вв. Саратов, СГУ, 1994.

2. Буганов В.И. Мир истории: Россия в XVII столетии. М., «Молодая гвардия», 1989.

3. Бушуев С.В. История государства российского. Историко-библиографические очерки. XVII-XVIII вв. М.: «Книжная палата», 1994.

4. Гумилев Н.Л. От Руси к России. М.: АСТ, 2003.

5. История России с древнейших времен до конца XVII в. / Отв. Ред. А.Н. Сахаров, А.П. Новосельцев. М.: АСТ, 2001.

6. История России: Учебник. / А.С. Орлов, Т.А. Сивохина и др. М., 2003.

7. Костин В.И. Отечественная история: Учебное пособие. Н.-Новгород: Нижегородская правовая академия. 2002.

8. Лаптева Т.А. К вопросу о расширении социальной базы дворянского сословия в XVII вв. // Отечественная история, 2003. № 5.

9. Мунчаев Ш.М. Устинов В.Н. Политическая история России. От становления самодержавия до падения советской власти. М.: НОРМА-ИНФРА, 1999.

10. Скрынников Р.Т. Крест и корона: церковь и государство на Руси в IX-XVII вв. СПб.: Искусство, 2000.

11. Успенский Б.А. Царь и патриарх: харизма власти в России. М., 1998.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал