Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ТИПИЧНЫЕ МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯ СУПРУГОВ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ




Парадоксальность многих семейных конфликтных ситуаций состоит в том, что нельзя дать ответ на вопрос, чья точка зрения вернее, кто прав и, соответственно, кто не прав и должен уступить, отказаться от своего мнения.

Поведение участников конфликта весьма разнообразно. Выделяются следующие поведенческие стратегии, различающиеся по степени эффективности разрешения конфликта: доминирование; уход, избегание; уступчивость; компромисс; сотрудничество.

Доминирование как стратегия ориентации лишь на собственные интересы при полном игнорировании интересов партнера изначально обречено на неуспех, так как пренебрежение интересами партнера в семье усугубляет ее дисфункциональность.

Уход и избегание как отказ от своих интересов в сочетании с неготовностью пойти навстречу интересам партнера приводят к отложенному конфликту и преобразованию его в хронический.

Уступчивость как отказ от своих интересов и готовность пойти навстречу партнеру – к хронической фрустрации одного из партнеров, несимметричности отношений, дисбалансу в распределении прав, ответственности, власти, к снижению устойчивости и стабильности функционирования семьи.

Компромисс является достаточно эффективным способом разрешения конфликтов между его участниками, сориентированными на поиск взаимоприемлемого решения проблемы путем взаимных уступок.

Сотрудничество как поиск решения, в максимальной степени отвечающего интересам обоих партнеров, не только позволяет успешно преодолеть противоречия, но и способствует личностному росту участников конфликта, повышает общий уровень их коммуникативной компетентности, открывая принципиально новый способ взаимодействия в конфликтной ситуации.

Поскольку «при желании» конфликтной может стать практически любая внутрисемейная ситуация, важным фактором, позволяющим нивелировать большинство конфликтов, является поведение супругов во время конфликта. Так, если партнеры легко реагируют на любое возникающее противоречие, фиксируются на нем, пытаются доказать свою правоту другому, то конфликт налицо. Но если «неприятные ситуации» обсуждаются спокойно и доброжелательно, супруги не пытаются найти, кто из них прав, а кто виноват, каждый из них стремится пойти на примирение, а не ждет, чтобы это делал другой, – частота и серьезность конфликтов уменьшаются. Понимание того факта, что в любом конфликте виноваты обе стороны, стремление прежде всего увидеть и взять на себя свою вину, а не обвинять другого, – важный фактор, способствующий тому, чтобы внутрисемейные конфликты носили конструктивный, а не деструктивный характер.

Но, пожалуй, самая важная причина состоит в том, что в каждой семье вырабатывается свой способ, стиль разрешения семейных проблем, семейных конфликтных ситуаций, когда у каждого супруга есть своя точка зрения на проблему.



Значит, уже начиная жить вдвоем, супруги должны научиться разрешать свои семейные разногласия, спорные вопросы так, чтобы их отношения не только не разрушались, но, напротив, становились все крепче, все надежнее.

Каковы же типичные способы выхода из конфликтной ситуации, наиболее оптимальные для укрепления супружеского союза, для поддержания семейного счастья и благополучия? Обычно молодые супруги пользуются пятью разными способами разрешения своих конфликтов, причем из этих пяти только два были по-настоящему продуктивными. Что же это за способы?

Супруги могут пойти на открытый, спокойный разговор о сложившейся ситуации. Их цель – найти путь навстречу друг другу. Но не всегда такое обсуждение нужно. Бывают ситуации, когда супруги, видя проблему, как говорится, не сговариваясь, начинают искать выход из конфликта. Другие супружеские пары предпочитают занимать в напряженной семейной ситуации позицию стороннего наблюдателя. Например, муж, обнаружив у жены полное равнодушие к кухне, к приготовлению еды, стиснув зубы, ждет, чем же это все закончится. Когда жена догадается, что мужа неплохо было бы и накормить?! Как правило, это ожидание затягивается, и наступает время взрыва.

Открытый резкий конфликт, ссора, полная взаимными упреками, обидами, претензиями – это еще один способ разрешения конфликтов. И наконец, последний, не менее «вредный», хотя не такой «бурный», способ. Он состоит во взаимном упрямом молчании, когда каждый обижается на другого, но на разговор, на обсуждение семейных дел не идет. Супругами в таких ситуациях овладевает чувство беспокойства, жалости к себе, обида.



Чтобы снять психологическое напряжение, получить моральную и психологическую поддержку со стороны близкого человека, в семье должны сформироваться особые доверительные отношения, которые предполагают, что супруги готовы выслушать, понять, пойти друг другу навстречу. Не трудно догадаться, что только в семьях, где супруги умеют решать свои семейные конфликты, они способны не только сохранить свой союз, но и постоянно оказывать друг другу взаимную поддержку и взаимную помощь в решении общих проблем и личных проблем каждого из них.

Следует избегать деструктивных тактик (игнорирование, принижение личности партнера, эгоцентризм) и пользоваться позитивными. Например, использовать в межличностных отношениях так называемое активное слушание – систему действий, способствующих сосредоточению внимания слушающего на партнере, активизации самовыражения партнера, восприятию и пониманию сказанного и не сказанного им.

Весьма актуальными в семейно-брачных отношениях является использование подчеркивания значимости партнера (высказываний, передающих партнеру сообщения о том, что его вклад ценят, его уважают, благодарны ему, восхищаются им), а также подчеркивания общности с партнером (высказывания, констатирующие сходство между говорящим и его партнером, общие черты, общность позиций, переживаний, опыта и др.).

Научиться решать семейные конфликты – значит, признать, почувствовать необходимость сделать шаг навстречу, изменить свои взгляды, позиции, представления по мере того, как семейная жизнь предъявляет свои новые требования, ставит новые вопросы, иногда совершенно неожиданные для обоих супругов.

Одна из величайших ценностей семейной жизни, супружеских отношений – это уверенность в том, что тебя понимают. Как важно для каждого видеть, что близкий человек настроен на понимание, внимателен к твоим словам, готов слушать. Только в такой ситуации человек способен к самораскрытию, доверительному общению, готов поделиться самыми сокровенными своими мыслями и переживаниями. Когда же нам кажется, что близкий человек не понимает нас, опускаются руки, пропадает всякое стремление к общению, пропадает желание говорить о самом важном и значимом. Возникает чувство одиночества, рвутся тончайшие психологические нити, связывающие супругов в единое целое.

В оценке понимания, так же как и в восприятии супруга как человека, на которого можно во всем положиться, главным оказалась вера супруга в то, что его понимают.

Доверие – одно из необходимых свойств супружеских отношений. Без него отношения становятся формальными, холодными, чопорными. Подлинное доверие не возникает вдруг, ниоткуда. Оно формируется постепенно в ходе совместной семейной жизни, совместных трудов и решений. Доверие может существовать только как взаимное доверие. Его бывает нелегко создать, гораздо проще оказывается его разрушить.

Что же разрушает доверие к другому? Прежде всего, доверие разрушается или не создается, если вы рассматриваете переживания другого как неважные, незначимые, как пустяк, не стоящий внимания, как то, от чего можно легко отмахнуться или не заметить вовсе. Если переживания другого не принимаются всерьез, они становятся предметом шуток, насмешек. Неверие в то, что супруг действительно переживает то, о чем он вам говорит, тоже разрушает доверие.

Наконец, использование в дальнейшем полученной информации, припоминание супругу о его признаниях.

Согласно данным социологического исследования, в тех семьях, где супруги оказывают друг другу моральную и психологическую поддержку, где каждый чувствует, что он может высказаться, выговориться, поделиться своими личными тревогами, сомнениями, где есть взаимопонимание, взаимное доверие и супруги научились принимать друг друга такими, какие они есть, в этих семьях конфликтные ситуации разрешаются в 1,5–2 раза успешнее, чем там, где психологическая сторона супружеских отношений была отодвинута на задний план.

При возникновении конфликта в семье больше всех страдают ее младшие члены – дети, которые невольно вовлекаются в конфликтные взаимоотношения родителей.

РЕБЕНОК В КОНФЛИКТНОЙ СЕМЬЕ.
Негативное влияние семейной конфликтности на личность ребенка проявляется как бы в двух планах. С одной стороны, ребенок с раннего детства становится постоянным свидетелем родительских размолвок, ссор и скандалов. С другой стороны, он может стать объектом эмоциональной разрядки конфликтующих родителей, которые свои проблемы загоняют вглубь, а раздражение по поводу недовольства друг другом «выплескивают» на ребенка. Кроме того, ребенок может стать своеобразным орудием разрешения родительских споров, когда каждый пытается укрепить собственные позиции путем «перетягивания» ребенка на свою сторону.

 

Ребенок – свидетель семейных конфликтов.Как известно, психика ребенка, его душевный склад, восприятие и отношение к окружающему миру, другим людям и к себе самому формируются с самого раннего детства в родительской семье под влиянием той атмосферы, которая царит в родном доме. Эмоциональный настрой, господствующий во взаимоотношениях супругов, имеет здесь немаловажное значение. Порой родители совершенно не дают себе отчета в том, что их неумение разрешить собственные проблемы непременно тяжелым бременем ложится на детские плечи, приводя к появлению в психике очагов патологических переживаний. Сила и глубина реакции зависит от возраста, опыта, полученного до этого в семье и в жизни, от характера, темперамента, воспитанности и чувствительности. Следует помнить, что неокрепшая психика малышей, подростков и даже юношей подвержена стрессам.

Детям важно чувствовать себя физически и психологически защищенными в семье. Свою защищенность они связывают со стабильностью в отношениях со взрослыми. К чему же может привести ситуация, когда ребенок в самые первые годы жизни ничего не видит вокруг себя, кроме непрекращающихся попыток то одного, то другого родителя одержать верх над другими и навязать всем свое индивидуальное восприятие мира? Конфликты, ссоры, даже просто очень частое выражение недовольства лишают его чувства безопасности. Для ребенка на его уровне должно быть предсказуемым поведение взрослых, только тогда он начинает верить в их надежность, в защищенность его интересов и даже жизни.

Ощущение внешней нестабильности, чувство незащищенности среди близких людей – фактор, очень неблагоприятно сказывающийся на формировании деткой психики. Он приводит к патологическим страхам, вечному напряжению, тяжелым, даже кошмарным снам, замыканию в себе, неумению общаться со сверстниками и к другим неприятным последствиям, что в конечном итоге может сделать из ребенка «душевного инвалида», человека, боящегося совершить хоть какой-нибудь самостоятельный поступок.

Дети младшего возраста бывают так поглощены эмоциями ужаса, страха, страдания, что оказываются не в состоянии противопоставить им хотя бы слабые барьеры разума. Даже если дети очень малы, они все равно ощущают конфликтное состояние в родительских отношениях, реагируют на ссоры между родителями очень осмысленно и тонко их чувствуют.

В конфликтных семьях, как правило, применяется запрет на выражение любых отрицательных чувств у детей, что не согласуется с природной детской непосредственностью. Ребенок боится высказывать свое мнение по поводу любого вопроса, потому что знает, что может не только не встретить должного понимания, но даже вызвать родительское раздражение, гнев. Возникает непосильная задача – скрыть сильные эмоции, что противоестественно в детском возрасте. Часто дети не выдерживают подобной ситуации и «ломаются». Однако, к сожалению, проявление этой «ломки» порой не замечается родителями, или, наоборот, вместо желания разобраться в том, что на самом деле происходит с ребенком, вызывает у них неадекватную реакцию раздражения и недовольства его поведением.

Родителям, например, непонятно, почему сын или дочь безутешно плачет из-за очевидного, на их взгляд, пустяка – замечания, сделанного не тем тоном, или неполучения ожидаемой похвалы. Увеличение числа капризов, опять же с их точки зрения, совершенно необоснованных (то есть ребенок сыт, тепло одет, имеет все необходимое), обычно трактуется как проявление недопустимого духа противоречия и непослушания, поэтому сразу же пресекается.

Душевная травматизация детей – не единственное последствие наблюдаемых ими семейных конфликтов. Пребывая в конфликтном состоянии, родители не замечают, как нарастает отчуждение детей и вместо ожидаемой любви и уважения они могут получить от них в ответ неприязнь, а иногда и глубокую ненависть. Вряд ли взрослеющий ребенок, постоянно наблюдающий, как отец или другие родственники унижают его маму, сумеет сохранить уважение к ним, ибо разногласиями и бурным выяснением отношений они потеряли авторитет в его глазах. Вряд ли ребенок сможет побороть в себе чувство неприязни к постоянно ссорящимся родителям и согласится, как прежде, выполнять предъявляемые к нему требования.

Вот как, например, об этом говорит юноша-старшеклассник: «Не могу я больше выносить все это, видеть их не могу... Оставь меня в покое, избавь меня от истерик, у меня есть дела поважнее твоих страданий... Самое ужасное, что при мне и сестре. Сестра плачет, я злюсь, все из рук валится, просто домой идти не хочется. Чувствую себя не то сиротой, не то приемышем, как будто меня занесла сюда неведомая сила, и я обречен это слушать и терпеть...».[10]

Ссоры и конфликты между родителями могут привести и к тому, что ребенок встанет на сторону того, кто покажется ему правым. Сильная неприязнь к отцу или матери может перерасти в глубокую ненависть и оставить свой след в детской душе на всю жизнь. Чаще всего это проявляется в виде агрессивности, которая направляется не только на нелюбимого родителя, но и на свое окружение. Первоначально ребенок был уверен, что он любим обоими родителями, но ссора между ними вдруг показывает, что он вне их интересов, ибо они больше заняты собственными проблемами. Вырванный из-под родительской защиты по вине того, кто первым (с точки зрения ребенка) затеял скандал, он первоначально испытывает чувство растерянности: сможет ли он справиться с трудностями без родительской поддержки?

Постепенно чувство страха сменяется агрессивностью, направленной на того родителя, по вине которого он якобы лишился столь необходимой ему поддержки другого и утратил чувство безопасности. Агрессивные черты характера могут развиться у него вследствие защитной реакции психики для внутренней самообороны.

В подобной ситуации, движимый неразрешимыми внутренними противоречиями, обусловленными переживаниями по отношению к одним и тем же людям любви и ненависти одновременно, ребенок перестает доверять не только родителям, но и всем, кто его окружает. Детские впечатления такого рода создают предпосылки для дисгармоничного развития личности, осложняют его отношения со сверстниками.

Многие родители полагают, что драма семейных отношений болезненно переживается ребенком только тогда, когда он является свидетелем открытых столкновений супругов. На самом деле для ребенка принципиально ничего не меняется, если при нем открыто не ссорятся, не бьют посуду, а нарочито сохраняют молчаливое спокойствие. Даже не понимая смысла того, что происходит в семье, ребенок невольно впитывает эмоциональный строй конфликта: он замечает холодность и отчужденность родителей друг к другу, безразличие или безразличную вежливость в их манере держаться, в тоне разговора. Скрытая напряженная, конфликтная, враждебная обстановка в семье – для детей зло не меньшее, чем открытые скандалы супругов, сопровождаемые взаимными оскорблениями.

 

Ребенок – объект эмоциональной разрядки конфликтующих родителей. В конфликтных семьях возможны ситуации, когда родители невольно переносят на детей свое эмоциональное отношение друг к другу. Подобное смещение конфликта наблюдается в тех случаях, когда конфликтная ситуация долгое время остается неразрешенной. Напряжение в супружеских отношениях, сопровождающееся чувством раздражения, досады, враждебности, неприязни, выплескивается на детей.

Особенно часто это наблюдается тогда, когда ребенок похож на кого-то из родителей либо внешностью, либо чертами характера. Тогда эмоциональное восприятие детей, оценка их поведения и поступков во многом обусловливаются отношением родителей друг к другу. Родители как бы перестают видеть своих детей такими, какие они есть. В их поступках, действиях каждый видит своего супруга, и не с лучшей стороны. Появляется косвенная возможность для взаимных претензий, обвинений, выражения неудовольствия. Обращаясь с резкими замечаниями к ребенку, родители апеллируют как бы друг к другу, не принимая в нем нежелательные, с их точки зрения, черты характера друг друга.

Проявляя негативные чувства по отношению друг к другу не прямо, а опосредованно, через ребенка, вымещая на нем свое раздражение и враждебные чувства, родители тем самым уменьшают напряженность в своих отношениях. В таких случаях конфликт между ними, как таковой, отсутствует. Для детей же это еще более психотравмирующая ситуация, поскольку родители, создавая видимость, что воспитывают ребенка, пытаются воспитывать друг друга, проявляя к ребенку нетерпимость, максимализм, недоверие, аффект и физические наказания, то есть все то, что неосознанно им хотелось бы выплеснуть на своего брачного партнера.

Оказываясь в эпицентре неразрешенного родительского конфликта, ребенок не только сам испытывает душевное потрясение, невольно становясь объектом эмоциональной разрядки супругов, но и еще больше разъединяет их. Персонифицируя ребенка по конфликтно-приемлемому образу друг друга и реагируя на него агрессивно, родители неизбежно вступают в конфликт с ребенком, не принимая во внимание его духовные запросы и индивидуальность.

Довольно часто родители пытаются устранить свою эмоциональную неудовлетворенность повышенной заботой о ребенке, привязывая его к себе и изолируя от общения друг с другом. Присущая больше матери гиперопека мотивирована не столько заботой о ребенке, сколько страхом одиночества и чувством внутреннего беспокойства, то есть гиперопека выступает в качестве средства защиты матери от состояния дистресса.

Если же конфликт сосредотачивается на самих родителях, на вопросах воспитания и тем более на супружеских отношениях, то это в определенной мере предохраняет детей от некоторых крайностей в отношениях к ним родителей, которые, выплескивая свое раздражение друг на друга, становятся менее аффективными и менее строгими к детям. Как отмечает известный психотерапевт А. И. Захаров, «конфликт между родителями, несмотря на все свое отрицательное звучание, предотвращает некоторые из крайностей отношений с детьми, в том числе физические наказания, подгонку и порицания. Наоборот, при отсутствии конфликта между родителями они чаще физически наказывают, торопят и ругают детей...».[11]

Подобное «позитивное» значение родительского конфликта исчерпывается увеличением непоследовательности в требованиях и различий в методах воспитания. Воспитание в случае чрезмерной фиксации на этом процессе оказывается чисто условным понятием, ибо сковывает ребенка и ставит его перед непомерно большим числом требований, многие из которых он не в состоянии выполнить в силу особенностей своего развития. Тем не менее если один из родителей усиливает конфликт с детьми, прибегая к крайним формам его выражения, например к физическим наказаниям, то другой родитель может использовать это как повод для усиления супружеского конфликта. Так отношения с детьми становятся своеобразным корректором и супружеских отношений между родителями.

 

Ребенок – орудие разрешения семейных споров.Возможным вариантом семейного конфликта, в котором дети выступают своеобразным орудием разрешения супружеских разногласий, может быть такой, когда неудовлетворенная своими отношениями с отцом мать компенсирует свое нервное напряжение на детях, провоцируя проявление у них эмоциональных и поведенческих нарушений. Отец же, недовольный их поведением, пытается ужесточить свои требования, что, однако, встречает противодействие матери, усиливая ее отрицательные чувства к мужу. В результате в обоих случаях ребенок переживает из-за того, что он не может быть самим собой, найти признания, любви и понимания в семье. Вместо этого он должен быть во всем «хорошим» и беззаветно любить и уважать родителей так, как этого хочется им.

Стремясь отстоять свою независимость, мама и папа, каждый в отдельности, выбирают для самоутверждения самый подходящий объект – своего ребенка и разрывают тем самым его любовь на неравные части. Часто родители усугубляют и без того тяжелое положение малыша неуемным провокационным вопросом: «Ты кого больше любишь: меня или папу (маму)?» В подобной ситуации дети, чувствуя, что что-то изменилось в отношениях родителей, пытаются справиться с противоречиями на свой лад. Они разными путями приспосабливаются к новым отношениям.

Часто бывает так, что дети один раз выступают за папу, а другой раз – за маму, потому что хотят дружить и с тем и с другим. А такой способ поведения – толчок к эгоизму и лицемерию, потому что ребенок быстро учится извлекать из конфликта выгоду. Подобное случается особенно часто, когда один из родителей или оба жалуются ребенку и стараются снискать его расположение подарками или другими приемами. При этом у ребенка складывается ощущение вседозволенности, ибо то, что запрещает отец, разрешает мать, и наоборот. Антипедагогичность такой позиции в семье очевидна.

Родители, в отношении которых образуется трещина, невольно превращают ребенка в орудие борьбы, а иногда и мести. Происходит это по большей части неосознанно. Но до того момента, пока ребенок социально и психологически созреет, чтобы разобраться в перипетиях отношений взрослых, он впитывает в себя все и хорошее и плохое, и полезное и вредное, становясь своеобразным зеркалом, отражающим происходящее в семье и во взаимоотношениях родителей.

У некоторых детей развивается склонность к доносам, цинизм, они становятся недоверчивыми, замыкаются в себе. У кого-то это порождает преждевременный сексуальный интерес и преувеличенную самоуверенность. Реакция с их стороны в ответ на семейный конфликт может быть непредсказуемой. Но, как отмечают многие исследователи в области психологии семьи, общим будет появление эмоциональных расстройств в виде возбудимости, беспокойства, сниженного фона настроения, нарушений сна и аппетита.

Кроме того, дети страдают от своего бессилия что-либо изменить во взаимоотношениях родителей. Они становятся упрямыми, легковозбудимыми или, наоборот, заторможенными в эмоциональных и поведенческих реакциях. И только когда их состояние становится довольно тяжелым, это заставляет взрослых обратить на него внимание и искать помощи у врача.

 

Последствия семейных конфликтов для детей.Нити семейных конфликтов тянутся очень далеко. Их последствия отражаются не только на состоянии детской души, но и на всей дальнейшей жизни, ибо дети из конфликтных семей выходят с глубокими внутриличностными конфликтами. Эмоциональная нестабильность семейных, супружеских и родительских отношений, отсутствие единства мнений и солидарности родителей в их педагогическом воздействии на ребенка – все это часто приводит к формированию у ребенка чувства страха, неуверенности в себе, неверия в свои силы и способности, замкнутости и нелюдимости.

Это может сказаться и на их собственных семьях, и на их собственных детях, потому что семья, в которой вырос ребенок, дает образец той семьи, которую он образует, став взрослым. Психологи отмечают, что ребенок впервые знакомится, усваивает роли отца и матери, мужа и жены, мужчины и женщины в процессе ежедневных контактов, общения с родителями, близкими людьми. Через общение с родителями происходит его вхождение в мир человеческих отношений.

Закономерно, что молодые люди, перенявшие негативные черты поведения своих родителей, испытывают в жизни гораздо большие трудности: их семейная жизнь начинается с того, что им приходится переучиваться, то есть заново учиться искусству жить в семье. Переучивание требует дополнительных сил – как от человека, так и от окружающего его мира, прежде всего близких ему людей.

Дети, пережившие ссоры между родителями, получают неблагополучный старт в жизни. Отрицательные воспоминания детства очень вредны, они обусловливают соответствующий образ мышления, чувства и поступки во взрослом возрасте. Поэтому родители, не умеющие найти взаимопонимания друг с другом, должны всегда помнить о том, что даже при неудачном браке в семейные конфликты не должны втягиваться дети. О проблемах ребенка следует думать, по крайней мере, столько же, сколько о своих собственных.

Фномен «двойная связь»


К основным видам нарушений коммуникационного процесса относится проявление своеобразного феномена парадоксальной коммуникации — «двойная связь» («двойная ловушка»). Такой тип коммуникации был выделен американским психологом Г. Бейтсоном совместно с Д. Джексоном и Дж. Хейли при изучении парадоксальных стереотипов взаимодействия в семьях детей-шизофреников в 60-х годах.

Суть феномена «двойная связь» состоит в том, что значимый взрослый (например родитель) передает ребенку одновременно два сообщения, одно из которых отрицает другое. При этом ребенок не имеет возможности высказываться по поводу полученных им сообщений, чтобы уточнить, на какие именно из них реагировать, поэтому постоянно пребывает в состоянии неуверенности и одновременно не может выйти из ситуации, в которую попал. Например, мать, говоря ребенку о любви к нему, отодвигается от него, а когда ребенок в ответ на это замыкается в себе, упрекает его в холодности. Таким образом, ребенок постоянно получает от матери неконгруэнтное сообщение: на вербальном уровне о любви, а на невербальном — о непринятии. Не будучи способным разрешить подобную дилемму, ребенок склонен удаляться от внешнего мира.

С. Минухин, описывая практику своей работы с дисфункциональными семьями, ввел понятие семья «запутанный клубок». Такая семья характеризуется тем, что в ней не поддерживаются индивидуальные различия. Это означает, что в этих семьях отдельные члены не могут действовать независимо друг от друга, поскольку находятся в своеобразном психологическом симбиозе друг с другом. С. Минухин использует термин «границы», понимая под ними условные линии, раз деляющие семейное пространство на отдельные части (субсистемы): супружескую, родительскую и детскую. Границы семье — «запутанный клубок» между семейными субсистемами проницаемы и размыты, эмоциональная атмосфера отличается непредсказуемостью последующих реакций, не существует правил, регулирующих «неприкосновенность» частной, автономной жизни.

Например, супружеская и детская субсистемы переплетены настолько тесно, что родители могут начинать обсуждать с детьми как равными по возрасту свои интимные проблемы, ставя их при этом в сложное положение. Семейные связи в такой семье запутываются настолько, что члены семьи не способны отличать свои собственные проблемы от проблемы другого. В семьях типа «запутанный клубок» чаще всего проявляются психологические расстройства, приступы паники и тревоги.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал