Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






АГЕНТ ИСЛАМА






Гейдар Джемаль азербайджанец, но давно живет в Москве. Он учился на арабском отделении Института восточных языков при МГУ, откуда был вынужден уйти в связи с обвинением в «буржуазном национализме». Зарабатывал репетиторством, вращался в околодиссидентской среде, был причастен к так называемому «черному самиздату».

Нельзя не сказать о некоторых странностях, которые проявились уже тогда – на ранних этапах становления будущего фундаменталиста. Близость к диссидентским кругам и к «самиздату» никак не повлияла на его благополучие. Что, согласитесь, довольно необычно. И уж совсем странно: молодой человек, обвиненный советской властью в «буржуазном национализме», имеет свободный доступ в спецхраны московских библиотек, где он изучает труды «новых правых» – тех, кого нынешние русские неонацисты почитают за идеологов.

Что– то тут, воля ваша, не так.

В конце 80-х г-н Джемаль входил в центральный совет общества «Память». По его словам, ему необходимо было «нащупать контакты с русскими национал-патриотами». Однако вскоре его «разоблачили и изгнали». Лидер «Памяти» Дмитрий Васильев излагает версию тогдашних событий совсем иначе. Г-н Джемаль вел идеологический семинар для рядовых членов «Памяти». Посетив однажды этот семинар, Васильев пришел в ужас: эскапады Джемаля были не только антимонархическими (что для Васильева абсолютно неприемлемо), но и представляли собой, по выражению лидера «Памяти», «сгусток национал-социализма».

Гейдару Джемалю пришлось уйти. Вдогонку он громогласно заявил о том, что «Память» – детище КГБ». Так ли это? Вопрос до сих пор дискутируется. Есть, однако, вопрос, ответ на который давно известен: кто громче всех кричит «Держи вора!»?…

Несколько лет спустя, рассказывая о «памятном» периоде своей жизни, г-н Джемаль заявил: «Я – агент». Нет, не КГБ. «Агент ислама» [37].

* * *

С начала 90-х Гейдар Джемаль много путешествует. Главным образом по странам Ближнего Востока. Он становится московским представителем Всемирной ассамблеи людей Дома пророков – международной организации мусульман-шиитов. У него появляются прочные связи с лидерами исламских фундаменталистов и как следствие – большие деньги. По-видимому, именно на эти деньги была организована исламская религиозная программа, которая в течение двух лет выходила на Первом телеканале. В ней Джемаль восхищался исламской революцией аятоллы Хомейни и слал проклятия на головы «американских империалистов».

Но это еще только цветочки. Тогда же, в середине 90-х, г-н Джемаль становится членом другой международной организации – «Исламско-арабской народной конференции» (ИАНК). На свои конгрессы ИАНК собиралась в Судане, всемирном центре международного терроризма. Среди делегатов – представители «ХАМАС», «Хезболлах», Народного фронта освобождения Палестины, Министерства иностранных дел Чеченской Республики Ичкерия, представители Албании, Азербайджана, Ирака.



После заседания 3-го конгресса ИАНК (март 1995 г.) наиболее радикальные члены конференции собрались на тайное совещание. Были приняты беспрецедентные меры безопасности, поэтому о принятых там решениях до сих пор ничего не известно. Зато известно другое. Сразу по окончании совещания суданский военно-транспортный самолет трижды вылетал в район Киева (судя по всему, речь идет об авиационном городке под Белой Церковью. – М.Д.)Т доставив туда 80 тонн оружия и боеприпасов. После чего боевики УНА-УНСО переправили этот груз в Чечню.

Неизвестно также, участвовал ли в том тайном совещании г-н Джемаль. При случае можете спросить его об этом сами. Тем более что он часто теперь высказывается по проблемам «исламского фактора» – в прямых и не прямых эфирах, в газетах и журналах. При этом мои коллеги комментариями себя не затрудняют. А зря. Вот, например, прямая речь московского исламского фундаменталиста:

«Месть – это законное действие, единственное, что гарантирует нам сохранение достоинства, жизни и имущества. Басаев, захвативший заложников в Буденновске, действовал совершенно адекватно»[38] .

Вы понимаете? Террорист Басаев, у которого руки в крови по локоть, захвативший в Буденновске больницу, «действовал совершенно адекватно»!

Я не знаю, есть ли в нашем Уголовном кодексе статья о подстрекательстве к террору. Впрочем, согласно г-ну Джемалю, речь идет вовсе не о терроре.



«Басаев считает, что это был акт военного рейда. (Продолжаю цитировать г-на Джемаля.) В войне всегда страдают люди, не имеющие к ней отношения. Генерал-майор Доватор, когда проводил рейды по германским тылам, там тоже страдали обычные люди, которые не успели убежать. Там не было возможности проводить селекцию»[39].

Слово «селекция» по отношению к людям – явно из нацистского лексикона. Но не будем придираться. Не будем придираться и к другому: заложники (в отличие от «обычных людей») убежать не могут, потому что их удерживают террористы. Обратим внимание на сравнение: террорист Басаев для г-на Джемаля – современный генерал-майор Доватор. Стало быть, нынешняя Россия, по мнению г-на Джемаля, – это тыл нацистской Германии. Я уж не говорю о том, что даже в условиях Отечественной войны Доватор вряд ли стал бы захватывать в заложники персонал и больных обычной гражданской клиники. Генерал Доватор вообще не стал бы никого брать в заложники. Он был иначе воспитан.

Боюсь, г-ну Джемалю этого не понять.

* * *

Безусловно: легче всего судить о человеке, слушая его самого. Но человек порой бывает лукав и рассчитывает на нашу необразованность. Между прочим, правильно рассчитывает.

«В исламе сказано „Не убий“ за исключением двух случаев: самозащиты и казни за преступление», – вещает г-н Джемаль.

Шайтан его знает – может, и так. Не специалист я по исламу. Однако двое истинных знатоков в один голос сказали мне: в Коране ни слова нет об убийстве в целях самозащиты. И о «казни за преступление» тоже ничего не сказано. Как и другие священные книги, Коран говорит о наказании смертью лишь за предумышленное убийство.

Между тем понятие «самозащиты» г-н Джемаль трактует весьма широко:

«Ислам – цивилизация, учрежденная Богом, которая должна защищать себя от языческого варварства Запада»[40].

Короче говоря – «Gott mit Uns».

«Совершенно очевидно, что война, которая начата США, что бы ни говорил президент Буш, носит характер крестового похода. Это война против исламской цивилизации»[41].

Аргументы бессильны. Нет, говорят г-ну Джемалю, никто не воюет против ислама. Идет война с террористами, как бы они себя ни называли – коммунистическими ли «Красными бригадами» или «мусульманским братством»…

Фундаменталисты любой конфессии аргументов не слышат. А с г-ном Джемалем спорить и вовсе невозможно. Дело не в том, что он шибко образованный, а в его методах. Ему говорят: даже некоторые исламские страны готовы предоставить свои территории для проведения американской операции. «Эти некоторые исламские страны уже фактически оккупированы», – заявляет г-н Джемаль.

Кто оккупирован? Таджикистан и Узбекистан? Кем? Когда?…

…И даже антиамериканский Иран согласился с позицией США. «Не думаю, – говорит г-н Джемаль, – что это нечто большее, чем дипломатический ход».

Ну как тут спорить?

«Если Соединенные Штаты получают право использовать российские военные базы, то завтра региональные субъекты РФ будут напрямую говорить с Вашингтоном как с новым хозяином мира. А не с Москвой. Если Вашингтон пользуется базами – он хозяин. А зачем тогда Кремль?»[42]

Казалось бы, вовсе абсурдный тезис, поскольку США получили отказ в использовании российских военных баз. Именно так г-ну Джемалю и объяснили. И он, представьте себе, согласился:

«Правильно. Дело в том, что Соединенные Штаты на этом не остановятся. Они сейчас вырабатывают новые формы прессинга против России».

Нет– нет, дискутировать с г-ном Джемалем – все равно что плевать против ветра.

* * *

Гейдар Джемаль разъяснял всем желающим: нет никакого противостояния современной цивилизации и террористов. Имеется противостояние мирового гражданского общества и «мирового правительства». Вдаваться в подробности и называть фамилии членов этого всемирного кабинета министров г-н Джемаль почему-то не захотел. Кстати, я уже давно обратил внимание: все те, кто говорит о «мировом правительстве», никого при этом не называют. Боятся, что ли?

Впрочем, организаторов терактов в США Гейдар Джемаль называет совершенно открыто:

«Рано или поздно обнаружится, что удар по Нью-Йорку и Вашингтону был результатом сговора олигархических кругов с фашиствующими элементами внутри американской администрации и силовых ведомств. Организаторы – специалисты очень высокого класса, работавшие, бесспорно, на уровне, присущем лучшим разведкам мира. Такая акция может быть проведена только при содействии израильской разведки и ЦРУ»[43].

Практически то же самое говорил лидер коммунистов Геннадий Зюганов. Давно отработанный прием: виновником трагедии объявляется жертва. Фундаменталисты от коммунизма и ислама слились в экстазе.

В результате терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне погибло более 3 тысяч человек. Телекомпания CNN показала ликующие толпы в некоторых мусульманских странах.

«Это естественная реакция улицы на унижение ислама», – заявил г-н Джемаль.

Никто никогда не унижал ислам – московский фундаменталист использует расхожее пропагандистское клише, не заботясь даже о малой толике правдоподобия. Что же касается «реакции улицы», то в данном случае я бы использовал другой термин: «реакция подворотни».

В связи с американской операцией в Афганистане г-н Джемаль, конечно же, полностью на стороне талибов. Совершенно правильно они, талибы, отказались выдать бен Ладена, потому что, дескать, мусульманин в мусульманской стране подлежит только шариатскому суду. (Стало быть, для европейской террористической группы «Баадер-Майнхоф» следовало потребовать суда святой инквизиции.) И вообще:

«Талибам удалось стать символом исламской цивилизации»[44].

Честно говоря, до сего откровения я полагал, что символы исламской цивилизации – совсем другие. Мечети Бухары, Константинополя и Иерусалима. Внук Тимура, замечательный философ и астроном Улукбек, поэты Омар Хайям и Саади, полководец Саладин, величайший ученый-медик Ибн Сина… Да «Тысяча и одна ночь», в конце концов!

Г– н Джемаль предлагает совсем другие символы. Публичные расстрелы женщин, изменивших своим мужьям. Награда в 50 тысяч долларов за голову любого иностранного журналиста. Запрет смотреть кино, телевидение, слушать музыку, танцевать… А еще – уничтожение буддийского памятника, простоявшего тысячу лет. И дело не в том, что буддийский, а в том, что он – часть мировой культуры.

«Я полностью поддерживаю взрывы буддийский памятников, – нимало не смущаясь, говорит г-н Джемаль. – Буддизм – это не безобидная вещь»[45].

Плюнул походя и побежал дальше.

Все это уже было. Халиф Омар (VII век), захватив Александрию, распорядился сжечь знаменитую александрийскую библиотеку. Будто бы на вопрос своего военачальника о том, что с ней делать, халиф ответил: «Если в этих книгах содержится то, что уже есть в Коране, – они бесполезны. А если в них есть то, чего в Коране нет, – они вредны. Сжечь!» И уникальную по тем временам библиотеку сожгли.

Может быть, это тоже – символ исламской цивилизации?

* * *

Г– н Джемаль – сторонник создания «Всемирного исламского государства». (То есть, замечу в скобках, сторонник все того же «мирового правительства», но с явно выраженным исламским уклоном.) Но это, так сказать, программа-максимум. Пока же он занят новой политической стратегией, получившей название «Исламский проект». Вот как он сам объясняет, что сие значит:

«Существует „западный проект“, который опирается на общечеловеческие ценности, бесконечный прогресс. „Исламский проект“ – прямо противоположен»[46].

Следовательно, общечеловеческие ценности нам ни к чему, а вместо прогресса лучше бы регресс. По-видимому, тоже бесконечный. Назад, в пещеры.

Я не случайно говорю «нам»: в планах г-на Джема-ля и его единомышленников (а они у него имеются, не сомневайтесь) России в «Исламском проекте» отводится главная роль. «Исламский фактор должен стать интегральной частью внутреннего государственного строительства России»[47].

Одно время на этом пути г-ну Джемалю сопутствовала удача. Ему удалось заинтересовать «Исламским проектом» и собственной персоной многих влиятельных российских лиц. Были организованы встречи с Шахраем и Шумейко, подыскивались пути к Черномырдину, письмо от «Исламского комитета» (руководимого, как вы понимаете, г-ном Джемалем) легло на стол президента Ельцина. В числе ярых сторонников московского фундаменталиста оказался один из высших иерархов РПЦ – митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, известный своими черносотенными взглядами.

Но удача была временной. Владыко умер, не дожив до «исламизации всей страны», Борис Ельцин письмо вряд ли прочел (если и прочел, то быстро забыл), прочие же весьма скоро лишились своего влияния: политические ветры в современной России переменчивы. Насколько я знаю, г-н Джемаль ищет теперь новые подступы к Кремлю. Не исключено, что найдет, – он человек энергичный и настойчивый. Хотя, конечно, понимает: исламский фундаментализм как политическое течение вряд ли может всерьез заинтересовать кого-либо из власть имущих в России. Другое дело – деньги богатейших арабских стран и голоса избирателей-мусульман. Этих последних в нашей стране никак не меньше миллиона.

* * *

Осенью 2001 года в самом центре Москвы прошел митинг, организованный вышеупомянутым «Исламским комитетом» и его председателем – г-ном Джемалем.

Ну, собственно, митинг и митинг. Эка невидаль. Но вот один из плакатов, что держали его участники, мне очень понравился. На нем значилось: «Мир кишлакам, война билдингам!»

У нас тут в Москве, да и вообще в России, очень много кишлаков. А уж билдингов – просто не перечесть.

Я вот думаю: может быть, г-н Джемаль чего-то перепутал? Среду обитания, например?

«Я свое государство за цивилизованным миром не поведу».

Александр Лукашенко

…Поговорим еще об одном «батьке».

Тут, конечно, меня могут попрекнуть. Дескать, другое государство. Хоть и ближнее, но все же зарубежье. Это он у них там – «батька», а у нас и своих хватает.

Так– то оно так. Но не совсем.

Наши коричневые не случайно поднимают его на щит – есть за что. А если учесть возможное объединение двух наших стран, перспективы возникают и вовсе захватывающие: этот периферийный «батька» вполне способен сыграть роль фюрера на пространстве в 1/6 часть мировой суши.

«У него дубинообразный большой палец – это свойственно упрямцам, волевым людям. Он предпочитает давить не интеллектом, а силой, „дубинкой“. Узкое пространство между линиями головы и сердца – свидетельство чрезвычайного догматизма. Судя поруке, где-то в 20лет у него произошел слом психики. Где-то в 30 лет у него развилось болезненное воображение, человек начал мыслить химерами.

Линия любви обычная. Нет «пояса Венеры», придающего мужчине чрезмерную сексуальность. Ногти короткие, как у очень вспыльчивых людей. Вторая фаланга у всех пальцев короткая – у человека мало логики. Третья фаланга всех пальцев, отвечающая за духовность, такая короткая, что место есть только для ногтя. Культура и все её проявления его не интересуют».

Есть такая наука – хиромантия: по форме и линиям руки определяются характер человека и его судьба. Может – Чушь, а может, и нет. Во всяком случае, забавно. Вышеприведённая цитата – результат таких забав одного минского хироманта. Речь, как вы понимаете, идет о руке Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко.



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.037 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал