Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Прошлое и будущее




— Помоги… — тихий шепот, от которого пробирала дрожь. — Прошу тебя… Заключи со мной договор! Помоги мне! — женщина протянула бледную, испачканную в крови руку в сторону растерянного вененифа. К груди она прижимала укутанного в грязную тряпку новорожденного. Ей приходилось зажимать ему рот ладонью, чтобы плач ребёнка не разносился резким эхом по холодным длинным коридорам и тем самым не оповещал рыскающих по камерам демонов об оставшемся в живых младенце.
— Я знаю, кто ты… И, хотя я уже умираю, —задыхаясь и кашляя кровью, как в бреду продолжала бормотать женщина, — я все же… Могу покормить тебя… В последний раз… Плоть ли будет платой или эмоции… Мне уже все равно… Только прошу… Спаси моего сына!
Ядовитому слуге при слове «покормлю» поплохело. Вот уж в чём в чём, а в пище он не нуждался.
Венениф поднял взгляд фиолетовых глаз на женщину, но тут же отвел его, не в силах смотреть на несчастную, обезображенную, умирающую незнакомку. Такую хрупкую, но в то же время сильную, умудрившуюся после родов вырвать ребёнка из рук демонов и убежать от них, затерявшись в лабиринте камер и коридоров. В любой другой день её бы без труда выследили по запаху, тем более что роды для женщины прошли тяжело, и она истекала кровью. Но именно сегодня в этом месте убили стольких женщин и детей, что сквозь гнилостные запахи мертвечины распознать живую плоть оказалось практически невозможным.
— Умоляю! — по щекам ее покатились слезы. Она прошептала ещё несколько невнятных слов, глаза её помутнели – и женщина вздохнула в последний раз, после чего сердце её остановилось, тело обмякло, а ладонь соскользнула с губ ребенка, отчего его плач зазвенел в тишине не хуже сирены. Шики вздрогнул от внезапного резкого звука и поежился от холодка, пробежавшего по спине. Венениф присел перед женщиной на корточки, секунду помедлив, забрал младенца из ее рук и попробовал успокоить его. Тот заревел пуще прежнего. Брюнет, тяжело вздохнув, положил свёрток на каменный холодный пол, вытащил из ножен острую катану и занес ее над ребёнком.
«Убить всех!» — чёткий приказ, которому он не мог противостоять. Была бы воля Шики – он, скорее, вонзил бы лезвие себе в сердце, лишь бы не забирать жизнь ещё одного ребенка и чтобы, наконец, прервать свои муки, но Зенон запретил вененифу причинять себе вред, да и катаной Шики все равно убить было невозможно.
«Каждое мое движение… каждый мой вдох в его власти»,— Шики жил в качестве слуги не одну сотню лет и подчинялся десяткам хозяев, но никогда раньше не ощущал себя именно рабом, как это было теперь.
Лезвие катаны тем временем с тихим свистом рассекло воздух и остановилось всего в сантиметре от горла ребёнка. Единственным, что его удержало, было упорство Шики, который из последних сил сопротивлялся приказу. На лбу и висках его от напряжения выступили капельки пота. Но, несмотря на все усилия парня, лезвие неумолимо опускалось. Ребёнок же, ничего не подозревая, внезапно успокоился и улыбнулся Шики, протянув к нему маленькие пухлые ручки.
«Остановись! Ну же!» — брызнула кровь. Катана вонзилась в плечо вененифа по самую рукоять. Шики тихо зашипел от боли, но при этом не смог сдержать улыбки облегчения. Впервые за свою долгую жизнь он смог ослушаться приказа. Всё тело его наполнила странная лёгкость. Сначала Шики решил, что необъяснимое чувство возникло из-за болевого шока, но, внимательнее прислушавшись к своим ощущениям, осознал, что его связь с Зеноном исчезла! Так просто! Как будто ее никогда и не было! Остались лишь лёгкие, ничего не значащие отголоски, справиться с которыми помогло бы расстояние — чем дальше от короля, тем лучше.
«Как такое возможно?» — в голову Шики пришла на редкость безумная мысль, казавшаяся почти нереальной. Но проверить ее стоило. Подумав об этом, Шики перешёл на второй план зрения и не поверил глазам. Вокруг шеи младенца вилась золотистая руна.
«Связующий?» — теперь всё встало на свои места. Согласно легендам, руна Неприятия, что светилась на шее ребенка, давала человеку, который ею был отмечен, способность связывать себя с духами высших существ, а также разрушать любого рода связи между людьми и нечистью. И этот малыш с ясными глазами и шкодливой улыбкой, сам того не ведая, разорвал связь между Шики и королём.
Венениф ещё пару секунд смотрел на мальчика, не веря в подобное чудо.
— С-спасибо! — запинаясь, прошептал Шики, поднимая ребенка на руки и прижимая его к груди. —Я никогда этого не забуду!
Гул быстро приближающихся шагов заставил брюнета вернуться из счастливого забытья. Следовало уходить. Как можно скорее! Шики вскочил на ноги, метнулся к окну и без промедлений прыгнул.
****
…Шики распахнул большие фиолетовые глаза и еще секунду непонимающе оглядывался по сторонам. Воспоминание, которое столько лет не давало о себе знать, внезапно всплыло в его сне, и теперь венениф чувствовал себя так, словно ему на голову вылили ведро ледяной воды. Бодрит, но неприятно.
Правда, появившееся было напряжение исчезло, как только Шики наткнулся взглядом на сопящего неподалеку Майлза. Мальчишка был довольно мил, когда молчал. Венениф медленно подполз к новоиспечённому господину и, наклонившись к его лицу совсем близко, тихо прошептал:
— Ты спишь? — Майлз в ответ не пошевелился. Тогда ядовитый слуга с гаденькой улыбочкой приподнял подбородок парня и поцеловал спящего. Губы Майлза были такими нежными и казались настолько невинными, что Шики просто не смог удержаться. Но приятный момент длился недолго. Всего через несколько секунд брюнет почувствовал сильный укус и одновременно пинок между ног. Шики взвыл от боли и согнулся пополам, тогда как Майлз, вскочив на ноги, отплёвывался и вытирал губы.
— За что же вы так со мной, хозяин? — наигранно заныл Шики.
— Ты! Сволочь! Больше! Никогда! Не смей! Ко мне! Прикасаться! – прохрипел в ответ Майлз.
«Только трахать», — ехидно подумал Шики, но озвучивать мысль не решился.
— Но что же еще мне остаётся? Крестиком вышивать? Доить коров? Поклоняться диванам? — продолжал раздражающее нытьё Шики, явно издеваясь над рыжим.
— Да хоть могилы копай! Мне всё равно! — огрызнулся маг. — Ещё раз такое повторится и…
— И что? —скептически хмыкнул венениф.
— И!
— И???
— И… и… И я за себя не отвечаю!
— О, Господи, только не это!!! – выкрикнул брюнет, забегая за дерево и украдкой выглядывая из-за него. — Но что же произойдёт, когда Вы перестанете за себя отвечать?
— Тебе будет плохо!
— Значит, Вы уже за себя не отвечаете?
— Почему это? — удивился наивный Майлз.
— Потому что я страдаю… — нараспев произнес Шики, выходя из своего убежища и с несчастным видом приближаясь к хозяину. — О, мой господин, мне так плохо, — прошептал он, присаживаясь перед Майлзом на корточки, — ведь я… Так голоден!
— Тоже мне, страдалец!
— Не, ну а что? Жрать хочу! — нахмурился Шики.
— Да по мне хоть сра…
— С этим я и без тебя справлюсь… Ну, Ма-а-айлз! Мне, действительно, необходима подпитка! Давай хотя бы поцелуй, ну? Хоть в щечку чмокну…
— ОТВАЛИ СО СВОИМИ ЧМОКАНЬЯМИ! — окончательно вышел из себя рыжий. — Я же сказал, что парни меня не возбуждают! И это еще мягко сказано! Поэтому ТАК я тебя никогда не накормлю, ясно?! — Майлз покраснел, как рак, не то от смущения, не то от ярости. — И если ты ещё раз сделаешь подобное, от тебя останутся одни головешки! — с этими словами парень щёлкнул пальцами, и на его ладони разгорелось небольшое зеленоватое пламя.
— Ладно, я понял свою ошибку, — пожал Шики плечами. Но только маг расслабился, как венениф продолжил:
— Тебе нравятся кожа, плетки, шипы и раскалённый воск. Всё сделаю! — с готовностью согласился брюнет.
— От тебя мне ничего не надо! Ясно?!
— Конечно, ясно, — улыбнулся Шики, про себя отмечая, что, хотя подростку и не нравилось поведение слуги, он ещё ни разу не Приказывал ему.
— Тогда… — внезапный голодный рокот в животе Майлза заставил паренька поперхнуться словами и поспешно выйти из пещеры, дабы не спровоцировать этим ещё одну волну нытья Шики по поводу его голода.
— Может, тебе еды поискать? — с явным равнодушием, скорее для приличия, поинтересовался Шики.
— Не надо… я не голоден,— в ответ буркнул Майлз.
— Ах да, конечно, а в животе у тебя живут драконы, — фыркнул венениф, — ну что, мой господин, куда теперь мы держим наш путь?
— Туда, куда мы вас поведем,— послышался незнакомый сухой мужской голос.
****
Похмелье, по мнению Нерола, было самым страшным наказанием за бесконтрольную пьянку. И этим утром кара настигла мужчину в своем самом ярком амплуа. У бедняги, мало того, что голова раскалывалась надвое, так ещё и к горлу подкатывала тошнота. Разлепив опухшие от выпивки веки, Нерол приподнялся на локтях и вяло огляделся по сторонам. Солнце, что освещало небольшую комнатку, безжалостно слепило. Мужчина поморщился и прикрыл глаза, уверенный, что вот-вот испустит дух. Спасительная прохлада, мягко опустившаяся на лоб Нерола, стала для него приятным сюрпризом.
— Севи! Ты мой спаситель! — улыбнулся лидер, спуская мокрое полотенце на глаза.
— Не преувеличивайте, — в голосе помощника послышалось смущение.
— Я и не преувеличиваю,— возразил лидер, ощущая, как потихоньку приходит в себя. Как только головная боль чуть утихла, мужчина предпринял повторную попытку открыть глаза, и она оказалась куда успешнее первой.
— И что бы я без тебя делал?! — ухмыльнулся довольный повстанец, вставая с постели и осматривая комнату в поисках одежды — Нерол всегда спал обнаженным. Севи вспыхнул, словно мак, хотя мужчину он видел нагим далеко не в первый раз.
— Черт, где же мои…— почесав затылок, пробормотал Нерол.— Не видел? – обратился он к Севи. Мальчишка вздрогнул и попятился, уже багровея.
— Я…? Нет! Что Вы… я нет… нет…!
— Да ясно, ясно, не надо пугаться так, будто я обвиняю тебя в краже моих трусов, — отмахнулся лидер, роясь в шкафу. Подросток же, шумно вздохнув, не сводил взгляда с широкой, покрытой многочисленными шрамами спины мужчины.
«Какой же он классный! И как же я хочу, чтобы он был моим!»
— Знаете…— облизнув пересохшие губы, прохрипел Севи.
— А? — не поворачиваясь к мальчику, продолжал одеваться Нерол.
— Я Вас… я… я Вас…— привычно забормотал парень. Не хватило бы пальцев на руках и ногах, чтобы посчитать количество попыток Севи признаться лидеру в своей любви. Но ещё ни разу ему этого так и не удалось. Когда не хватало духа, когда попросту мешали.
— Я вас люб…! — всё же выпалил Севи, и сам вздрогнул от раздавшихся в комнате слов.
— НЕРОЛ! Тревога! Неподалеку от штаба только что были обнаружены два шпиона! – ворвался в комнату один из повстанцев, прервав и без того сложное признание. Лидер тут же посерьёзнел. Поспешно накинув на плечи плащ, он широкими шагами ринулся за подчинённым, забыв и о Севи, и о его словах.
****
— Кто вы такие? — низенький мужичок одарил пристальным взглядом сначала Майлза, а затем и Шики.
— А вы? — вопросом на вопрос ответил маг.
— Вы не в том положении, чтобы пререкаться со мной! — угрожающе прорычал повстанец, направляя на пленников яркую лампу.
— Да я вообще не в положении… Я ж мальчик, — щурясь от слепящего света, пробормотал Майлз.
— Замолчите! Кто вы, черт возьми, такие?!
— …
— Отвечайте!
— Но вы только что приказали мне молчать!
— А теперь отвечай!
— Определитесь!
— Я сказал, отвечай!
— Ну, хорошо… Мы уж точно не те, за кого вы могли нас принять,— уклончиво ответил маг.
— О-о-о… И за кого же мы вас принимаем?
— Вот и мне интересно!
— Наглый щенок! – мужчина размахнулся и влепил парню пощечину. Шики напрягся. Но его хозяин ничего не предпринимал, даже не использовал магию для своей защиты, а вененифа попросил, чтобы тот не вредил этим людям. Майлз продолжал живо участвовать в допросе, получая от него неописуемое удовольствие. Шики чувствовал это и незримо питался исходящими от хозяина вкусными эмоциями. Они были не слишком сильны для того, чтобы полностью утолить голод вененифа, но как закуска – совсем не плохо.
— Вот как вы обращаетесь с невинными прохожими! Я требую адвоката! — продолжил возмущаться Майлз.
— Повторяю ещё раз: кто вас прислал?!
— Ад-во-ка-та, ад-во-ка-та, ад-во-ка-та, — раскачиваясь на стуле, завопил рыжий.
— Отвечай!
— Да что отвечать-то?!
— Кто вас прислал?
— Говорю же, никто нас не присылал!
— Я вам не верю!
— И что же мне, по-вашему, теперь делать? Придумать того, кто нас прислал, потому что тот факт, что мы сами по себе, вас не устраивает?
— Хватит шуток, мальчик… ты осознаешь, что я в любой момент могу пустить тебе пулю в лоб? — мужчина показательно взял в руки винтовку.
— Осознаю! Но от этого осознания люди из воздуха не вырастают! А заказчики — тем более!
— Говори!
— Что говорить?
— Правду!
— Правда в том, что мы — обычные прохожие, кретин!
— И вы обычно прохаживались по проклятому лесу Триады?!
— Триада? — удивился маг. — Да ладно! Нифига нас угораздило!
— Хватит притворяться! — снова разозлился мужчина и, схватив Майлза за ворот футболки, приподнял его одной рукой над полом.
— Я и не притворяюсь! Мы попали в этот лес случайно! Так что развяжите нас и отпустите! — захныкал парень.
— А чем вы докажете, что не шпионы?
— А чем ты докажешь, что не верблюд?
— Да как ты смеешь?!
— А вот и смею!
— Еще один звук — и ты труп! — с этими словами мужчина швырнул Майлза на пол и начал засучивать рукава. Тут к низенькому повстанцу подошел его «коллега». Положив руку напарнику на плечо и, тем самым, предложив ему сделать небольшую передышку, опрос продолжил второй.
— Извините его, он немного раздражителен,— улыбнулся мужчина.
— Ага! Я знаю эту игру! Кнут-пряник! Или добрый Арлекин – злой Арлекин! — тут же воскликнул Майлз.
— Итак, кто же вы? — полностью проигнорировав слова мага, продолжал расспросы повстанец.
— Говорю же! Обычные люди!
— А имена у этих обычных людей есть?
— Есть. Я Тони, он Кори, мы — братцы-акробатцы. Что-нибудь ещё?
— Братья? Вы совсем не похожи…
— А тебя это так волнует?
— Допустим, что это правда. И как же вы попали в этот лес?
— Пошли за грибами.
— За грибами?
— Ага.
— Это в лес-то Триады?
— Ага.
— Который славится самыми ядовитыми растениями и самыми дикими животными во всей стране?
— Точно.
— А в других местах грибы поискать не пробовали?
— Так конкуренция! Вы знаете, что среднестатистическая бабулька может за день собрать до тонны гриб…
— Да что вы нам головы морочите! – в разговор снова вмешался «Кнут», — в этом лесу отродясь грибов не было!
— А ты искал?
— И вы же только что сказали, что в лес попали случайно!
— Случайно пошли за грибами!
— И как же, скажите на милость?!
— Спокойно… — остановил напарника «Пряник»,— может, они действительно ни в чем не виноваты.
— Мы пару пальцев ему отрежем, а потом уж поговорим о вине!
— Ну-ну, не стоит предпринимать крайние меры!
— Да у вас кишка тонка! — Майлз залился наигранным сумасшедшим смехом, заставив обоих мужчин шарахнуться от себя, как от настоящего демона,— отрезать пальцы… бьюсь об заклад, от капли крови вы оба наложите в штаны!
— Ах, ты… — теперь и «пряник» затрясся от злости,— да ты хоть знаешь, кто мы такие?!
— Понятия не имею! Вот и спрашиваю! А вы все молчите, как партизаны…
— Партизаны?! Он издевается над нами?! – воскликнул «кнут».
— Ради вашего же блага, ответьте, кто вы и откуда знаете, что штаб партизан находится в этом лесу.
— В этом лесу находится штаб партизан?!
— Не притворяйся, что не знал! Ты же только что сам сказал!
— Да что я говорил-то? Я вообще ничего не знаю, а вы все забрасываете меня какими-то тупыми обвинениями! — возмутился Майлз.
— С ним говорить бесполезно… А как насчет тебя, длинноволосый? — «пряник» переключился на Шики.
— А что я? — удивился венениф, изобразив полное непонимание всего происходящего.
— Отвечай на вопросы!
— На какие?
— Едрит твою налево! Кто вы? – не выдержав, заорал «кнут».
— А вы?
— Кто-то из нас явно дебил…
— Умные люди дебилов допрашивать не будут,— заметил Майлз.
— Ну, всё, доигрались! – угрожающе зарычал «кнут», направляя ствол винтовки на Шики и поглаживая курок.
— Прекратить,— внезапно послышался хрипловатый властный голос за спиной мужчин. «Кнут» и «пряник» замерли. Майлз и Шики насторожились. Обладатель голоса — высокий, широкоплечий мужчина, через все лицо которого проходил тонкий шрам, приблизился к допрашивающим и горе-шпионам.
— Мое имя Нерол. Я возглавляю повстанческий корпус. Мы против короля. Единственный вопрос, который меня волнует: против кого вы? — с этим человеком Майлз шутить не рискнул…




.

Данная страница нарушает авторские права?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал