Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дифтерия 4 страница




89 Wilson G. S. The Hazards of Immunization. London, 1967, pp. 21-42. Немалое количе
ство примеров тяжелых болезней и смертей после прививки от дифтерии приведено в
Bayley В. The «Schick»...

90 Daily Express April 10, 1950 и Combined injections for diphtheria and whooping cough may
cause severe cases of infantile paralysis. Mercury (Hobart, Tasmania) April 11, 1950. Цит. по:
McBean E. The poisoned...

91 Archives of Disease in ChildhoodMarch, 1950. Цит. по: McBean E. The poisoned...

92 Lancet April 8, 1950 и The Medical Officer April 8, 1950. Цит. по: McBean E. The poisoned...


здравоохранения Англии пыталось преуменьшить значение этих публикаций, они вызвали общественную бурю, и министерство было вынуждено назначить собственное расследование. В отчете, подготовленном проф. Хиллом и д-ром Ноуэлденом и опубликованном в «Британском медицинском журнале» 1 июля 1950 г., было заявлено, что во время вспышки полиомиелита в 1949 г. были и такие случаи, когда паралич возникал в течение месяца после сделанной прививки. После этого в некоторых городах Англии прививки против дифтерии и коклюша, начиная с июля, были временно прекращены.

Кроме смертей и параличей указывались и иные осложнения дифтерийного анатоксина, которые при всем желании нельзя назвать безобидными. Так, д-р Мерсер из Вест Юниона (Айова), прочитав сообщение д-ра Джесси Герстерли о внезапной смерти ребенка от острого нефрита, последовавшего вслед за прививкой дифтерийного токсина93, решил исследовать, как почки реагируют на эту прививку. Из опубликованных им результатов явствовало, что у 27 из 125 детей (то есть у 20%) в возрасте от 6 до 20 месяцев, получивших прививку, была обнаружена альбуминурия — появление белка в моче, тогда как до прививки она имелась лишь у 13 (10%) из них. Заключение: «Многие выглядящие здоровыми дети имеют альбуминурию» и «Прививка токсина-антитоксина удвоила число страдающих от альбуминурии»94.

Наличие осложнений прививок, содержащих дифтерийный анатоксин, признавалось и в СССР. Правда, лишь в кулуарах. В 1971 г. в материалах контролеров ГНИИСКа сообщалось: «...За ряд лет в контрольный институт поступили сведения о 20 детях, умерших после прививок АКДС, дифтерийно-столбнячным и дифтерийным анатоксинами...»95. Или вот цитата из письма М. Я. Студеникина (академика РАМН, директора Института педиатрии РАМН) в Комитет вакцин и сывороток: «Сотрудники института клиники НИИ педиатрии АМН СССР на протяжении многих лет (с 1965 г.) занимаются изучением поствакцинальных осложнений, поствакцинальной патологии. Клинические формы ее разнообразны: от незначительных местных реакций до тяжелых аллергических и неврологических осложнений. Именно вакцина АКДС, в меньшей степени АДС-М-анатоксин, дают наибольшее число осложнений, нередко тяжелых... Большой про-



93 The Medical Clinics of North America March 1926. Цит. no: Shelton H. Vaccine...

94 Annals of Internal Medicine Jan. 1929, p. 668. Цит. по: Shelton H. Vaccine...

95 ЖМЭИ 1971, № 9, с 55. Цит. по: Червонская Г. П. Прививки... // Вакцинопрофилак-

тика…
цент детей освобождается от дальнейшей вакцинации из-за развития поствакцинальных реакций и тяжелых осложнений...»96.

Поскольку сегодня дифтерийный анатоксин вполне предусмотрительно вводят в состав поликомпонентных вакцин, то часто трудно выделить связанные именно с ним побочные эффекты. Однако они, несомненно, существуют.

«Все вакцины, содержащие дифтерийный анатоксин, относительно безопасны и не дают тяжелых осложнений, но все же последние возможны. Что касается АКДС-вакцины, то при ее введении осложнения обусловлены коклюшным компонентом. Среди всех вакцин наименее реактогенными считаются АДС-М и ДТ-Адюльт»97. Естественно, возникает вопрос, что именно позволяет так уверенно списывать осложнения на коклюшный компонент, в то время как имеются сведения об осложнениях после введения других «относительно безопасных» вакцин с дифтерийным анатоксином, но не будем на этом останавливаться. Поскольку в дальнейшем я более не вернусь к АДС-М анатоксину, которым планово прививают детей в шесть лет, подростков и взрослых, а также тех детей, у кого развились сильные общие реакции на вакцину АКДС, то лишь отмечу, что уже была продемонстрирована его очень низкая эффективность. Всего через год после прививки оказалось 20,1% «незащищенных», через 2 года — 35,5%, через 3 года — 80,1%98.



«Частота возникновения и выраженность реакций на дифтерийный анатоксин определяются как индивидуальной реактивностью, что может быть равнозначно наличию остаточного иммунитета, так и дозой вводимого дифтерийного анатоксина»99. Поскольку наличие «остаточного иммунитета» перед прививками не проверяется, то возможность поствакцинального осложнения становится непредсказуемой. Что касается дозы, то исследователями неоднократно указывалось на то, что возможность ее стандартизации даже в теории вызывает немалые сомнения; на практике же эта доза может разниться в десятки раз не только между производителями, но в разных сериях и даже в одной серии одного и того же производителя. Особенно опасным становится такой разнобой, когда речь идет о потенциально смертельных токсинах.

96 Там же.

97 Учайкин В. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 119.

98 Крюков В. И. и др. Оценка эпидемиологической и иммунологической эффективности
вакцинопрофилактики дифтерии и столбняка. ЖМЭИ, 1994, май-июнь, с. 57-61.

99 Учайкин В. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 120.


«АД-М анатоксин является одним из наименее реактогенных препаратов. У отдельных привитых в первые двое суток могут развиться кратковременные общие (повышение температуры, недомогание) и местные (болезненность, гиперемия, отечность) реакции. В исключительно редких случаях могут развиться аллергические реакции (отек Квинке, крапивница, полиморфная сыпь), незначительное обострение аллергических заболеваний. Учитывая возможность развития аллергических реакций немедленного типа у особенно чувствительных лиц, за привитыми необходимо обеспечить медицинское наблюдение в течение 30 минут. Места проведения прививок должны быть обеспечены средствами противошоковой терапии. Лицам, давшим на введение АД-М анатоксина тяжелые формы аллергических реакции, дальнейшие плановые прививки препарата прекращают»100.

Таким образом, даже считающийся наименее реактогенным препарат дифтерийного анатоксина способен вызывать все те же реакции, которые вызывают и другие вакцины, и даже привести к анафилактическому шоку. В связи с этим хотелось бы узнать, каким количеством жертв постпрививочных осложнений заплатило население стран СНГ за кампанию по массовому прививанию. К сожалению, таких сведений мне обнаружить не удалось. Единственные, ставшие мне известными цифры, следующие: «По данным ГИСК им. Л. А. Тарасевича, за 3 года поступили сведения только о 78 случаях поствакцинальных осложнений, в том числе и о 8 случаях с летальным исходом. В 17 случаях (из них 7 случаев с летальным исходом) заключение о развитии поствакцинального осложнения было неправильным, так как причиной развившейся неврологической симптоматики были различные интеркуррентные заболевания, совпавшие по времени с проведенной прививкой. Не было зарегистрировано ни одного случая поствакцинального энцефалита»101. Кто бы сомневался, что всегда найдется такая случайно случившаяся случайность, как интеркуррентное заболевание, на которое можно будет списать смерть или увечье от прививки, благо судьи — сами же обвиняемые. Так или иначе, но цифра в 78 осложнений за три года ничего, кроме удивления, вызывать своей не в меру примитивной лживостью не может. Вероятно, это реальное количество серьезных осложнений для одного округа Москвы за один год усиленного прививания, но уж никак не для всей России за три года! В материалах доклада РНКБ приводятся примеры того, как создава-

100 Медуницын Н. В. Вакцинология, с. 140.

101 МонисовЛ. Дифтерия... // Совещание... с. 28.


лось такое благополучие: «12 октября 1993 года в одном из НИИ, принадлежащих Госкомитету по санэпиднадзору, по приказу директора проводилась вакцинация «против дифтерии». Правда, препарат почему-то состоял из двух анатоксинов — АДС. Из 170 человек на прививку явились 27. У семи были осложнения, причем у троих — тяжелые, с вызовом «скорой». В результате: весь институт числится в группе «охваченных», про осложнения рекомендовано забыть, поскольку они нигде не зафиксированы. Одной из заболевших выдан больничный лист с первичным диагнозом «межреберная невралгия, осложнение на АДС», а заключительным — ОРЗ»102. Комментарии излишни.

Эффективность

Как долго длится прививочный иммунитет? Приятно говорить о том, что «курс вакцинации обеспечивает формирование специфического иммунитета против дифтерии более чем у 95%»103, но эта цифра ничего не стоит, если через краткий срок этого иммунитета уже не обнаруживается. Напомню, что этот «курс вакцинации» — три прививки, каждая с ртутью, формальдегидом и алюминием и с отсроченными эффектами, которые никогда не изучались. Ответить на вопрос о длительности вакцинального иммунитета недавно пробовали в тщательно прививаемой Швеции, где был изучен уровень антитоксина в сыворотке крови у 457 детей в возрасте 6,10 и 16 лет. Все эти дети получили три дозы анатоксина в младенческом возрасте, а шестнадцатилетние — еще одну дозу в возрасте 10 лет, вместе со столбнячным токсоидом. Уровень ниже считающегося защитным 0,01 МЕ/мл имели 15% шестилетних детей, 48% (!) десятилетних и 24% шестнадцатилетних. После того, как все дети получили дополнительную прививку, «защитным» уровень стал у 97%. «Системные реакции были малочисленными и умеренными. Местные реакции почти не имели клинического значения»104. Таким образом, каждый шестой-седьмой шестилетний и почти каждый второй десятилетний не были, по прививочным меркам, защищены. Это подтверждают и российские прививатели: «По данным одного исследования, иммунитет утрачивается через 1 год у 10% детей, через 3-13 лет — у 67% и через 14-23 года — у 83%. В других исследованиях было показано, что через 1 год после введения трех доз

102 Червонская Г. П. Мифы... // Вакцинопрофилактика...

103 УчайкинВ. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 113.

104 Mark A. et al. Immunity and immunization of children against diphtheria in Sweden. Eur. J.
Clin. Microbiol. Infect. Dis.
Mar 1989; 8:214-9.


АКДС-вакцины иммунитет утрачивали от 25 до 37% детей или титры антител снижались в 4-5 раз»105. Значит, прививки требуются снова и снова... Но сколько же их, на самом деле, требуется, чтобы считать себя защищенным? Да и эффективны ли прививки вообще — не в образовании антител, а в реальной защите от дифтерии?

Хотя в СССР иммунизация детей дифтерийным анатоксином, включавшая в себя три прививки, началась в разных районах уже в 1935 г., а в 1940 г. была объявлена обязательной, непохоже, судя по данным российских авторов, чтобы это привело к сколько-нибудь ощутимым результатам. Более того. «Повторные ревакцинации в 4 и 8 лет в СССР были введены в 1947 г., однако эти меры существенно не повлияли на заболеваемость, так как прививки проводились не повсеместно»106. Если бы авторы здесь уточнили, что это не повлияло на заболеваемость в тех местах, где прививки не проводились, то в этом была бы логика. Однако если ни вакцинации, ни ревакцинации никак не влияют на заболеваемость во всей стране до тех пор, пока они не становятся повсеместными, то единственный возможный здесь логичный вывод, что прививки не обеспечивают никакой защиты, а тогда и нет никакого смысла добиваться их повсеместности. Заболеваемость дифтерией составляла в СССР в 1939-40 гг. 114-117 человек на 100 000 населения. В 1955 г. этот показатель равнялся 93107. Сравните это с показателем 30 (!) в большинстве северных и центральноевро-пейских стран в 1938 г. без прививок, и с показателем 3 в США при лишь 50%-ном «охвате» детей прививками от дифтерии108. Само собой разумеется, единственно возможный вывод вакцинаторов: «Основная причина этого заключалась в недостаточном охвате прививками детского населения...»109. Однако когда «охват» оказывался достаточным, более чем достаточным и даже сверхдостаточным, но при этом привитые все равно заболевали, на помощь вакцинаторам приходили всякие вредоносные факторы, мешавшие прививкам выполнять их благородное предназначение. Вот, например, что повествуется о вспышке дифтерии в Керчи, продолжавшейся с октября 1959 по конец марта 1960 г. Сообщив, что было зарегистрировано 200 заболевших и 381 бактерио-

105 Учайкин В. Ф. Вакцинопрофилактика... с. 117.

106 Покровский В. И. Эволюция... с. 221.

107 Там же, с. 220 и 223.

108 Collins S. D. Diphtheria incidence and trends in relation to artificial immunization with
some comparative data for scarlet fever. Public Health Rep. 1946; 61:203-40. Цит. по: Lumio
J.
Studies... pp. 58-9.

109 Покровский В. И. Эволюция... с. 223.


носитель (двое заболевших в самом начале вспышки умерли), авторы начинают выкручиваться: «Анализ качества противодифтерийных прививок у 143 заболевших детей показал, что больше половины из них были привиты неполноценно»110. Итак, из 200 заболевших как минимум 143 были привиты (как минимум — потому что не указывается, все ли 200 заболевших были дети; возможно, было 20-30 привитых взрослых?). Недурной же показатель эффективности! Но что такое «неполноценно», кто это определил и как? Это недополученные прививки? Это неправильно проведенные прививки — например, просроченной вакциной? Нет, это совсем другое! Самому сметливому читателю ни за что не догадаться, как связано «качество противодифтерийных прививок» и те объяснения, что следуют дальше: «Для выявления причин, которые могли бы оказать влияние на снижение прививочного иммунитета, нами была проанализирована заболеваемость детского населения города различными другими инфекциями на протяжении последнего года. При этом оказалось, что вспышке дифтерии предшествовало начало подъема заболеваемости корью, скарлатиной и ангинами. Клиническое течение дифтерии характеризовалось большим количеством токсических и субтоксических форм на протяжении всей вспышки (свыше 30%). Кроме того, обращал на себя внимание значительный процент ранних осложнений в виде миокардитов, в том числе у больных катаральной и локализованной формами дифтерии. Учитывая, что среди заболевших преобладали дети, привитые против дифтерии, столь тяжелое клиническое течение заболевания следует, по-видимому, объяснить, с одной стороны особенностями возбудителя, и, с другой стороны, возможно, это явилось результатом проявления гиперергической реакции организма заболевших. В этом отношении обращает на себя внимание значительное распространение во время вспышки стрептококковых инфекций (скарлатины и ангин), которые, по данным ряда авторов... могут обладать выраженными сенсибилизирующими свойствами. Кроме того, необходимо иметь в виду возможность синергизма возбудителей...»111.

Конечно, вся эта пустая наукообразная болтовня об «особенностях возбудителя» и «синергизме возбудителей» (прямо-таки заговор против вакцинаций! жаль, к ответственности привлечь некого...) призвана была скрыть факт позорного провала прививок. В самом деле: если

110 Щелкова Т. Е., Левенштам М. А. Эпидемиологические особенности вспышки дифте
рии в г. Керчи // Дифтерия. Сборник... с. 63.

11111 Там же, с. 66.


ты был привит, а потом переболел чем бы то ни было, хоть чумой или черной оспой, но впоследствии не заболел дифтерией, то все ясно: тебя привили правильно. Но если после прививки дифтерия тебя все же скосила, то на помощь вакцинаторам своевременно приходят «синергисты» — разные ангины-скарлатины, которые превращают прививки в «неправильные», а с таковых законно и спросу нет. Вот более позднее сообщение, упорно гнущее ту же самую универсальную линию «правильных» и «неправильных» прививок (читатели помнят ложную и истинную оспы Дженнера?): «Летальные исходы чаще отмечались у детей, которым не была сделана прививка или сделана неправильно. По данным Т. В. Дурасовой, за последние 12 лет показатели летальности составили у детей с правильной прививкой — 1,9%, не имевших прививки — 5,2%, а с незаконченными прививками — 5,8%»112.

Однако оставим пока что прививочную «правильность» со всеми ее очень свободными толкованиями в стороне. Если эти цифры верны, то напрашивается парадоксальный на первый взгляд вывод, что лучше вообще не делать прививок, чем делать их, а потом «не закончить». И что такое, интересно, «незаконченные»? Что помешало их закончить? Сама случившаяся дифтерия? Болезни, которые ребенок получил после первых прививок? Быть может, этих детей вообще нельзя было прививать — они изначально были слабыми и больными, а их начали прививать и довели до такого состояния, что закончить нельзя было уже при всем желании, не рискуя немедленно отправить ребенка в могилу? И именно вследствие сенсибилизации «незаконченными» прививками к дифтерийному токсину дети стали более подверженными этой болезни? Ответов на эти вопросы нет, а без них все рассуждения о большей или меньшей заболеваемости и смертности у привитых или непривитых бессмысленны. Могу также высказать предположение относительно меньшей смертности у «правильно» привитых — несмотря на полученные дозы вакцин, дети оставались в целом здоровыми, что и позволило закончить курс прививок. Скорее всего, они не заболели бы дифтерией в тяжелой форме и без всяких прививок.

«При изучении причин заболеваемости детей, имеющих прививку, отмечено, что перенесенные после прививок различные инфекционные заболевания снижают иммунитет к дифтерии. Следует подчеркнуть, что причиной летальных исходов у детей, получавших прививку, является перенесение каких-либо из инфекционных заболеваний. Поэтому изучение напряженности противодифтерийного

112 Сиземова Г.А. Дифтерия, с. 19.


иммунитета должно проводиться у каждого привитого после перенесения инфекционного заболевания, особенно кори, гриппа и т. д.»113. Известно, что сами прививки подавляют на немалый срок функции иммунитета (об этом я уже писал в главе «Прививки: основные проблемы»). Значит, получив прививку, ребенок рискует теми «различными инфекционными заболеваниями», которые, согласно процитированным выше утверждениям, сделают ее неэффективной. Получается замкнутый круг. Без прививок, согласно заявлениям их адвокатов, невозможно защититься от дифтерии, а сами прививки увеличивают шанс заболевания, которое сведет на нет все прививочные блага и сделает дифтерию потенциально смертельной, расстроив выработку интерферона и нарушив работу других иммунных систем, не говоря уже о возможности заражения, на фоне подавления иммунитета, другими, более «приятными» болезнями, нежели дифтерия114. Что же касается необходимости изучения «напряженности иммунитета» привитого после перенесения любого инфекционного заболевания, то ясно, что с экономической точки зрения это утопия, если не сказать откровенная чушь, не заслуживающая даже обсуждения. Весь бюджет здравоохранения должен был бы уходить на одни бесконечные серологические анализы. Единственным приемлемым методом массового скрининга является проба Шика, известная своей неточностью «в каждом отдельном случае» и сама по себе лишний раз сенсибилизирующая к дифтерийному токсину. А вот еще одно объяснение, почему прививки не спасают от дифтерии: «Известны случаи повторных заболеваний дифтерией, даже у ранее привитых детей, возникающие в течение первых 5 лет, но иногда и через 6—12 месяцев. Случаи повторных заболеваний связывают с... патологией иммунной системы, обусловленной наследственными дефектами»115. Наследственные дефекты — это, конечно, серьезно. Претензии остается предъявлять только к родителям, но никак не к прививкам. И самое главное, что никто толком не знает, что же именно представляют собой эти злокозненные наследственные

113 Там же, с. 122.

114 Например, д-р Дороти Шеперд цитирует д-ра Бодмена, сообщившего, что после того,
как 30-40 медсестер Бристольского гомеопатического госпиталя были вакцинированы от
дифтерии традиционным способом, «было отмечено невероятное количество заболеваний,
последовавших немедленно вслед за прививками. Последние на какое-то время снизили
устойчивость к любым инфекциям, и заболеваемость медсестер в течение шести следую-
щих месяцев (гриппом, краснухой, коклюшем) была выше, чем в любой другой аналогич-
ный период времени за всю историю госпиталя» (Shepherd D. Homeopathy... pp. 27-28).

115 Тарасова А. А. и др. Вакцинация реконвалесцентов дифтерийной инфекции // Вакцинация
детей с нарушенными состояниями здоровья. Под ред. М. П. Костинова. М., 2002, с. 256.


дефекты, не дающие вкусить от прививочных благ. Ясно лишь одно — они есть у тех, кто, несмотря на прививки, заболевает дифтерией. В противном случае никаких наследственных дефектов нет.

Сообщения о летальных исходах дифтерии у привитых (даже «правильно» привитых) детей явно противоречат таким, например, бьющим оптимизмом утверждениям, как «У привитых заболевание протекает в легкой, неопасной для жизни форме»116. Однако это случай слишком примитивного и легко изобличимого вранья, годного разве что для прививочного агитширпотреба уровня настенных плакатов в детских поликлиниках. На теме тяжелых форм дифтерии у привитых я хотел бы остановиться особо, так как эпидемия 1990-х годов заставила вакцинаторов обсуждать ее если не на публике (которой подавалось и подается всегда лишь одно: если тяжело заболел или умер с прививками, значит мало было прививок, или прививки были «неправильными», или предательский удар нанесли наследственные дефекты), то хотя бы в профессиональной литературе, ибо скрывать факты стало невозможно. Узбекский автор, сообщив о том, что в их стране с 1990 по 1996 г. было зарегистрировано 1227 случаев, 142 (11,6%) из которых закончились летально, уточняет: «Из общего числа полностью иммунизированных против дифтерии у 7,1% заболевание закончилось летально. Необходимо отметить, что прямую корреляционную связь между показателями летальности нам установить не удалось. Это положение свидетельствует о других факторах, оказывающих влияние на степень летальности, в их числе своевременность выявления и оказания квалифицированной медицинской помощи, наличие преморбидного фона и сопутствующих заболеваний и др.»117. А вот что пишут российские авторы: «Известно, что вакцинация не гарантирует от заболевания дифтерией; она существенно уменьшает риск развития тяжелых форм и летальных исходов, но не исключает их. Наши наблюдения подтверждают, что у привитых взрослых встречаются не только токсические формы дифтерии, но и смертельные исходы... Дифтерия у привитых клинически и морфологически сохраняла типичные черты и существенно не отличалась от проявлений болезни у непривитых. У привитых не исключено развитие тяжелых форм, как токсических, так и комбинированных с поражением дыхательных путей вплоть до развития нисходящего крупа. Летальные исходы болезни у привитых


преобладали у лиц, страдающих хроническим алкоголизмом и в редких случаях наблюдались у людей без выраженной сопутствующей патологии... Среди 1045 взрослых (1994 г.), лечившихся от дифтерии в стационаре, 47,8% (500 человек) составили привитые, у подавляющего большинства которых — 86,6% — зарегистрированы локальные формы. Однако у 13,4% привитых имели место распространенные токсические формы дифтерии с летальными исходами»118. Но болеют, будучи привитыми, не только взрослые. Так, коллектив специалистов из Астраханской медицинской академии представил два случая токсической дифтерии ротоглотки III степени у полностью привитых детей (один из них закончился смертью, другой — выздоровлением, хотя и с остаточными явлениями в виде полинейропатии). В статье сообщается: «Данные наблюдения иллюстрируют развитие токсической формы дифтерии ротоглотки III степени с благоприятным и летальным исходом у детей, получивших прививки АДС-М анатоксином и АКДС-вакциной, что отличается от общепринятого мнения о более легких вариантах течения заболевания у этих детей, хотя в данных случаях нельзя исключить иммунодефицитное состояние...»119.

Однако это лишь отдельные, хотя и весьма показательные наблюдения. Авторский коллектив из 25 человек из санкт-петербургского НИИ детских инфекций во главе с проф. В. Ивановой выпустил в 2000 г. сборник трудов по дифтерии. В этом сборнике действительно собрано немало очень интересного. В одной из работ сообщается: «Клиническими наблюдениями в период эпидемической вспышки 1989-1997 гг. на базе НИИ детских инфекций было установлено, что антитоксический противодифтерийный иммунитет не всегда предохранял от возникновения не только локализованной дифтерии, но и не предупреждал развития тяжелых токсических форм заболевания. Были получены парадоксальные на первый взгляд данные о том, что привитые дети могут переносить токсическую форму заболевания, несмотря на наличие защитных титров антитоксических антител в сыворотке крови, а не вакцинированные ранее дети зачастую переносят относительно легкую форму дифтерии — локализованную. Среди наблюдаемых больных процент правильно и полностью вакцинированных по графику существенно не отличался и составил 25,6% при локализованной и 22% при токсической форме. Непривитых было 7,4% и 42,6% соответ-


 


115 Самарина Н. В. Детские... с. 41.

11117 Ниязматов Б. И. Эпидемиология дифтерии в республике Узбекистан. Эпидемиология
и инфекционные болезни,
1998, 4, с. 7-9.


118 Тайц Б. М. Вакцинопрофилактика, с. 150, 156-158.

119 Батаева С. Е. и др. Токсические формы дифтерии у привитыхдетей. Эпидемиология и инфекционные болезни, 2004, 3, с. 53—55.


ственно, то есть у непривитых детей в шесть раз чаще документирована токсическая форма дифтерии. Полученные данные согласуются с данными ряда авторов... которые говорят о том, что реализация иммунного ответа у ранее привитых детей определяется не столько исходным уровнем антител, сколько состоянием общей иммунологической реактивности организма. Избирательное поражение отдельных лиц дифтерией и отчетливая индивидуальность клинических проявлений болезни дают основание полагать, что помимо важности уровня антитоксических антител в крови имеют значение и факторы специфической клеточной иммунореактивности и неспецифических механизмов защиты макроорганизма»120 (выделено мной. — А. К.).Итак, заболеть токсической формой дифтерии могут и привитые, и непривитые. Болеют дифтерией в основном привитые, но непривитые чаще страдают от ее тяжелых форм. Впрочем, как и при других инфекционных болезнях, можно быть уверенными, что связано это не столько с непривитостью, сколько с сопутствующими болезнями и в целом неблагоприятной обстановкой, в которой эти непривитые живут, что подтверждают и авторы: «...Удельный вес привитых детей среди заболевших колебался от 75 до 90%; среди последних отмечались преимущественно легкие формы, в то время как у непривитых заболевание приобретало тяжелое течение... летальные исходы регистрировались только у непривитых детей, проживающих нередко в асоциальных условиях и страдающих разнообразной соматической и неврологической патологией»121. Но от чего тогда зависит, суждено ли человеку заболеть легкой или тяжелой формой дифтерии? Это, по мнению авторов, определяется выработкой интерферона (ИФ): «Система ИФ-генеза не имеет ни специализированных клеток, ни тем более органов, она существует в каждой клетке, так как каждая клетка может оказаться жертвой антигенной агрессии и должна иметь систему распознавания и элиминации чужеродной генетической информации... По весомости система ИФ-генеза сравнима с системой иммунитета, а по универсальности даже превосходит ее. Именно эта универсальность ИФ делает его важнейшим фактором неспецифической резистентности. В условиях макроорганизма существует тесная взаимосвязь между интерфероновой и иммунной

120 Иванова В. В. и др. Дифтерия у детей. СПб, 2000, с. 41. Или: «Сложившееся мнение о том,
что токсической дифтерией могут заболеть лишь непривитые дети, в период последней
эпидемической вспышки было подвергнуто сомнению... По наблюдениям НИИДИ, среди
заболевших токсической дифтерией правильно, по возрасту привитых детей было 14,0%,
непривитых — 43,6%, нарушенный график прививок имели 42,4%». Там же, с. 114.

121 Там же, с. 18.


системами»122. Экспериментальные данные подтвердили: тяжесть формы дифтерии зависела от способности организма к синтезу альфа- и гамма-ИФ. «Представленные клинические и экспериментальные данные свидетельствуют о сложных взаимодействиях системы ИФ-генеза и ДТ (дифтерийного токсина. — А. К), и подтверждают важную роль системы неспецифической резистентности в формировании ДИ (дифтерийного иммунитета. — А. К.)»123.

К чему я веду читателя? Получается, что, как ни крути, важность неспецифического иммунитета (того самого, к подавлению которого приводят прививки) в пользу антительной «накачки» умалить невозможно. Каким бы ни был уровень антител, при недостаточности неспецифической резистентности — первичного и самого важного звена иммунитета — избежать тяжелых форм болезни не удается. Что же касается высокого титра антител как универсального средства защиты от дифтерии, то в той же книге признается: «Понятие «защитный титр» антител и на сегодня остается дискутируемым, так как в процессе развития инфекционного процесса невозможно не учитывать состояния иммунореактивности макроорганизма, вирулентные свойства возбудителя, дозу инфекта и др.»124.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал