Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дифтерия 5 страница




Снова цитирую советского педиатра: «По данным Е. В. Блюмен-таль (1967), удельный вес привитых детей среди больных дифтерией до 1956 г. составлял по Москве 86,2%, а начиная с 1956 г. он достиг 93-94%. Среди привитых заболевали дети, в силу каких-то обстоятельств не выработавшие после вакцинации иммунитета и главным образом те, у которых он истощился, и содержание анатоксина у них снизилось ниже защитного уровня. Возможно, что у некоторых из них имелось какое-то иммунодефицитное состояние. У детей с истощившимся прививочным иммунитетом при инфицировании токсигенными дифтерийными бактериями, как мы допускаем, происходила быстрая продукция анатоксина по тому же механизму, как и при ревакцинации... Так можно объяснить значительно более легкое течение дифтерии у большинства привитых»125. Это объяснение сгодилось бы, не будь перед глазами как старых, так и современных

122 Там же, с. 43.

123 Там же, с. 47-48.

124 Там же, с. 88.

125 Носов С. Д. Инфекционные... с. 46. На с. 49-50 автор задает вопрос: «Не является ли
нараставшая в последнее время сенсибилизация детского населения одной из причин
формирования токсических форм при возникшей дифтерийной инфекции?». В правиль-
но заданном вопросе, как известно, половина ответа. Осталось только выяснить, что же
стало причиной стремительно нараставшей сенсибилизации детей в послевоенном пери-


врачей многочисленных примеров, когда ранее переболевшие дифтерией снова ею заболевали и даже от нее умирали, и никакой анамнестической «быстрой продукции анатоксина» у них не происходило. Преобладание же легких форм дифтерии как у привитых, так и у непривитых можно отнести скорее за счет в целом снизившейся во второй половине XX в. вирулентности болезни, а также укрепления здоровья людей благодаря лучшей санитарии и лучшему питанию. Рискну предположить, что не будь прививок и связанной с ними постоянной иммуносупрессии и сенсибилизации, мы бы видели еще меньше токсических форм у не отягощенных алкоголизмом и не страдающих от недоедания и тяжелого авитаминоза.

Есть и другие проблемы, связанные с планами попыток прививочного уничтожения дифтерии. Вот, например, что заявлял работник Минздрава УССР в то самое время, когда власти торжествовали значительное снижение заболеваемости дифтерией: «Постановка вопроса о ликвидации ее (дифтерии. — А. К.)возможна только при почти 100% охвате детского населения в возрасте до 12 лет профилактическими прививками»126. Ему вторили коллеги, вновь и вновь повторяющие беспроигрышный тезис о «неправильных прививках»: «В городах с низкими показателями заболеваемости (Харьков, Донецк, Макеевка, Полтава и др.) доведение дифтерии до единичных случаев может быть достигнуто только после того, как каждый ребенок будет своевременно и полноценно привит в первый год жизни, если в дальнейшем он будет своевременно ревакцинироваться не только в положенные для ревакцинации сроки, но и с учетом причин, снижающих его иммунитет. Имеющиеся в нашем распоряжении данные свидетельствуют о том, что, хотя большая часть заболевших дифтерией в крупных городах числится полноценно привитой, все они к моменту заболевания потеряли иммунитет. Значительная часть из них потеряла иммунитет в результате перенесенных заболеваний, таких, как корь, коклюш, частые катары верхних дыхательных путей. Нередко ребенок считается полноценно привитым, следовательно, иммунным, хотя прививался вскоре после перенесенных заболеваний, препятствующих полноценной выработке иммунитета»127.



оде. Если не прививочные программы вкупе с массовым использованием антибиотиков для лечения последствий хронической поствакцинальной иммуносупрессии, то что?

126 Лещенко П. Д. Заболеваемость дифтерией в УССР и пути ее ликвидации // Дифтерия.
Сборник ... с. 7.

127 Гресь Б. Е. Анализ заболеваемости дифтерией в восточных областях УССР и меры
по ее ликвидации. Там же, с. 16. Или: «Из 280 переболевших дифтерией детей 174 были


Понятно, что «почти 100%» и «каждый ребенок» могут существовать только в воспаленном воображении и победных реляциях вак-цинаторов, потому что всегда были, есть и будут разумные родители, отказывающиеся от прививок128. Точно так же были, есть и будут врачи и медсестры, оформляющие — по доброте душевной или небескорыстно — фиктивные документы о сделанных прививках своим и чужим детям, но самое главное — всегда были, есть и будут дети, имеющие бесспорное право на отвод от прививок по медицинским показаниям, а множащиеся из года в год прививки вкупе с низким уровнем жизни населения увеличивают их число. Значит, «вопрос о ликвидации» не может быть поставлен никогда? Правда, чиновник тут же уточнил: «Опыт медработников Ленинграда показал, что радикальное воздействие на эпидемический процесс может быть достигнуто при создании иммунитета у 95% детей прививаемых возрастов»129. Что ж, если не ликвидация, так пусть будет хоть «радикальное воздействие». Но как это увязать с утверждением в том же докладе на следующей странице: «Известно, что даже при правильно проводимых прививках мы не можем создать иммунитет у 10-12% прививаемых»?130 Откуда тогда могут взяться 95% «иммунных» детей, если даже при выглядящем совершенно фантастическим соблюдении абсолютно всех условий (будут прививаться все дети; решительно все без исключения прививки будут «правильными» — никто из детей, как заговоренный, не заболеет никакой инфекционной болезнью, способной свести на нет пользу прививки; не будет никаких проблем с качеством вакцин) эта цифра не может быть достигнута по определению, лишь в силу биологических законов? У взрослых же, согласно данным недавнего российского исследования, иммунитет и по при-



полноценно привиты против дифтерии. В 73,5% полноценно привитые дети перенесли инфекционные заболевания. Заболеваемость дифтерией отмечалась среди детей, перенесших одно инфекционное заболевание, в 41% случаев, а среди детей, перенесших два-три и более заболеваний — в 59% случаев» (Педенко А. И. и др. О некоторых причинах заболевания дифтерией иммунизированных детей. Там же, с. 96).

128 С бесхитростными родителями, которые не покупали справки, а пытались отстаивать свои убеждения, в те времена не церемонились: «...При повторных обходах во время переписи детского населения в 1957 г. в областном центре было выявлено около 300 детей, не иммунизированных против дифтерии в связи с отказом родителей от прививок. Учитывая это, мы в первую очередь приняли меры к полному охвату детей прививками. На протяжении 1957-58 гг. были почти полностью ликвидированы отказы от иммунизации против дифтерии» (Лысенко О. Ф. и др. Анализ заболеваемости дифтерией в Полтавской области и мероприятия по ее снижению за послевоенные годы. Там же, с. 38). Деталей о том, как именно были ликвидированы отказы, не приводится.

129Лещенко П. Д. Заболеваемость... с. 7.

130 Там же, с. 8.


вивочным меркам невозможно создать у 19,1% прививаемых (то есть почти у каждого пятого) — у них образуются «дефектные», неспособные к защите от дифтерийного токсина антитела131. Кроме того, уже через год или два (какие там десять лет!) 7-8% привитых вновь становятся «незащищенными»132. Так в чем смысл массового прививания и борьбы за создание несуществующего коллективного иммунитета, когда в среднем каждый шестой-седьмой прививаемый кроме вреда от прививки ничего не получает, а вполне ощутимый процент привитых уже через год-другой возвращается к status quo ante?

Мало того. Автор сравнительно недавней российской кандидатской диссертации проверила 190 детей в возрасте от 3 месяцев до 1 года с увеличением вилочковой железы — тимомегалией, и их реакцию на прививку АКДС: «Известно, что АКДС-прививка даже у здоровых детей не только создает специфический иммунный ответ, но и вызывает в организме аллергическую перестройку, снижение неспецифической резистентности... Дети с измененной реактивностью из групп риска реагируют на АКДС-вакцинацию длительным угнетением резистентности, развитием поствакцинальных осложнений, неполноценным иммунным ответом, высокой заболеваемостью... Показано, что прививки АКДС (с первой по третью) у большинства детей первого года с увеличением тимуса 1 ст. вызывали осложненное течение вакцинального процесса — аллергические осложнения, ОРЗ с отсутствием реакции или низким иммунным ответом на дифтерийный и коклюшный антигены, увеличение тимуса до 2-3 степени. Итогом трех прививок стало фактическое отсутствие иммунитета к коклюшу, с низким противодифтерийным и высоким противостолбнячным (оппозитивный тип реагирования) иммунитетом»133(выде-

131 Демиховская Е. В. и др. Варианты иммунного ответа на ревакцинацию дифтерийным
анатоксином у взрослых. ЖМЭИ, 1999, 5, с. 94-98.

132 Nicolay U. et al. Diphtheria antitoxin level 2 years after booster vaccination. Wien. Med.
Wochenschr.
2000; 150:435-9.

133 Адищева Н. И. Клинико-иммунологические показатели вакцинального процесса АКДС
у детей с увеличением тимуса I степени. Автореферат на соискание ученой степени кан-
дидата медицинских наук. Томск, 1996 г., с. 2 и 24. Читателям, наверное, будет интересно
узнать, какие же меры предлагает автор для исправления положения. Неужели отказаться
от прививок во имя здоровья детей? Ну нет. «Щадящая иммунизация двукратно АДС-М
анатоксином детей с увеличением тимуса на фоне избранной терапии (5 дней до и 5 дней
после прививки: гипоаллергенная диета, нуклеинат натрия, фенкарол, витамины А, Е, С,
В, лактобактерин в возрастных дозах) поможет избежать осложненного течения вакци-
нального процесса, нормализует иммунный ответ, позволит прививать детей с тимомега-
лией в декретированные сроки. Данный метод иммунизации увеличит процент привитых
детей» (с. 25). Вакцинаторы умеют, сказав «А», говорить вовсе и не «Б», а любую другую


лено мной. — А. К.).Должен ли высокий титр антител к столбнячному токсину (при том, что до достижения 2-3 лет среднестатистический ребенок вряд ли имеет даже теоретический шанс заразиться столбняком) компенсировать угнетение иммунитета, непрерывные болезни в младенческом возрасте и фактически полное отсутствие прививочной защиты против тех самых коклюша и дифтерии, которым так любят пугать молодых родителей в детских поликлиниках, навязывая им АКДС? Данные более позднего исследования подтвердили, что после прививки АКДС антитоксические антитела к дифтерийному токсину у детей с тимомегалией не вырабатываются вообще или вырабатываются в недостаточном количестве. При этом, как сообщают авторы, «тимомегалия в популяции детского населения в некоторых регионах регистрируется у каждого третьего ребенка»134. Если все это правда, то уместно задать вопрос, на чем же тогда основаны данные постоянно проводимых «выборочных проверок напряженности иммунитета», показывающих замечательные защитные титры у привитых и ревакцинированных детей? В эти исследования каким-то чудесным образом никогда не попадают дети с тимомегалией, или же публикуемые результаты — обычное прививочное очковтирательство, под стать «необходимому охвату» в 95%?

Нет смысла говорить об эффективности прививок в тех странах, где дифтерия давно уже стала редкостью. Хотя процент имеющих прививочный иммунитет взрослых в западноевропейских странах традиционно был не слишком велик — даже при самых щедрых допущениях ниже не только «защитных» ВОЗовских 95%, но даже 80%135, дифтерия туда не перекинулась — при том, что границы никто не закрывал и санитарных карантинов не устраивал. За 1990-е гг.

букву алфавита. Ту, которая им требуется. В любом случае, на это исследование не обратили никакого внимания. Массовые прививки без разбора для всех детей продолжаются.

134 Кузьменко Л. Г., Арзямова В. В. Недостаточность продукции противодифтерийных ан-
тител у детей с тимомегалией при иммунизации вакциной АКДС. Детские инфекции,
2004, 2(7), с. 24-26.

135 Например, в Дании в 1988 г. у 26% взрослых титр антител к токсину был ниже счита-
ющегося защитным 0,01 МЕ/мл (Kjeldsen К. et al. Immunity against diphtheria and tetanus
in the age group 30-70 years. Scand J. Infect. Dis. 1988; 20:177-85), в США числящихся в
защищенных по дифтерии оказалось, согласно данным недавнего исследования, толь-
ко 60,5% {McQuillan G. М. et al. Serologic immunity to diphtheria and tetanus in the United
States. Ann. Intern. Med. May 2002; 136:660-6). Вот сведения из Италии — около 60%
«защищенных» (титр антител 0.1 МЕ/мл или больше), 10% «незащищенных» (меньше
0,01МЕ/мл) и 30% «не вполне адекватно» и условно-защищенных (от 0,01 до 0,09 МЕ/мл).
См. von Hunolstein С. et al. Diphtheria antibody levels in the Italian Population. Eur. J. Clin.
Microbiol. Infect. Dis.
June 2000; 19:433-7.


финны, неравнодушные к тем благам, которые запрещены или дороги у них на родине, не убоялись совершить 6 млн поездок в страдающую от дифтерии Россию, в основном в Санкт-Петербург. В результате дифтерией заболело... аж 10 человек, причем двое, вернувшись домой, заразили двоих детей (вероятнее всего ранее привитых, что можно легко предположить, зная прививочную истовость финнов, которая им ныне очень дорого обходится — см. главу о кори). Из этих десяти четверо заболели дифтерией в тяжелой форме, двое скончались. «Все заболевшие тяжелой формой дифтерии имели в России непосредственный контакт со слюной» (оставляю читателям самим догадаться, что это означает). Кроме того, 91 финский медик контактировал с больными дифтерией. Никто из медиков даже не инфицировался (определено бактериологическим анализом)136. Это еще не считая визитеров из России в Финляндию. Так отчего же дифтерии избежали нормальные, сытые страны? Ведь и там лишенные прививочной защиты взрослые должны были, по стандартным прививочным теориям, непременно стать ее жертвой? Вопрос скорее риторический — ответ ясен.

Давайте теперь посмотрим на то, как прививки спасали россиян. Хотя публике усердно промывали мозги рассказами о том, что всему виной вредители из СМИ, давшие трибуну борцам с прививками, которые и настроили народ против парентерального счастья и этим спровоцировали наступление дифтерии, специалисты на своих совещаниях признавали, что проблема как минимум не только в нежелании прививаться. Сам прививочный божок в очередной раз дал маху. Вот, например, такое признание: «Высокий удельный вес (70%) заболевших привитых детей ставит под сомнение качество применяемых вакцин и схем иммунизации...»137. Или: «Из 19 больных, зарегистрированных за последние 2,5 года, было 9 детей (в том числе 7 детей, получивших полный курс профилактических прививок) и 10 взрослых (среди последних вакцинированы были только двое)»138. Другое сообщение: «Каждый третий ребенок, заболевший дифтерией, не был вакцинирован. Наиболее высокие показатели заболеваемости (4,1 на 100 тыс. детей) были зарегистрированы в возрастной группе 7-10 лет, что свидетельствует о наибольшей интенсивности эпидпро-

136Lumio J. Studies... p. 4.

137 Курчанов В. И. и др. Эпидемиология дифтерии в Санкт-Петербурге // Совещание...
с. 46.

138 Йыгисте А. Дифтерия в Эстонии. Там же, с. 57-58.


цесса у детей этого возраста... Число непривитых детей среди всех заболевших детей варьировало от 20% в группе 7-10 лет до 62% в возрасте до 3 лет»139. Значит, две трети заболевших были привиты, а наибольший процент заболевших привитых (80%) был именно в той группе, в которой эпидпроцесс был особенно интенсивен, не так ли? А вот что сообщали из Беларуси: «Из общего числа детей, заболевших в 1992-93 гг. (36 человек) ранее привиты против дифтерии были 24 человека, а из 12 непривитых две трети (8 человек) были непривиты по медпоказаниям. Из 67 заболевших взрослых ранее привиты были лишь 19 человек, то есть 28,4%»140. Сходная картина была и на Украине: «...Эпидемиологические наблюдения выявили довольно высокую частоту заболеваний у взрослых, привитых однократно и двукратно. Серологические исследования в более отдаленные сроки после прививок показали, что защитных титров антител не имели 57% привитых однократно и 66% двукратно привитых. В связи с тем, что при проведении иммунизации взрослых использовались препараты многочисленных серий и при повторном введении вакцины четкой схемы интервалов не соблюдалось, дать объяснение столь неэффективного результата вакцинации взрослых невозможно»141. Вот так. Когда привитые не болеют — их, само собой, защищают прививки, даже если их делают препаратами многочисленных серий и без соблюдения четкой схемы интервалов. Когда привитые болеют — «дать объяснение невозможно». Как говорится, «есть многое на свете, друг Горацио...». Кстати, на Украине дотошно проверили свои вакцины и прививочную историю заболевших. В 1992 г. были изучены истории у 262 заболевших с января по октябрь в возрасте младше 15 лет. На основании изучения титра антител оказалось, что прививки вакциной, привезенной из России, были эффективны у 98,2% (!) заболевших, а в контрольной группе — лишь у 84,2%. На основании этих данных были отвергнуты 5 гипотез о причине эпидемии, как-то: 1) появление нового токсигенного штамма возбудителя; 2) низкая эффективность российской вакцины; 3) низкое качество существующей «холодовой цепи»; 4) недостаточная восприимчивость

139 Монисов А. Дифтерия... Там же, с. 24. Сравните со следующим: «...В 1990 г. среди за
болевших дифтерией не были ревакцинированы большинство взрослых (95%) и каждый
четвертый ребенок не был привит»
(выделено мной. —А. К.). Покровский В. И. Эволю
ция... с. 230-231.

140 Филонов В. П. и др. Эпидемиологический надзор за дифтерией в Беларуси // Совеща
ние... с. 49.

14141 оисеева А. Эпидемия... Там же, с. 35-36. .:


прививаемых к вакцинам вследствие чернобыльской радиации и 5) малый прививочный «охват» детей (выделено мной. — А. К.)142.

Но честное обсуждение всех этих трудностей в объяснении того, что было вполне очевидно для непредубежденного наблюдателя, оставили для закрытых совещаний и последующих публикаций в периодике для специалистов. В прессе же, на радио и на телевидении объяснение было, там кричали: всему виной — отсутствие прививок! нам надо больше прививок! даешь прививки! И прививки действительно раздавались щедрой рукой, всем, кому нужно и не нужно (повторюсь: примерно у каждого десятого ребенка и у каждого пятого взрослого прививка от дифтерии совершенно бесполезна даже по меркам вакцинаторов, оставляя в стороне все другие соображения). «Согласно постановлению Главного государственного санитарного врача... с целью снижения заболеваемости органами практического здравоохранения проведена большая работа по иммунизации взрослого населения. В 1996 г. были привиты более 5 млн взрослых; охват прививками взрослого населения России составил 82%»143.

На графике, приведенном в недавней книге российского авторского коллектива, показаны «заболеваемость и своевременность охвата прививками населения Российской Федерации». Заболеваемость на 100 000 населения, согласно графику, была следующей: 1992 — 2,6; 1993 — 10,3; 1994 — 26,8; 1995 — 24,1; 1996 — 9,3; 1997 — 2,7; 1998 — 1,0. Последние годы заболеваемость держится на уровне 0,5-0,6. «Своевременность охвата» начинается лишь с 1995 г. — сколько было привито до того, остается неизвестным. Выглядит своевременность в процентах следующим образом: 1995 — 77,8; 1996 — 83,7; 1997 — 87,5; 1998 — 91,3... 2001 — 95,4. Если учесть, что до начала эпидемии «охват», как было указано выше, равнялся 73%, то 77,8% в 1995 году, в котором началось снижение заболеваемости, не выглядят очень впечатляющими. Равно как и 83,7% в 1996 г., когда заболеваемость упала уже до 9,3% — скорее всего, просто в результате естественного спада эпидемии, о чем будет сказано ниже.

Обратимся к странам СНГ и Балтии, на которые дифтерия распространилась из России. Нет необходимости утомлять читателя цитатами из написанных словно под копирку статей, опубликованных в

142 Chen R. Т. et al. Ukraine, 1992: first assessment of diphtheria vaccine effectiveness during
the recent resurgence of diphtheria in the former Soviet Union. J. Infect. Dis. Feb 2000; 181
Suppl l:S178-83.

143 Покровский В. И. Эволюция... с. 231.


одном европейском журнале, в которых излагается стандартная схема: недостаточный прививочный «охват» —> эпидемия дифтерии —> героические усилия по прививанию населения —>ликвидация дифтерии. Посмотрим на продолжительность эпидемий.

Азербайджан — 1993-1996144, Армения — 1994-1996145, Беларусь — 1992-1997146, Грузия — 1993-1997147, Казахстан — 1993-1996148, Киргизия — 1994-1998149, Латвия — 1994-1997150, Литва – 1993-1996151, Молдова — 1994-1996152, Россия — 1991-1996153, Таджикистан — 1993-1997154, Узбекистан — 1993-1996 гг.155, Украина — 1991-1997156, Эстония — 1993-1996157.

Я не претендую на абсолютную точность в определении сроков эпидемии во всех республиках бывшего СССР, поскольку подчас даже сами авторы статей не могли сказать, какие цифры заболевших следовало считать эпидемическими, а какие «нормальными» и, следовательно, когда именно эпидемия началась, а когда закончилась. Однако хочу обратить внимание читателей на следующее. Во всех странах СНГ и Балтии эпидемия длилась не менее трех лет в самом лучшем случае, при этом вне всякой зависимости от того, насколько интенсивно с ней боролись с помощью прививок, а в среднем продол-

144 Vitek С. R., VelibekovA. S. Epidemic diphtheria in the 1990s: Azerbaijan. J. Infect. Dis. Feb
2000; 181 Suppl l:S73-9.

145 Balasanian M., McNabb S. J. Epidemic investigation of diphtheria in the Republic of Arme-
nia 1990-1996. J. Infect. Dis. Feb 2000; 181 Suppl l:S69-72.

146 Filonov V. P. et al. Epidemic diphtheria in Belarus, 1992-1997. J. Infect. Dis Feb 2000- 181
Suppl l:S41-6.

147 Khetsuriani N. et al. Diphtheria epidemic in the Republic of Georgia, 1993-1997. J. Infect
Dis.
Feb 2000; 181 Suppl l:S80-5.

148 Kembabanova G etal. Epidemic investigation of diphtheria, Republic of Kazakhstan, 1990-1996. J. Infect. Dis. Feb 2000; 181 Suppl l:S94-7.

149 Glinyenko V. M. et al. Epidemic diphtheria in the Kyrgyz Republic, 1994-1998. J. Infect. Dis Feb 2000; 181 Suppl l:S98-103.

150 GriskevicaA et al. Diphtheria in Latvia, 1986-1996. J. Infect Dis Feb 2000- 181 Suppl 1-
S60-4.

15151 sonis V. et al. Diphtheria in Lithuania, 1986-1996. J. Infect. Dis Feb 2000- 181 Suppl 1-
S55-9.

152 Magdei A. et al. Epidemiology and control of diphtheria in the Republic of Moldova, 1946-
1996. J. Infect. Dis. Feb 2000; 181 Suppl l:S47-54.

153 Markina S. S. et al. Diphtheria in the Russian Federation in the 1990s. J. Infect. Dis. Feb 2000;
181 Suppl l:S27-34.

154 Usmanov I. et al. Universal immunization: the diphtheria control strategy of choice in the
Republic of Tajikistan, 1993-1997. /. Infect. Dis. Feb 2000; 181 Suppl l:S86-93.

155 Niyazmatov B. I. et al. Diphtheria epidemic in the Republic of Uzbekistan, 1993-1996. J.
Infect. Dis.
Feb 2000; 181 Suppl l:S104-9.

156 Nekrassova L. S. et al. Epidemic diphtheria in Ukraine, 1991-1997. J. Infect. Dis. Feb 2000'
181 Suppl l:S35-40.

157 Jxgiste A. Diphtheria in Estonia, 1991-1996. J. Infect. Dis. Feb 2000; 181 Suppl l:S65-8.


жалась примерно четыре-пять лет. То есть длилась примерно столько же, сколько длились и заурядные дифтерийные эпидемии в допри-вивочную эру. Вот если бы где-то покончили с дифтерией, скажем, за год-полтора, благодаря тотальному прививанию всего живого, то можно было бы поверить, что вакцинации на самом деле сыграли какую-то роль. Но при нормальной длительности эпидемии — за что же кланяться прививкам? За то, что, как всегда со времен Дженнера, «без них было бы еще хуже»? Прививки от дифтерии, как известно, не предотвращают ни циркуляции возбудителя, ни инфицирования им. Максимум, на что они способны даже по прививочным теориям, это защитить организм привитого от дифтерийного токсина. А судя по длительности эпидемий в упомянутых выше странах, они и с этим не справились. Иначе эпидемии прекратились бы значительно раньше, и не заболевали бы привитые.

Журналист, интервьюировавший начальника Главного санэпид-управления МЗ Украины А. Моисееву, сказал, что «на основании сравнения данных по заболеваемости дифтерией у меня сложилось впечатление, что массовая иммунизация, проведенная в семи регионах, оказалась, мягко говоря, малоэффективной». Люди там продолжали заболевать дифтерией и умирать от нее, при этом и привитые, заболеваемость росла. На это последовало следующее возражение: «Вы ошибаетесь. Если бы мы не провели массовую иммунизацию в этих регионах, то, по имеющемуся у нас прогнозу специалистов, там был бы рост заболеваемости в 5-10 раз. Есть убедительный пример. Когда началась эпидемия дифтерии в Хмельницком, а анатоксина не было, то на следующий год мы имели рост заболеваемости в 20 раз. Поэтому мы считаем, что нам удалось сдержать эпидемию в этих семи регионах». А как определили, что надо было ждать увеличения именно в 5-10 раз? Да очень просто, растолковала журналисту А. Моисеева. Взяли линейку, приложили к графику заболеваемости... вот и увидели! Еще лучшее объяснение провала прививок и заболеваемости привитых взрослых получил он от главного инфекциониста МЗ Украины А. Руденко: «...Выработка иммунитета против дифтерии, если не было базового, выработанного в детстве, не защитит от заболевания»158. То есть прививки снова ни при чем, это население неправильное попалось, не выработавшее своевременно иммунитета в детстве (наследственные дефекты?), а теперь назло прививочным

158 Прицкер В. Вакцинация — «процент исполнения». Зеркало недели on the Web 1996;.2(67).


теориям болеющее дифтерией, невзирая на спасительную вакцинацию. «Если кувшин падает на камень, то горе кувшину. Если камень падает на кувшин, то горе кувшину. Всегда горе кувшину», как сказано в Талмуде. А если серьезно — хочется просто схватиться за голову от мысли, что это вполне серьезная, а по нынешним меркам даже вполне научная аргументация людей, отвечающих за санитарно-эпидемиологическую службу в крупной европейской стране...

Как показывают данные Минздрава СССР, ситуация с дифтерией во второй половине 1980-х гг. в РФ была вполне спокойной и не вызывающей серьезных опасений — даже если мы поверим в то, что уровень «охвата» постоянно снижался. Вполне благодушным настроение властей оставалось и в начале 1990-х гг. В своей книге Г. П. Червонская цитирует официальный циркуляр, именуемый «Об эпидемиологической обстановке по дифтерии в Москве и мерах по ее стабилизации» (письмо № 7-41/95 от 17 декабря 1991 г.), разосланный всем главным санитарным врачам округов Москвы, в котором заявляется, что «рост заболеваемости среди детей эпидемиологически закономерен и не является на сегодня неблагоприятным прогностическим признаком... поздняя диагностика и поздняя госпитализация заболевших являются причинами распространения инфекции и формирования групповых очагов: в первые два дня за помощью обращаются 75,5% детей, а госпитализируются в эти же сроки 28,8% обратившихся» (выделено мной — А. К.)159. Чтобы читателей не смутило упоминание о «групповых очагах» (может, это и есть эпидемия?), то на той же странице Г. П. Червонская приводит сообщение президента РАМН В. Покровского, датированное благополучным 1986 г.: «Несмотря на массовое проведение профилактических прививок... формируются очаги групповых заболеваний... отмечаются и летальные исходы»160. Но что происходило на самом деле? Первый предвестник эпидемии, пресловутый «очаг группового заболевания», появился в Москве в 1990 г. в стройбате. Москва и Московская область сообщили о 541 случае дифтерии, что составляло 38% от 1431 случая, зарегистрированного в СССР в том году. На Украине было отмечено 109 случаев (8%). Это был первый звонок, на который не обратили внимания. В 1991 г., когда московские эпидемиологи рассылали urbi et orbi исполненные вселенской благости и умиротворения циркуляры, убеждая самих себя и всех вокруг в «эпидемиологической закономерности»

159 Червонская Г. П. Прививки... // Вакцинопрофилактика... с. 61.

160 Покровский В. И.и др. Современные аспекты эпидемиологии и профилактики дифтерий.
М., ВНИИМИ, 1986. Цит. по: Червонская Г. П. Прививки... // Вакцинопрофилактика... с. 61.


вспышки болезни, Россия и Украина, уже второй год хоронившие жертвы дифтерии, сообщили о 1876 и 1103 случаях болезни соответственно. Это составило 94% из 3167 случаев, зарегистрированных в СССР, приказавшем в том же самом году долго жить. Кажется совершенно невероятным, но даже в 1992 г., когда дифтерия перекинулась уже и на Беларусь, а Россия и Украина сообщили о 5749 случаях в совокупности, никаких серьезных противоэпидемических мер не предпринималось и дальше разговоров и бодрой агитации за прививки дело не шло. Больным дифтерией, в том числе и в токсической форме, врачи продолжали преспокойно ставить свои излюбленные диагнозы ангины, фарингита и ларингита, будучи твердо уверенными в том, что если кто-то был ранее привит, то дифтерией он уже не заболеет — ведь именно так их учили в институтах и так каждый раз повторяли на курсах повышения квалификации. В обратном начальство их убедить не пыталось. И лишь в 1993 г., итогом которого стали 15209 случаев в России и 2982 случая на Украине, с опозданием как минимум в два года, когда дифтерия полыхала по всему бывшему СССР, а происходящим уже всерьез заинтересовалось мировое сообщество, с нею наконец кинулись бороться всем противоэпидемическим арсеналом161. Было, однако, уже слишком поздно. Эпидемиологам и разнообразным «специалистам в инфекционных болезнях» оставалось лишь бессильно наблюдать, как дифтерия преспокойно, не обращая ни малейшего внимания на прививки, завершает свой отпущенный ей природой «эпидемиологически закономерный» цикл, и размышлять, кого бы назначить в козлы отпущения за случившуюся эпидемию, чтобы уберечься от личной ответственности за болезни и смерти тысяч сограждан.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал