Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дифтерия 6 страница




...

В приведенной выше таблице я показал динамику заболеваемости дифтерией в России и на Украине во второй половине 1980-х годов. Думаю, далеко не мне одному хотелось бы знать, на каком основании вакцинаторы неизменно подсовывают нам вывод о том, что эпидемиологическая обстановка по дифтерии «вследствие беспрецедентной кампании против прививок» стремительно ухудшалась до самой эпидемии, и та стала-де лишь вопросом времени?162 Вряд ли я сильно оши-

161 Статистика заболеваемости взята из статьи Dittman S. et al. Successful Control of Diph-
theria in the States of the Former Union of the Soviet Socialist Republics: Lessions Learned. J.
Infect. Dis.
Feb 2000; 181 Suppl l:S10-22.

162 Вот еще один пример: «Повышение заболеваемости дифтерией в республиках бывше-
го СССР началось в конце 80-х годов из-за низкого уровня охвата прививками населения,
из-за многочисленных необоснованных отводов и отказов от прививок» (Медуницын Н. В.
Вакцинология. с. 138). Известному всем детям некрасовскому капитану Врунгелю надо
было идти не в моряки, а в эпидемиологи или инфекционисты с последующей специа-


бусь, сказав, что причиной эпидемии дифтерии стало вовсе не отсутствие прививок, а обыкновенная безграмотность некоторых врачей, неспособных вовремя различить болезнь, и вопиющая неспособность российских, а с ними и украинских властей в изменившихся условиях направить должные силы и средства на изменение санитарно-эпидемиологической обстановки. Рядовые случаи дифтерии разожгли пожар эпидемии, перекинувшейся на соседние страны, а результатом стали 157 тыс. заболевших и 5 тыс. скончавшихся (из них 115 тыс. заболевших и 3 тыс. смертей в России)163. То, над чем безуспешно ломали голову «специалисты в эпидемиологии», было вполне очевидно. Упоминавшийся выше украинский журналист цитировал слова д.м.н. Колесникова, в которых наряду с обычными прививочными заклинаниями слышалась и вполне разумная нота: «Эпидемия дифтерии в Эквадоре была «погашена» за два месяца, в Алжире — длилась около 1 года. В Польше вспышке заболеваемости не дали возможности перерасти в эпидемию. Можно было бы избежать эпидемии, если бы Главное санэпидуправление (Украины. — А. К.)вовремя приняло бы необходимые меры, если бы оно, как говорится, держало руку на пульсе. Если Главное санэпидуправление в корне не изменит своей политики, стиля и методов работы, то в скором времени, надо полагать, начнет разрываться между вспышками инфекционных заболеваний, а затем и эпидемий. Страна превратится в огромный рассадник инфекций... санитарная служба могла бы не допустить не только эпидемии дифтерии, но и вирусного гепатита А и многого другого»164. Вполне разумны и некоторые выводы специалистов из Одесской клинической инфекционной больницы. Начав их — в пику поговорке — за обязательный, как ссылки на постановления последнего съезда партии в советские времена, заунывный прививочный упокой («Приведенные данные еще раз подтверждают роль активной специфической профилактики в борьбе с дифтерией...»), они закончили их за здравие рассудка и законов эпидемиологии: «...но в то же время свидетельствуют о том, что общие социально-экономические условия также являются весьма существенным фактором, определяющим эпидемиологическую ситуацию при дифтерии. В годы социальных катаклизмов заболеваемость дифтерией, как правило, увеличивалась, и 1992-1995 гг. не являются в этом от-


...

лизацией в прививках. Вне всякого сомнения, его столь востребованные в этой области способности позволили бы ему сделать фантастическую карьеру.

163 Lumio S. Studies... p. 4 и Dittman S. Successful...

164 Прицкер В. Эпидемия продолжается. Зеркало недели on the Web 48(113), 1996.


ношении исключением. Анализ показывает также, что интенсивность снижения заболеваемости с течением времени уменьшается и наступает момент, когда заболеваемость как бы стабилизируется... Заболеваемость современной дифтерией — это только видимая часть айсберга, подводная же, скрытая от нашего взгляда — это носители инфекции, которых значительно больше, чем заболевших. Резкие изменения социально-экономических условий жизни общества нарушают равновесие в распространении дифтерийной инфекции и приводят к росту заболеваемости. Таким образом, эпидемический подъем заболеваемости дифтерией в 1992-1995 гг. — это штатная ситуация в распространении этой болезни. Однако при надлежащей организации эпидемиологического надзора за детскими инфекциями его можно было предвидеть и, следовательно, смягчить его негативные последствия»165.

Показательно, что эпидемиологическая безграмотность и совершенное непонимание происходящего, помноженные на слепую веру в прививки и неспособность примириться с тем, что ушли старые добрые советские времена судебных и психиатрических расправ с инакомыслящими, приводили к таким вполне серьезным предложениям, как «обязательная немедленная реакция официальных представителей Министерства здравоохранения на безответственные выступления в органах массовой информации против прививок (вплоть до привлечения авторов таких материалов к уголовной ответственности)»166. Вот, оказывается, как надо бороться за свою точку зрения! Помимо всего прочего, за такими инициативами стояло вполне естественное желание найти того, на кого надо было переложить ответственность за разошедшуюся дифтерию... Вот еще перл с постоянно цитируемого мною в этой главе прививочного совещания, достойно иллюстрирующий научный и этический уровень собравшихся: «Участники... пришли к общему согласию, что необходимо немедленно реагировать на негативные публикации в органах массовой информации о вакцинации. По поводу проблемы, является ли обязательная вакцинация нарушением прав человека, было отмечено, что Хельсинкская декларация состоит из двух частей и наряду с правами отдельной личности защищает так-


...

165 Васильев К. Г., Лаврюкова С. Я. Эпидемиологические особенности дифтерии в Одессе
за 100 лет. Эпидемиология и инфекционные болезни, 1998, 2, с. 25-27.

166 Рахманова А. Г. и др. О преодолении негативного отношения населения к профилак-
тическим прививкам против дифтерии // Совещание... с. 113. Еще одно мероприятие,
предлагавшееся д-ром А. Рахмановой, — «вовлечение в работу по пропаганде вакци-
нопрофилактики неправительственных организаций и коммерческих структур». За день-
ги налогоплательщиков, надо полагать.


же и права общества. Почти во всех странах в законодательных актах по борьбе с инфекционными болезнями четко указано, что отдельные индивидуумы не имеют права заражать других людей и что, как и в проблеме охраны окружающей среды, в этой области права общества «перевешивают» права отдельного индивидуума. С другой стороны, общество обязано возмещать ущерб пострадавшим в результате вакцинации»167. Можно ли, прочитав эту ахинею, не замереть в изумлении? Как связаны профилактические прививки и «не имеют права заражать других людей»? С каких пор здоровые люди стали рассматриваться страшной угрозой обществу, с которой необходимо всеми средствами бороться? Наверное, с тех самых пор, когда дженнеровские прививки стали высокодоходным бизнесом, а здоровые законопослушные граждане превратились у вакцинаторов в «мешки с порохом», «канализационные стоки» и «склады горючих материалов»...

В Санкт-Петербурге вакцинаторы развили бурную деятельность, наводнив местную прессу, а также передачи на радио и телевидении жуткими апокалиптическими прогнозами для непривитых, напечатав двухмиллионным тиражом памятку «Дифтерия — опасная болезнь» и даже не забыв городской телефон-автоответчик 002. Суммы, надо полагать, на эту суету были израсходованы немалые, а никаких результатов добиться не удалось. Сходные результаты принесла активность украинских радетелей за прививки. По их собственному признанию, «за 1992 и первые 6 мес. 1993 г... проведено 35 телепередач и 58 радиопередач, состоялись 22 публикации в прессе, изданы 2 спецвыпуска газет «Ваше здоровье» и «Правда Украины» тиражом 400 тыс. экз., изданы и распространены 100 тыс. плакатов и 680 тыс. памяток. Выпущен видеофильм о необходимости профилактических прививок... разосланы научно-популярные фильмы «Пока не поздно», «И снова о дифтерии», «Прививкам альтернативы нет». Информация типа «бегущая строка» использована на зданиях центральных площадей Киева и телевидением во время популярных передач (например, во время демонстрации международных футбольных матчей)»168. Увы. Все было впустую.

Так нужны прививки от дифтерии или нет? Прочитав немало на тему дифтерии и прививок от нее, я пришел к следующему выводу. Прививки от дифтерии бесполезны и вредны так же, как и остальные профилактические прививки. Больные, ослабленные, страдающие от

167 Чен Р. Эпидемия... // Совещание...

168 Моисеева А. В. и др. Меры контроля участия общественности в решении проблемыДифтерии//Совещание... с. 115-116.


иммунодефицита (в том числе и благодаря усердному прививанию) дети были, есть и будут склонны к заболеванию дифтерией как со сделанными прививками против дифтерии, так и без них, в куда большей степени, чем их крепкие и здоровые сверстники. И никакой плетью статистического очковтирательства, хитроумными объяснениями «неправильности» прививок, ссылками на иммунодефициты и наследственные дефекты, злостно мешающие прививочным благодеяниям, и прочими стандартными прививочными подлогами обуха фактов и биологических законов перешибить не удастся. Как не удавалось никогда!

Выводы

• Заболеваемость дифтерией, бывшей в XIX и начале XX в. одной из
главных причин детской смертности, значительно снизилась к нача
лу Второй мировой войны благодаря улучшению жизненного уровня
населения, при этом практически во всех европейских странах — без
всяких прививок. Как и прочие инфекционные болезни, дифтерия
прежде всего болезнь грязи, скученности проживания и недоедания.
Важным современным фактором риска заболеваемости дифтерией и
особенно смертности от нее является алкоголизм.

• Дифтерийный анатоксин не способен предотвратить ни циркуляцию
возбудителя в обществе, ни инфицирование им, ни выработку токси
на, становящегося причиной болезни. Судя по длительности послед
них эпидемий в странах СНГ и Балтии и по имеющимся литератур
ным данным, его эффективность очень сомнительна и в выработке
реальной невосприимчивости к токсину. Кроме того, у значительно
го процента прививаемых детей и взрослых антитоксический имму-

нитет к дифтерии не вырабатывается вообще.

• Неразборчивое массовое использование антибиотиков и прививки
изменили эпидемиологические характеристики болезни, резко сни
зив возможности приобретения и поддержания естественного им
мунитета к дифтерии за счет постоянного контакта с возбудителем.
Дифтерия стала опасной для взрослых, а также для младенцев, не
получающих антитела от матерей.

• Причинами эпидемической вспышки дифтерии в 1990-х гг. стало
резкое снижение уровня жизни населения республик бывшего СССР
и неспособность российских властей вовремя оценить ситуацию и
принять должные меры.

• Существуют интересные и многообещающие методы профилактики и
лечения дифтерии, которые игнорируются медицинскими властями.


Коклюш

Болезнь

Коклюш относится к той категории заболеваний, которые ранее традиционно считались детскими и все повышающуюся заболеваемость которыми мы наблюдаем у подростков и взрослых сегодня1. Как долго этой болезнью страдает человечество, точно не известно; первое ее детальное описание было дано французским врачом Гийеном де Байоном во время парижской эпидемии коклюша в 1538 г. Возбудителем является нестойкая во внешней среде (вне человеческого тела гибнет в течение нескольких минут) бактерия Bordetella pertussis, а симптомы самой болезни вызывает вырабатываемый ею токсин, отрицательное воздействие которого на человеческий организм многообразно: например, он увеличивает проницаемость гематоэнцефалического барьера

1 «Коклюш, к сожалению, встречается и в тех странах, где в течение многих лет подавляющему большинству жителей делают противококлюшные прививки. Так, в США с 1980 по 1989 г. было зарегистрировано 27 тыс. случаев заболевания, причем 12% заболевших составляли люди в возрасте 15 лет и старше» (Лобзин Ю. В., Плотников К. П. «Детские» инфекции. СПб, 2001, с. 19). Или: «Особенно опасны как источники заражения больные со стертой формой болезни, у которых коклюш часто остается недиагностированным. Дети раннего возраста нередко заражаются от взрослых» (выделено мной. — А. К.) (Самарина Н. В., Сорокина О. А. Детские инфекционные болезни. 2-е изд., СПб, Москва, 2000, с. 93). Еще пример: «В последние годы XX в. источником возбудителя инфекции для детей становятся взрослые, которым диагноз, как правило, не ставят даже при наличии манифестных форм» (Покровский В. И. и др. Эволюция инфекционных болезней в России в XX веке. М., 2003, с. 255). Чтобы рассеять последнюю тень сомнения у читателей относительно источника заражения детей, процитирую отчет комитета экспертов по изучению побочных реакций на прививки против коклюша и краснухи при американском Институте медицины: «Факты подтверждают, что привитые взрослые являются превалирующим источником заражения новорожденных и детей в развитых странах» (выделено мной. — А. К.) (Howson С. P. et al. Adverse effects of Pertussis and Rubella Vaccines. IOM, 1991, p. 9). Здесь же авторы сообщают следующее: «До начала массовой иммунизации считалось, что коклюшем заражалось в течение своей жизни 95% людей... 20% случаев наблюдалось в возрасте младше одного года, а 60% — в возрасте от 1 года до 4 лет... Согласно данным Центра контроля заболеваний... в период с 1986 по 1988 г. 46% случаев наблюдалось у детей младше одного года, среди них у 35% младше 6 месяцев. 22% всех случаев было зарегистрировано у детей от 1 года до 4 лет, в группе 5-9 лет — 16%, 10-14 лет — 5%, 15 лет и старше— 11%» (с. 13). При этом авторы оговариваются, что эти оценки основаны лишь на 5—10% случаев коклюша, о которых становится известно, а в свете сложности распознавания коклюша истинные заболеваемость и смертность, связанные с коклюшем, должны быть многократно выше. Если перевести проценты в цифры, то можно предположить, что в США ежегодно происходит около 55-65 тыс. случаев заболевания коклюшем. Обращает на себя внимание, что заболеваемость (пусть и снизившаяся в целом) явно смещается в самый опасный для болезни возраст, младенческий, о чем еще будет сказано далее в этой главе. Электронная версия отчета экспертов доступна на сайте издательства National Academic Press.


мозга (вследствие чего этот барьер могут преодолеть другие бактерии и вирусы), ведет к увеличению секреции инсулина (результатом может стать недостаточное поступление глюкозы в мозг), повышает чувствительность (сенсибилизирует) к гистамину. Источником заражения служит только больной человек, путь передачи инфекции — воздушно-капельный. Хроническое бактерионосительство встречается исключительно редко. Инкубационный период длится от двух дней до двух, максимум трех недель, его сменяет катаральный (насморк, чихание, общее недомогание, отсутствие аппетита, легкий кашель) той же длительности, неотличимый от обычной простуды. Постепенно кашель, особенно в ночное время, усиливается, что указывает на начало периода всем известного и характерного для этой болезни спастического кашля, который еще называют лающим (после глубокого свистящего, вследствие прохождения воздуха через суженные дыхательные пути, вдоха, называемого репризом, следует серия коротких кашлевых толчков, напоминающих лай собаки). Приступ, во время которого у больного краснеет или синеет лицо и возможно носовое кровотечение или кровоизлияния в глаза, заканчивается выделением прозрачной мокроты, иногда — рвотой. Обычно приступы происходят вечером или ночью, в теплом и душном помещении (именно по этой причине больным коклюшем рекомендуется спать с открытыми окнами), реже днем. В течение суток обычно происходит 10-15 таких приступов. Этот период обычно длится около месяца или немного дольше (хотя может длиться и всего одну неделю), после чего наступает период выздоровления, начинающийся с уменьшения количества приступов кашля, затем улучшаются сон и аппетит. Процесс выздоровления обычно растягивается на несколько месяцев, что точно отражается в китайском и японском названиях коклюша — «стодневный кашель».

Нередким осложнением, особенно у младенцев, является воспаление среднего уха (отит). Наиболее частым и опасным среди тяжелых осложнений коклюша является воспаление легких вследствие присоединения вторичной инфекции. У самых маленьких возможна асфиксия (удушье). Среди тяжелых осложнений со стороны нервной системы следует отметить коклюшный энцефалит и кровоизлияния в мозг. Частота таких осложнений колеблется, и в США, например, по разным оценкам составляет около 0,7-0,8% от числа заболевших2. В целом же летальность при коклюше низка и жертвами коклюша чаще всего являются дети в возрасте до 6 мес. (по оценке американского Центра кон-

2 Howson С. P. et al. Adverse... pp. 11-12.


троля заболеваний — 0,5% всех случаев заболевания в этом возрасте), еще реже в возрасте от 6 до 12 мес. Случаи смерти от коклюша детей старше 12 мес. относятся, скорее, к казуистическим. Раз перенесенное заболевание обеспечивает стойкий пожизненный иммунитет3.

Никакого специфического лечения при неосложненной форме этой болезни не требуется. Отдых в чистом, проветриваемом помещении, витамин А и витамины группы В, обильное питье (чистая вода, небольшое количество фруктовых соков) и пост на несколько дней в самом остром периоде — это все, что нужно. Совершенно необходимо продолжать грудное вскармливание, если речь идет о заболевшем младенце — это самое важное в лечении болезни и в профилактике ее осложнений. Антибиотики (обычно речь идет об эритромицине) бесполезны для лечения коклюша при уже развившейся клинической картине, но считается, что могут предотвратить передачу инфекции и осложнения в виде вторичных инфекций. Однако имеются исследования, согласно которым принимавшие антибиотики не только не получали облегчения на любой стадии коклюша, но и период спастического кашля у них длился дольше, чем у тех, кто антибиотики не принимал4. Вполне вероятно, что главную роль в продолжительности кашля играют не возбудители, а какие-то другие факторы — например, общее состояние иммунитета заболевшего. Оставляя в стороне спорный вопрос о пользе антибиотиков при коклюше, я ограничусь замечанием, что для

3 Там же, с. 12. Составители отчета ссылаются на три публикации, подтверждающие этот
факт. Собственно, о пожизненном иммунитете после перенесенного коклюша говорится
во всех известных мне разумных руководствах по инфекционным болезням, поэтому я
был немало озадачен, случайно обнаружив следующее утверждение авторского коллек-
тива книги «Инфекционные болезни. Справочник для всех» («ДЕАН», СПб, 2000, с. 193):
«Перенесенное заболевание и вакцинация не обеспечивают пожизненной невосприим-
чивости к нему. Поэтому возможны повторные заболевания у взрослых». Почти без изме-
нений эта фраза воспроизводится в «Детских» инфекциях» (СПб и М., 2001, с. 21); в обоих
случаях среди авторов фигурирует главный инфекционист Минобороны РФ Ю. В. Лоб-
зин. Разумеется, по поводу вакцинации дискуссии здесь нет (не столь уж редко она не
обеспечивает вообще никакой невосприимчивости, не то что пожизненной), но перене-
сенное заболевание? Может, «на брегах Невы» и коклюш какой-то особенно зловредный,
не подчиняющийся законам, верным для всего остального мира? Для иллюстрации: «Об-
ширная литература, относящаяся к допрививочному периоду, свидетельствует, что пов-
торные заболевания коклюшем регистрировались не более чем в 0,25% случаев, то есть
перенесенное заболевание создавало стойкий пожизненный иммунитет и повторные за
болевания представляли большую редкость» (Покровский В. И. Эволюция... с. 246-247).
Неплохо бы инфекционистам разобраться между собой.

4 См., например, Tozzi Л. Е. et al. Clinical Presentation of Pertussis in Unvaccinated and Vacci-
nated Children in the First Six Years of Life. Pediatrics Nov 2003, vol. 112, No 5; Epidemiological
Features of Pertussis in the United States, 1980-1989. Clinical Infectious Diseases 1992 (14);708-
719 и Mertsola J. et al. Intrafamilial spread of pertussis. J. Pediatrics 1983; 103:359-363.


их назначения в любом случае нужны строжайшие показания, и родители не должны стесняться выяснить у врача, что именно заставляет его назначать лекарства, польза которых при данной болезни очень сомнительна, а побочные эффекты достаточно серьезны.

Для профилактики коклюша может быть рекомендован гомеопатический нозод коклюша Pertussinum 30 для еженедельного приема во время вспышки коклюша и трехразового приема в течение недели после контакта с заболевшим. Этот метод показал свою эффективность в одном исследовании5. Гомеопатия вполне эффективна и в лечении уже развившегося коклюша, однако здесь требуется консультация профессионального гомеопата. Д-р Дороти Шеперд описывает великолепные результаты, полученные ею при использовании этого же нозода в 30-м разведении, как для профилактики, так и для лечения коклюша. Она предлагает другую методику: давать одну дозу нозода три-четыре раза в течение только одного дня6. Во многих руководствах и публикациях по гомеопатическому лечению детских инфекционных заболеваний отмечается эффективность препарата Drosera. Основными симптомами, указывающими на Drosera, являются глубокий кашель, першение в гортани, провоцирующее кашель, а также кашель такой сильный, что заканчивается рвотой, и такой частый, что больной с трудом успевает перевести дыхание. Ухудшается кашель, когда больной лежит. Так, прославленный английский гомеопат д-р Маргарет Тайлер (1857-1943) писала: «...Мне неоднократно удавалось излечивать коклюш с помощью единственного приема Drosera в 30-й или 200-й потенции, особенно в годы войны 1914-1918 гг., когда в нашу амбулаторию обращалось много детей, страдавших этим заболеванием. Необходимость в повторном приеме лекарства возникала лишь в отдельных случаях, если кашель не прекращался в течение двух недель»7. При этом она добавляет: «Помните, что гомеопатия не имеет дело со «специфическими лекарствами» и не лечит болезни, исходя из их названий. И если вы думаете, что Drosera будет эффективна во всех случаях коклюша, вы рано или поздно поймете, что это не так. Например, во время одной из эпидемий практически все заболевшие

5 English J. M. Pertussin 30 — protective for whooping cough? A pilot study. British Homeopathic Journal 1987; 76:61-65. Следует обратить внимание читателей, что речь идет именно о нозоде — препарате, получаемом из слюны больных коклюшем. Никакого отношения к различным аллопатическим пертуссинам, даже в динамизированной форме, которые продаются и в гомеопатических аптеках, нозод Pertussinum не имеет!

6. Shepherd D. Homeopathy in epidemic diseases. England, 1967, republ. 1996,pp. 63-68.

7 Тайлер М. Портреты гомеопатических лекарств. T.I, M., 2002, с. 412.


коклюшем дети выздоравливали после приема Kalium carbonicum»8.Проф. Дж. Т. Кент дает интересную информацию о другом лекарстве: «Carbo vegetabilis — одно из наиболее эффективных лекарств, применяемых в начальном периоде коклюша. Характерный для этого препарата кашель протекает с рвотой, покраснением лица, больной им давится, т.е. присутствует все, что характерно и для коклюша. Это один из лучших препаратов для запутанных случаев, когда по симптомам кашля трудно подобрать лекарство или когда заболевание развивается лишь до определенной стадии, застывая в своем развитии на длительное время. Когда лекарство не действует само по себе, то оно проясняет все симптомы, облегчая таким образом выбор правильного препарата. В большинстве случаев коклюша под действием гомеопатического лечения пациент получает облегчение в срок от недели до десяти дней; конечно, при условии правильного выбора лекарства»9.

Попутно можно отметить здесь и старую публикацию в «Журнале Американской медицинской ассоциации», сообщавшую, что 90 заболевших коклюшем детей получали в течение недели лечение 500 мг витамина С ежедневно, после чего доза снизилась до 100 мг раз в два дня до выздоровления. Все дети, которые получали витамин С внутривенно, полностью выздоровели к 15-му дню, а те, кто получал его орально, — к 20-му. В трех четвертях случаев, когда лечение витамином С начиналось на катаральной стадии болезни, наступление стадии спастического кашля удавалось полностью предотвратить10. Показательно, что ни эта, ни другие публикации об эффективности применения витамина С при лечении инфекционных заболеваний (о которых говорится в других главах данной книги), ни малейшего интереса у тех, кто должен был за них ухватиться просто по долгу службы, не вызвали. Ведь лечение витаминами нельзя запатентовать, да и цена такого лечения — копейки. То ли дело высокодоходные вакцины и сыворотки!

Предварительный диагноз коклюша ставится на основании клинической картины. Окончательный диагноз коклюша требует лабораторного подтверждения, однако с этим есть серьезные проблемы. Бактерия высевается из мокроты (при этом отнюдь не в 100% случаев) лишь в катаральном периоде (когда родителям обычно и в голову не приходит обращаться к врачу, а тому — заказывать этот анализ) и в начале периода кашля. Позже возбудитель уже не высевается. Не высевается

8 Там же, с. 413.

9 Кент Дж. Т. Лекции по гомеопатической Materia Medica. Т. I, M., 1999, с. 476.

10 JAMA November 4,1950; 144:879.


он и после того, как начато лечение антибиотиками, и часто у тех забо-левших, что были ранее привиты. Очень важно здесь это подчеркнуть, потому что непосредственное обнаружение возбудителя остается и по сей день самым распространенным методом лабораторной диагностики коклюша, а потому на основании отрицательного результата посева диагноз коклюша может быть не поставлен ранее привитому ребенку, даже если клиническая картина не вызывает никаких сомнений. Это одна из причин, почему статистические данные могут интерпретироваться как говорящие в пользу эффективности прививки. Существуют методы серологической диагностики (определения антител), но на практике они применяются очень редко. Кроме того, «среди серологических методов пока нет достаточно специфичных и чувствительных тестов на определение иммунитета против коклюша. Реакция агглю-тинации остается наиболее часто используемой реакцией. Вместе с тем вакцинация и перенесение заболевания коклюшем не всегда приводит к образованию агглютининов, а некоторые лица, в сыворотке крови которых не определяются антитела, остаются защищенными»11.

У подростков и взрослых болезнь протекает легче, обычно в фор-
ме упорного бронхита. По данным одного американского исследова-
ния, у 12% взрослых с упорным кашлем после тщательных анализов
был обнаружен коклюш12. Как уже было указано выше, это тот путь,
которым привитые в детстве и потерявшие позднее иммунитет зара-
жают сегодня детей.

Судя по историческим данным, коклюш в свое время действительно представлял серьезную угрозу для детей, особенно для младенцев, как в Старом, так и в Новом свете. Известно о длившейся чуть ли не 15 лет эпидемии коклюша в середине XVIII в. в скандинавских странах, ежегодно уносившей по 3 тыс. жизней. В период с 1858 по 1865 г. в Англии от него скончалось 120 тыс. человек13. Кроме умерших, немало детей оставались инвалидами вследствие коклюшного энцефалита и мозговых кровоизлияний, происходивших на пике приступов тяжелого беспрерывного кашля и связанных с ними остановок дыхания.

Пика своей свирепости коклюш достиг во второй половине XIX в. в перенаселенных районах обитания рабочего класса, где бедность, недоедание и скверные санитарные условия традиционно были пре-


красной почвой для всех встречавшихся тогда инфекционных болезней, среди которых коклюш не был исключением. Российские авторы подтверждают это: «Показатели заболеваемости и летальности были неодинаковы в различных слоях населения. Чрезвычайно большое значение имели социальные факторы: материальная обеспеченность, условия быта, жилищные условия. Значение социального фактора в эпидемиологии коклюша красноречиво иллюстрируется следующими статистическими данными дореволюционного периода. В Петербурге в 1881-1890 гг. в частях города, заселенных рабочим людом, показатели смертности от коклюша были в 5—6 раз выше, чем в аристократических кварталах. Смертность от коклюша детей, проживающих в подвалах, была в 19 раз, а проживающих на чердаках в 8 раз выше, чем среди жителей вторых этажей. Сходные с этим факты приведены и Berthilion по Вене, Парижу и Берлину... Б. Е. Каушанская (1948), сравнивая смертность от четырех капельных инфекций по Санкт-Петербургу за 1900-1941 гг., приводит следующие данные о снижении смертности за этот период: при дифтерии — более чем в семь раз, при скарлатине — в 4 раза, при кори — в 2-3 раза, а при коклюше — в 1,8 раза. Смертность от коклюша обусловливалась не только уровнем заболеваемости различных контингентов, но и высокой летальностью, которая была неодинаковой в различных слоях населения с различной материальной обеспеченностью. В тяжелых бытовых условиях, в бедных кварталах дети заболевали в более раннем возрасте, в котором коклюш представлял особую опасность»14. Или вот цитата из лекции советского педиатра проф. С. Д. Носова: «Бесспорную и существенную роль в ослаблении проявлений коклюша и снижении летальности при нем сыграли рост жизненного уровня населения, улучшение физического развития детей и происшедшее в связи с этим снижение частоты некоторых сопутствующих патологических состояний и хронических заболеваний, ослабляющих организм ребенка. Значение этого фактора при коклюше, поражающем наиболее ранний и ранимый возраст, особенно велико»15. Там же проф. Носов отмечает, что, например, среди коклюшных больных в 1940-45 гг. рахит был отмечен у 77%, при этом у 25% тяжелый, в третьей степени.

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал