Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






НАСЕЛЕНИЕ КАЗАНСКОГО ХАНСТВА И ЗОЛОТОЙ ОРДЫ




в XIV—-XVI вв. население и территорию Казайского ханства русские называли “булгарами”, “булгарской землей” и параллельно “татарами”. Известно, что Иван III после похода на Казань в 1487 году установил протекторат России над ханством и принял титул князя Булгарекого. Казань считалась у русских булгарским городом и постепенно булгар стали называть казанцами. Составители и редакторы Нико-новской летописи в 50—60-х годах XVI века много раз употребили термин “Болгаре глаголемии Казанцы”. Летописцы даже конца XVI века считают Казань и ее население булгарскими. Так, в “Повести о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руссии” говорится: [Иван IV] “град великий Казань взят(л), пределы их Казанские все поплени и многое множество... болгар погуби”'. При царствовании Федора Ивановича “болгаре” восстают. Федор Иванович “повеле... своему правителю Борису Федоровичу (Годунову—С.А.) послати многие свое воинство на ... болгары”. И это войско в 1588 году “приходше в пределы Болгарские области и тамо на мнозе пленующе, воевавше”^. Русские, европейские, арабо-персидские современники Казанского ханства продолжали называть его население утвердившимся макроэтнонимом населения Золотой Орды—“татарами”. А. Курбский, писавший свое сочинение уже в Литве в 70-х годах XVI столетия, писал: “То кроме татарского языка, в том царстве 5 различных языков: мордовский, чувашский, черемисский, воитецкий, або арский, пятый башкирский”. С. Герберштейн, австрийский посол в России (1517, 1526), в 1549 году писал, что казанские татары “образованнее других, так как они возделывают поля и живут в домах и занимаются разнообразной торговлей”". Оба автора население называют татарским, потому что все тюркские племена и народы Золотой Орды с XIV века начали называться “татарами”. Это происходило на основе древней китайской литературы и китайско-арабских торговых связей через посредство купцов.


' Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Золотая Орда и ее падение. М.-Л., 1950. С. 416—417.

' псрл, т. xiv. с. з. " Там же. С. 4.

•* Курбский А: Избранные сочинения. СПб., 1902. С. 10. * Герберштейн С. Записки о московитских делах. СПб, 1908. С. 145.



Кроме того, авторы указывают на наличие различных других народов в ханстве. Интересно и то, что они отделяют финно-угорские народы от тюркского (татарского) народа. С. Гер-берштейй к названию татар прибавляет определение “казанские” и далее указывает: [Хан казанский] “может располагать 30000 воинов, преимущественно пеших, между которыми черемисы и чуваши самые искусные стрелки”. Как наблюдательный и высокообразованный человек, Герберштейн идет далее и особо выделяет казанских татар среди других татар, то есть тюркских народов. Он понимает, что не все татары есть один и тот же народ и пишет: “Это имя (татары) носят только по их вере, и это различные племена, далеко отстоящие друг от друга”'. И еще: “Если их (казанцев) Называют турками (татарами), они недовольны и считают это как бы бесчинством. Название же... “мусульмане” их радует”.



Таким образом, тюркское население Казанского ханства со стороны европейских и русских называлось в разные периоды двояко: булгарами и татарами.

Тюркское население этого региона само до XX века никогда не называло себя татарами. К их числу относится крупнейший поэт Казани Мухамедъяр. Отрицательное отношение к этому названию у поэта возникло, по-видимому, под влиянием золотоордынской (и городской, и кочевой) культуры, население которой не только не называло себя татарами, но и враждебно относилось к этому названию. Не только Мухамедъяр, но и Другие тюркские писатели—поэты периода Золотой Орды (а также до и после)—никто не имел “тахал-луса”, или “нисбы”—“ат-татари”. А подписавшихся тахал-лусом “ал-булгари” можно считать до тысячи, о чем свидетельствовала в свое время знаток тюркских рукописей 3. Максудова. Много и плодотворно работал по изучению творчества представителей золотоордынской культуры таких, как Сайфи Сараи, Котби, Хорезми, Махмут Болгари и других, Хатип Миннигулов, который пишет: “Основным народом Улуса Джучи были татары: бесспорно, что они были дедушками и бабушками современных татар”" (дословный перевод мой—С .А.). Но не приводится здесь ни одного слова, ни одной подписи из их произведений о том, что хотя бы один из них был татарином. Основное население Золотой Орды—узбеки, казахи и ногаи—казанских тюрков до XX века также не называли татарами. С давних пор они их



' Там же. С. 138. 'Там же. С. 141.

' Егоров Вл. Золотая Орда: мифы и реальность. М„ 1990. С. 13. ' Хатип Миннегулов. Алтын Урта эдэбияты (Литература Золотой Орды). Татарстан, 1992, №7—8. С. 64.


называли ногайцами, мусульманами, “болгарлык” и “казан-лык”, “нугай мулдакэсе”, “нугай бикэче” и т. д.

Далее. В 1700 году некий Ахмед, направляясь в Мекку в хадж, побывал в Стамбуле и объяснял, что он из “области Болгар в Московском государстве”. Другие казанцы, бежавшие от насильственного крещения в 1740-х годах в Турцию в количестве 70 человек, также именовали себя “природными Болгарами”'. Известный идеолог и руководитель восстания 1755 года Батырша писал, что “наши предки болгары насильственно не принуждали других менять веру”. Мулла Мурат в конце 1760-х годов проповедовал “возобновить Булгар время поспевает”. О том, что казанский люд или, вернее, средне-волжские и приуральские тюркские народы не называли себя “татарами”, в исторической литературе XIX в. писалось очень много. Об этом подробно рассказано в книге академика А. Каримуллина “Татары: этнос и этноним”". Тогда они, называя себя, употребляли термины “казанлык”, “болгарлык”, “мусульман”. Первым, .признавшим себя публично татарином, был Ш. Марджаии. Он писал, что “ты не чувашин, не нугай, не араб, не мордвин, не черемисин, тебя зовут “татарином”. Почему же ты не хочешь называться татарином?”'. Да, действительно народ не хотел называться “татарами”. Г. Ибрагимов, классик татарской литературы XX века, созвучно с С. Герберштейном) свидетельствовал, что в конце XIX века, если кто-либо называл его татарином, последний бросался кулаками на первого, говоря: почему ты меня обижаешь?'

Итак, среднеповолжские тюрки в начале XX века приняли этноним “татары” как самоназвание. Поэтому далее мы применяем это название с прибавлением определяющего слова “ередневолжские”. Рассмотрим вопрос о возникновении, сложении, образовании этой народности.

Язык населения Казанского ханства, являясь тюркским, в XV--XVI вв. несколько отличался от других языков бывшего населения Золотой Орды. Это видно из сравнений языка поэм казанского поэта Мухамедъяра “Нуры Содур” и “Тух-ваи Мардан” с поэмами золотоордынских поэтов Хорезми, Котби и др. .-

Литературный письменный язык тогда отличался от общеразговорного народного языка. Тюркологи письменные

' РГАДА, ф. 248, оп. 113, д. 1026, л. 29—33. "РГАДА.ф. 7, oii.l 1, д. 1781, кн. 4. ' РГАДА, ф. 248, оп. 113, д.. 281, л. 8—42. * Каримуллин А. Г. Татары: этнос и этноним. Казань, 1990. " Марджани Ш. Мостафад ал-ахбар фи эхвали Казан ва Болгар. Казань, 1989. С. 43—44. ' Ибрагимов Г. Сочинения в восьми томах, Т. 7. Казань, 1984. С. 5.


литературные памятники до XV века считают общетцорски-ми. А разговорный народный языкивХЩ—XIV вв. был, очевидно, не единым, общим для всех, а были различные языки и диалекты по регионам. Хотя и установлено, что в целом победил кипчакский язык, различия в языках народов и племен сохранились. Иначе непонятным станет дальнейшее развитие тюркских языков в Евразии. В арсенале языковедов имеются многие источники с примерами и образцами булгар-ского и кипчакского языков (X—-XIII вв.). Они очень близки, еще больше сблизились в XIV и последующих веках.

Плетнева считает, что в монгольской армии Бату хана много было воинов восточно-кипчакского происхождения (западных кипчаков русские называли половцами). Множество их после завоевания Булгарии Батыем .в 1236 году осело на булгарской земле'. Немало кипчаков, по-видимому приходило и оседало здесь из юго-западных степей после покорения Дешт-и-Кипчака монголами. Часть кипчакских племен в соединении д булгарами и буртасами составляли также татары-мишаре на территории междуречья Ока—Волга. Булгары и кипчаки—это основные компоненты образования казанских татар. Кипчаки и булгары (кипчаки здесь уже составляли большинство)—составные компоненты татар-мишарей. Конечно, были включения в эти этнографические группы татар Среднего Поволжья из других народов, например, из финно-угорских, ногаев. Но они являлись лишь элементами в образовании народности, а не компонентами. Говоря о консолидации татар Среднего Поволжья в XIV—XV вв., надо обратить особое внимание на роль исламской религии. Кипчаки или другие, кто попадал в среду населения, исповедующего ислам, беспрекословно должны были подчиняться его канонам, господствующим в Булгарском, Жукотинском, Казанском государствах. Мусульманская .махалла (приход) заставляла всех пришедших и осевших здесь людей выполнять все обычаи, нравы и требования общины. Поэтому в таких условиях слабо проявились и развивались культурные традиции кипчаков. .

По исследованиям языковедов, в XV—XVI вв. образуются варианты старотюркского (общетюркского) литературного языка, получившие впоследствии соответственно наименования: староузбекский, старотурецкий (крымско-татарский), староазербайджанский, старотатарский, старотуркменский письменные литературные языки. В их основе лежали локальные народно-разговорные языки прошлых веков. Эти народные языки в XV—XVI вв. и последующее время тем более

' Плетнева С. А. Указ соч. G. 184.


локализуются под влиянием и на основе жизненных и природных условий развития. На Средней Волге народно-разговорный язык формируется булгаро-казанским и кипчако-мишар-ским диалектами, а письменно-литературный язык—-общим языком казанских татар и татар-мишарей.

Территорией для обеих этих этнических групп являлось Среднее Поволжье. Выше было указано, что булгарское население в-основной своей массе в XIV веке покинуло закамские земли и освоило Предкамье. Однако в целом при Казанском ханстве Закамье, хотя и являлось ареной кочевьев нугаев и башкир, в XV— XVI вв. принадлежало казанским ханам. В XV веке все ранее существовавшие княжества, как Жукотин-ское, Булгарское, Кирменчукское и другие, вошли в состав вновь восстановленного, но уже Казанского государства. Также чуваши, мари, часть мордвы, удмуртов ^и башкир, как и прежде, оказались в его составе. В источниках нет указаний, что эти народы были покорены силой казанских властителей. Они как были покорены булгарами, так и остались в одном государстве. В XV веке границы доходили до реки Агидель и верховьев Камы, реки Вятки и до Хлыново. На юге—до Самарской луки, оттуда—-до низовьев реки Суры и по ней вверх. В XVI веке эта территория несколько сокращается. На севере Вятка отошла к Руси. Герберштейн относительно первой четверти XVI века указал, что Русское и Казанское государства разделяет, река Сура. Однако нельзя думать, что это была граница в нашем теперешнем понимании. Тогда не было ни пограничных линий, ни застав и т. д. Государственные власти собирали ясак и пошлину, где земля считалась территорией данного государства. Этнические границы не были еще четко определены. На правом берегу реки Суры жили чуваши, казанские булгары-татары, на левом берегу— мордва, мишаре и русские, и ничто не мешало им общаться. Татары-мишаре несколько были удалены от центра булгар-татар—Казани и находились в составе Русского государства. Но это не препятствовало им быть частью одной народности, так как их объединяла этническая общность и это приводило их к сознанию, что Среднее Поволжье—их общая Родина. В то же время нахождение в составе Русского государства, в среде русского и финно-угорского населения, наложило свой отпечаток на язык и культуру татар-мишарей. В их лексике стало больше русских слов, некоторые традиции и обычаи (Сабантуй и другие), присущие казанским татарам, у них отсутствуют. Однако они даже раньше, чем казанские, приняли название татары, показав тем самым на единую народность—татар Среднего Поволжья. Основным регионом компактного расселения татар-мишарей были современные рай-


оны Темникова, Курмыш-Сергача, Наровчато-Саранска и Кузнецка-Хвальщека.

Ядром же расселения казанских татар в XV—XVI вв. были районы Казани, Предкамье и бассейн реки Свияга. Вся территория Казанского государства насчитывала примерно 250 тыс. км, а всего населения было Примерно один миллион человек. Сюда входят все народы края—татары, мари, чуваши и часть мордвы и удмуртов.

Татарское население Казанского ханства представляется развитым феодальным обществом. Огромное большинство составляли крестьяне-земледельцы (по-татарски—“игенче-лэр”, по-русски—“хлеборобы”), 'затем шли ремесленники и торговцы. Их иногда называли “кара кешелэр”, в противовес понятию “аксояк”, т. е. благородным аристократам. Бей (или беки—князья) и мурзы за разные службы государству получали право собирать в свою пользу ясак—-налог с населения определенной территории. Это право называлось “еу-юргалом”. Суюргальное право не давало держателям его права на личность крестьянина, то есть оно не означало крепостничество. Кроме того, государство в лице хана некоторых феодалов освобождало от всех платежей и повинностей, что считалось тарханным правом. Тарханство давало наиболее широкие права, им пользовались в первую очередь близкие к хану и имевшие особые заслуги перед ханом феодалы.

Верхушку феодальной знати составляли эмиры, бей, мурзы. Уланы и казаки составляли постоянное ядро казанского войска. Государственный аппарат имел многочисленных чиновников—сборщиков налогов, секретарей-толмачей, стражников и т. д. Немалочисленным слоем внутри феодального класса было мусульманское духовенство, имевшее важное значение в общественной и политической жизни государства. Во главе духовенства стоял один из сеидов Казани. Они имели также земельные участки, которые назывались вакуф-ными землями. В их руках находились судебное производство на основе исламского шариата, который являлся весьма развитой, разработанной в упорядоченной формой феодального права.

Все источники свидетельствует о богатой экономике страны. Не случайно ведь русские ушкуйники и князья своими войсками совершали грабительские походы на Среднюю Волгу, на города Булгары, Жукотин, Казань и т. д., особенно в XIV веке.

Скотоводство в жизни населения играло подсобную роль. Оно было стойловое, так как для табунных кочевий не было условий.


1 В городах развивались ремесла и торговля. По археологическим данным, известен ряд развитых ремесленых производств. Умелые строители создавали монументальные сооружения, как Ханский дворец в кремле, восьмиминаретную мечеть и другие. “Царь Иван IV удивился красоте города и его стен”,—пишет “Казанская история”. Керамические, кожевенные, ювелирные изделия, найденные при раскопках Казани, поражают своей изящностью и являются продолжением дел булгарских мастеров на более высоком уровне. Оживленно шла торговля на Средней Волге. В XV веке в Золотой Орде торговля захирела. Оно, Нижнее Поволжье, зависело от торговли и денежного обращения с Казанским ханством. Чеканенные в Казани монеты, их весовое значение тянули за собой монеты Астраханского ханства и задали тон по всему Поволжью'. Казань держала в своих руках и транзитную торговлю. Любовь к торговой деятельности—естественная и особенная черта как у булгар, так и у казанских татар и татар-мишарей.

Общность культуры, национальное самосознание, поведе-iffle людей, их обычаи и нравы, вера, словом, та общность, куда входят особые этнические черты характера, вполне оформились в совокупности с другими общностями (язык, территория и собственность) при Казанском ханстве. В отличие от кочевого населения Золотой Орды оседло-сельская и городская культура веками накладывала свой отпечаток на все стороны жизни людей. Ислам, принятый булгарами в 922 году, в Казанском ханстве господствовал над всеми общественными и культурными проявлениями жизни людей больше, чем на территории бывшей Золотой Орды,' где он официально был принят только в начале XIV века при Узбек хане и слабо распространялся в кочевых степях впоследствии. Любовь населения к своей территории (родине), своим соплеменникам и Государству, к своему языку и собственности ярко проявилась в вековой его борьбе за защиту самостоятельности своей страны против чужеземных захватчиков, особенно в период героической обороны столицы—Казани. Такая любовь и национальное самосознание—это не пустые слова, они подтверждаются историческими фактами.

Чаяния и надежды казанских татар и татар-мишарей отображены в высокохудожественных- произведениях поэтов Му-хамедъяра, Умми Камала и других, которые воспевали гуманизм и справедливость, мир и честность. Песни и пляски, игры на гуслях и других музыкальных инструментах, о которых свидетельствуют источники времен Казанского ханства,

' Мухамадеев А. Г. Булгаро-татарская монетная система XII—XV вв. М., 1983. С. 140.


веселья на ярмарках и праздниках (Джиен, Сабантуй и др.) показывали развитость художественных вкусов, культурных навыков и одновременно служили единению, выработке сознания единства интересов народа.

На основе таких светских и духовных начал воспитывались высокая мораль и нравственность, такие характерные черты татарской народности, как чистота, гостеприимство, почитание старших, трезвость, гордость и другие общечеловеческие качества.

Все вышеуказанные качества в целом были свойственны и казанским, имишарам-татарам. Различия в отдельных элементах культуры, языка, быта и обычаев не являются определяющими. Определяющими же являются единый язык, общая исламская культура и другие основные признаки народности. Кипчаки (половцы) ставили надмогильные каменные изваяния и “бабы”, булгары—-надмогильные камни с эпитафиями. Это не мешало им быть компонентами одной народности.

По нашему мнению, татарская народность образовалась в период Казанского ханства (XV—середина XVI веков) на основе двух компонентов: булгар и родственных мажаров-мишарей, т. е. кипчаков. Казанских татар составляли больше булгары и меньше кипчаки, татары-мишаре же состояли больше из буртас и кипчаков, меньше из булгар. Остальные этнические вхождения в состав Этой народности проявлялись только как составляющие компоненты и отдельные элементы.

Теперь надо ответить на вопрос: откуда все же появились татары и возник этноним “татары”? Как он распространялся?

Татары как родовые подразделения впервые упоминаются в эпиграфических памятниках VIII века. “Утуз татар” (“Тридцать татар”) воевали против племени “тю-гю” отца Бильге кагана. А сам Бильге каган вел войны против “токуз татар” (“девять татар”). В IX—Х вв. древние татары упоминаются в китайских источниках под названием “та-тань”, или “да-да”. В Х—XI вв. они в основном растворились среди огузов в государстве Караханидов и среди кимаков в их каганате. Однако часть их, по-видимому, сохранилась как самостоятельное образование. Во всяком случае в китайских и монгольских источниках XII—XIII вв. упоминается название “татары”. К тому же в XI веке М. Кашгари зафиксировал в своем словаре это племя. Китайские источники XII века все племена от северных границ Китая называли “да-да”, “та-тань” (татары). Эти китайские татары XII века были ли теми же татарами, что и в VIII—Х вв., или же они были другими племенами,—-в науке определенности нет. Также обстоит де-


ло с их языком: нет примеров собственно татарского языка в источниках ни VIII—Х ниХ1—XII, да ипоследующихвеков.

Теперь несколько слов о ногайском народе. Исследователь ногайской истории Р. X. Керейтов утверждает, что среди ногайцев при Золотой Орде были следующие племена и роды: уйсуни, канглы, уйгуры, кипчаки, найманы, кираиты, ман-гыты и другие. Основными компонентами ногайцев он считает найманов и мангытов, о татарах упоминаний, нет. .Кстати,; названия этих племен до сих пор бытуют среди ногайцев'. Историкам известно, что польско-литовские татары, перешедшие в Литву из Золотой Орды в конце XIV века, состояли из тех же племен—найманов, мангытов и т. д. И наконец, в обобщающем труде по истории СССР из 12 томов, во втором томе сказано, что основное население Золотой Орды нереко-. чевалов Среднюю Азию и Казахстан^. В связи с этой перекочевкой населения на юг от Тулы и Рязани до Крыма и Астрахани, на восток от Днепра до заволжских степей” XV веке образовалось так называемое “Дикое поле”, то есть свободная малонаселенная территория. Считать, что население ушло на север, в Мордовию, Мещеру или в Казанское ханство невозможно, так как нет никаких данных по этому вопросу. Ни финно-угорские (мари, мордва и удмурты), ни тюркские (булгары-татары, чуваши) народы Среднего Поволжья не имеют в своем составе названия ни одного родопле-менного подразделения, которых мы видим в Золотой Орде. Но почему же название татары к западным тюркам прилипло, а восточным—нет? Г. А. Федоров-Давыдов объясняет это явление тем, что в западной части Золотой Орды. шло более быстрым темпом развитие социальных отношений, а в восточной части—очень медленной Изучение последующих источников позволяет думать, что родоплеменное разделение кочевников не могли разрушить ни Чингиз хан, ни золотоор-дынские ханы. Из-за медленного развития социальной структуры и феодализации у кочевников преобладали родоплемен-ные отношения. Другое видим мы у оседлых тюркских народов Среднего Поволжья. Земледельцы здесь живут не родоплеменными подразделениями, а аулами, которые составляли отдельные общины, находящиеся на определенном расстоянии друг от друга. В течение веков такие образования—-аулы становятся устойчивыми в своем этническом

' Керейтов Р. X. Найманский компонент в этногенезе ногайцев и его параллели в других народах. Материалы международной тюркологической конференции. Казань, 1922 г.; см. там же статью Трепавлова В. В. “Ман-гут—мангыт—нугай: трансформация этноса и его имени”. " История СССР в 12 томах, Т. II. С. 524, 525, 532. ' Федоров-Давыдов Г. А. Указ. соч. С. 175.



ПРОТЕКТОРАТ МОСКОВСКОГО ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА НАД КАЗАНСКИМ ХАНСТВОМ


единстве и способными на внутреннее развитие в социальном отношении. Пожалуй, в процессе общественно-политического и социального развития они забыли о своем происхождении из' какого-нибудь прежнего племени. Городские жители— ремесленники, торговцы и государственные служащие, больше общаясь с другими народами в товарно-денежном отношении, также мало думали о названии своего народа, именуясь, например, как “казанцы” или “мусульмане”. Тем более, что другие тюркские народы не признавали этноним “татары”.

Как известно, в Золотой Орде существовали и города с оседлым населением. Самым большим и имеющим очень важное значейие городом был город Сарай. В центре кочевнической территории возникла столица нового государства. Для торговли и обмена товарами для кочевников город находился рядом, а для развития торговли и ее ведения вокруг были богатые города и страны. Строителями города были, очевидно, хорезмийцы, булгары я, русские. Среди ремесленников и торговцев их тоже было немало. .Выше было отмечено, что при раскопках на месте города больше находят изделия хорезмийских ремесленников. Из среды самих кочевников обедневшие люди, а также мастера-ремесленники, скитавшиеся по разным родовым и военным поселениям, постепенно оседали в городах.

Очевидно и то, что в городах мусульманская религия распространялась булгарами и хорезмийцами, хотя существовали язычество и православная епархия. Под сильным влиянием ислама могущественный хан Узбек (1312—1342) официально принимает эту религию и среди населения Золотой Орды очень широкое распространение приобрело мусульманство. Поэтому именно при Узбек хане в городе развивается культура, здесь собираются ученые, литераторы, поэты, а также сосредоточиваются другие интеллектуальные силы. Как свидетельствуют тахаллусы, авторами-писателями выступали представители булгар и среднеазиатские тюрки. Однако городские жители составляли небольшой процент всего золотоордынского населения. Исчезновению городов способствовали не только наступление Тамерлана, но, главным образом, уход кочевого населения далее от Сарая на Восток.




mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.019 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал