Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






САФА-ГИРЕЙ И ШАХ АЛИ




Политика непременного воцарения ханов в Казани “из рук великого князя” означала подчиненное положение ее от московского правительства. В противном случае происходили дипломатические осложнения, военная конфронтация, военные действия и походы. В декабре того же 1536 года правительство Елены Глинской послало “Казанских мест воеватй” воевод своих князя С. Гундорова да В. Замытско-го\ Однако эти воеводы не дошли до казанских земель. Услышав о продвижении русских воиек, Сафа-Гирей хан двинулся навстречу. С реки Суры воеводы возвратились в Мещеру, а Сафа-Гирей хан повоевал в новгородских окрестностях. Затем он повторил свой набег на Балахну и на Нижний Новгород. Летописец дополняет: “...того же месяца приходили татаровя казанские и черемиса, многие люди, в Коряковов”. Зимние наступления обеих сторон ни к чему не привели, но состояние войны между двумя государствами было возобновлено. Послать сильные войска против ^аза-ни Москва еще не могла, так как на Западе вели наступления литовские феодалы. В июне 1537 года московское правительство посылает, городецких татар, которые служили казаками у великих князей с XV века, на Волгу отрезать пути, чтобы Казань не могла сноситься с внешним миром, особенно с Крымом. Так, из Казани Тебенек-князь со многими людьми вышел было на юг, но казаки-татары их многих разбили, самого князя и 14 человек пленили и привели в Москву.

Летом того же года казанцы повторили поход на русские земли. На этот раз наступление было направлено на костромские и галицкие земли. Русские воеводы потерпели поражение, князья Петр Пестрый иМеншикПолев, многие боярские дети были убиты. После чего татарское войско возвратилось с добычей. Сафа-Гирей хан повторил поход и


• ПСРЛ. Т. XIII. С. 105; Т. 29. С. 23. " Там же. ' ПСРЛ. Т. 29. С. 28.

' ПСРЛ. Т. XIII. С. 100; Т. 29. С. 20. " ПСРЛ. Т. XIII. С. 100; Т. 29. С. 20. ” Царственная книга. ПСРЛ. Т. XIII. С. 425; Т. 29. С. 20. ' Татищев. Т. VI. С. 144.


Табай князю и уланам, князьям и карачам, всем Казанской земли людям”. Нет никакого указания на то, что в перевороте участвовали все люди “Казанской земли”, как было это в 1532 году при низложении хана Сафа-Гирея. Не имеется какого-либо намека на восстание против своих местных князей одной из ориентаций или партий, а также и на избиение русских людей, как купцов, так и послов, находящихся в то время в Казани, Очевидно, переворот готовился тщательно и заранее узким кругом лиц, стоящих у власти. Это подтверждается и тем, что заговорщики царя Джан Дли “выпустив из Казани на Ички-Казань и велели... убити”'. Гаухаршад и Булат-князь, очевидно, хотели, чтобы этот акт совершился не в самом городе, среди всех заинтересованных политических кругов, а вне города на реке Ички-Казани, где, по-видимому, находилась летняя дача. Заранее же была и договоренность с бывшим царем Сафа-Гиреем, которого казднцы “взяли себе на Казань царем из Крыма”.



Люди московской ориентации, не разделявшие крутого HOBOpota в политике, были недовольны и эмигрировали из Казани. В Москву приехали с Волги городецкие казаки-татары во главе сИтаковым и сообщили, что на Волге их 100 человек, к ним прибыли из Казани князья “Шабай князь Япанчич, да брат его Шабалат, да Карамыш з братом своим с Евлушем, Хурсуловы братья и с ними князей и мурз и казаков 60 чел.”.

Таким образом, в Казани в эти годы тваиболее ярко выделяются две линии: крымская и московская, потому что в Казани в XVI веке у власти стояли или крымские царевичи, или ставленники Москвы. Сами казанские люди, не играя ведущей роли, находились в союзническом или зависимом положении от этих двух сильных соседних .политических сил—-Москвы и Крыма. Это ясно видно из последующих событий, после вторичного воцарения- в Казани Сафа-Гирейханав 1536 году. .

Сразу же после получения известия (4 октября) о перевороте московское правительство не принимало энергичных действий против Сафа-Гирей хана. Однако срочно был возвращен из Белоозера ссыльный Шах Али, великий князь “опалу ему свою отдал и очи свои ему дал видети”. Они его жена—царица Фатима были принятые Москве демонстративно пышно". Одновременно досланы были послы в Ка-


зань с грамотами во главе с боярским сыном Д. Смагиным, который ^рибыл обратно из Казани 28 ноября 1536 года и сообщил, что Сафа-Гиреева жена, дочь ногайского князя Мамая, приехала в Казань, а ездил за ней Табай-князь. В Казани снова началось царствование Сафа-Гирея, с чем никак не была согласна Москва..



САФА-ГИРЕЙ И ШАХ АЛИ__

Политика непременного воцарения ханов в Казани “из рук великого князя” означала подчиненное положение ее от московского правительства. В противном случае происходили дипломатические осложнения, военная конфронтация, военные действия и походы. В декабре того же 1536 года правительство Елены Глинской послало ^Казанских мест воеватИ” воевод своих князя С.Гундорова да В. Замытско-го'. Однако эти воеводы не дошли до казанских земель. Услышав о продвижении русских войек, Сафа-Гирей хан двинулся навстречу. С реки Суры воеводы возвратились в Мещеру, а Сафа-Гирей хан повоевал в новгородских окрестностях. Затем он повторил свой набег на Балахну и на Нижний Новгород. Летописец дополняет: “...того же месяца приходили татаровя казанские и черемиса, многие люди, в Коряковов”. Зимние наступления обеих сторон ни к чему не привели, но состояние войны между двумя государствами было возобновлено. Послать сильные войска против Казани Москва еще не могла, так как на Западе вели наступления литовские феодалы. В июне 1537 года московское правительство посылает городецких татар, которые служили казаками у великих князей с XV века, на Волгу отрезать пути, чтобы Казань не могла сноситься с внешним миром, особенно с Крымом. Так, из Казани Тебенек-князь со многими людьми вышел было на юг, но казаки-татары их многих разбили, самого князя и 14 человек пленили и привели в Москву.

Летом того же года казанцы повторили поход на русские земли. На этот раз наступление было направлено на костромские и галицкие земли. Русские воеводы потерпели поражение, князья Петр Пестрый и Меншик Полев, многие боярские дети были убиты. После чего татарское войско возвратилось с добычей. Сафа-Гирей хан повторил поход и


• ПСРЛ. Т. XIII. С. 105; Т. 29. С. 23. " Там же. ” ПСРЛ. Т. 29. С. 28.

' ПСРЛ. Т. XIII. С. 100; Т. 29. С. 20. ^ ПСРЛ. Т. XIII. С. 100; Т. 29. С. 20. ” Царственная книга. ПСРЛ. Т. XIII. С. 425; Т. 29. С. 20. - Татищев. Т. VI. С. 144.-



зимой 1537 года. На этот раз он выбрал Муром: лоджег посад, ограбил окрестности и, получив вести о движении воевод, повернул обратно. Как видно, Сафа-Гирей хан не ставил целью захват территорий и городов-крепостей. Целью его была месть великому князю.

Москва готовилась к большой войне с Казанью, С этой целью было заключено перемирие с Литвой на пять лет. Решено было готовить войско идти на Казань для ее взятия. Однако энергична вмешался в дело крымский хан Сахиб-Гирей, который требовал, чтобы Москва не воевала с Казанью. Он писал: “Казанский земля—мой юрт, и Сафа-Гирей царь-—брат мне гак ты б с этого дня на Казанскую землю войной больше не ходил, а пойдешь на нее войною, так меня на Москве смотри” На боярской думе рассудили: “Не послушать царя, послать рать свою на Казань, и царь пойдет на наши украйны, то с двух сторон христианству будет дурно, от 'Крыма и от Казани”. Войска не были отправлены, и Сахиб-Гиреева посла направили в Казань, чтобы Сафа-Гирей хан послал своего человека в Москву с грамотой о Мире. Сахиб-Гирею ответили, что Сафа-Гирей хану посланы грамоты: “захочет он мира с нами, то пусть пошлет своих людей, а мы держать его будем царем в Казани, как дед и отец наш. А что ты писал нам, что Казань—юрт твой, то посмотри старые записи твои, не того ли земля будет, кто ее взял? Ты помнишь, как цари, потерявшие свои ордынские юрты, приходили на казанский юрт и брали его войнами, неправдами; а как дед наш 'милостию божию Казань взял и царя свел, того ты не помнишь. Так ты бы, брат наш, помня свою старину, и нашей не забывал...”^ Так московское правительство в дипломатии пытается обосновать свои права на Казань завоеванием ее в 1487 году. Иван III в 14^7 году и не помышлял о том, что Казань его земля. В XVI веке мы видим уже другое направление в мыслях русских феодалов. Эти настроения были очень четко выражены в словах известного дьяка Висковатого: “Московские государи не привыкли уступать кому бы то ни было покоренные ими земли; они готовы на союз, но только не для того, чтобы жертвовать своими приобретениями”^

Такой ответ не удовлетворял Сахиб-Гирея. Он угрожал и требовал, чтобы Казань была вполне самостоятельным го-

' РГАДА, Ф. 123. Сношения России с Крымом. Кн. 8. " РГАДА, Ф. 123. Сношения России с Крымом. Кр. 8. ' Худяков М. Очерки по истории Казанского ханства. Казань, 1923. С. 94.


сударством, а не “сподручным” великого Московского княжества, то есть не как при “отце и деде” Ивана IV. Казанский хан Сафа-Гирей всецело был заодно с крымским ханом Са-хиб-Гиреем, и мирные отношения с Москвой не были установлены, хотя послы между Москвой и Казанью, Москвой и Крымом ходили часто. Сношения между Крымом и Казанью, видимо, также были тесными, но источники об этом сообщают очень скудно. В 1538—-1540 гг. военные действия между Москвой и Казанью были прекращены: шли переговоры о мире. Но в мае 1541 года московское правительство получило из Казани благоприятное для себя известие. Глава правительства Булат-князь послал свою делегацию из 5 человек с Чабыкеем во главе в Москву с просьбой, чтобы великий князь отправил своих воевод против Сафа-Гирей хана, а они царя убьют или, арестовав его, отдадут воеводам. Булат-князь еще в 1532 году был виновником низложения Сафа-Гирей хана. Он, будучи фактическим правителем Казанского государства, испытал и русский протекторат, и крымское засилье. И то, и другое вызывало естественную оппозицию. На этот раз Булат объяснял свое поведение именно засильем крымских феодалов. Вот его слова: “От царя ныне казанским людям вельми тяжко, у многих князей ясаки поотнимал да крымцам подавал; а земским людям великая продажа; копит казну да в Крым посылает”'. При таком положении дел,. конечно, Сафа-Гирей хан не имел авторитета, он не доверял казанцам, помня 1532 год, окружил себя крымскими выходцами.

Получив такое сообщение, московское правительство немедленно снаряжает, как и раньше, большое войско под началом боярина князя И. В. Шуйского и “иных воецоди многих людей дворовых и городовых, 17 городов”^. Вёлено было всем войскам собраться во Владимире, а с казанскими недовольными людьми регулярно держать связь и наблюдать за ходом событий в Казани. Одновременно послали человека с грамотой к Булату-князю о том, что великий князь прощает их за убийство Джан Али, лишь бы они свергли Сафа-Гирея. Одновременно русские войска были стянуты к южной границе против возможного нападения крымского хана. Правительство знало, что война против казанского хана Сафа-Гирея есть в то же время война против крымского хана Сахиб-Гирея. Так оно и оказалось на деле. О передвижениях русских войск стало известно Сафа-Гирею.и он немедленно сообщил об этом Сахиб-Гирею. А тот, также не отлагая, организовал

' перл. т. xill. с. 99. " псрл. т. xill. с. loo.


большой поход против Московского великого княжества: “...всю орду особою повел, оставил в орде старых да малых; да с царем же князь Д. Ф. Вольский (отошедший от Ивана IV из-за своего удела—С. А.) и многих орд люди и Терского (турецкого—С. А.) царя люди и с пушками и с пищалями, да из Ногай Бакий князь с многими людьми, да Кафинцы и Азтраханцы, Азовцы и Белогородцы (аккерманцы)”'.

Московские воеводы, по свидетельству летописцев, во главе с И. Ф. Бельским стали на берегу Оки. Другая армия сосредоточилась во Владимире с Шуйским и Шах Али во главе против казанского царя. В Москве в связи с этими событиями был большой переполох: разбирался вопрос, остаться ли великому князю в Москве. Город запасался провиантом, принимались оборонительные меры, готовились к осадному положению. Воеводам были разосланы призывы, чтобы между ними не было раздоров за места, чтобы все как один стояли за веру и великого князя. Подошедший к Оке Сахиб-Гирей хан увидел большую силу русских. Пушечная и ружейная перестрелка показала, что ему не перейти Оку, и он с горечью говорил своим ближним: “Вы же мне сказали, что великого князя люди к Казани пошли, а мне и встречи не будет, а я в одном месте столько многих воинов и не видывал”. Ночью он ушел обратно. По пути в Крым хотел взять город Пронск, штурмовал, но не смог взять и его. Таким образом, нападение Крыма предотвратило готовящийся поход Москвы на Казань, а падение правительства князя И. Бельского в январе 1542 года опять отсрочило его на неопределенный срок.

-В 1542 году между Московским великим княжеством и Литовским княжеством было заключено перемирие на 7 лет, а в начале 1549 года оно было продлено .еще на 5лет^. Таким образом, с 1542 по 1554 год спокойствие на западных границах Русского государства было обеспечено. Оно могло все свои силы использовать на востоке и юге.

Несмотря на то, что в декабре 1541 года Сафа-Гирей хан пришел разорять город Муром и разграбил окрестные села, правительство князя Шуйского Не ^предприняло ответного похода на Казань. А Сафа-Гирей хан был отбит касимовски-ми татарами, во главе которых стоял уже Шах Али. Наступление хана Сафа-Гирея было совершено в поддержку Крыма. Рост мощи России беспокоил и Казань, и Крым. Как будто они предчувствовали свой закат. После этого случая и безуспешного похода Сахиб-Гирея на Русь в Казани опять запро-


сили мир. С мирными предложениями в Москву послали грамоты и Гаухаршад-царевна и “Булат князь в голорах”. По-видимому, они помирились с ханом Сафа-Гиреем и склонили последнего к миру- с Москвой. Скоро начался обмен послами и Сафа-Гирей хан своей грамотой также просил заключить мир. Такой обмен между ними продолжался до весны 1545' года. Одиако переговоры так ни к чему и не привели: Сафа-Гирей хан не хотел быть “сыном Ивана IV”, а Москва требовала вернуться “ порядкам протектората, что “было при Мухамет-Эмине и Джан Ал” царях”. Кроме того, для Московского государства был очень опасным и невыгодным союз Казани с Крымом. Надо было ликвидировать его во чтобы то ни стало. Правительство молодого великого князя Ивана IV это хорошо понимало. Однако до 1545 года военные действия не предпринимались. Первые шаги Ивана IV, как только он взял в свои руки бразды правления, были направлены на укрепление своей власти как во внутренней жизни, так и внешней политике. Для Иллюстрации достаточно сказать, что четырнадцатилетний князь в декабре 1543 года велел “поимати” главу правительства князя А. Шуйского и “предати его псарям”. Голодные псы разорвали князя в клочья, и с тех пор бояре начали царя бояться'. Были казнены также и некоторые другие бояре'. Весной 1545 года организован был большой поход на Казань. Летописец, отмечая роль молодого Ивана в этом походе, озаглавил описание этого события так: “О казанской войне, как началася от великого князя Ивана”. На причины войны летописцы не указывают. С_. М. Соловьев отмечает: “неизвестно по какому поводу”. Однако мы уже указали, что переговоры не привели к желаемым результатам для Москвы, что и было причиной. А, повод можно было найти любой, можно было воевать и без повода против “изменников агарян”, '“безбожных казанцев”. Одно войско из Нижнего Новгорода на судах, другое—из Вятки, третье—из Перми на судах же двинулось на Казань. Это напоминало поход русских 1469 года, так неудачно окончившийся в то время. На этот р^з войска из Нижнего Ной-города и Вятки сошлись в один день под Казанью. Но большого успеха воеводы -ае добились, летописец ограничивается незначительными словами: “...многих казанцев побили, и кабаки царевы пожгли”. С тем обратно ушли через Свияту, где по пути разоряли села и деревни, в том числе имение князя Муртазы Тевкелева. Самого князя и сына его


• псрл. т. хш. с. 101: ^ Летописец начала царства. ПСРЛ. Т. 29, С. 42, 56.


' псрл. т. xIII. с. 145.

^ Сказания князя Курбского. СПб, 1842. С. 7, 8. ' Соловьев С.М. Кн. III. С. 448.


увели особой, а жену и других детей убили. Отряд, который наступал из Перми, опоздал и был уничтожен казанцами*. Несмотря на это, поход считался удачным, и великий князь всех возвратившихся щедро наградил. Иван IV был так ббрадован, что удовлетворил все просьбы. Несмотря на небольшой успех, политические последствия похода были значительные. С одной стороны, он поднял настроение молодого Ивана и “воинников”, стимулировал их на дальнейшее наступление. С другой стороны, после этго похода в Казани начались неурядицы: Сафа-Гиреи хан обвинял казанских князей в том, что якобы- они приводили воевод под Казань и “царь начал на князей неверку держати”. Сафа-Гиреи хан не только не доверял и обвинял, но и стал убивать тех князей, которыми был "недоволен. Именно в это время сошли с исторической сцены такие видные государственные деятели Казанского государства, как царевна Гаухаршад, князь Булат, которые держали управление делами в течение 15 лет. После 1545 года их имена уже не встречаются в источниках. А они показали себя как искусные политики, имели достаточно большой авторитет, чтобы держать власть в самые тяжелые моменты казанской истории. Основное кредо их было: объединить “всех казанцев вокруг своей государственности”, примирить все политические взгляды и направления, на основе чего создать и удерживать власть коалиционного правительства.

Ноне такой был хан Сафа-Гиреи. Ярый враг русских, он был упрям и резок, мужествен и настойчив. Его набеги на русские земли во внешней политике, передача собранного ясачного имущества крымским выходцам, отправка казны также в Крым свидетельствовали о том, что он мало интересовался самой Казанью и жизнью казанцев. Источники свидетельствуют, что Сафа-Гиреи хан “крымских голодных и нагих привел, да над казанскими людьми учал насильство делати: у кого отца не стало, и он отцова доходу не давал, а у кого брата большего не станет, и он того доходу младшему брату не давал”*. А в 1545 году он же расправляется с именитыми вельможами Казани. Это вызвало широкое недовольство среди феодалов Казани. По словам летописца, “многие из них поехали ис Казани к великому князю, а иные по иным землям”': Убийство князей и эмиграция их из Казани должны были ослабить оппозицию хана Сафа-Гирея.

' Царственная книга. ПСРЛ. Т. XIII. С. 446. " Там же. С. 147; Т. 29. С. 46. " Худяков М. Очерки... С. 96. - Прод. Др. русс. Вивл. Кн. VIII. С. 269—274. " ПСРЛ. Т. ХШ. С. 147. Т. 29. С. 46, 47.


Крымское засилье стало большинству казанцев ненавистным. В том же году 29 июля двое казанских вельмож, Кадыш князь (брат князя 0туча)и Чура Нарыков, послали в Москву человека с грамотой. Просили, чтобы великий князь послал свою рать в Казань, а они хана Сафа-Гирея и его близких— крымцев 30 человек выдадут воеводам*. Иван IV потребовал, чтобы царя (хана) свергли и держали до прихода войск. Кадыш-князь и Чура Нарыков сразу же, без московского подкрепления, совершить переворот не могли. В декабре великий князь сам отправился во Владимир, где назначался сбор войск и, вероятно, чтобы скорее получить вести .из Казани^. Вероятно и то, что поездка Ивана IV во Владимир сопровождалась мощной военной демонстрацией, чтобы создать в Казани впечатление о наступлении больших сил.

Вскоре, в начале января 1546 года, в Казани был совершен дворцовый переворот. Великий князь во Владимире 17 января получил грамоты от своего посла И. Яхонтова, а также от сеита Беюргана, князей Кадыша и Чуры Нарыкова из Казани. Грамоты известили, что“казанцы Сафа-Гирея царя с Казани согнали, а крымских людей многих побили”, что “сеит и уланы и князи и мурзы и шейхи и шейхзадьги долышмены и казаки и вся земля Казанская бьют челом” московскому государю, чтобы он их пожаловал, гнев свой казанской земле отложил и дал бы им на Казань царя Шах Али".

По-видимому, переворот прошел не так уж гладко. Летописец чужие внутренние дела, конечно, не описывал подробно, поэтому это событие, как и ряд других,' связанных с ним, детально воспроизвести не можем. Однако в ряде других источников имеются сведения о-причинахи ходе переворота 1546 года. После сообщения о крымском засилье и притеснении казанцев со стороны царя ногайские мурзы писали в Москву: “И тех его дел казанские люди и князья не могли терпети, да от него отступив, выехав вон с крымцы заво-евалися и побилися и крымцов в прогоны побили, а иных многих прогонили, а Сафа-Гирея царя с немногими оставили”'. Отсюда видно, что был настоящий бой между противниками хана Сафа-Гирея и крымскими пришельцами, в результате чего Сафа-Гиреи хан с небольшим отрядом вынужден был оставить Казань .и направился к ногайцам.

Начался обычный обмен послами и мнениями между Москвой и Казанью. Казанцы опять обещали быть верными Шах

' Там же.

" Соловьев С. М. Ук. соч. С. 448. ' ПСРЛ. Т. 29. С. 49. * ПСРЛ. Т. XIII. С. 147. ' Прод. Др. русс. Вивл. Кн. VIII. С. 269^-274.


Али и великому князю. Временное правительство Казани возглавили Беюрган-сеит, Кадыш-князь и Чура Нарыков. Тем .временем низложенный Сафа-Гирей хан в Сарайчике в переговорах с ногайским мурзой Мансуром и в Астрахани с его правительством договорился при их поддержке вернуть казанский престол. Ему был выделен особый отряд, но без артиллерии. Сафа-Гирей хан надеялся также на поддержку группы восточной ориентаций в самой Казани. Однако он ошибся в своих расчетах. Приблизившись к Казани, он начал атаку, но город не сдался и никто из казанцев на его сторону не перешел. Без пушек и осадных снаряжений, одной-только ногайской кавалерией взять такую крепость, как Казань, нечего былой думать. Поэтому экс-царь “ничего не учинил да побежал” На этот раз он приехал к ногайскому князю Юсуфу в Сарайчик, к своему тестю, так как после смерти Джан Али хана он женился на его вдове Сююмбике. : Временное правительство Казани, хотя в это время еще не было очень уж сильным авторитетным, все же смогло отразить удар и удержать, власть в своих руках. Оно поспешно запросило у великого князя царем в Казань Шах Али хана. Но казанской стороной были выдвинуты и другие кандидатуры. По маловероятным данным “Казанского летописца”, разные группы рекомендовали в цари крымского, турецкого царевичей, московского великого князя, анекоторыело-преж-нему стояли за хана Сафа-Гирея. Хотя это сообщение вступает в противоречие с указаниями летописей, тем не менее оно дает представление об отсутствии в Казани единства, о наличии разных группировок. После январского переворота из Москвы был послан Андреев привести казанцев “к правде”. 15 марта 1546 года он возвратился вместе с казанскими послами во главесУразлыем-князем, которые от имени всех казанских людей требовали, чтобы великий князь “отпустил к ним Шигалея царя” немедля. 7 апреля Шах Али хан был отпущен с 3000 касимовоких служилых татар и 1000 воинов под начальством воеводы. Однако казанцы, по условиям договора, такое большое войско не пустили в город: разрешили хану взять с собой лишь 100 человек касимовских татар. Русскому воеводе не был разрешен въезд, московскому послу отвели квартиру не в крепости, а только в посаде, то есть отделили от хана. Договор, по-видимому, усматривал лишь взаимное обеспечение личной неприкосновенности. Казанцы обещали верность Москве и личную безопасность Шах


Али хану. Со своей стороны Шах Али хан не должен был мстить и преследовать кого-нибудь из казанцев и вводить чужих и Казань. Наконец, 13 июня того же года он воцарился в Казани при поддержке русских бояр-князей Д. Ф. Бельско-го, Д. Ф. Палецкого и дьяка П. Губина. Правительство сеита Беюргана, очевидно, стремилось держать нового хана в русле своей самостоятельнойполятики, во всяком случае, создается впечатление, что полномочия Шах Али хана были сильно ограничены. О его воцарении с официальным известием в Москву были направлены сначала гонец Чапкын мурза Оту-чев и прежний московский посол И. Яхонтов, затем большое посольство Алаберды-углана и Тевекеля-князя с секретарем Алиш мулла-заде. Посольство заверило великого князя в дружбе и союзе цари казанцев. Однако тут же пришла весть о том, что царь Шах Али из Казани сбежал и царем стал вновь Сафа-Гирей. Шах Али на этот раз был царем в Казани всего 1 месяц'. Сафа-Гирей хан получил у ногайских мурз, особенно у Юсуфа, значительную военную силу и двинулся на Казань через реку Каму. Вряд ли у него были люди из Крыма. КрымцЫ с ногайцами все время враждовали. Но движение Сафа-Гирей хана было подкреплено действиями крымского ханаСахиб-Гирея. Московский великий князь, получив известие о движении его к Коломне, с мая по август 1546 года находился во главе войск в Коломне^. Узнав об этом, Сахиб-Гирей хан на Коломну не пошел, но тем самым дал возможность Сафа-Гирею легко захватить Казань. Бессильный Шах Али-хан со своим малочисленным войском не смог защитить свой престол. А князья или не хотели помочь ему, или не смогли быстро организовать отпор, то есть собрать войско. Играло роль, конечно, и отсутствие единства среди вельмож-князей, в руках которых и находилось войско. Во всяком случае, в глазах московских феодалов и, по обычному выражению летописцев, “казанцы опять изменили великому князю”. Шах Али хан бежал по Волге и, встретив касимовских (городецких) татар-казаков, поехал к русской Границе. Московское правительство, не зная его местонахождение, послало людей на поиски в разные стороны—-на Поле и на Вятку. 15 августа его встретил посланник А. Салтыков и дал знать об этом Москве. Иван IV встретил его как царя и вновь дал ему город Касимов. А в Казани новое царствование Саф^а-Гирей хана открылось террором. На скорую руку Сафа-Гирей хан в первую очередь казнил князей Чуру Нары-


' Прод. Др. русс. Вивл. Кн. VIII. С. 272—274. " ЙСРЛ. Т. 19. С. 283. ' Царственная книга. ПСРЛ. Т. 13. С. 447.


' Летописец начала царства. ПСРЛ. Т. 29. С. 48. " ПСРЛ. Т. 29. С. 49. ' Загоскин. Спутник по Казани. С. 61.


кова, Кадыша, Баубека и многих других сторонников Москвы. Правительство было образовано из крымцев. Спасаясь от репрессий, часть казанских феодалов эмигрировала в Москву. Сюда же в сентябре прибыли князья Кулыш,Тере-гул, Бурнаш, братья Чуры Нарыкова и другие, всего 76 человек'. В сентябре князь-старшина Тугай со своими сторонниками послал двух марийцев в Москву с. просьбой, что-бы великий князь направил свое войско против Сафа-Гирей хана, обещая, что [они) будут оказывать помощь воеводам^. По челобитию “горных людей”, то есть чувашей и мари — правобережья Волги—Иван IV посылает с войском князя Горбатого завоевывать казанские земли. Воеводы разорили территорию до устья Свияги и привели в Москву 100 человек пленных. В январе 1547 года в Москве великий князь Иван IV венчался на царство. Он стал первым русским царем. -

Венчавший его на царство митрополит Макарий в своей молитве во всеуслышание просил бога “покорить ему всея варварскыя язывы”. Юный царь после этого скоро женился, ходил молиться. Вскоре произошло Московское восстание и до осени новый царь не мог начать поход против Казанского ханства.

В ноябре 1547 года был объявлен поход на Казань больших сил во главе с самим Иваном IV. Двинулись все воеводы и касимовский хан Шах Али. 2 февраля 154.8 года Иван IV из Нижнего Новгорода направился по Волге против Сафа-Гирей хана. Однако наступила оттепель, лед на Волге покрылся водой, и многие пушки и пищали провалились в воду; в реке также утонули многие люди и лошади. Ожидая установления благоприятной погоды, царь стоял на острове Роботке три дня, но дорога так и не установилась. Тогда Иван отправил князя Д. Ф. Бельского с частью войск соединиться с Шах Али на устье Цивиля, сам же вернулся в Москву весь в слезах. Эти слезы были вызваны уязвленным самолюбием.

Воеводы же вместе с Шах Али дошли до Казани, на Арском поле их встретил Сафа-Гирей хан. Произошел жаркий бой, но ни одна из сторон не одержала победу. Было много убитых. Сафа-Гирей хан заперся в городе и не мог помешать воеводам в течение 7 дней разорять и грабить окрестности города. Русские войска возвратились в марте 1548 года с пленными и добычей.


С. К). Шмидт считает вероятным, что этому походу способствовало восстание 1547 года в Москве. Правительственные круги старались смягчить социальные противоречия в Москве и демонстрировать единодушие в верхах перед недовольными народными массами. Для этоге нужно было этих недовольных увезти из Москвы на победоносную войну. [Поэтому] сразу же цосле огромного пожара и восстания в Москве организовали большой поход с участием самого царя, .но вряд ли рассчитывали на большую победу. Часть недовольных можно было оставить до весны в Среднем Поволжье'.

Продолжим описание хода событий. Сафа-Гирей хан ждал удобного времени и готовил ответный поход, что стало возможным только осенью. В конце октября—начале ноября 1548 года казанское войско во главе с Арак-батыром завоевало Галицкую область, однако было наголову разбито костромским наместником Яковлевым, а сам Арак-батыр был убит.

Таким образом, между двумя государствами постоянно происходили военные действия, и неправ был М. Худяков, утверждавший, что в этот период “между Казанским ханством и русским правительством восстановились добрососедские отношения, какие были и во второе царствование хана Сафа-Гирея”^. Не было добрососедских отношений сКаза-'нью вообще в период царствования Сафа-Гирея хана. Отсутствие военных действий в такие-то годы еще не означало такого состояния. Русское правительство никогда не оказывало доброй воли добрососедства Казани без ее подчинения и покорности. Сафа-Гирей хан же на это не шел. Несмотря на усилия таких видных деятелей, как Булат-князь, Беюрган-сеит, Чура Нарыков и другие, не удалось ликвидировать внешнюю опасность.

- В марте 1549 года Сафа-Гирей хан скоропостижно скбн-чался. Ему было всего 42 года. Причина внезапной смерти неизвестна. “Казанский летописец” приводит злопыхательные вымыслы: якобы он в пьяном состоянии ударился головой об умывальник, оттого и умер. Это сообщение сформулировано обычным насмешливо-злым тоном, с каким он описывает все неудачи и несчастья казанцев вообще.

У Сафа-Гирей хана было три жены: дочь князя ногайского Шеих-Мамая, дочь князя Юсуфа Сююмбике и еще одна, на одной из них женился Шах Али в 1551 году. Осталось несколько сыновей. Двое из них—взрослые Мубарак и-Буляк—


псрл. псрл. псрл. псрл.

' Шмидт С. Ю. Становление Российского самодержавства. М., 1973. С. 117; ПСРЛ. Т. 29. С. 55. " Худяков М. Очерки... С. 106.

т.-13. с. 149. Т. 29. С. 49. Т. 13. С. 150. Т. 13. С. 156.


жили в Крыму у Сахиб-Гирей хана, а младший, сын Сююм-бике Утямыш-Гирей, жил с матерью. После смерти Сафа-Гирей хана необходимо было быстро разрешить запутанный вопрос о престолонаследии. По словам “Казанского летописца”, после смерти царя в Казани была “брань велика... не хотят казанцы меньший больших слушаться и покорятися им”'.

Это сообщение указывает на борьбу и соперничество различных групп за власть, с одной стороны, и на выступление рядовых казанцев против придворной знати—с другой. Однако другие источники об этих событиях в Казани ничего не сообщают. А сведения о выезде некоторых казанцев (до 10 тыс.) в Москву, о чем сообщает летописец здесь же, не могли бы не отразиться на страницах Никоновской летописи и Царственной книги. Поэтому верить летописцу полностью нельзя. По-видимому, при царском дворе вопрос решался в срочном порядке, потому что Москва получила известие о смерти цщря и провозглашении царем. Утямыш-Гирея одновременно: “царь казанский Сафа-Гирей умер, убился- во своих хоромах. И посадили казанцы и крымцы соодиначася, на царство Казанское сына его Утямыш-Гирея царевича дву лет”^. Крымская' партия в Казани оказалась в силе. Она опиралась на ханскую гвардию, состоящую из крымцев, во главе которой стоял крымский углан Кошчак. Он же был провозглашен главой правительства. Регентшей при малолетнем хане стала его мать, вдова двух правителей—Джан Али-хана и Сафа-Гирей-хана — Сююмбике.

Промосковская группа и другие противники крымцев ничего не могли предпринять, опасаясь междоусобных столкновений в самой Казани. Крымская гвардия не преминула бы вооруженной силой подавить всякое выступление, применив террор и репрессивные меры. Таким образом, & Казани установилась власть военного правительства крымской ориентации. Оно, как и при Сафа-Гирей хане, находилось в тесном контакте с Крымом. Есть летописные сведения о том, что сразу же после смерти хана были посланы делегации в. Крым с просьбой о помощи и отправке из Крыма в Казань царем Буляк-Гирея, старшего сына Сафа-Гирей-хана- Одну из таких делегаций, послов Казани, уничтожили служилые татары-казаки великого князя—“Урак с товарищи...” Летопись сообщает, что “в Крым никакова человека не пропустили”. Однако “послов было много”", и связь с Крымом не была


прервана. Мухамед Риза, автор книги “Ассеб-о-сейяр”, сообщает, что казанцы в Крыму просили, чтобы престол занял сын Сафа-Гирей хана Буляк-Гирей, но Сахиб-Гирей хан на это не согласился, заключил его в. тюрьму'.

“...Царь Сафа-Гирей мог поддерживать свою независимость, а теперь, когда Иван взял в свои руки бразды правления и имел намерение решительно действовать против Казани, в последаейцарем)стал ребенок-младенец”: Поэтому правительство Сююмбики в июле 1549 года через два месяца с небольшим после кончины Сафа-Гирей хана послало в Москву к великому князю от имени Утямыш-Гирей хана своего посла Бакшанду с грамотой^, в которой просило установления мира между двумя государствами. Иван^у, хотя и писал в ответной грамоте, чтобы было откомандировано большое.посольство, ноне был склонен к миру,, потому что шли приготовления к походу на Казань, который вскоре и совершился. Мирные предложения были предъявлены также через ногайцев. Отец Сююмбики..Юсуф несколько раз письменно обращался к Ивану IV с просьбой помириться с Казанью и предлагал не только свое посредничество, ной часть доходов казанской земли".

Кончился период царствования Сафа-Гирей хана, кончились и походы ответного или наступательного характера против Московского государства. Отныне Казань, хотя и осталась в руках людей крымского толка, не вела никаких агрессивных действий против нового царя Москвы, а вынуждена была вести лишь оборонительные действия за сохранение своей независимости. На протяжении почти 28 лет два брата, крымско-казанские ханы Сахиб-Гирей и Сафа-Гирей, вели одинаковую и совместную политику по отношению к Русскому государству—политику противостояния продвижению русских на Восток. За это время между двумя государствами десятки раз происходили военные действия (1521 год— поход крымцев и казанцев на "Русь; 1523—1524 гг.—поход русских на Казань; 1530 год—поход русских на Казань; 1536—-1537 гг.— набеги Сафа-Гирей хана на новгородские, костромские, муромские, галицкие земли; 1541 год—набег Сафа-Гирей хана на Муром; 1545 год-—большой поход Ивана IV на Казань; 1546 год—наступление русских воевод на Свияту; 1547 год—большой поход Ивана IV на Казань (кроме них, можно отметить ряд малых набегов с той и другой


' Казанская история. М„ 1954. С. 83. ^ ПСРЛ. Т. 13. С. 157, 469; Т. 29. С. 56. " ПСРЛ. Т. 13. С. 157. * Там же.

' Семь планет... С. 94; Вельяминов-Чернов В. В. Т. 1. С. 336 ^ Соловьев С. М. Ук. соч. С. 455. ' ПСРЛ. Т. 29. С. 56. * РГАДА. Ф. 127. Ногайские дела, кн. 8"



А. И. С. Пересветов и его современники. М., ,1958. Ф. Опыты по истории русской публицистики в XVI в, древнерусской литературы. М., 1934. Т. 1. И. У. Русская публицистика XVI в. М.-Л., 1947. О. Становление Российского самодержавства. М., 1973. Я. Россия и Казань. Завоевание и великодержавная иде- 70.

стороны). При Сафа-Гирей хане московское правительство на мирные отношения не соглашалось иначе как через установление вассального положения Казани от Москвы. Оно не согласилось на добрососедские отношения и после, на мирные предложения Сююмбике .неизменно получала ответы, равнозначные отказу.

Правление Сафа-Гирей хана, подчинившего Казань крымской политике, для населения и самого государства как во внутренней жизни, так и во внешнеполитическом отношении было тягостным, но оно сохраняло все-таки самостоятельность Казани.

Противостояние же с русскими привело к тому, “что растущее Московское государство скоро решило совсем ликвидировать Казанское ханство путем завоевания.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал