Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. Письмо.




Все тайное становится явным. /Закон разоблачения./

* * *
Сейчас события дня казались Гарри страшным сном. Он бы даже поверил в это, если бы не слабость из-за той непонятной аллергической реакции на Сыворотку Правды; да еще этих статей в газетенках (спрашивается: и когда только успели?).

Гарри Поттер обвиняет…
Виновность Гарри Поттера не доказана.
Мальчик-Который-Выжил делает ужасающие заявления.
Крах Министра Магии.
Он оправдан!!!

Суть во всех была одна и та же: репортеры описывали заседание суда, по-разному коверкая его слова. Ох, чего там только не было: и то, что Гарри якобы помог возродиться Темному Лорду; и то, что он якобы специально подстроил крах своих конкурентов, причем дошел до того, что привел одного из них к Тому-кого-Нельзя-Называть. Были и менее кричащие заявления, но не менее шокирующие: Мальчик-Который-Выжил стал сильнее самого Дамблдора, так как смог возродить с того света Темного Лорда. Впрочем, до такого вранья опускались только мелкие, желтые газетенки. В Пророке же была представлена более или менее правдивая статья.
Это не могло вызывать ничего кроме раздражения. Статьи откровенно бесили Гарри. В них радовало только одно: магический мир, похоже, поверил в возрождение Вольдеморта.
Да уж… тяжелый день. Как хотелось, чтобы он оказался сном. Но суровая реальность не позволяла даже на минуту поверить в это. Вчера… Дамблдор аппарировал вместе с Гарри прямо на площадь Гриммо 12, дом Сириуса.
Встреча с крестным позволила ему немного отойти от событий, прошедших за последнюю неделю. Хотя Сириус долго проклинал всех «министерских шавок, которые ничего не умеют, кроме как просиживать штаны и брать взятки».
Сириус… Он сильно изменился за последние несколько месяцев, что они не виделись. Постриг волосы, побрился, немного поправился. Щеки теперь не выглядели впалыми, лицо даже немного округлилось, ну, и, естественно, нормальная одежда. Теперь в нем нельзя уже было узнать узника Азкабана – просто усталый человек, перенесший долгую болезнь. Единственное, что напоминало о двенадцати годах заточения в тюрьме – глаза. В них до сих пор жил тот мертвецкий ужас, которым награждают дементоры своих заключенных.
Но все же Сириус искренне радовался, когда Дамблдор привел в его дом Гарри, сообщив, что последний останется в доме до конца каникул. Такого счастья на лице крестного Гарри не видел ни разу. Мальчик и сам был очень рад такому повороту событий. Он очень хотел узнать о Блэке побольше, ведь до этого их общение нельзя было назвать полноценным. А тут такая возможность. Впрочем, сегодня им не удалось нормально пообщаться. Так, небольшие фразы, урывками.
- Я и не знал, что у тебя такой дом, - сказал Гарри, когда у него сложилось первое впечатление о жилище Сириуса.
Дом явно принадлежал Темному магу. Чего стоили только головы домовых эльфов, развешанные в коридорах. Везде присутствовали атрибуты принадлежности к факультету Слизерин: черно-серебристо-зеленые цвета материалов портьер, диванов и мягких стульев, мебель была из дорогого черного дерева, но, главное, конечно же – змеи. Где только их не было: и ножки стульев и столов, дверные ручки, отделка зеркал, каминов и много другого. От этого даже голова немного шла кругом.
- Что же ты хочешь, Гарри – мои предки на протяжении столетий учились в Слизерине, а темных магов у нас больше половины, это точно. Это я такой ненормальный обесчестил семью и поступил в Гриффиндор. У этого дома есть только одно положительное качество – сильнейшая защита. Дамблдор еще и свою добавил, так что теперь мы в полной безопасности. Сейчас здесь еще ничего. А пору недель назад был просто тихий ужас. Дом ведь заброшенным стоял тринадцать лет. Слава Богу, Дамблдор приказал хогвартским эльфам здесь немного навести порядок, а что им летом в Хогвартсе делать, когда учеников нет? Теперь хоть жить можно.
Гарри выделили большую комнату с отдельной ванной. Здесь было неплохо. Сочетание слизеринских атрибутов было умеренным. Вещи Гарри были уже доставлены и заботливо разложенными домовыми эльфами.
«Да. Жить можно, говоря словами Сириуса», - так думал Гарри после своего ужасно длинного дня. После ванны стало лучше, но не намного. Усталость валила его с ног. Но даже этой его небольшой, наивной мечте не суждено было сейчас исполниться. В окно клювом постучала сова. Гарри, вздохнув, пошел открывать.
«Кто же это мог быть? Может Рон или Гермиона?» Эта мысль придала ему сил. Возможность помириться с друзьями не покидала мыслей мальчика. Сейчас после суда он надеялся на возобновление их дружбы, как никогда раньше. Быть одному очень сложно. Человеку нужен кто-то, кто может поддержать его в самые трудные минуты своей жизни. Да, у него был Сириус. Но тот, по сути, был совершенно незнакомым человеком. Гарри не знал его так хорошо, как своих друзей, а Сириус - его. Рону же с Гермионой он мог довериться во всем.
Гарри отвязал письмо от лапы совы и посмотрел на обратный адрес. Он, как ни странно, отсутствовал. «Странно…»





Мистеру Гарри Поттеру

Это было все. Обычные черные чернила. И ничего лишнего. Не было даже адреса.
Гарри вскрыл письмо. Оно было очень тяжелое и толстое из-за бумаги отменного качества. Развернув его мистер Поттер погрузился в чтение.

Мистер Поттер, не могу сказать, что это письмо мне очень хочется вам писать, но этого, на мой взгляд, требуют обстоятельства, которые сложились в последнее время.
Вам, как никому другому, известно, что Темный Лорд возродился. Вы это видели лично, что не поддается моему сомнению. Именно это обстоятельство заставило меня написать вам. Будьте уверены, что в любое другое время я бы этого не сделал ни при каких обстоятельствах.
Что ж, перейдем к сути дела. Вы никогда не задавались себе вопросом: почему именно вас Темный Лорд хочет как можно быстрее убить? Ни Дамблдора, ни какого бы то ни было другого сильного волшебника (поверьте, есть и такие, которые не уступают в мощи директору Хогвартса), ни представителя власти, а именно вас. Что же в вас так привлекло его, что он тратить столько сил, времени и возможностей, чтобы добраться до вас. Зачем 31 октября 1981 года он пришел в Годрикову Лощину для уничтожения годовалого мальчишки. Ведь тогда он хотел убить именно вас, ваши родители его не интересовали. Да, конечно, они были сильными волшебниками, но для Темного Лорда с его могуществом это было лишь досадное недоразумение, которое разрешилось бы со временем. Так зачем? Вы задавали этот вопрос Дамблдору? Наверняка. Что же он вам ответил? Что угодно, но только не правду, которую должен был рассказать….
Дамблдор… Дамблдор… Это очень темная личность. Очень трудно понять, что он замышляет. А, поверьте мне, он делает это всегда. Тысячи планов складываются в его мозгу, как мозаика. Все они точно отработаны и отточены, в них нет изъяна. Учтены все моменты. Или почти все. В этом случае он немного переоценил свои силы. Когда волшебник долгое время не имеет себе равного вокруг, того с кем он мог бы посоревноваться, кто мог бы «заткнуть его за пояс», он начинает чувствовать себя умнейшим и неуязвимым. А когда еще к нему постоянно обращаются за советом лучшие маги страны, то результаты «печальны» - говоря его словами.
Так вот вы, мистер Поттер, являетесь одним из его точно выверенных планов, которые он с такой успешностью воплощает в жизнь. Да, не удивляйтесь. Вся ваша жизнь планировалась Дамблдором сразу же после смерти ваших родителей и вашего чудесного выживания. Известно, что именно его инициативой было отправить вас к вашим родственникам. Тем более он знал, что в этой семье волшебников не жалуют. Но какой смысл был в этом? Спрятать вас от остатков Упивающихся Смертью? Абсурд. Любая волшебная семья могла с большим успехом усыновить вас и взять на себя эти обязанности. Вы задавались этим вопросом? Наверняка, нет. Работать умом вы никогда не любили. Что ж позвольте объяснить вам некоторые вещи.
Пожалуй, начнем с того, что в доме ваших родственников вы постоянно находились под наблюдением. Да, все десять лет вашего проживания там до Хогвартса и каникулы отслеживались. Арабелла Фигг, соседка ваших родственников, на самом деле волшебница, в прошлом один из лучших Авроров министерства. Она стала жить на Тисовой улице практически одновременно с вами. Она же контролировала всплески вашей магической силы, которая выше чем у среднестатистического волшебника, поэтому здесь надо было быть особо осторожными. Могла сложиться очень неприятная ситуация, если бы вы произвели неподконтрольный магический взрыв. Во время ваших детских прогулок к вам посылались и другие волшебники. Что ж вы, наверное, не понимаете, как это относиться к вашему проживанию у Дурслей. Отвечу. Дамблдор посчитал, что, живя в других, более хороших условиях, в вас разовьются не те качества, которые положены истинному Гриффиндорцу. Вам ведь известно, что вы змееуст, а это прямая дорога в Слизерин, а если учитывать и другие ваши качества характера: целеустремленность и пренебрежение к всевозможным правилам, то. … Поверьте, Слизерин сам по себе неплохой факультет, но он пробуждает в своих студентах жажду власти. И если бы вы попали не на ТОТ факультет, то это бы разрушило планы, которые строит относительно вас профессор Дамблдор. Впрочем, об это несколько позже.
Итак, вы живете у нелюбимых родственников, вам, мягко говоря, трудновато и вдруг неизвестный шлет вам письма, которые уничтожают ваши родственники. И снова чудо: приходит большой, но добрый Хагрид. Здесь начинается осуществление планов Дамблдора по вашему воспитанию и прохождению на НУЖНЫЙ факультет. Хагрид наверняка сообщает вам о том, какой же плохой факультет Слизерин, и что на нем учился убийца ваших родителей. Этого вполне достаточно, чтобы внести то количество неприязни, которое необходимо для НЕпоступления туда. Это позволяет надеется на поступление на Гриффиндор, куда было изначально запланировано. Одновременно с этим Хагрид завоевывает ваше доверие. Скорее всего, как-то поставив на место ваших родственников. Что еще может желать мучимый долгими годами мальчишка?
Далее. Известно, что в тот же день, когда вы покупали все необходимое к школе, Хагрид забирал сверток с философским камнем. Зачем делать это на ваших глазах? Неужели нельзя было выполнить это поручение вечером после похода по Косому переулку? Или отправить за ним кого-то другого, столь же надежного? Ответ только один: что бы привлечь ваше внимание. Ну, может быть еще и для получения вашего доверия к Хагриду и, соответственно, Дамблдору. Я уверен, что и Уизли появились на платформе в тоже время, что и вы. Рональд Уизли точно определяет ваше поступление на Гриффиндор. Что ж теперь Дамблдору можно об этом больше не беспокоиться – путь Темного Лорда вы не повторите. Гриффиндор не допустит.
Начинается ваше обучение. Вы становитесь новой знаменитостью Хогвартса, здесь против вас выступает профессор Снейп, так сказать в противовес вашей известности. Это несложно, учитывая его «любовь» к вашему отцу. Последующие события во время вашего обучения проанализируйте сами. Всего я знать не могу, поэтому точно сказать сложно. Но в общем можно подчеркнуть: весь год Директор потихоньку подводит вас к тайне философского камня, а за тем и его защите. В ту ночь, когда философский камень пытался украсть Вольдеморт, Дамблдор никуда не уезжал, а незаметно следил за вами. Вы никогда не задумывались: почему проход до философского камня был защищен испытаниями, которые, по сути, мог пройти любой первокурсник, более или менее хорошо знакомый с курсом обучения. И вот вы побеждаете Вольдеморта, а Дамблдор приходит вовремя на помощь вам, нашему герою, чтобы доставить в больничное крыло. Как все прекрасно! Вы идете по нужному пути, с самого начала подготовляемый к будущим схваткам с Темным Лордом. У вас откладываются мысли: так и надо, так положено, я должен. Характер закаляется. Можно подвести итоги – сильные и слабые стороны: вы - умный, добрый, мужественный и терпеливый, умеете дружить, явно лидер, стремитесь защищать слабых, при этом достаточно замкнуты, мрачноваты, злопамятны, склонны к предубеждениям, склоены позволить предубеждениям влиять на ваши поступки. «Что ж, это пока неплохо, но будем дальше работать», - так, наверное, думал Дамблдор. Обмозгуйте другие годы вашего обучения, и вы поймете, что все они были спланированы. Конечно, даже Дамблдор не мог предполагать события вашего второго, третьего и четвертого года обучения, но там все строилось по ходу событий. Даже в некоторых случаях директор перегибал палку, но для него ваше обучение жизни было гораздо важнее, нежели защищенность других учеников. Но вот в июле события совсем вышли из-под контроля нашего директора – вы попали прямо к Темному Лорду. Но, похоже, ваше обучение не прошло даром: вы смогли выпутаться из подставленной ловушки.
Что ж перейдем к главному вопросу: почему же Темный Лорд так хочет уничтожить, а Дамблдор делает из вас героя?
Ответ: виновато пророчество. Спросите какое? А о нем знают лишь единицы. Я осведомлен о нем смутно, но общая суть мне известна: Темного Лорда сможете уничтожить только вы. Ну, или он вас.
Дамблдор считает, что вам это пока рано говорить, но у меня другое мнение. Вым уже почти пятнадцать лет, этого достаточно для знания правды, которую от вас утаивают.
Спросите: зачем я вам все это сообщаю? Скажем так: у меня к Темному Лорду есть свои личные претензии, я уже устал ждать их исполнения. А после его возрождения эти претензии только усилились. Я считаю, что вы должны знать правду, чтобы реально осознать всю величину проблемы вашей ситуации. Вы просто обязаны, как следует нести свою ношу. Поверьте, вам необходимо много знать, чтобы победить Темного Лорда. Удача не всегда будет вам сопутствовать. Однажды может произойти непоправимое и вы умрете. Умрете… подумайте над этим словом. Вы такой же простой смертный, как и остальные, это не смотря на весь ваш героизм.
Вы вполне можете не верить всему вышенаписанному. Я только хочу вам сообщить, что Дамблдор – легилименист. Наверняка, вы не знаете, что это такое. Вы как и большинство других учеников НЕ УЧИТЕСЬ по настоящему, а просто пытаетесь перепрыгнуть через экзамены. Вы не понимаете, что знания, которые вам сейчас дают, помогут вам в жизни. Впрочем… Легилименист – это человек, который может извлекать чувства и воспоминания из чужого ума. Проще говоря, он может точно определить, о чем вы думаете в данный момент. Это еще одна возможность Дамблдора знать все, что вас касается. Темный Лорд также владеет этой наукой. Чтобы защищать свой разум существует окклюменция, но я даже не надеюсь, что вы приметесь изучать эту науку. Поэтому есть и другие способы защититься от чужого проникновения. В этом конверьте лежит амулет-камень. Это камень серпентина, в народе именуемого змеевиком, обработанный специальными зельями и заклинаниями. Он обладает особыми свойствами. Он может искажать ваши мысли, то есть пытающимся прочитать, что у вас в уме, будут предоставлены совершенно безвредные мысли, не имеющие никакого отношения к правде, и зависящие от образа мыслей легилиментста. Кроме того, он будет оповещать о вторжении. У него есть только одно неудобство: им может пользоваться только Змееуст. Носите его.

Письмо было без подписи – чего и стоило ожидать. Гарри еще долго сидел за столом и пытался вникнуть, понять, поверить, осознать всю суть. Воспоминания потоком шли через его голову, словно он был ситом.
Маленькая речь Хагрида во время их первой встречи: «Ежели чего прятать, «Гринготтс» – самое надежное место на земле… ну, может, еще Хогвартс. Между прочим, мне в «Гринготтс» так и так надо было. Дамблдор велел. Школьные дела».
«…Лучше Пуффендуй, чем Слизерин. Все те, кто потом плохими стали, они все из Слизерина были. Ты-Знаешь-Кто тоже оттуда».
Миссис Уизли так вовремя показавшаяся на платформе:
« - Здравствуй, милый, - радушно откликнулась та, - первый раз едешь в Хогвартс? Рон тоже новичок.
- Да, - сказал Гарри, - и понимаете, я… понимаете… я не знаю, как…
- Как попасть на платформу? – доброжелательно подсказала женщина, и Гарри кивнул. – Не волнуйся, - успокоила она, - тебе нужно просто идти прямо на барьер между платформами девять и десять. Не останавливайся и не бойся врезаться, это очень важно. Лучше всего сделай это с разбегу, если ты нервничаешь. Давай, иди сейчас, перед Роном».
Газета недельной давности на столе у Хагрида о нападении на Гринготс. «Хагрид! – воскликнул Гарри. – Этот взлом в «Гринготтсе» случился в мой день рождения! Может быть, это происходило как раз тогда, когда мы там были!»
Хагрид роняет имя Николаса Фламеля.
Слова Дамблдора около зеркала: «Завтра Зеркало будет перенесено на новое место, и я прошу тебя, Гарри, больше не искать его. Если ты случайно наткнешься на него в будущем, ты знаешь, чего ждать».
Свои собственные слова: «По-моему, он более или менее в курсе всего, что здесь происходит, понимаете? Видимо, он догадывался о том, что мы затеваем, но, вместо того, чтобы останавливать, решил нас кое-чему научить и пришел на помощь в нужный момент. Не думаю, чтобы это было случайностью – то, что он позволил мне узнать, как действует Зеркало. Кажется, он считал, что я вправе встретиться с Вольдемортом лицом к лицу, если смогу…»
«Да, этот неизвестный прав. Да как Дамблдор мог так играть с его судьбой… Он просто использует меня для своих целей. А если я не хочу бороться. Впрочем, нет, хочу. Я хочу отомстить за своих родителей. Я имел право знать. Почему же он ничего не сказал мне об это пророчестве, после Турнира?..» Тут Гарри словно очнулся от того потрясения, которое он получил после прочтения письма. «Амулет в письме». Он взял конверт в руки и перевернул. Ему в руки упал плоский гладкий камушек. Он был зеленого цвета с вкраплением черного. Он был приятным и теплым на ощупь. Гарри даже показалось, что камушек стал ярче, как только он взял его в руки. Форма амулета была совершенно непонятна: вроде только что был круглым и вот уже идеальная геометрия нарушена, а в руках непонятная клякса. Гарри чувствовал, что камень обладает каким-то очарованием, которое привлекало к себе не хуже скрепки магнитом. В камне была заключена мощь, и Гарри это буквально ощущал всеми фибрами души. Но, как ни странно, чувства опасности не было, мальчику не было неприятно или противно. Камушек был нейтральным и заряжался положительной или отрицательной энергией от носителя. Сейчас, в руках Гарри Поттера, он подстроился под него.
Через некоторое время Гарри все же решился его надеть, решив что это безопасно. Камень приятно грел кожу на месте соприкосновения.
«Что ж, если это мне поможет защитить свои мысли, то я готов его носить. Надо будет поискать что-нибудь в библиотеке Блэков об этом амулетике, а заодно и об окклюменистах и легилименистах», – это были последние мысли мальчика, перед тем как он пошел спать.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал