Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Прекращение предварительного обязательства




 

В силу статьи 407 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами, иными правовыми актами или договором. Прекращение обязательств по требованию одной из сторон допускается только в случаях, предусмотренных законом или договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 408 Гражданского кодекса Российской Федерации надлежащее исполнение прекращает обязательство. Надлежащее исполнение предварительного договора представляет собой заключение основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором. Поскольку пунктом 5 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена возможность понуждения к заключению основного договора, справедливо говорить о том, что заключение основного договора возможно в добровольном или принудительном порядке[108].

Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает такие способы прекращения обязательств, как отступное, зачет, прекращение обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице, новация, прощение долга, прекращение обязательства невозможностью исполнения или на основании акта государственного органа, а также прекращение обязательства в связи со смертью гражданина либо ликвидацией юридического лица. На практике применяются некоторые из названных способов, что обусловлено их правовой природой, однако довольно редко.

Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.03.2015 г. № А63-4459/2014 обжалуемые решения оставлены без изменения, поскольку соглашение об отступном зависит от основного обязательства и не может существовать в отрыве от него. Договор об отступном признан недействительным, так как недействительным является предварительный договор, во исполнение которого он был заключен, а обязательства из основного договора не возникли в виду незаключения такого договора[109]. Можно сделать вывод, что в случае действительности предварительного договора соглашение об отступном тоже имело силу, то есть судебная практика признает возможность применения отступного в отношении предварительного обязательства.

Также судами не оспаривается возможность применения к предварительному обязательству новации. Так, ФАС Дальневосточного округа по делу № А59-2679/2012 установлено, что сложившиеся у сторон заемные обязательства сформировались путем замены обязательств по предварительному договору купли-продажи от 19.01.2009 г. № 1/09, что позволило в соответствии с требованиями статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации квалифицировать их в качестве новации обязательств[110].



Не вызывает сомнений возможность прощения долга в рамках предварительного обязательства. В соответствии со статьей 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Однако необходимо отметить, что в силу специфики порождаемого предварительным договором обязательства прощение долга возможно лишь после направления одной из сторон другой стороне предложения о заключении основного договора. Так, сторона направившая такое предложение, занимает более выгодную позицию, как бы требуя исполнения своего законного права – заключения основного договора. Противоположная сторона в такой ситуации становится обязанной. Именно вторую сторону можно освободить от обязательства заключить договор посредством одностороннего волеизъявления первой, управомоченной в данном случае, стороны.

Интересная позиция в отношении освобождения от заключения основного договора высказана ФАС Московского округа в постановлении от 26.01.2009 № КГ-А40/11632-08 по делу № А40-24385/08-30-76, А40-24903/08-30-84. Соглашение о прощении долга признано недействительным, поскольку подобные соглашения являются разновидностью договоров дарения и должны подчиняться запретам, установленным статьей 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, не допускающей дарение в отношениях между коммерческими организациями[111].

Также прекращение предварительного обязательства возможно в силу невозможности его исполнения. Так, из обстоятельств дела следует, что обязательство по заключению договора купли-продажи торгового павильона прекратилось в связи с невозможностью его исполнения[112].



Помимо названных в главе 26 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктом 6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено специальное для предварительного обязательства основание его прекращения. В соответствии с ним обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен или одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор. По данному основанию предварительные обязательства прекращаются довольно часто, причиной чего выступает утрата интереса контрагентов к основному договору, который стороны обязались заключить в будущем. Так, определением ВАС РФ от 18.12.2013 г. № ВАС-17734/13 по делу № А45-21745/2012 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ, поскольку судами сделан правильный вывод о том, что обязательства по предварительному договору прекратились в связи с незаключением основного договора, представленный истцом документ не подтверждает факт уплаты ответчику сумм по спорному предварительному договору, так как содержит указание на иной договор[113]. Подобные решения приняты и иными судами[114].


 

Заключение

 

Завершая рассмотрение вопросов, касающихся предварительного договора и его обеспечения поименованными и непоименованными способами обеспечения исполнения обязательств, еще раз остановимся на основных результатах данного исследования.

1. По своей правовой природе предварительный договор представляет собой самостоятельный род (вид) гражданско-правовых обязательств и входит в группу договоров о совместной деятельности. Специфика данного договора состоит в том, что, во-первых, удовлетворение своего интереса стороны видят в заключении предварительного договора, то есть в установлении для себя обязательств, во-вторых, удовлетворение своего интереса возможно лишь в результате совершения сонаправленных действий.

2. Предварительный договор может выступать в качестве сделки лишь дву- и многосторонней, то есть для ее заключения необходимо согласование, как минимум, двух воль. В качестве содержания предварительного договора-сделки выступают его условия.

3. Исходя из смысла пункта 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, существенными условиями предварительного договора являются: условие о предмете основного договора; иные существенные условия основного договора, указанные в законе, иных правовых актах в качестве таковых; условия, о согласовании которых заявляет хотя бы одна из сторон. В соответствии с Федеральным законом от 08 марта 2015 г. № 42-ФЗ с 01 июня 2015 г. предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также иные существенные условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора (пункт 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации). То есть законодатель ставит содержание предварительного договора в зависимость от воли сторон, которая в данном случае имеет большую силу, нежели предписания закона. Предлагаем законодателю изложить пункт 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в следующей редакции: предварительный договор должен содержать в себе все существенные условия основного договора. Абзац 2 пункта 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации раскрывает содержание понятия «существенные условия договора», по этой причине указание в предложенной нами редакции пункта 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации на иные условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, считаем излишним.

4. В качестве сделки предварительный договор обладает следующими признаками: дву- или многосторонний, каузальный, безвозмездный, консенсуальный.

В литературе встречается спорная точка зрения, в соответствии с которой предварительный договор выполняет обеспечительную функцию и является способом обеспечения обязательств. Так, по мнению Ю.В. Шанауриной «предварительный договор является способом обеспечения обязательства (обеспечительной мерой), так как устанавливается по соглашению сторон, служит основанием для возникновения основного обязательства, существует в виде акцессорного (дополнительного) обязательства и стимулирует должника к исполнению обязательства в случае его неисправности»[115]. Предварительный договор в качестве способа обеспечения исполнения обязательства рассматривают и иные авторы[116]. Сложно согласиться с высказанной позицией, так как в таком случае предварительный договор обеспечивает обязательство, которого еще не существует – основной договор не заключен, а в момент его заключения предварительный договор прекращает свое действие, то есть в таком случае не приходится говорить об его акцессорности[117].

5. Распространено использование предварительных договоров в качестве рамочных соглашений. Однако такое применение предварительных договоров с 1 июня 2015 г. неактуально, поскольку Федеральным законом от 8 марта 2015 г. № 42-ФЗ предусмотрено включение в главу 27 Гражданского кодекса Российской Федерации статьи 429.1 «Рамочный договор», некоторые аспекты которого будут рассмотрены в §1.2. «Правовая природа предварительного договора: место предварительного договора в системе гражданско-правовых договоров, отношения, регулируемые предварительным договором, основные признаки».

6. При определении юридической природы отношений сторон внимание нужно уделять не на конечный результат, а на сущностные особенности рассматриваемых отношений. Обязательства, порождаемые предварительным договором, являются неимущественными, они носят организационный характер.

7. Рамочный договор, как и предварительный, является самостоятельным договором, что подтверждается пунктом 2 статьи 429.1 Гражданского кодекса Российской Федерации. Данный пункт указывает на возможность применения рамочного договора и без дополнения его положений иными договорами. Однако данное правило диспозитивно, то есть стороны могут предусмотреть, что применение общих положений рамочного договора без уточнений недопустимо. Однако в общем виде рамочный договор является самостоятельным. Ранее уже было высказано мнение о том, что рамочный договор должен содержать все существенные условия, так как в противном случае он будет являться незаключенным. В отличие от рамочного, предварительный договор с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 03.08.2015 г. № 42-фз, должен содержать условие, позволяющее установить предмет, а также условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора.

8. По верному замечанию Бородкина В.Г. «опционное соглашение не является самостоятельным договором, поскольку не может существовать без основного договора, который считается заключенным с момента акцепта держателя опциона. Опционное соглашение входит в состав основного договора»[118]. В отличие от него, предварительный договор, как уже указывалось ранее, является самостоятельным договором.

Для заключения соглашения о предоставлении опциона на заключение договора происходит направление безотзывной оферты. В силу статьи 436 Гражданского кодекса Российской Федерации полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте или не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано. При заключении предварительного договора безотзывная оферта не направляется.

Опционом на заключение договора предоставляется право на заключение договора, а при заключении предварительного договора стороны обязуются заключить в будущем основной договор, то есть отличие рассматриваемых правовых конструкций состоит в диспозитивности последствий их заключения. Также необходимо отметить, что опционом право предоставляется только лицу, получившему оферту. У лица, которое ее направило, возникает обязанность заключить договор на предусмотренных офертой условиях. В предварительном же договоре у всех его субъектов возникает обязанность заключить в будущем основной договор.

Не вызывает сомнений тот факт, что оба договора имеют своим последствием заключение в будущем основного или опционного договора, что является их общей чертой. Для заключения основного договора сторона предварительного договора должна направить контрагенту предложение заключить такой договор. Подобно стороне предварительного договора, лицо, получившее безотзывную оферту, акцептует полученную оферту, в результате чего происходит заключение договора.

Также необходимо отметить, что Гражданский кодекс Российской Федерации закрепляет для данных правовых конструкций правило, в соответствии с которым в договоре должен быть установлен срок, в течение которого необходимо заключить основной договор. В случае, если такой срок не установлен, то договор должен быть заключен в течение одного года с момента заключения предварительного договора или предоставления опциона (пункт 4 стать 429 и пункт 2 статьи 429.2 Гражданского кодекса Российской Федерации), что также является сходством предварительного договора и опциона.

Пунктом 5 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено понуждение стороны предварительного договора к заключению основного договора. В случае с опционом применение подобного рода мер не требуется, так как сторона, которой была направлена оферта, заключает договор посредством ее акцепта.

В соответствии с пунктом 2 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Подобное правило предусмотрено и в отношении формы опциона, который в силу пункта 5 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации заключается в форме, установленной для договора, подлежащего заключению.

9. Также немаловажным является тот факт, что договор заключается на условиях, предусмотренных в оферте. В силу пункта 4 статьи 429.2 Гражданского кодекса Российской Федерации опцион на заключение договора должен содержать условия, позволяющие определить предмет и иные существенные условия договора, подлежащего заключению. Предмет договора. подлежащего заключению, может быть описан любым способом, позволяющим его идентифицировать на момент акцепта безотзывной оферты. В отличие от опциона, предварительный договор с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 03.08.2015 г. № 42-ФЗ, должен содержать условие, позволяющее установить предмет, а также условия основного договора, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение при заключении предварительного договора.

10. Как уже было указано ранее, предварительный договор является безвозмездным. В силу пункта 1 статьи 429.2 Гражданского кодекса Российской Федерации опцион на заключение договора предоставляется за плату или другое встречное предоставление, если иное не предусмотрено соглашением, в том числе заключенным между коммерческими организациями. То есть опцион является возмездным, так как им предусмотрено предоставление права на заключение договора за плату. Следует отметить, что платеж по опциону не засчитывается в счет платежей по договору, заключаемому на основании безотзывной оферты, и не подлежит возврату в случае, когда не будет акцепта (пункт 3 статьи 429.2 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Итак, предварительный договор и опцион имеют как сходные, так и отличительные черты. При этом наличие сходств не позволяет сделать вывод о том, что опцион является разновидностью предварительного договора.

11. Правило пункта 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет необходимость указания в предварительном договоре информации, позволяющей установить существенные условия договора, который стороны предполагают заключить в будущем. По нашему мнению, выделение одного лишь обязательства заключить основной договор не учитывает должным образом указанной выше нормы, сводит на нет ее важность. Мы считаем, что предварительный договор порождает два обязательства: обязательство заключить в будущем основной договор и обязательство заключить договор на условиях, предусмотренных в предварительном договоре. Конечно, второе названное нами обязательство можно сколь угодно конкретизировать, называя в отдельности, например, обязательство заключить основной договор на срок, предусмотренный предварительным, оказать услугу в том объеме, который указан в предварительном договоре, уплатить покупную цену в порядке и размере, также предусмотренных рассматриваемой правовой конструкцией, однако в общем виде названные обязательства выглядят именно так: обязательство заключения основного договора и обязательство внесения при заключении основного договора условий, оговоренных для него в предварительном договоре.

12. Так как предварительный договор не является сделкой по отчуждению имущества, то согласие собственника при его заключении не требуется. В данном случае проблематичной является ситуация по заключению с унитарным предприятием либо учреждением основного договора, так как он предусматривает передачу имущества, в связи с чем необходимо получение согласия собственника на такую передачу. В требовании стороны об обязании учреждения либо унитарного предприятия должно быть отказано, поскольку такая сделка запрещена законом[119].

13. Интересен тот факт, что закон не называет требований относительно количества документов составляемого предварительного договора. Логично предположить, что здесь так же распространяет силу правило пункта 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым форма предварительного договора должна соответствовать форме основного договора. То есть в случае, например, заключения предварительного договора купли-продажи недвижимости, он будет следовать форме основного договора, которая императивно закреплена статьей 550 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу названной нормы договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Так, в постановлении Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2014 по делу N А62-7127/2013 указано, что обмен расписками между сторонами, в которых указано на принятие предоплаты за покупку части здания трансформаторной подстанции и обязательство оплатить покупку подстанции, не свидетельствует о заключении предварительного договора и влечет за собой недействительность договора купли продажи недвижимого имущества в связи с несоблюдением письменной формы путем составления одного документа, подписанного сторонами.

14. Каждая из сторон предварительного договора имеет и право, и обязанность по заключению основного договора.

При направлении одной из сторон предварительного договора противоположной стороне предложения заключить основной договор он будет заключен, если не в добровольном порядке, то посредством понуждения. Следовательно, в данном случае можно говорить о наличии у лица секундарного права - возможности своим односторонним волеизъявлением привести к возникновению, изменению либо прекращению гражданского правоотношения[120], а у другой – обязанности заключить названный договор. Считаем вполне обоснованной точку зрения о том, что предварительный договор порождает секундарное право. Однако определение предварительного договора, закрепленное пунктом 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержит формулировку «стороны обязуются», что никак не соотносится с пунктом 6 данной статьи, в соответствии с которым обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор. В таком случае можно говорить о ненадлежащем исполнении сторонами своих договорных обязательств, что обычно влечет за собой наступление неблагоприятных последствий, санкций. Но в силу неимущественного характера обязательств, порождаемых предварительным договором, установление санкций за неисполнение обеими сторонами предварительного договора обязанности по заключению основного договора нецелесообразно. В таком случае, необходимо исключить из пункта 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации формулировку «обязуются» либо «сгладить» ее. Предлагаем законодателю внести изменения в пункт 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации и изложить ее в следующей редакции: по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором, в случае, если хотя бы одна из сторон не утратит интерес к заключению основного договора в течение срока, определенного предварительным договором для его заключения.

15. Нельзя согласиться с мнением некоторых авторов о том, что неустойка может начисляться с момента истечения срока действия предварительного договора. Особенность предварительного договора состоит в том, что действия сторон по заключению основного договора сонаправлены, и сторона, первой направившая предложение заключить основной договор встает в более выгодную позицию, приобретая право требовать заключения договора о передаче имущества, оказании услуг, выполнении работ и т.п. В таком случае неустойка будет исчисляться с момента направления такого предложения, иначе говоря, с момента уклонения контрагента от заключения основного договора. Если же ни одна из сторон не направила указанного предложения в течение срока действия предварительного договора, то считается, что стороны утратили интерес к заключению основного договора, и применение последствий в виде взыскания неустойки в данном случае невозможно.

16. Взыскание убытков не является способом обеспечения обязательств. Данная обеспечительная мера не порождает дополнительное обязательство между сторонами основного договора и вряд ли стимулирует должника к исполнению обязательства, так как при взыскании убытков восстанавливается справедливость (все затраченное кредитором возвращается ему лицом, в такой затрате виновным). Также стоит отметить, что взыскание убытков по предварительному договору идет в неразрывной связи с понуждением к заключению договора. То есть в итоге происходит и исполнение обязательства, и взыскание убытков.

17. Нельзя обеспечивать предварительные обязательства задатком. Задаток обеспечивает то обязательство, по которому было достигнуто соглашение о нем, и теряет законную силу в момент прекращения договора, им обеспечиваемого. Предварительный договор, в свою очередь, является договором самостоятельным, и прекращает свое действие в момент заключения основного договора. Получается, мы не можем говорить об отложном характере платежной функции задатка, так как в случае обеспечения предварительного договора задатком соглашение о нем не влечет правовых последствий с момента заключения основного договора. Задаток выполняет три функции, что и отличает его от иных способов обеспечения обязательств. Если этого не происходит – переданная одной из сторон сумма засчитывается в качестве аванса по основному договору, какого-либо иного платежа, оговоренного сторонами, но по своей правовой природе задатком не является.

Думается, что такого рода «задаток» необходимо расценивать в качестве непоименованного способа обеспечения обязательств, к которому применяются правила о задатке, о чем должно быть четко указано в договоре.

18. По обоснованному мнению Васильева А.В. необходимо признать за судебным решением статуса юридического факта гражданского права (либо завершающего юридический состав акта), создающего правоотношение из предварительного договора[121]. Действительно, закрепление такого положения позволит истцу гораздо быстрее получить от ответчика исполнение. Однако необходимо помнить, что такое правило применимо только к консенсуальным договорам, поскольку заключение реального договора производится путем исполнения обязательства, то есть непосредственной передачи вещи, выполнении работ, оказании услуг и т.п. По причине того, что сторонами не произведены названные действия, договор не может быть признан судом заключенным.

19. Спорным представляется мнение Васильева А.В. о необходимости пересмотра положений о понуждении к заключению основного договора[122]. В обоснование своей позиции автор говорит об ограничении принципа свободы договора, отсутствии диспозитивности в складывающихся отношениях. По нашему мнению, понуждение к заключению договора является обычной для гражданского оборота мерой. Заключая предварительный договор, лицо знало о возможных правовых последствиях, и при этом добровольно вступило в указанные правоотношения. Следовательно, в данном случае говорить об ограничении принципа свободы договора и диспозитивности так же справедливо, как и в случае уклонения покупателя от оплаты товара по договору поставки.

20. По нашему мнению, для договоров, предусматривающих передачу индивидуально-определенных вещей, необходимо предусмотреть правило, в соответствии с которым право распоряжения вещью, подлежащей в будущем передаче контрагенту по основному договору, ограничивается до истечения срока действия предварительного договора. Предлагаем законодателю внести изменения в пункт 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации посредством дополнения данного пункта абзацем 2 следующего содержания: в случае, если основным договором, подлежащим заключению на основании предварительного договора, предусмотрена передача индивидуально-определенной вещи, право распоряжения данной вещью ограничивается на срок действия предварительного договора.

21. Поскольку понуждение к заключению договора не всегда удовлетворяет истца (например, истец утратил интерес к заключению основного договора), по нашему мнению, необходимо предусмотреть в Гражданском кодексе Российской Федерации еще одно последствие нарушения предварительного обязательства, альтернативное понуждению к заключению основного договора. Итак, в случае, если истец не желает заключения основного договора, но есть все основания для обращения в суд с иском о понуждении к заключению основного договора, он может потребовать денежную компенсацию в размере 30% от суммы, на которую должен быть совершен основной договор. Такое последствие нарушения предварительного договора следует называть компенсацией за незаключение основного договора. При этом наряду с такой мерой ответственности возможно взыскание убытков по предварительному договору. В связи с чем предлагаем законодателю внести изменения в абзац 1 пункта 5 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации и изложить его в следующей редакции: в случае, если сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, другая сторона вправе потребовать компенсацию в размере 30% от суммы, на которую должен быть заключен основной договор, либо применить положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 настоящего Кодекса. Требование о понуждении к заключению основного договора может быть заявлено в течение шести месяцев с момента неисполнения обязательства по заключению договора.

22. Прекращение предварительного обязательства возможно по следующим основаниям: надлежащее исполнение обязательства; новация; прощение долга; отступное; невозможность исполнения обязательства; в связи с незаключением основного договора в установленный срок, связанным с утратой интереса сторон к его заключению.

Предварительный договор играет большую роль в становлении договорных отношений, и необходимость обеспечения его обязательств не вызывает сомнений. Однако названные обязательства в силу их неимущественного характера не могут быть обеспечены традиционными в цивилистике способами обеспечения обязательств. В настоящее время с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ, побуждать должника к надлежащему исполнению обязательств и защищать интересы кредитора могут задаток и неустойка. Вопрос о применении в отношении предварительного обязательства обеспечительного платежа остается открытым и, по нашему мнению, будет разрешен на практике.


 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал