Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Особенности правоотношения, возникающего из предварительного договора: дискуссия в цивилистике, современное законодательство.




 

Ранее, при рассмотрении природы предварительного договора, мы пришли к выводу о том, что предварительный договор относится к числу организационных договоров. По верному замечанию О.А. Красавчикова ближайшей целью организационных договоров является упорядочение, нормализация, процесса по передаче имущества, выполнению работ, оказанию услуг и т.п.[54]

Не вызывает сомнений то, что с момента заключения предварительного договора он (предварительный договор) становится юридическим фактом. Следует отметить, что среди юридических фактов в гражданском праве встречаются договоры, как влекущие возникновение обязательства, так и такие, которые не порождают обязательственных правоотношений[55].

Вопрос о том, порождает ли предварительный договор гражданско-правовые обязательства, в цивилистике разрешается неоднозначно.

Некоторые исследователи считают, что предварительный договор вообще не порождает обязательств. Так, например, по мнению Елисеева И.В. и Кротова М.В. предварительный договор не является обязательством [56]. Аргументируя свою точку зрения, авторы указывают на нецелесообразность предусмотренных законодателем в пункте 5 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации последствий неисполнения обязанности по заключению основного договора, а также ссылаются на то, что предварительный договор с момента заключения основного договора не имеет никакого значения, не является необходимым элементом юридического состава, приводящего к возникновению обязательства из основного договора.

Обоснованно не соглашается с высказанной выше позицией Е. А. Суханов, утверждая, что «предварительный договор устанавливает только обязанность заключения будущего договора о такой передаче и в силу этого относится к числу организационных»[57]. Автор отмечает, что предварительный договор в силу прямого указания пункта 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации порождает организационное обязательство по заключению в будущем основного договора, а не права на имущество контрагента, что подтверждается и сложившейся практикой». Также выделяют обязательство заключить договор И.Б. Новицкий[58] и К. Коробкова[59].

Правило пункта 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет необходимость указания в предварительном договоре информации, позволяющей установить существенные условия договора, который стороны предполагают заключить в будущем. По нашему мнению, выделение одного лишь обязательства заключить основной договор не учитывает должным образом указанной выше нормы, сводит на нет ее важность. Мы считаем, что предварительный договор порождает два обязательства: обязательство заключить в будущем основной договор и обязательство заключить договор на условиях, предусмотренных в предварительном договоре. Конечно, с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ, значение условий основного договора, указанных в предварительном, свелось к нулю. Как уже было указано ранее, мы считаем, что нет необходимости вносить изменения подобного рода в пункт 3 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации.



После заключения предварительного договора одна из сторон направляет другой стороне предложение заключить основной договор, тем самым реализуя свое право. Сторона, получившая предложение, принимает его, исполняя договорную обязанность, результатом чего выступает заключение основного договора. Аналогичный алгоритм наблюдается и при исполнении договора дарения, по которому одна из сторон (даритель) реализует свою договорную обязанность посредством, например, передачи вещи в собственность, а другая сторона (одаряемый) принимает вещь, тем самым реализуя свое право на ее получение по договору дарения[60]. Ранее мы указывали, что право на заключение предварительного договора одновременно является обязанностью. Таким образом каждая из сторон предварительного договора имеет и право, и обязанность по заключению основного договора. В этом и прослеживается одна из специфических черт порождаемого предварительным договором обязательства.

Напомним, что в соответствии с пунктом 5 статьи 429 в случаях, когда сторона, заключившая предварительный договор, уклоняется от заключения основного договора, применяются положения, предусмотренные пунктом 4 статьи 445 указанного Кодекса – понуждение стороны к заключению договора. То есть при направлении одной из сторон предварительного договора противоположной стороне предложения заключить основной договор он будет заключен, если не в добровольном порядке, то посредством понуждения. Следовательно, в данном случае можно говорить о наличии у лица секундарного права - возможности своим односторонним волеизъявлением привести к возникновению, изменению либо прекращению гражданского правоотношения[61], а у другой – обязанности заключить названный договор.



Проблема секундарных прав выходит за рамки цели и задач настоящего исследования. Данная проблема является предметом оживленной научной дискуссии[62].

Один из первых разработчиков концепции секундарных прав Э. Зеккель понимал под ними права, содержанием которых является возможность установить конкретное правоотношение посредством односторонней сделки[63]. Также встречаются и такие определения секундарного права, как возможность «односторонним юридическим действием изменять юридическое положение другого субъекта»[64], или «возможность и обеспеченность известного поведения»[65]. В.А. Белов, отражая специфику состояния пассивного субъекта, предлагает свое определение секундарных прав. Автор определяет секундарное право как «возможность совершать определенные (юридически значимые) действия, обеспеченная необходимостью претерпевания таких действий другим лицом (лицами)»[66].

По мнению Бабаева А.Б. для секундарного права характерны следующие признаки:

1. Секундарное право представляет собой субъективное гражданское право, поскольку управомоченному субъекту принадлежит исключительная возможность удовлетворить свой интерес, которая может служить предметом судебной защиты и способна к передаче в порядке универсального правопреемства. Обладатель секундарного права обладает исключительной возможностью собственными действиями вызвать наступление желаемых последствий – возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей.

2. Секундарное право включается в группу относительных прав наряду с правами требования. В отличие от активной стороны обязательства, интерес секундарно-управомоченного лица удовлетворяется за счет собственных действий.

3. Секундарные права следует различать в зависимости от того, какое действие оказывает их осуществление на лицо, противостоящее секундарно-управомоченному субъекту (пассивной стороне). Действие секундарного права может состоять в том, что оно обязывает пассивную сторону в отношении управомоченного, разрешает (запрещает) пассивной стороне совершение определенных действий (право контроля) или умаляет имущественную сферу пассивной стороны (лишает права или затрудняет его осуществление)[67].

По верному замечанию Вакулиной В.А. секундарному праву одной стороны соответствует не обязанность, а лишь связанность противоположной стороны этим правом[68], однако автор не дает понятия связанности. По нашему мнению, связанность объясняется тем, что сторона может воспользоваться секундарным правом, но не обязана, а противоположная сторона, в свою очередь, не обязательно будет принуждена к исполнению договорных обязанностей в силу возможности ее контрагента отказаться от использования принадлежащего ей секундарного права.

Считаем вполне обоснованной точку зрения о том, что предварительный договор порождает секундарное право. Однако определение предварительного договора, закрепленное пунктом 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, содержит формулировку «стороны обязуются», что никак не соотносится с пунктом 6 данной статьи, в соответствии с которым обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в который стороны должны заключить основной договор, он не будет заключен либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор. В таком случае можно говорить о ненадлежащем исполнении сторонами своих договорных обязательств, что обычно влечет за собой наступление неблагоприятных последствий, санкций. Но в силу неимущественного характера обязательств, порождаемых предварительным договором, установление санкций за неисполнение обеими сторонами предварительного договора обязанности по заключению основного договора нецелесообразно. В таком случае, необходимо исключить из пункта 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации формулировку «обязуются» либо «сгладить» ее. Предлагаем законодателю внести изменения в пункт 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации и изложить ее в следующей редакции: по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором, в случае, если хотя бы одна из сторон не утратит интерес к заключению основного договора в течение срока, определенного предварительным договором для его заключения.

Сторона, первой исполнившая свое обязательство по договору, порождающему встречные обязательства, занимает более слабую позицию, нежели ее контрагент, получивший желаемое по договору. Так как обязательства в предварительном договоре сонаправлены, то более выгодную позицию занимает лицо, первым направившее предложение заключить основной договор, потому что у нее возникает право понудить противную сторону к заключению основного договора, то есть секундарное право. Таким образом, акцепт контрагентом оферты можно рассматривать двояко: во-первых, как подтверждение своей воли на заключение основного договора, выраженной в предварительном договоре; во-вторых, в качестве исполнения своей обязанности по заключению основного договора. Предложение стороны предварительного договора заключить основной договор трансформирует правоотношение с взаимными секундарными правами в «традиционное» обязательство с правом требовать заключения основного договора и корреспондирующей обязанностью[69].

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал