Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Понятие субъективной стороны преступления. Признаки состава преступления, ее характеризующие.




1. Субъективная сторона это элемент состава преступления, определяющий внутреннюю сторону совершенного общественно опасного деяния. Она неразрывно связана с объективной стороной, поэтому сущность субъективной стороны составляет психическое отношение преступника к совершенному им общественно опасно­му деянию. Ее содержание предопределено особенностями интел­лектуальной, волевой и эмоциональной сфер деятельности лица, совершившего преступление. От специфики отношения интеллек­та и воли к совершенному деянию и наступившим последствиям зависит характер вины, ее дифференциация на формы и виды. Эмоциональная сфера определяет мотивационную окраску дея­ния, его цели.

2. Таким образом, к признакам, образующим субъективную сторону преступления, относятся вина, мотив и цель. Вина явля­ется обязательным признаком субъективной стороны, ее ядром. Это положение носит принципиальный характер и закреплено в ст. 5 УК РФ в качестве принципа уголовного права. Во всех без исключения составах, сконструированных в Особенной части УК, указана вина, ее форма. Отсутствие вины вообще или соответст­вующей ее формы свидетельствует об отсутствии состава преступ­ления.

Субъективная сторона преступления описывается в уголовно-правовой норме Особенной части менее детально по сравнению с объективной стороной. Поэтому при ее анализе необходимо обра­щаться к нормам Общей части (ст. 24—28 УК РФ).

Факультативные признаки субъективной стороны — это мотив и цель. В принципе, любое поведение человека зависит не только от сознания и воли лица, но и от его мотивов и целей. Но для привлечения к уголовной ответственности и определения ее пределов имеют значение не любые мотивы и цели, а лишь назван­ные в соответствующих нормах. Причем, как и другие факульта­тивные признаки, мотив и цель выполняют троякую роль (обяза­тельного признака, квалифицирующего, а также смягчающего или отягчающего ответственность обстоятельства). Поэтому важ­нейшим условием правильного применения уголовно-правовых норм является точное установление характера и особенностей субъективной стороны описанного в законе состава преступления (вина, мотив и цель).

3. Субъективная сторона преступления имеет важное значе­ние в уголовном праве:

а) она определяет субъективные границы уголовной ответствен­ности, исключая возможность объективного вменения;

б) как элемент состава преступления она входит в основание уголовной ответственности;

в) субъективная сторона обеспечивает правильную квалифика­цию преступлений и способствует разграничению сходных соста­вов;

г) содержание вины, характер мотива и цели учитываются при назначении наказания.



38. Понятие вины, ее сущность и содержание.

В Конституции Российской Федерации получил закрепление принцип, в соответствии с которым уголовная ответственность наступает лишь при наличии вины лица, совершившего преступление. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном федеральным законом порядке (ст. 49 Конституции РФ). Согласно ныне действующему уголовному законодательству вина — необходимый признак преступления, его психологическое содержание. В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. говорится, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те действия (бездействие), наступившие опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ст. 5). Данные положения свидетельствуют о том, что нашему законодательству чуждо объективное вменение, ответственность за "мысли", за "опасное состояние", за "убеждение", за случайное причинение вреда. Уголовное право в отличие от морали, религии охраняет обществоотпосягательств в форме действий (бездействия), но не от настроений, размышлений, убеждений. В каждом преступлении гражданин выражает свое отношение к внешнему миру, к обществу, к отдельной личности. В этом проявляется психологическое содержание преступления, которое неразрывно связано с внешним выражением, с его объективной стороной. Субъективная сторона (внутреннее содержание деяния) и объективная сторона —этосовокупность внешних и психологических признаков одного явления. Преступление, будучи конкретным актом поведения человека, представляет психофизическое единство, в котором внешние проявления поведения (действие или бездействие) и вызванные ими изменения в объективной действительности (объективная сторона) неразрывно связаны с внутренней стороной — теми психическими процессами, которые порождают, направляют и регулируют человеческое поведение (субъективная сторона преступления).



П.А. Сорокин под преступлением понимал психическое явление, специфические психические процессы, переживаемые тем или иным индивидом. Учитывая это, данная особенность преступления (а равно и других правонарушений) описывается в нормативных актах с помощью признаков, характеризующих не только внешнюю,но и внутреннюю сторону противоправного поведения. Применение правовой нормы обязывает скрупулезно проанализировать описанные в ней признаки и установить тождество между конкретным правонарушением и этими признаками с их законодательной характеристикой. В уголовном праве уделяется особое внимание проблеме субъективной стороны, проблеме вины, поскольку малейшее отступление от принципа виновной ответственности может повлечь нарушение законности, обусловить несправедливое решение вопроса о виде ответственности и ее объеме.

Вопросам вины в российском уголовном праве всегда уделялось большое внимание. Многие из них всесторонне освещены в монографической и учебной литературе. Однако до сих пор некоторые из этих вопросов представляют трудности и поэтому решаются по-разному. Неоднозначный подход к различным аспектам вины обусловливает довольно большое количество судебных ошибок (от 20 до 50%).

Вина, по общему признанию, относится к субъективной стороне преступления, но соотношение этих категорий в уголовно-правовой литературе — предмет продолжительной дискуссии. Совпадают ли понятия субъективной стороны преступления и вины или эти понятия не тождественны? На данный вопрос имеется два разных ответа. Одни авторы полагают, что вина и представляет собой субъективную сторону преступления, что эти понятия совпадают по своему содержанию (А.А. Пионтковский, П.С. Дагель, Д.В. Котов, Е.В. Ворошилин, Г.А. Кригер и др.).

Другие считают, что субъективная сторона, являясь более емким понятием, не исчерпывается содержанием вины, субъективная сторона якобы включает наряду с виной и другие психические моменты (мотив, цель, эмоции). Данная точка зрения получила распространение и в учебной литературе. Ответ на этот вопрос и наиболее полное представление о содержании дискуссии можно получить лишь после раскрытия содержания вины и ее компонентов.

Слово "вина" в русском языке имеет множество значений. Так, под виной понимаются и проступок, и преступление, и их причина, и ответственность за них и т.д.

В уголовном праве под виной прежде всего принято понимать психическое отношение субъекта к совершаемому деянию.Такое понимание вины сложилось в результате дискуссии по проблемам вины, которая проходила в 50-е годы. В результате этой дискуссии была отвергнута так называемая оценочная теория вины, которая рассматривала психическое отношение лица к совершаемому деянию и последствиям не как реально существующее, а лишь как оценку судом всех объективных и субъективных обстоятельств, связанных с преступлением, а также личностью преступника. Оценочная теория вины могла бы дать обоснование необоснованным репрессиям, так как она способствовала пониманию вины как оценки судом деятельности, поведения личности.

Дальнейшие исследования понятия вины содействовали отрицанию не только оценочной деятельности суда как признака вины, но и признаков, характеризующих деяние, личность виновного, и других моментов. В определении вины подчеркивалась ее неразрывная связь с деянием, с преступлением путем указания на предмет психического отношения субъекта — деяние и его последствия. Такой подход к определению вины логически обусловил выделение форм вины, в которых проявляется отношение субъекта к деянию и его последствиям (в форме умысла или неосторожности). Однако такой четкий поход к дифференциации форм вины не исключил смешанной (двойной) формы, в которой проявляется сочетание признаков умысла и неосторожности.

В определении вины отражается и ее социальная сущность — отрицательное отношение субъекта к интересам личности и общества, которое выражено в уголовно-противоправном деянии. Применяя уголовно-правовую норму, правоохранительные органы не устанавливают этого отрицательного отношения субъекта к интересам личности и общества. Данное отношение трансформируется самим законодателем в уголовно-правовых нормах, социальная сущность вины получает юридическую оценку посредством ее описания в той или иной части УК.

Итак, определение вины можно сформулировать следующим образом:"Вина — это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества".

Такое определение понятия вины дает возможность раскрыть психологическое содержание и социальную сущность вины.

Психологическое содержание вины занимает центральное место среди основных категорий, характеризующих ее. Составные элементы психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, — сознание и воля. Изменение соотношения сознания и воли образует форму вины. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, воли и их соотношением.

Совершая преступление, лицо охватывает своим сознанием объект преступления, характер совершаемых действий (бездействия), предвидит (либо имеет возможность предвидеть) последствия в материальных преступлениях. Если законодатель включает в число признаков преступления, например, место, время, обстановку, то осознание этих дополнительных признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вины. Когда законодатель понижает или повышает уголовную ответственность за какое-либо преступление, учитывая смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства, то при совершении данного преступления эти обстоятельства должны охватываться сознанием виновного. Интеллектуальное отношение субъекта может быть неодинаковым по отношению к различным обстоятельствам. Одни обстоятельства могут быть осознаны определенно, другие предположительно, одни отражаются в сознании правильно, адекватно, другие — в различной степени ошибочно.

Нередко лицо имеет возможность осознавать (предвидеть) определенные обстоятельства, но не воспринимает их сознанием. Нереализованная возможность в данном случае свидетельствует о том, что субъект располагал объективной информацией и у него не было каких-либо препятствий к осознанию этой информации. Неосознание в данной ситуации тех или иных обстоятельств — тоже определенное психическое состояние, обусловленное личностными особенностями, которое зависит и от восприятия личностью тех раздражителей, которые воздействуют на нее.

Предметом волевого отношения субъекта служат те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношения.

Воля — практическая сторона сознания, функция которой заключается в регулировании практической деятельности человека. Волевое регулирование поведения — сознательное направление умственных и физических усилий на достижение цели или удержание от активности. Воля — это способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности*. Благодаря волевым усилиям человек контролирует свое поведение, руководит своими действиями, подчиняет свое поведение правовым требованиям. Волевой акт предполагает постановку цели, планирование средств ее достижения, действие, направленное на ее осуществление.

В уголовном законодательстве волевые признаки виновного психического отношения принято выражать в желании наступления, в сознательном допущении последствий, в расчете на их предотвращение. Во всех случаях волевое отношение своим предметом имеет последствие, а различные формы вины характеризуются различным волевым отношением именно к последствиям.

Действие или бездействие лица должны быть волевыми, они являются средством достижения его цели. В некоторых случаях причиной совершения преступления служат слабые волевые усилия, проявленные субъектом. Например, растерявшись, врач не находит правильных средств оказания помощи больному, не ставит правильного диагноза, что влечет или может повлечь смерть больного. Подобные случаи могут повлечь уголовную ответственность лишь при условии, что субъект имел возможность проявить требуемые волевые усилия.

В ситуациях, когда волевой акт отсутствует (проспал, забыл, потерял), человек отвечает за то, что он не использовал свои возможности для предотвращения вредных последствий. Это также характеризует отношение лица к интересам личности, общества, а поэтому установление признака реальной возможности имеет значение для установления наличия воли.

Эмоциональный (чувственный) компонент человеческой психики — обязательный элемент каждого поступка человека, в том числе и преступления. Законодатель не включает эмоции в определения форм вины, однако они входят в содержание психического отношения, составляющего вину.

Эмоции (чувства, состояние аффекта) проявляются как реакции, вызванные внезапными обстоятельствами, как эмоциональное состояние с изменением нервно-психического тонуса, как выраженная избирательность эмоциональных отношений, положительных или отрицательных, к тому или иному объекту. Эмоции — психическое отражение в форме непосредственного пристрастного переживания жизненного смысла явлений и ситуаций.

В преступном поведении эмоции играют роль мотива (ненависть, страх, жестокость и т.д.); фона, на котором протекают интеллектуальные и волевые процессы; аффекта — сильного и относительно кратковременного эмоционального состояния, связанного с резким изменением важных для субъекта жизненных обстоятельств, способного породить преступление.

Каждое преступление имеет свои особенности, свой психологический механизм, в котором различную роль играют интеллектуальный, волевой и эмоциональный компоненты. Психологический механизм преступления, как и любого поведения человека, можно представить в виде следующей схемы.

Потребность человека — начальный этап любой деятельности. Нужда в чем-то (в пище, тепле, общении, алкоголе, наркотиках и т.д.) обусловливает возникновение интереса к чему-либо. Осознание этого интереса, а также предмета, способного его удовлетворить, порождает мотив и цель деятельности. Руководствуясь определенным мотивом, субъект желает достичь определенной цели, чтобы удовлетворить свои потребности*. Обычно лицо имеет несколько вариантов возможного поведения, выбор того или иного сопровождается борьбой мотивов, в процессе которой субъект принимает решение совершить определенное действие. Затем он планирует это действие, выбирает средства достижения цели и реализует задуманное. Далеко не каждый раз лицо действует по данной схеме. Психологический механизм может быть более простым и более сложным.

В законодательной формулировке (ст. 24—26 УК) форм вины (умысла и неосторожности) нет каких-либо упоминаний о мотиве, цели и эмоциях. Однако это не означает, что указанные компоненты не входят в содержание вины. Они присущи любому поведению человека. Мотив, цель, эмоции, характеризуя психическую деятельность виновного в связи с совершением преступления, входят в субъективную сторону преступления через умысел и неосторожность (формы вины). Обособление этих компонентов, вынесение их за пределы вины и отнесение к самостоятельным признакам субъективной стороны ведет к их игнорированию, что затрудняет установление формы вины, выяснение ее социального содержания, особенностей личности преступника. Установление мотива, цели и эмоций позволяет определить степень вины.

В законодательстве не раскрывается понятие степени вины, однако в уголовном праве ему уделяется достаточное внимание, хотя и нет единообразного понимания. Степень вины — это количественная характеристика социальной сущности вины, которая определяется совокупностью формы и содержания вины. Степень вины определяется степенью отрицательного отношения лица к интересам личности, общества, проявленного в совершенном преступлении*.

Степень вины конкретного лица в совершении определенного преступления — непосредственное выражение меры искажения ценностных ориентации виновного*. Учитывая, что степень вины — количественное выражение отрицательного отношения лица к интересам личности и общества, а также показатель искажения ценностных ориентации виновного, установление ее обусловливает различную меру порицания лица, меру его ответственности. Определение наличия и степени вины способствует объективному решению вопроса об ответственности и наказуемости виновного.

Описанные в законе состояние и соотношение сознания и воли, образующие конкретные формы вины (умысел и неосторожность), как и в любом поведении человека, неразрывно связаны с эмоциональной стороной психической деятельности, мотивами и целями поведения. Однако в методических целях эти компоненты вины будут рассмотрены самостоятельно, что позволит понять их сущность и содержание, уяснить их роль и значение для установления уголовной ответственности.

В описание тех или иных видов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК, всегда входит (или предполагается) определенная форма вины. Поэтому формы вины в плане общего учения о преступлении именуются обязательными признаками. Остальные компоненты вины (мотив, цель, эмоции) редко предусматриваются при описании видов преступлений, что позволяет отнести их к факультативным признакам.

Итак, рассмотрение различных аспектов вины и ее компонентов свидетельствует о том, что:

1) вина относится к субъективной стороне преступления, при этом содержание вины не исчерпывает содержание субъективной стороны преступления (эти понятия нетождественны);

2) вина связывает преступника с совершаемым им деянием (действием или бездействием) и его последствием;

3) с психологической стороны вина — это интеллектуальное и волевое отношение лица к совершаемому им деянию и его последствиям;

4) вина — составная часть оснований уголовной ответственности, позволяет отграничить преступное и непреступное поведение.

Умысел и его виды. Содержание умысла в преступлениях с формальным составом.

1. Умысел (ст. 25 УК РФ) — это наиболее распространенная форма вины — в 227 статьях Особенной части УК из 256 законода­тель предусмотрел именно ее. Умышленные преступления пред­ставляют наибольшую опасность для общества, что, естественно, вызывает особый интерес у ученых и практиков. Впервые умысел как самостоятельная форма вины получил четкое теоретическое обоснование в трактате Ч. Беккариа «О преступлениях и наказа­ниях», изданном еще в 1764 г. Следует отметить, что российское уголовное право традиционно придерживается основных положе­ний этого трактата. Часть 1 ст. 25 УК РФ устанавливает: «Преступ­лением, совершенным умышленно, признается деяние, совершен­ное с прямым или косвенным умыслом», т.е. выделяет два вида умысла.

2. Прямой умысел имеет место тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своего деяния, предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК). Сознание лица должно охватывать все фактические обстоятельства дела, предусмотрен­ные диспозицией соответствующей нормы Особенной части УК, их общественное значение. Так, при совершении кражи чужого иму­щества с проникновением в жилище виновный сознает, что проти­воправно безвозмездно изымает чужое имущество тайным спосо­бом с незаконным проникновением в жилище. Осознание лицом всех этих обстоятельств обусловливает и осознание общественной опасности поведения.

Второй интеллектуальный момент прямого умысла — предви­дение, т.е. мысленное представление лица о направленности раз­вития причинно-следственных связей между его деянием и насту­пившими общественно-опасными последствиями, причем предви­дение возможности или неизбежности их наступления. Так, убийца, отсекая голову жертве или применяя мощное взрывное устройство, предвидит неизбежность наступления смерти. В то же время, стреляя в жертву со значительного расстояния, лицо пред­видит лишь возможность наступления смерти, которая зависит от различных обстоятельств (баллистических, мастерства стрелка и т.д.). Однако последствия предвидятся как реально возможные, а не абстрактные.

Волевой момент прямого умысла заключается в желании на­ступления общественно опасных последствий, когда воля лица мо­билизована на достижение конкретных последствий. Виновный действует целенаправленно. Поэтому если в уголовно-правовой норме указана конкретная цель, то умысел может быть только прямым. Но это не означает, что желаемые последствия и цель всегда совпадают. Можно выделить три ситуации.

Первая, чаще всего встречаемая в судебной практике, — это когда преступные последствия совпадают с целью виновного. Так, лицо из мести за нанесенное оскорбление убивает обидчика. Цель — расправиться с недругом совпала с желанием причинить ему смерть.

При второй ситуации желаемые последствия выступают в каче­стве промежуточного этапа в совершении другого преступления. Так, К. и П., имея намерение создать банду, убивают работника милиции с целью завладения его оружием.

И третья ситуация, когда желаемые преступные последствия являются средством достижения определенной цели. Так, виновный, преследуя цель быстрейшего получения наследства, дает смертельную дозу яда престарелому отцу, который погибает. В данном случае смерть родителя явилась необходимым условием получения наследства.

Законодательная формула прямого умысла (сознает деяние — предвидит последствия — желает последствий) предусмотрена для преступлений с материальным составом, в которых преступные последствия являются обязательным признаком. И волевой мо­мент умысла распространяется на них.


В нормах Особенной части УК РФ нет указаний на возможный вид умысла. Однако есть определенные особенности конструирова­ния состава, которые предопределяют возможность только прямо­го умысла: а) во всех преступлениях с формальным составом; б) если в диспозиции указана цель совершения преступления.

3. В ч. 3 ст. 25 УК РФ определяется содержание интеллектуаль­ных и волевых моментов косвенного умысла. Преступление при­знается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвиде­ло возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо отно­силось к ним безразлично (выделено нами. — Авт.).

Первый интеллектуальный момент — осознание деяния — сформулирован так же, как и в прямом умысле, содержание их адекватно.

Второй интеллектуальный момент — предвидение последст­вий — определен различно. При косвенном умысле лицо предви­дит лишь возможность наступления последствий. Предвидение же неизбежности их наступления характерно исключительно для прямого. В этом первое отличие косвенного умысла от прямого.

Основное же отличие проводится по характеристике волевого момента. В законе подчеркнуто, что лицо не желает наступления последствий. Эти последствия не нужны виновному ни в качестве конечной, ни в качестве промежуточной цели. Цель лица находит­ся за рамками состава, а общественно опасные последствия явля­ются побочным результатом преступных действий. И виновный с их наступлением согласен, сознательно их допуская либо относясь безразлично. Так, лицо, находясь в состоянии наркотического опьянения, открывает в комнате беспорядочную стрельбу и убива­ет одного из присутствующих.

При юридической оценке состава преступления необходимо иметь в виду, что косвенный умысел возможен лишь в материаль­ных составах.

Деление умышленной формы вины на прямой и косвенный умысел имеет большое практическое значение при квалификации преступлений. Так, при приготовлении и покушении должен быть установлен только прямой умысел; с прямым умыслом действуют организаторы, подстрекатели. Правильное определение вида умысла способствует индивидуализации наказания виновных.

4. Кроме законодательного подразделения умысла на прямой и косвенный в теории уголовного права и судебной практике выде­ляют и другие виды умышленной формы вины. Так, по временно­му критерию выделяют умысел «внезапно возникший» и «заранее обдуманный». Первый вид умысла характерен тем, что он возни­кает на месте совершения преступления и реализуется мгновенно или через незначительный промежуток времени. Внезапно воз­никший умысел нередко формируется в результате определенного виктимного (провоцирующего) поведения потерпевших. В таких случаях он представляет меньшую степень общественной опасности чем заранее обдуманный.

При заранее обдуманном умысле преступное намерение реали­зуется через определенное время после возникновения. В этот период лицо обдумывает план совершения преступления, устранения помех, иногда идет «борьба мотивов» (жажда наживы и страх перед наказанием, жалость к жертве и т.д.). Этот вид умысла, как правило, свидетельствует о более высокой степени общественной опасности преступления и лица, его совершившего.

Следующий критерий деления умысла — это определенность представления виновного об общественно опасных последствиях своего деяния. Выделяется определенный и неопределенный умы­сел.

Определенный умысел имеет место тогда, когда виновный четко представляет характер последствий своего деяния, их раз­мер. Этот вид умысла может быть простым, когда субъект предви­дит одно конкретное последствие, например смерть потерпевшего при убийстве, или альтернативный, когда виновный предвидит наступление двух или более последствий (но определенных). Так, виновный, нанося удар ножом в область грудной клетки, предви­дит возможность причинения смерти или тяжкого вреда здоровью и желает или сознательно допускает наступление любого из них. При этом виде умысла квалификация деяний виновного осущест­вляется в соответствии с наступившими последствиями (ст. 105 или ст. 111 УК РФ).

Неопределенный умысел характерен тем, что виновный, пред­видя наступление преступных последствий, не конкретизирует их. Он имеет лишь общее представление о том вреде, который он причинит своими действиями. Чаще всего этот вид умысла встре­чается при нанесении телесных повреждений в драках, при пре­вышении пределов необходимой обороны, в состоянии аффекта. Квалифицируют подобные деяния в зависимости от фактически наступивших последствий.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал