Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Неосторожность и ее виды.




1. Действующий УК содержит лишь 29 статей, в которых скон­струированы составы с неосторожной формой вины. Еще в 28 ста­тьях предусмотрены квалифицирующие обстоятельства, сопря­женные с неосторожным причинением вреда. Но это не означает, что степень опасности этой группы преступлений невысока, ее нельзя недооценивать. Абсолютное число их растет, особенно пре­ступлений, связанных с нарушением правил охраны окружающей среды, охраны труда, безопасности движения и эксплуатации всех видов транспорта. Поэтому проблема уголовной ответственности за неосторожные преступления, а также теоретической разработ­ки понятия неосторожности и ее видов приобретают важное зна­чение.

2. Неосторожность это особая форма вины, заключающаяся в психическом отношении к преступным последствиям (осознание общественной опасности деяния вынесены за пределы понятия не­осторожности). Поэтому неосторожность может иметь место толь­ко в преступлениях с материальным составом. Закон закрепляет два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность (ст. 26 УК).

Легкомыслие «преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без доста­точных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предот­вращение этих последствий (ч. 2 ст. 26 УК). Интеллектуальный момент легкомыслия заключается в предвидении возможности на­ступления последствий. Так, водитель грузовика, превышая ско­рость на улице поселка, предвидит, что из ворот дома может выбе­жать ребенок, из переулка выехать велосипедист, и он может при­чинить смерть, вред здоровью этого неопределенного лица. Психи­ческое же отношение к самому деянию законодатель не ввел в понятие вины, так как оно (без последствий) не имеет уголовно-правового значения. Это или административное правонарушение, или дисциплинарный проступок, или вообще не попадает в сферу регулирования какой-либо отрасли права.

Волевой момент легкомыслия заключается в неосновательном (самонадеянном) расчете на предотвращение предвидимых пос­ледствий. При этом следует иметь в виду, что лицо рассчитывало на какие-то обстоятельства, которые, по мнению виновного, смо­гут не допустить наступления общественно опасных последствий. В качестве таких реальных обстоятельств могут выступать личные качества самого субъекта (профессиональное мастерство, сила, ловкость, быстрота реакции), свойства механизмов, силы природы.

Но расчет не оправдался в конкретной ситуации. Например, водитель грузовика, превысивший скорость, замешкался, когда из переулка на велосипеде выехал подросток, и не успел затормозить. В результате наезда был причинен тяжкий вред здоровью потерпевшего (ч. 1 ст. 264 УК).



3. Законодательная формулировка интеллектуального момента легкомыслия сходна с интеллектуальным моментом косвенного умысла. Поэтому всегда возникает необходимость проводить раз­граничение между этими видами вины. Первая отличительная черта — в содержании предвидения. При косвенном умысле ви­новный предвидит реальную возможность наступления обществен­но опасных последствий. Этот вывод предопределен содержанием первого интеллектуального момента — осознанием общественно опасного деяния. Лицо предвидит, что совершение этого деяния (например, выстрел в жертву) приведет к конкретному последствию, т.е. смерти именно этого потерпевшего.

При легкомыслии виновный предвидит лишь абстрактную воз­можность наступления общественно опасного последствия. В при­веденном примере водитель грузовика предвидит, что в подобной ситуации при превышении скорости может произойти наезд на велосипедиста или пешехода, но исключает эту возможность для себя.

Вторая отличительная черта заключается в содержании волево­го момента. При косвенном умысле субъект, не желая наступле­ния общественно опасных последствий, тем не менее принимает их, онсознательно их допускает или относится безразлично.

При легкомыслии виновный не желает, сознательно не допус­кает, не относится безразлично. Наоборот, сознание и воля его активны, он прикладывает волевые усилия на их предотвращение. При этом рассчитывает на реальные обстоятельства. Но решение оказывается самонадеянным, усилия недостаточными, и преступ­ные последствия наступают.



Установление отмеченных различий необходимо по каждому уголовному делу, связанному с причинением смерти, тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, так как опасность умышленного причинения отмеченных последствий неизмеримо выше, чем при неосторожной вине (убийство с косвенным умыслом — ч. 1 ст. 105 УК — от шести до пятнадцати лет лишения свободы; причинение смерти по легкомыслию — ч. 1 ст.109 УК — лишение свободы на срок до трех лет).

4. Небрежность — это второй вид неосторожной формы вины. Часть 3 ст. 26 УК определяет ее следующим образом: «Преступле­ние признается совершенным по небрежности, если лицо не пред­видело возможности наступления общественно опасных последст­вий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внима­тельности и предусмотрительности должно было и могло предви­деть эти последствия». Интеллектуальный момент небрежности отличает ее от остальных видов вины. Виновный не сознает обще­ственную опасность совершаемого деяния, не предвидит даже воз­можности наступления преступных последствий.

Если лицо не осознает характера своих действий и не предвидит возможность наступления преступного результата, то должно ли оно нести уголовную ответственность? Данный вопрос издавна представлял интерес для теории уголовного права и судебной прак­тики. Были выдвинуты две теории. Первая — «теория среднего человека», которая возникла еще в римском праве. Средний чело­век — это как бы «объективный масштаб», которым пользуется судья. И если он придет к выводу, что подсудимый подходит под этот масштаб, то выносит обвинительный приговор. Особенности, свойства конкретного лица при этом не учитывались. Такой под­ход к пониманию небрежности создавал основу для субъективиз­ма, все зависело от мнения судьи.

Между тем развитие науки и техники, увеличение количества и быстроходности транспортных средств и иных источников повы­шенной опасности обусловили резкое увеличение числа преступле­ний подобного рода. Нужно было иное научно обоснованное реше­ние проблемы понимания небрежности. Этому вполне соответство­вала разработанная учеными психологическая теория, согласно которой небрежность как вид вины характеризуется двумя крите­риями: объективным и субъективным. Законодательное определе­ние небрежности в подавляющем большинстве стран, в том числе в России, основано на этой теории.

Субъективный критерий (мог предвидеть) связан с индивиду­альными особенностями лица, причинившего вред: а) специальное образование; б) служебное положение; в) в каких местах, при каких условиях протекала его трудовая деятельность и т.д.

Объективный критерий (долженствование, должен предви­деть) — это объективно существующая нормативная урегулированность должного поведения, при котором будут исключены об­щественно опасные последствия. Должное поведение определено законом, служебными инструкциями, наставлениями, уставами, правилами человеческого общежития и т.д.

Только при установлении этих критериев возможно привлече­ние лица к уголовной ответственности за причиненный вред обще­ственным отношениям. Чаще всего небрежность имеет место при нарушении правил охраны труда, эксплуатации транспортных средств, халатности.

5. В судебно-следственной практике нередко встречаются ситуации невиновного причинения вреда, называемые «случаем» или «казусом». Однако законодательной регламентации определе­ния признаков казуса не было. И лишь в УК РФ 1996 г. была введена ст. 28, где сформулированы признаки двух видов невинов­ного причинения вреда. Первый вид имеет место тогда, когда лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездей­ствия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

От преступной небрежности казус отличается тем, что отсутст­вие хотя бы одного критерия (объективного — «должно» или субъ­ективного — «могло») уже свидетельствует об отсутствии вины.

Для примера можно привести случай из судебной практики, используемый во многих учебниках как классический. Суд осудил К. за причинение смерти по неос­торожности, совершенное при следующих обстоятельствах. Проходя мимо стро­ящегося объекта, он закурил, а горящую спичку бросил через плечо. Спичка попала в бочку из-под бензина, которую накануне бросили рабочие. Произошел взрыв паров бензина, разорвавший бочку. Отлетевшим осколком был убит один из рабо­чих. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, оценив об­стоятельства дела, признала К. невиновным в силу отсутствия объективного кри­терия.

Второй вид невиновного причинения вреда (казуса) раскрыт в ч. 2 ст. 28 УК. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступле­ния общественно опасных последствий своих действий (бездейст­вия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответ­ствия психофизиологических качеств требованиям экстремаль­ных условийили нервно-психическим перегрузкам. Чаще всего по­добные ситуации имеют место при причинении вреда в условиях стихийных бедствий (наводнений, землетрясений, извержений вулкана и т.д.), при управлении сложной техникой транспортны­ми диспетчерами, водителями-междугородниками и др.

6. 28 статей УК содержат квалифицированные составы, в кото­рых субъективная сторона сконструирована особым образом. В этих статьях психическое отношение виновного к признакам объективной стороны характеризуется двумя формами вины — умыслом и неосторожностью. Подобные составы имели место и в прежнем уголовном законодательстве. В теории такое сочетание умысла и неосторожности в одном преступлении называли «двой­ной» или «сложной» формой вины. Но законодательного понятия ее не существовало до принятия УК РФ 1996 г. В ст. 27 УК подоб­ная конструкция получила название — преступление с двумя фор­мами вины.

Таким образом законодатель подчеркнул, что никаких «двой­ных» или «сложных» форм вины не существует. Есть лишь умысел и неосторожность, а вот сочетание их в одном составе возможно. В законе установлено, что, если в результате совершения умыш­ленного преступления причиняются тяжкие последствия, кото­рые по закону влекут более строгое наказание и которые не охва­тывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие пос­ледствия наступает только в случае, если лицо предвидело возмож­ность их наступления, но без достаточных к тому оснований само­надеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возмож­ность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

Анализ нормы показывает, что закон в одном преступлении как бы объединяет два состава (с умышленной и неосторожной форма­ми вины), каждый из которых может существовать самостоятель­но. Например, ч. 4 ст. 111 УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В этом составе закон выде­ляет два ряда последствий, которым соответствует своя форма вины. Эта конструкция применяется для материальных составов.

Но законодатель конструирует с двумя формами вины и фор­мальные составы. В них умышленная форма вины определена к деянию (действию или бездействию), а к наступившим последстви­ям должна быть установлена неосторожность. Например, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, повлекший по неосторожности смерть чело­века (ч. 3 ст. 211 УК). В отношении угона имеет место прямой умысел, в отношении смерти — неосторожность. Подобным обра­зом конструируются составы нарушений правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215 УК), взрывоопасных объек­тах (ст. 217 УК), некоторых экологических преступлений и др. Во всех случаях преступления с двумя формами вины считаются умышленными со всеми вытекающими последствиями.

Точный анализ содержания субъективной стороны таких пре­ступлений имеет большое значение для их квалификации, для отграничения от иных составов. Если при нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, к смерти будет установлен хотя бы косвенный умысел, то это уже убийство (ст. 105 УК). Если к наступившей смерти не будет установлена даже неосторожная вина (наступила вследствие внесения инфек­ции), то не будет и квалифицирующего обстоятельства (ч. 1 ст. 111 УК). При отсутствии умысла на причинение тяжкого вреда здоровью ответственность наступает за причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК).

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал