Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Воскресенье, 27 августа 2006 года




 

 

Решение ходить каждую неделю в воскресную школу Рейчел Каннингэм приняла совершенно самостоятельно. Никто в ее семье не был особенно религиозным. В первый раз посетить занятия ее уговорила подружка Юлия, которая регулярно ходила в церковь вместе с родителями. Полтора года назад Рейчел впервые пришла на библейский урок, и ей очень понравилось слушать занятные истории, петь хором и молиться вместе с другими детьми. И конечно же, она была в восторге от Дона.

Клара и Роберт Каннингэм поддержали решение дочери. Они сочли, что посещать воскресную школу было бы гораздо полезнее для нее, чем просто слоняться в выходной из угла в угол, время от времени приземляясь перед экраном телевизора.

Воскресная школа открывала двери с половины двенадцатого до половины первого дня. Весь учебный год родители по очереди отводили Рейчел на занятия, но к началу лета девочка уговорила их отпускать ее одну. Ведь ей как-никак уже восемь! Клара Каннингэм не очень-то обрадовалась тому, что у дочки прибавляется самостоятельности, но Роберт объяснил ей, что ребенок не может всю жизнь держаться за материнскую юбку и любая репетиция независимости пойдет маленькому человеку только на пользу.

В это воскресенье снова стало очень жарко, и отец объявил, что хочет поехать на море.

– Я беру с собой Сью. Поехали с нами, Рейчел! Купальный сезон заканчивается, и сегодня уж точно последний день, когда можно поплескаться в море. А?

Но девочка решительно помотала головой. Это немного расстроило Клару. С тех пор как на свет появилась Сью, Рейчел стала все чаще уклоняться от совместных семейных прогулок.

Она невзлюбила маленькую сестренку с первого же взгляда. С ревностью глядела она, как родители качают и тетешкают эту розовую куклу. Как же было жаль делиться с нею маминой любовью и папиным восхищением! Ведь раньше все это принадлежало только ей, Рейчел. Иногда она полностью замыкалась в себе, иногда старалась привлечь внимание родителей тем, что плохо себя вела и вредничала без особой причины.

Так было и этим воскресным утром. Рейчел вышла в пижаме из своей комнаты и спустилась по лестнице босиком, хотя мама сто раз говорила ей надеть тапочки, прежде чем скакать по холодному кафельному полу в прихожей и на кухне. Конечно же, дело дошло до громких препирательств, и Клара поняла, что дочка поступила так не из рассеянности, а специально, чтобы показать характер. Более того, как только Роберт с младшей дочерью ушел на пляж, настроение Рейчел сразу же пошло в гору, и она торжественно засобиралась на свое драгоценное занятие.

– Да ты вся просто сияешь, – окинув взглядом дочку, сказала Клара.



Рейчел кивнула.

– Сегодня приедет… – Едва не проговорившись, она быстро закусила губу.

– Кто приедет сегодня? – рассеянно переспросила мама. Ее мысли уже витали вокруг работы, которую ей предстоит сделать, когда дом опустеет.

– А, да так, один священник, – нашлась Рейчел. – Священник из Лондона покажет нам слайды про Индию!

Она бегло поцеловала мать:

– Пока, мамочка!

Клара закрыла за ней дверь и улыбнулась. Она так хотела поскорее остаться в одиночестве, ведь для того, чтобы написать статью в рубрику «Театральная жизнь», требуются тишина и покой. Клара подрабатывала внештатным корреспондентом в местной газетке «Линн Ньюс», и сегодня ей обязательно надо было рассказать о пьесе, которую она посмотрела по поручению редакции. Женщина уселась за стол с твердым намерением использовать тишину – такую непривычную для их семейного очага! – на полную катушку.

Работалось ей неплохо. Ни разу не зазвонил телефон, в комнате, несмотря на уличную жару, стояла приятная прохлада, и над улицами и садами Гэйвуда, семейного жилого квартала Кингс-Линна, царил полуденный покой. Лишь негромко щебетали птички, разок-другой пролаяла собака – вот и все. Отличные условия для творческой работы.

Пьеса Кларе понравилась, поэтому писать о ней было легко и приятно. В распоряжении матери семейства было не более полутора часов: Рейчел ушла в начале двенадцатого, значит, вернется она примерно без четверти час. После занятий она обычно бывает как шелковая (все по причине ее детской влюбленности в Дона), но при этом ее так и распирает от желания поделиться новостями. Нужно скорее писать, ведь когда дочка вернется, ее ни за что не удастся отослать в другую комнату со словами: «Детка, у меня нет времени, мне надо поработать!» Нет, сначала придется выслушать от Рейчел в мельчайших подробностях все, что сказал сегодня ее распрекрасный Дон.



После завершения работы Клара планировала схватить дочку в охапку, сесть в машину и помчаться вниз по главной улице в замечательно пахнущий вкусной едой павильончик «Фиш энд Чипс». Там она закажет себе и Рейчел по большой порции аппетитной жареной рыбы с картошкой. Затем они возьмут с собой теплые картонные коробочки и усядутся в парке на скамейку. Они будут весело болтать, поглощая еду. Рейчел любила, когда ей безраздельно принадлежал хотя бы клип из родителей, и была готова отправиться вдвоем с мамон или папой куда угодно, пусть даже в самый обыкновенный парк. Поэтому Клара всегда старалась посвятить каждую свободную минуту своему первенцу, своей старшей дочке, чтобы та не чувствовала себя обделенной вниманием.

Увлекшись работой, женщина не заметила, как пролетело время. Наконец ее пальцы набегались по клавишам. Клара поставила точку и устало откинулась на спинку стула. Необходимо было еще раз перечитать написанное, и уж затем можно отсылать текст по электронной почте в редакцию. Какая она молодец, написала статью так быстро!

Клара посмотрела на часы и озабоченно охнула. Надо же, уже второй час, а Рейчел все еще нет. Странно. После воскресной школы дочь обычно шла прямиком домой, не шатаясь просто так по улицам. А если ее зазывала в гости Юлия, то мама подружки тут же ставила Клару в известность. Может, сегодня та просто забыла позвонить?

Клару охватило сильное беспокойство. Она сбежала по ступенькам вниз, в гостиную, где стоял телефон, и набрала номер подружки Рейчел. К ее огромной радости мама Юлии сразу же сняла трубку.

– Алло, это Клара Каннингэм. Скажите, Рейчел у вас? Передайте ей, пожалуйста, чтобы она немедленно…

– Но Рейчел у нас нет! – перебила мать Юлии.

У Клары слегка перехватило дыхание.

– Как это нет? А где же Юлия?

– Она сегодня вообще не. ходила в церковь. У нее болит горло.

– Постойте… послушайте… моя Рейчел ушла на занятия И до сих пор не вернулась. А ведь уже второй час! Может, она заболталась с другими детьми?

– Да не волнуйтесь вы так, – успокаивающим тоном ответила собеседница. – Сегодня славная погода, и наверняка чья-нибудь мама решила угостить всех учеников мороженым. Так что, скорее всего, детишки нежатся сейчас где-нибудь на солнышке, забыв обо всем на свете! И даже о том, что их ждут дома. Они ведь такие рассеянные.

– Конечно, все возможно, – отозвалась Клара, но на самом деле ее тревога только нарастала. Рейчел очень обязательная девочка. Она практически всегда приходит в обещанное время… Или она опять решила потрепать матери нервы? Но ведь когда дочка уходила, настроение у нее было просто ангельское! – Видимо, мне придется самой дойти до церкви и узнать, в чем дело, – слегка изменившимся голосом заключила Клара.

Она бросила трубку, не попрощавшись. Надо скорее что-то делать, пока страх не парализовал ее полностью. Ее сердце колотилось как бешеное.

Клара выбежала на улицу. Она озиралась по сторонам, но дочери нигде не видела. Расстояние до церкви Клара преодолела почти бегом. Занятия в воскресной школе обычно проходили в маленьком домике, примыкавшем к главному зданию храма. Но, добежав до места, Клара обнаружила, что двери здания уже плотно закрыты и поблизости нет ни души – ни детей, ни их родителей. Регулярная служба закончилась уже полтора часа назад, и накаченная полуденным солнцем булыжная площадка перед храмом была мертвенно пуста.

– Боже мой, куда же она подевалась? – тревожно шептала Клара. – Господи, Боже правый, помоги мне ее найти! И как можно скорее!

Она принялась лихорадочно вспоминать фамилию человека, который проводил занятия в воскресной школе. Рейчел была от него без ума. Дон… А дальше? Упоминала ли Рейчел хотя бы раз его фамилию?

«Успокойся, Клара, успокойся, – мысленно твердила она себе, пытаясь унять возбужденное дыхание. – Успокойся и хорошенько подумай. Возьми себя в руки, нервы тебе еще пригодятся».

Главное теперь найти этого Дона и расспросить его. Ведь кто, кроме него, может сейчас помочь? Наверное, мать Юлии знает его фамилию и адрес.

Через пять минут она уже была у дома дочкиной подруги. Вся мокрая от пота, Клара дышала тяжело и неровно.

Открыв дверь, мать Юлии поняла без слов, что Рейчел так и не нашлась.

– Проходите в дом, – позвала она. – Вы уже побывали в церкви?

– Там никаких следов. Ни одной живой души.

– Только, пожалуйста, не накручивайте себя! – воскликнула хозяйка дома. – Наверняка скоро все объяснится. Вот увидите!

– Я хочу поговорить с учителем, – выдохнула Клара. – С Доном. Вы знаете его фамилию? Или, может быть, у вас есть его телефон?

– Его фамилия Эшер. Дональд Эшер. И телефон его у меня есть. Проходите же, проходите, можете позвонить прямо от нас.

Две минуты спустя Клара разговаривала с Дональдом. То, что она услышала, привело ее в полуобморочное состояние. Колени у Клары задрожали, все тело неприятно обмякло, и она ухватилась рукой за стол, чтобы не упасть в обморок.

– Рейчел сегодня не было в школе, – сообщил Дональд. – И ее подружки Юлии тоже. Впрочем, сегодня не пришло довольно много детей. Я решил, что, когда на улице такая хорошая погода, это вполне объяснимо.

– Как это… не было в школе? – прохрипела Клара. – Но я ведь сама отправила ее сегодня на занятия…

Эти слова явно взволновали Дональда, однако он первым делом попытался успокоить испуганную женщину:

– Может быть, Рейчел и Юлия решили сегодня пропустить службу, и вместо этого…

– Юлия лежит дома с больным горлом! – перебила его Клара. – Они с Рейчел сегодня вообще не виделись. Обычно в воскресенье девочки встречаются лишь на ваших занятиях, поскольку перед этим Юлия посещает церковь вместе с родителями.

– Пожалуйста, успокойтесь! Не думайте сразу о плохом, – попросил Дональд. – Ведь детям невдомек, как сильно мы из-за них порой волнуемся. Может быть, она пошла куда-нибудь в парк, замечталась и не заметила, как пролетело время!

Нет, этого быть не могло. Абсолютно точно. Клара знала свою дочь лучше, чем Дон. Рейчел не могла сидеть и мечтать на скамейке парка в одиночестве. И если бы она по какой-то причине решила пропустить воскресную школу, то непременно вернулась бы домой. И сейчас она играла бы в саду у дома или трепала матери нервы, добиваясь, чтобы ей разрешили посмотреть телевизор.

Клара положила трубку, не попрощавшись с Дональдом, и повернулась к матери Юлии.

– Можно, я еще мужу позвоню?

– Само собой разумеется!

Мать Юлии тоже начала волноваться. Из другой комнаты выглянул ее муж, из третьей показалась сама Юлия. Горло девочки, несмотря на жару, было обмотано толстым шерстяным шарфом.

– Пожалуйста, звоните всем, кому считаете нужным.

Клара набрала номер Роберта. В трубке, кроме его голоса, раздавались звуки многолюдного пляжа, чьи-то голоса и смех, а также хныканье Сью.

– Роберт, пожалуйста, возвращайся домой. Скорее! Рейчел пропала.

– Что значит пропала?

– Пропала – значит пропала! Ее нигде нет!

Несмотря на отчаянные попытки сдержать слезы, Клара все-таки расплакалась.

– Роберт, немедленно приезжай!

Муж задавал ей какие-то вопросы, но она была уже не в состоянии говорить. Телефонная трубка выскользнула из ее дрожащих рук. Мать Юлии подхватила Клару под руки и довела до кресла. Сжавшись в комок, испуганная женщина молча сидела в кресле, пока отец Юлии не взял ее за плечи и не заставил выпить несколько глотков коньяка.

Спиртное обожгло губы и язык Клары, и она немного пришла в себя, но так и сидела, словно каменная, тупо уставившись в противоположную стену.

Силы ее были на исходе, в душе зияла громадная ледяная пустота. Какое-то время несчастная мать просто не могла пошевелиться.

 

 

В воскресенье Натан Мур появился на кухне лишь в поистине второго дня. Вирджиния сидела за столом, ела йогурт и листала глянцевый журнал. Три часа назад она говорила по телефону с Фредериком, и тот немного рассказал ей о приеме, на котором побывал накануне вечером и повстречался с несколькими важными персонами.

– А как прошла твоя суббота?

– Нормально, – беззаботным тоном ответила Вирджиния. – Ким пошла на детский праздник с ночевкой. В кои-то веки мне удалось побыть одной, абсолютно одной. Это было просто здорово.

Фредерик рассмеялся:

– Вирджиния, я не знаю ни одного человека, который любил бы одиночество больше, чем ты!

С самого начала было совершенно ясно, что говорить мужу о неожиданном появлении Натана ни в коем случае нельзя. Опять закрутились бы водовороты споров, пререканий и недовольства, и Фредерик запальчиво заявил бы ей, что именно такое развитие событий он и предсказывал. А если бы он узнал, что Натан остался в их доме и спит сейчас в гостевой комнате, то… У Вирджинии не было ни малейшего желания вступать с мужем в очередные баталии. Она сказала себе, что ее маленькая ложь пойдет ему только на пользу – он не будет попусту трепать себе нервы. До следующей среды еще есть время. Когда Фредерик вернется, Натана здесь и близко не будет, поэтому сообщать мужу об этом визите не имеет никакого смысла.

– Доброе утро, – хрипловатым со сна голосом поприветствовал Натан.

Вирджиния не смогла сдержать смеха:

– «Доброе утро»! Уже половина второго! Вы проспали полдня!

– О боже. Уже полвторого? – Натан взглянул на кухонные часы. – И в самом деле. Я отключился, потому что чертовски устал от переезда с больной Ливией на руках. Это отняло у меня все силы. Устал как собака.

– Выпьете чашечку кофе?

– С огромным удовольствием!

Он сел за стол, глядя, как Вирджиния набивает фильтр молотым кофе и включает кофейную машину. Вчера вечером было то же самое. Вирджиния готовила ужин, а Натан сидел за столом и следил за ее движениями. Но женщину это не раздражало. Скорее, ее бесило, когда посторонние брались хозяйничать на ее кухне. Натан развлекал Вирджинию рассказами о своей яхте, и женщина удивлялась неизвестным ей доселе профессиональным морским словечкам, то и дело звучавшим в речи гостя.

Во время ужина Вирджиния задала Натану вопрос, который действительно интересовал ее.

– Вы сказали, что являетесь писателем. Что же вы пишете?

– Детективы.

– О! В самом деле? Здорово… я обожаю детективы. Натан с некоторым усилием оторвал взгляд от своей тарелки.

– Вы замечательно готовите, Вирджиния! В жизни не ел такой божественной еды.

– Ладно вам. Просто в последние дни вы жили впроголодь, вот и все. Сейчас даже самая грубая пища покажется вам невероятно вкусной.

– Нет. Позвольте с вами не согласиться. – Безо всяких переходов Натан вдруг вернулся к предыдущей теме. – Очень многим нравится читать детективы. К счастью для меня.

– Значит, ваши романы имеют успех?

– Да, можно и так сказать.

– А они переведены на английский?

– К сожалению, нет. А по-немецки вы, конечно же, не читаете?

– Нет. – Вирджиния рассмеялась. – По-немецки я не знаю ни слова.

Она собиралась расспросить Натана еще кое о чем и мысленно упражнялась в дипломатии, подбирая подходящие слова. Но этот человек снова проявил свою удивительную способность угадывать мысли, что в очередной раз смутило Вирджинию.

– Вы, наверное, думаете, что популярный писатель по определению не может быть гол как сокол?

Вирджиния смущенно пожала плечами:

– Предположим…

Натан взглянул на нее глазами, полными грусти:

– Понимаете, Вирджиния, я не из тех людей, кто четко планируют свою жизнь и просчитывают каждый шаг наперед. Я живу здесь и сейчас. Что я зарабатывал, то сразу тратил. Путешествия, пятизвездочные отели, дорогие подарки Ливии, крутые рестораны… Деньги как приходили, так и уходили. А затем… затем мы продали все, что у нас было, и вложили все средства в покупку яхты. На время кругосветного путешествия мы решили жить только случайными заработками. Правда, у нас еще было кой-какое золотишко, и в случае крайней необходимости я отнес бы его в ломбард или в скупку. Но и его безвозвратно отняло море. Вот так.

– Это кругосветное путешествие…

–…должно было дать мне материал для новой книги.

– Для нового детектива?

– Да.

– Но ведь в Германии ваши книги, наверное, еще продаются? Тогда…

Натан понял ее с полуслова:

– Тогда я снова когда-нибудь буду при деньгах. Ясное дело! Вирджиния, то, что сейчас я нищий, не означает, что я буду нищим всегда. Но сегодня… Ничего не поделаешь, у нас нет ни дома, ни квартиры, ни мебели. Со счетов в банке снято все до цента. Когда-нибудь на них снова поступят деньги, но, естественно, это произойдет не сегодня и не завтра.

Снять со счетов все до цента… Вирджиния представляла себе, как оценил бы Фредерик подобное легкомыслие, сколько колкостей он наговорил бы Натану по этому поводу. Да, какое все-таки счастье, что в эти выходные мужа нет дома!

Вчера после ужина Натан сразу же отправился спать. Было видно, что он устал настолько, что едва держался на ногах. У него даже глаза покраснели от переутомления.

Проспав пятнадцать часов, он выглядел совершенно другим человеком. Свежим, отдохнувшим, спокойным. Его загорелое лицо не казалось уже таким вялым и обескровленным, как вчера вечером.

– Выспался всласть, – с улыбкой сообщил он. – Давно мне не удавалось отдохнуть как следует. Ведь с того самого момента, как случилось несчастье, я спал лишь урывками.

Вирджиния поставила перед ним чашку дымящегося кофе и села напротив.

– Я очень рада, что вы чувствуете себя лучше. Вы поедете сегодня в больницу к Ливии?

– Да, пожалуй. Хотите поехать со мной?

– Сегодня мне нужно забрать дочку с детского праздника, – с сожалением в голосе отозвалась Вирджиния. – Скорее всего, я смогу навестить Ливию только завтра.

– Чудесно. Думаю, она обрадуется.

Натан внимательно оглядел пространство кухни:

– Что же вы делаете тут целыми днями, Вирджиния, к тому же в полном одиночестве, без мужа? Вы просто фантастически готовите, я уже говорил вам об этом вчера. Но ведь вы не стоите у плиты круглые сутки, верно?

Такой вопрос застал ее врасплох. Если бы его задал другой человек, Вирджиния сочла бы подобное любопытство невежливым. Но в глазах Натана был виден неподдельный интерес.

– Конечно, я не торчу целыми днями на кухне. Но я почти постоянно дома. Или неподалеку, в парке. Мне очень хорошо здесь.

– Вместе с вашей маленькой дочерью.

– Да. Понимаете, я нужна Ким. И в первую очередь потому, что ее отец так редко бывает дома.

– Ваш муж политик?

Поразительно, он угадал даже это!

– Да, он немного занимается политикой. Откуда вы знаете?

– В поезде, на пути сюда, я кое-что прочитал о нем в газете. Он хочет занять кресло в нижней палате парламента.

– Да, при определенных усилиях с его стороны он, наверное, сумел бы…

– Но тогда вы будете чувствовать себя еще более одинокой.

– Я не чувствую себя одинокой.

– Вы не чувствуете себя одинокой, постоянно пребывая лишь в обществе семилетнего ребенка? Ни за что не поверю.

– Нет, не чувствую.

Этот разговор стал неприятен Вирджинии. И кто он такой, что она должна оправдываться перед ним?

– Ваша дочь скоро вырастет. Она вылетит из родительского гнезда, и у нее начнется своя жизнь, а вы останетесь совершенно одна в этих мрачных стенах, окруженных гигантским лесопарком, среди этих деревьев-великанов, из-за которых не видно даже неба.

Вирджиния натянуто улыбнулась:

– Зачем вы все преувеличиваете? Натан, мне…

Ей снова стало трудно дышать. Как вчера, когда она стояла в окружении любопытных мамаш. Этот человек зачем-то лез к ней в душу. Специально или нет, но он переступил невидимую запретную черту.

Натан порылся в кармане своих брюк и достал оттуда какое-то фото. Вирджиния не сразу разглядела, кто был изображен на этой маленькой, слегка помятой карточке.

– Вот что я нашел вчера в моей комнате. В самом нижнем ящике комода. Там лежала целая куча фотографий, аккуратно разложенных по конвертам.

Вирджинии потребовалось несколько секунд, чтобы переварить тот небрежно-равнодушный тон, с которым это было сказано.

– А вы всегда шарите по чужим шкафам? – выговорила она наконец.

Натан оставил этот вопрос без внимания: Он невозмутимо разглядывал фотографию.

– Итак, это вы, – возвестил он. – Лет пятнадцать тому назад, не так ли? Здесь вам где-то двадцать с небольшим, насколько я могу судить.

Он протянул Вирджинии фото. На нем беззаботно смеялась молодая женщина, одетая в длинную цыганскую юбку и футболку с бахромой на подоле и рукавах. Красивые волосы длиной до талии мягкими прядями спадали ей на грудь. Она сидела на Испанской лестнице в Риме среди десятка других туристов, и ее глаза излучали блаженство и счастье.

– Двадцать три, – глухо произнесла Вирджиния. – На этой фотографии мне двадцать три года.

– Рим, – улыбнулся он. – Рим, лето…

– Весна, – буркнула женщина. У нее в горле неприятно запершило. Вспоминать про Рим она совсем не хотела. Она желала только одного – чтобы этот человек как можно скорее исчез и оставил ее в покое.

Вирджиния резко выдвинула свой стул и вскочила.

– Натан!

Он потянулся через весь стол и мягким движением взял фотографию из ее рук.

– Я не могу наглядеться на это фото, – шептал он. – И со вчерашнего вечера меня занимает один-единственный вопрос… Где сейчас эта живая, энергичная хохотушка? Куда она пропала? И почему?

 

Вирджиния внутренне негодовала, однако это чувство так и не переросло в настоящую ярость.

Этот человек зашел слишком далеко! Адрес он, видите ли, раскопал в ящиках чужого комода. Явился сюда вслед за хозяевами дачи, уложил жену в местную больницу, рассчитывая, что при таких обстоятельствах Квентины не откажут ему в приеме. И этот расчет оказался верным.

Едва переступив порог комнаты, предоставленной ему для ночлега, он снова ринулся рыскать по шкафам, совать нос в дела, которые его совершенно не касаются… И эти провокационные вопросы… Кто дал ему право задавать их? Даже старый, испытанный друг не всегда решится произнести некоторые вещи вслух. А он-то кто такой? Чужак! Беспардонный наглец!

Равнодушно, с милой улыбкой на губах, он ранил ее в самую душу. А все потому, что она с самого начала проявила себя слишком кроткой.

Может быть, в сложившейся ситуации есть и ее вина? Но ведь она всего лишь хотела поддержать несчастных людей, неожиданно попавших в беду. Ливия, молодая привлекательная женщина, неделю работала на Квентинов в Данвегане, показала себя трудолюбивым и скромным человеком, поэтому Вирджинии захотелось помочь ей в трудную минуту. Сама-то Ливия, в отличие от своего мужа, не проявила никакой навязчивости. Она лишь с благодарностью приняла то, что предложила ей Вирджиния – например, ту же одежду. Поселившись на даче Квентинов, она наверняка не вынюхивала там чужих секретов, да и в Норфолк поехала не по своей воле, а потому, что ее в невменяемом состоянии потащил за собой муж. Не будь Натана, Ливия вне сомнений постаралась бы как можно быстрее вернуться домой в Германию.

Именно Натан вцепился в Вирджинию, как рыба-присоска, и не давал себя сбросить.

Может быть, интуиция у Фредерика оказалась более тонкой, чем у нее? Она знала своего мужа как человека отзывчивого, который не раз приходил на помощь нуждающимся людям. Но в случае с этой немецкой парой Фредерика как подменили. Он с первого же момента был настроен против горе-путешественников, и, как это ни горько было осознавать, худшие из его предчувствий потихоньку начинали оправдываться.

 

Вирджиния оставила вопросы Натана без внимания. Вместо ответа она встала и заявила, что сейчас ей нужно уехать, чтобы забрать Ким с праздника. Мужчина лишь чарующе улыбнулся ей в ответ. Вирджиния с удовольствием отправила бы его ко всем чертям, но почему-то – быть может, из-за этой улыбки? – так и не смогла произнести решительных слов.

Взяв ключи от машины, она вышла во двор, оставив Нагана одного в доме – как будто бы она знала его сто лет и безоговорочно доверяла ему!

«Неизвестно, что он выудит из ящиков на этот раз, – невесело рассуждала в мыслях Вирджиния, сидя за рулем. Ее машина мчалась по неширокой полоске асфальта в направлении дома, где гостила Ким. – Раз уж тебе не хватило духа сразу выгнать его, надо было, по крайней мере, посадить его с собой в машину». Но, откровенно говоря, оказаться с ним наедине в салоне автомобиля она вовсе не хотела. Сейчас ей необходимо было держаться от Натана как можно дальше.

Тот факт, что он откопал фотографию именно с тех римских каникул, был ничем иным, как дурацкой случайностью. Но такая случайность стоила ей нервов, и немалых.

Так вот, оказывается, где лежат старые фото, осколки ее прошлого, – в комнате для гостей! А она думала, что давно расправилась с ними. При первой же возможности она немедленно достанет эти снимки и швырнет их в мусорный бак – естественно, не пересматривая их заново. В ее представительной гостиной уже стоит целая полка солидных фотоальбомов в кожаных переплетах. Карточки в них аккуратно разложены, подписаны, снабжены пояснениями, например: «Пасха. 2001 год, Скай», «День рождения Ким, 5 лет», и все в таком роде. На первом альбоме стояла надпись: «Фредерик и Вирджиния. Наша свадьба, 1997 г.». Свадьбой начиналась вся серия. Альбомов со старыми пожелтевшими фотографиями миссис Квентин не держала.

В доме принято было считать, что старые снимки просто не сохранились. Вирджиния старалась не возвращаться к ним даже в мыслях. Но разве могла она предугадать появление такой вот ищейки, как этот Натан, которая все вынюхивала и копала, копала и вынюхивала? А эти бесцеремонные, если не сказать бесстыжие вопросы? Просто неслыханно!

 

Она выехала слишком рано, лишь бы не видеть Натана. Забирать детей было условлено в половине четвертого, и, если женщина приедет за Ким намного раньше, это наверняка вызовет недовольство хозяев. Вирджиния сама не раз устраивала детские праздники у себя в доме и прекрасно знала, что программа развлечений рассчитана на то, чтобы родители не сваливались с неба в самый неподходящий момент и не мешали всеобщему счастью.

Несколько мгновений она раздумывала, не навестить ли ей сейчас ненадолго Ливию? Но от этой мысли Вирджиния быстро отказалась, поскольку не имела ни малейшего желания пересечься в больнице с Натаном.

«Ну вот, я уже начинаю петлять, как заяц, – в легком бешенстве подумала она. – Начинаю путать следы, а все из-за какого-то мужика, с которым знакома без году неделя. И почему только я не послала его к черту?»

Припарковавшись в первом же подходящем месте, Вирджиния подошла к табачному автомату и купила себе сигареты. Она не курила целую вечность или, точнее, с той поры, как познакомилась с Фредериком – тот не выносил курящих женщин. Но сейчас ее неудержимо потянуло это сделать. Дымить в машине ей не хотелось, поэтому она прохаживалась по тротуару то в одну, то в другую сторону и жадно затягивалась сигаретой.

Район города, в котором она оказалась, ей очень не нравился. Какие-то занюханные блочные дома, унылые и неухоженные, при виде которых хотелось отвернуться. И лишь лазурно-голубое августовское небо да яркие солнечные пятна на асфальте немного скрашивали эту несимпатичную картину. Парочка заштатных магазинов, химчистка, выглядевшая в своем обшарпанном здании так убого, что казалось, отдай туда свою одежду, и ты получишь ее назад еще грязнее. На улице было по-воскресному пустынно и тихо, и лишь паршивенькая музыка из чьего-то приемника навязчиво пиликала откуда-то сверху.

Вирджиния чувствовала себя подавленно: слишком уж непривычной была та обстановка, в которой она оказалась. В этот момент она как будто бы была не самой собой, не Вирджинией Квентин, женой состоятельного банкира, который вот-вот займет одну из ключевых позиций на политической сцене. Вирджиния Квентин – это дама, владеющая шикарной усадьбой с громадным парком, держащая у себя в подчинении семейную пару мажордомов. Кроме того, у нее есть дача на острове Скай и просторная квартира в Лондоне. И она никогда не останавливается вот так, на тротуаре, в бедняцком квартале города, и не смолит сигареты одну за другой. Ее настоящая жизнь вращалась на других орбитах и никогда с них не сходила.

Чтобы покончить с этими колючими мыслями, Вирджиния швырнула окурок на асфальт и затоптала его каблуком своих дорогих туфель.

Затем она закурила новую сигарету.

Последний вопрос Натана внезапно припомнился ей с точностью до единого слова: «Где сейчас эта живая, энергичная хохотушка? Куда она пропала? И почему?»

«Пропавшая хохотушка» стояла сейчас на улице и дымила сигареты.

Она курила и раньше, много лет назад. Она шаталась по таким кварталам, куда благовоспитанная девушка и носа бы не показала. Она пробовала и гашиш, и кокаин, забывала слово «хватит», когда ей наливали спиртное, и поэтому часто просыпалась в чужих кроватях рядом с незнакомыми мужчинами, теряясь в догадках: и как это ее угораздило… «Пропавшая хохотушка» была необычайно жадной до жизни, мечтала попробовать все на свете и при этом плевать хотела на осторожность. Нет, она, конечно же, понимала, что часто идет на риск, но не рисковать означало для нее не жить. Чем острее, опаснее, запредельнее – тем лучше. Все остальное она считала преснятиной.

Вирджиния бросила недокуренную сигарету. Женщина топтала каблуком окурок так долго и с таким остервенением, словно хотела вдавить его в асфальт. В ее мозгу неприятно тлели воспоминания, и вместе с сигаретой она пыталась загасить их пламя.

Вирджиния села в машину и, несмотря на жару, плотно закрыла окна и двери. Ехать за Ким было все еще слишком рано. Она обхватила руль руками и уронила на них голову. Ей хотелось плакать, но слез не было.

 

Она просидела в машине так долго, что в итоге опоздала к назначенному времени. Других детей уже давно разобрали, и компанию имениннице составляла одна лишь Ким. Когда Вирджиния вошла в калитку, девочки мирно качались на качелях в саду. Увидев ее, подружка Ким тут же разревелась: она не хотела, чтобы у нее отнимали последнюю гостью.

– Детям обычно так трудно смириться с тем, что праздник закончился, – улыбнулась мать девочки. – Может быть, миссис Квентин, вы оставите у нас Ким до завтра? Так будет легче для моей малышки. Девочки отдохнут, поиграют. Они такие умницы! К тому же начинается последняя неделя каникул. А?

В другой ситуации Вирджиния охотно приняла бы подобное предложение, но в ее сегодняшнем положении на это было нелегко решиться. Дома у нее все еще околачивался Натан Мур, и когда он соизволит исчезнуть, Вирджиния не знала. Она больше не желала находиться с ним наедине, и присутствие Ким очень разрядило бы обстановку. Но, естественно, она не могла сказать об этом сейчас, а подходящих отговорок на ум не приходило. К тому же если она все-таки заберет Ким, то присутствие Натана в доме сразу же перестанет быть тайной для Фредерика.

В итоге родительницы договорились, что Вирджиния приедет за Ким завтра вечером, и девочки оглушительно завизжали от восторга, запрыгали и захлопали в ладоши. Хозяйка предложила гостье выпить чашку чаю, но та вежливо отказалась. Хотя спешить ей было особо некуда, Вирджиния не очень-то хотела распивать чаи с этой примерной, образцовой дамой, в жизни которой все было разложено по полочкам, и обсуждать погоду и прочие пустяки.

Однако, снова садясь в машину, Вирджиния ощутила некоторые угрызения совести из-за того, что она слишком часто стала судить о людях только по внешним признакам. Вот отчего она, например, решила, что у этой женщины все идеально и нет никаких проблем? Только оттого, что та живет в типовом ухоженном коттедже с лужайкой и садиком, где цветы на клумбах педантично рассажены по оттенкам? Оттого, что та носит стандартную прическу и регулярно отбеливает зубы? Или оттого, что над ней не висит дамоклов меч вроде получения в скором времени статуса жены политика?

Вирджиния задумалась о том, какое же впечатление она производит на других. Холодно-дружелюбная и неприступная? Скорее всего, ее считают просто надменной. Она старалась поменьше общаться с другими матерями, каждый раз бормоча, что у нее масса важных дел. Так сказала она и сегодня в ответ на приглашение выпить чашку чаю. Женщина, в жизни которой явно было все идеально, выглядела немного грустной. Может, она чувствовала себя одиноко… Где, например, обретался ее муж в этот воскресный вечер? Вирджиния как-то не заметила следов его присутствия в доме…

 

Вернувшись в поместье, она обнаружила Натана на террасе. Он лежал в шезлонге и лениво перебирал страницы книги, которую явно раздобыл в хозяйской библиотеке. Но Вирджиния тут же убедила себя, что это нормально. Пусть делает что хочет, лишь бы не сидел просто так без дела да не шнырял снова по чужим комодам.

– Наконец-то вы пришли! – воскликнул Натан. – Как долго вас не было. Я уже начал немного волноваться.

– Который час? – спросила Вирджиния.

– Ровно половина пятого.

Натан выбрался из шезлонга и приблизился к ней вплотную.

– Вы курили, – тут же сказал он.

Подобное замечание Вирджиния расценила как нахальство, но почему – она и сама не могла объяснить. Поэтому она решила не реагировать на него.

– Ким захотела остаться в гостях еще ненадолго, – смерила она взглядом Натана, – и в итоге я позволила ей переночевать у подружки. А сама немного посидела и выпила чаю с матерью той девочки.

Вирджиния сказала так для того, чтобы не казаться ему отшельницей, замкнувшейся от всего мира в собственной келье. Натан должен знать, что она нормально общается с людьми и живет почти так же, как и другие. Но в то же время она спрашивала себя, почему же ей так важно его мнение…

По его лицу было видно, что он не верит ей. От этого Вирджиния чувствовала себя нерешительной. Но разве могла она знать, что думает Натан на самом деле?

– Я собираюсь навестить Ливию в больнице, – сказал Натан. – Может быть, вы одолжите мне вашу машину? Когда я добирался сюда, то совершил настоящий марш-бросок! Но каждый день проходить пешком такие расстояния я не сумею.

Она протянула ему ключи от машины, представляя себе, как Фредерик в этот момент рвал бы на себе волосы от досады. Словно угадав, что она в этот момент думает о муже, Натан сообщил:

– А он звонил недавно.

– Фредерик?!

Вирджиния испугалась почти до судорог. Муж позвонил, и чей же голос он услышал? Натана Мура! Именно этого она и боялась больше всего.

– Вы что, разговаривали с ним?!

Натан приподнял руки, будто защищаясь, и ухмыльнулся.

– За кого вы меня принимаете? Нет, конечно! Я не подхожу к чужим телефонам. Включился автоответчик, и все было слышно. Фредерик, в общем-то, сказал не так уж много. Он лишь попросил вас перезвонить ему.

Гора свалилась с ее плеч.

– Хорошо. Я сейчас же перезвоню ему.

– А может, хотите поехать со мной в больницу?

– Нет.

Поехать вместе было разумным решением, к тому же незапланированное отсутствие Ким развязывало Вирджинии руки. Однако перспектива оказаться с ним наедине в салоне машины все еще претила женщине. Она твердо решила держаться от Натана подальше.

– О'кей, тогда до скорого!

Натан направился к выходу. Он выглядел весьма неопрятно в своих замызганных джинсах и несвежей белой футболке. Мягко говоря, не совсем подходящая одежда для посещения больницы, но ему явно было наплевать на это. «А может, – внезапно осенило ее, – он вовсе не собирается ехать в больницу, а вместо этого покатается немного по округе и посидит в баре со стаканчиком виски».

Как ни странно, мысль о том, что он может исчезнуть вместе с машиной, даже не приходила Вирджинии в голову. Естественно, Мур выглядел как отпетый проходимец, но допустить, что он способен на кражу, почему-то не получалось.

Еще мгновение, и Натан скрылся бы за углом террасы, но Вирджиния окликнула его.

– Натан!

Он остановился и оглянулся.

Вирджиния хотела попросить его, чтобы он не попадался на глаза Уолкерам, однако подобная условность внезапно показалась ей довольно глупой. Не такая уж важная птица этот Натан! А такая просьба прибавит ему веса в собственных глазах. Она же будет выглядеть в этот момент нашкодившей школьницей, которая боится, что об ее проступке узнает классная дама. Вирджинии нечего скрывать: между нею и Натаном ровным счетом ничего не было, и она ни в чем не виновата перед Фредериком. И если Уолкеры увидят, что у нее кто-то в гостях, в этом нет абсолютно ничего страшного.

Тем не менее она страстно, всем сердцем желала, чтобы Уолкеры его не заметили.

– Впрочем, нет, ничего, – махнула она рукой. – Я передумала.

Натан подмигнул ей и исчез. Через несколько мгновений она услышала удаляющийся гул мотора.

Ей сразу же стало чуточку легче. Первым делом она примет душ. Потом позвонит Фредерику. Потом выпьет бокал вина. Ведь как иначе затушить очаг мучительных мыслей, что с новой силой разгорался у нее в мозгу?

 

 

Фредерик сразу же взял трубку. Вирджинии, к огромному ее облегчению, не пришлось ни лгать, ни умалчивать о чем-то, поскольку муж не стал спрашивать у нее, как прошел день. Вместо этого Фредерик хотел поделиться своими новостями, и, едва переводя дух, рассказывал их жене одну за другой.

– Милая, ты не рассердишься, если я задержусь в Лондоне еще на пару деньков? Меня познакомили с такими высокопоставленными людьми! И самое главное, что они тоже заинтересованы во мне! Мне просто необходимо присутствовать на двух званых ужинах, и тогда…

Вирджиния сразу же вошла в его положение. Она всегда была готова к такому повороту событий. Кроме того, одиночество не доставляло ей абсолютно никакого дискомфорта, даже наоборот.

– Конечно, оставайся в Лондоне столько, сколько тебе нужно. Никаких проблем! Я прекрасно чувствую себя в Ферндейле и дождусь тебя, когда бы ты ни вернулся.

– Хорошо, тогда я задержусь до пятницы…

Фредерик сделал паузу.

– Да-да? – произнесла она вопросительно, чувствуя, что он хочет сказать что-то еще, но по каким-то причинам медлит.

– В общем, званые ужины будут во вторник и в среду, – уточнил Фредерик. – А в пятницу будет торжественный прием у сэра Вудворта.

Это имя ей ни о чем не говорило. Но внутри у нее сразу же вспыхнули оранжевые сигналы тревоги.

– Сэр Вудворт – депутат палаты общин. Это один из влиятельнейших людей в британском парламенте, – пояснил Фредерик. – Быть приглашенным к нему – великая честь, которая выпадает далеко не каждому… Более важного события и представить себе нельзя. И я хочу попросить тебя вот о чем…

Для Фредерика все события были важными. И очень важными. И самыми важными. И важнее некуда. Так что Вирджиния совершенно точно знала, о чем сейчас попросит ее муж.

– Фредерик, нет! – чиркнула она словами, будто спичкой.

– Вирджиния, золотце, один-единственный раз! Появиться там без жены – это все равно… все равно, что прийти босиком на прием к королеве! Я устал всем объяснять, почему я все время один, без жены, и, похоже, в мои объяснения уже никто не верит. О том, что у тебя грипп, что у дочки ангина или что мы затеяли сложные переделки в доме, которые требуют твоего постоянного надзора, я уже врал. Больше никаких разумных объяснений мне в голову не приходит.

– Тогда скажи, что я работаю, а работающая женщина не может мотаться между Кингс-Линном и Лондоном так часто, как того требуют политические амбиции ее супруга!

– Послушай, я ведь столько раз объяснял тебе, в политических кругах не делают скидку на то, что женщина работает. Даже самые занятые жены выкраивают время и сопровождают мужа в тех случаях, когда это необходимо для его карьеры. Здесь не торгуются, не говорят: это, дескать, моя работа, а это – твоя.

– Понимаю. Работа мужа – это в первую очередь работа жены!

– Вирджиния…

– У вас какие-то первобытные представления об обязанностях женщины!

– В партии консерваторов…

– А может, ты просто вступил не в ту партию? – разозлилась Вирджиния.

Фредерик глубоко вздохнул, но этот вздох не означал смирения. Вирджиния сразу же поняла, что муж едва сдерживает гнев.

– Обсуждать с тобой такие вещи я не собираюсь, – отрезал он. – Я вступил именно в ту партию, взгляды которой я горячо разделяю и с чьей программой я полностью согласен. Да, я хочу сделать карьеру в этой партии. На это я имею полное право, и если бы ты не была озабочена лишь самой собой и своими капризами, то, наверное, разглядела бы много позитивного в этом шаге. Тогда, может быть, ты почувствовала бы гордость за такого мужа и даже захотела бы помогать ему.

От ее затылка вверх ко лбу и вискам поползли юркие змейки головной боли. Они покусывали ее сначала несильно, как бы пробуя на вкус, но постепенно боль становилась все сильнее, глубже, интенсивнее. Еще несколько минут, и ее голова накалится до предела.

– Фредерик…

Муж не давал ей больше раскрыть рта. Он был на пике ярости.

– И от кого я слышу отговорки насчет первобытного отношения к женщине? Если бы ты действительно работала по профессии и делала сногсшибательную карьеру, я бы еще мог понять эти слова! Но слышать их от тебя, именно от тебя, никогда толком не работавшей после университета! Да, ты работала, но так, по мелочи, по три дня раз в три года. И вовсе не потому, что ты приносила себя в жертву мне и моей безнадежно закоснелой, допотопной партии, а потому, что тебе, видите ли, так хотелось! Чем ты там занимаешься дни напролет? Воспитываешь дочку и бегаешь трусцой. Вот и все! Так что нечего притворяться великой эмансипе!

Боль окончательно пронзила ей голову. Необходимо было скорее принять таблетку, чтобы предупредить еще более страшный удар. Но Вирджиния почему-то не могла просто положить трубку и отправиться в ванную. Она стояла на месте как вкопанная и безучастно выслушивала гневные выпады мужа.

Несколько мгновений оба молчали. Фредерик перевел дыхание. Вирджиния знала, что он не собирался обрушивать на нее все эти претензии и, скорее всего, сейчас уже немного сожалеет о своих словах. Однако муж высказал все, что накопилось у него на душе.

– Я не собирался с тобой воевать, – сказал он уже мягче. – Извини, если нечаянно обидел тебя. Но я настаиваю на том, чтобы ты приехала в Лондон и отправилась со мной в пятницу на этот прием. Никаких возражений я не принимаю. Жду тебя в Лондоне.

– Ким…

– Ким с пятницы и до субботнего утра поживет у Грейс и Джека. Она обожает их. Это вовсе не проблема, Вирджиния. Черт побери, речь идет всего лишь об одной ночи!

Нет, на самом деле речь шла о гораздо большем. Но как же ей сказать об этом Фредерику?

– У меня страшно разболелась голова, – сказала она наконец. – Мне надо срочно выпить таблетку.

– Завтра еще поговорим, – отозвался Фредерик и бросил трубку.

Даже не попрощался, не сказал «я тебя люблю»! Он действительно рассердился не на шутку. Фредерик редко выходил из себя и, даже если был в гневе, почти никогда не давал воли своим чувствам. Значит, Вирджиния действительно довела его до белого каления.

Боли волнообразно раздавались в голове Вирджинии. Словно сомнамбула, она добралась до ванной комнаты и неловкими движениями отыскала в аптечке таблетки. Подойдя к раковине и открыв кран, чтобы набрать в стакан воды, она взглянула в зеркало и ужаснулась: белое как мел лицо, землисто-серые губы… Она выглядела, как самое настоящее привидение.

«Муж попросил сопровождать его на очень важном для него мероприятии. Из-за этого у меня адски разболелась голова, и через несколько минут я стала выглядеть, словно умирающая». Годится ли эта формулировка для того, чтобы объяснить свою проблему психоаналитику? Дошла ли она уже до той кондиции, когда необходима психотерапия?

Вирджиния проглотила две пилюли, добрела, пошатываясь, до гостиной и мешком повалилась на диван. Лучше было, конечно, пойти в спальню, опустить жалюзи и лечь в кровать, но… Ведь Натан, вернувшись, сразу же заметит, что с ней не все в порядке. Он и так видел ее насквозь, слишком бесцеремонно нарушал ее личное пространство, спрашивая о вещах, говорить о которых она не хотела ни при каких обстоятельствах. Страшно представить, что будет, если он обнаружит ее вот такой, с окончательно расшатавшимися нервами.

Однако Вирджиния быстро поняла, что разыграть перед Натаном идиллию у нее не получится. Боли раздирали ее мозг в клочья, и с каждой минутой только усиливались. Либо она приняла лекарство слишком поздно, либо у нее уже началось к нему привыкание. Так или иначе, препарат уже почти не помогал ей. В ее душе все сильнее росла обида на Фредерика, отчаяние и внезапное осознание своей полной никчемности.

«Что ты там делаешь дни напролет? Воспитываешь дочку и бегаешь трусцой! Вот и все!»

Впервые за годы их совместной жизни он говорил с ней так агрессивно. Впервые он поднес к ее глазам безжалостное зеркало, в котором она увидела свое жалкое отражение. У нее не было ни толковой профессии, ни каких-либо достижений, ни мало-мальски продуманного благотворительного проекта, в который она могла бы вложить свои силы и энергию. Она прохлаждалась одна в гигантском доме, почти дворце, заботилась о дочери, которая, как сказал недавно Натан Мур, в скором времени перестанет постоянно нуждаться в ней. Не зная, куда девать свободное время, Вирджиния нарезала круги по парку, но, когда женщина с грустными глазами пригласила ее выпить чашку чаю, она отказалась под предлогом «массы неотложных дел». Она уклонялась от того, чтобы помогать мужу делать карьеру, раз уж собственная карьера не была ей суждена, и наотрез отказывалась делать ему те маленькие одолжения, о которых он униженно просил.

Единственное доброе дело, на которое она сподвиглась в последнее время, – это помощь потерпевшим бедствие мореплавателям. Но и тут она, похоже, допустила фатальную ошибку. Натан Мур пристал к ней как банный лист, в точности как предсказывал Фредерик. А она еще упрекала мужа в черствости, не слушая его мудрых предостережений! Недели не прошло, и Натан уже живет припеваючи в их семейном доме, рассекает по округе на ее машине. Выводы лежат на поверхности: стоит Вирджинии выглянуть из своей мышиной норки и предпринять что-нибудь, как это обязательно выходит ей боком. И не только ей.

На глаза женщины навернулись слезы. Она знала, что при такой мигрени плакать – смерти подобно, но ничего не могла с собой поделать. Она лежала на диване, и боль ее изливалась горячими потоками на подушки. Вирджиния не плакала много лет, она даже не могла припомнить повода, по которому проливала слезы в последний раз. В ее жизни с Фредериком причин для слез просто не было. Все казалось таким прозрачным и мирным, дни походили один на другой, и в них не было места тяжелым заботам и страхам. Она ни разу по-настоящему не спорила с Фредериком, и он никогда не давил на нее, не настаивал на своей точке зрения. До сегодняшнего дня. Внезапно он стал выдвигать ей жесткие требования, а почуяв сопротивление, наградил ее обидными фразами, словно пинками. Это из-за мужа у нее теперь раскалывается голова, а душу, будто кислотой, разъедает чувство вины! А тут еще этот Натан каких-то два или три часа назад полез со своими идиотскими вопросами, буквально выжив ее из дома и загнав в тот богом забытый квартал Кингс-Линна, где она стояла, курила и нервничала.

Ну что же такое с ней стряслось?

 

Вирджиния не знала, сколько времени она так лежала и плакала. За окном внезапно послышался шум приближающегося автомобиля. Похоже, вернулся Натан. Она быстро села на кровати, вскрикнув при этом от боли – в ее черепной коробке ворочались железные спицы, пронзая мозг в разных местах. Вирджиния лихорадочно приглаживала волосы руками, но она знала, что все это бесполезно – свое ужасное состояние ей скрыть не удастся. В этот момент она выглядела, должно быть, чудовищно.

Натан вошел в дом через кухню. В этот раз он не стал вежливо стучать у парадного входа, а прошел сразу, запросто, как свой человек, и тут же направился в гостиную. Спокойный, уверенный в себе, он выглядел весьма неплохо.

«Одно из трех, – подумала Вирджиния, – либо Ливии стало лучше, либо ему все равно, в каком она состоянии, либо он вообще не был сегодня у жены».

– И вы сидите тут, взаперти?! – изумленно воскликнул Натан. – Такой великолепный вечер, а вы…

Он умолк. В полумраке комнаты Натан не мог отчетливо видеть лица женщины, но сразу почувствовал что-то неладное.

– Вирджиния!

Она с удивлением отметила про себя, что в его голосе звучат нотки тревоги. Можно подумать, он действительно озабочен ее состоянием, ее проблемами.

– Что случилось, Вирджиния? Вам нехорошо?

Натан вонзил в нее изучающий взгляд.

– Вы плакали, – произнес он твердо.

Вирджиния терла глаза, несмотря на то что скрыть свое состояние ей уже не удавалось.

– У меня был жуткий приступ головной боли, – тихо сказала она.

– Мигрень?

– Да. У меня это бывает. И я – вот дурочка – снова приняла таблетку, когда было уже поздно. А ведь в этом деле счет порой идет на секунды.

Она изобразила на лице жалкое подобие улыбки. Натан глядел на нее с озабоченным видом.

– И часто у вас случаются такие боли?

– Как правило, на смену погоды. Завтра обещали похолодание. Может быть, это одна из причин.

– Может быть, – повторил Натан, явно не удовлетворенный таким объяснением. – Так вы разговаривали с мужем?

– Голова у меня болит вовсе не из-за этого. Мой муж тут ни при чем.

– А боли начинаются у вас снизу, с затылка?

– Да.

– Вы позволите?

Не дожидаясь ответа, Натан шагнул к дивану, встал сбоку и начал массировать Вирджинии затылок и воротниковую зону. Его сильные руки с загрубевшей кожей касались ее шеи умело и нежно. Моментально угадывая точки, которые нужно было размять, Натан надавливал на них интенсивными, но бережными движениями. Иногда ей было немного больно, но ни разу – невыносимо. Постепенно измученные спазмами мышцы Вирджинии обмякли, по ее телу стало разливаться приятное тепло.

– Вы где-то учились делать массаж? – спросила она.

– Нет. Я всего лишь доверяю своей интуиции. Ваши боли утихли хоть немного?

– Да. Мне намного лучше, – кивнула потрясенная Вирджиния.

Он продолжал разминать ей шею.

– Кажется, ваши мышцы согрелись. Отчего они у вас так напряглись, Вирджиния? Из-за чего вас всю просто скрючило судорогами?

– Говорю вам, из-за перемены погоды.

За спиной Вирджинии раздался недоверчивый смешок.

– Погода решила поменяться весьма кстати, не правда ли?

Тут он надавил ей на шею так сильно, что женщина вскрикнула.

– Ай! Больно!

– Это самая проблемная точка, – заявил Натан. – Настоящая причина ваших слез. Я нашел ее.

Теперь его рука нежно гладила то самое место, которое явилось источником пронзительной боли. Вирджиния ощутила, как по ее коже побежали мурашки: они подбирались к горлу, плясали по спине, а потом лихо скатывались с позвоночника, будто с горы. Внутри нее как будто бы распался громадный перетянутый узел, и это было не просто расслабление мышц… Нечто другое… неописуемое…

К собственному ужасу Вирджиния вдруг снова расплакалась, слезы хлынули у нее из глаз горячим неудержимым потоком.

«О боже, нет! – содрогаясь, думала она. – Только не сейчас!»

Но сдерживать слезы было уже бесполезно. Они лились у нее из глаз бешеным водопадом – словно весенним паводком прорвало дамбу и всепоглощающая волна неслась, не подчиняясь никаким на свете силам. Вирджиния с рыданиями упала на диван и свернулась в клубок. Натан прильнул к женщине и стиснул ее в объятиях.

– Все в порядке, – бормотал он успокаивающе. – Все хорошо. Плачьте, Вирджиния. Плачьте, сколько вам хочется. Вы так давно не плакали, верно? Очень давно.

Он мягко гладил ее по голове. В этот момент в нем чувствовалась колоссальная сила, и в то же время – ошеломляющая нежность.

– Мне так… стыдно, – хватая ртом воздух, с трудом выговорила Вирджиния.

– Стыдно? Чего вам стыдиться – слез? Вот ерунда! Или… Из-за чего же вам стыдно, Вирджиния?

Подняв голову и потирая опухшие веки, она вглядывалась в лицо Натана. Из-под мокрых ресниц оно казалось таким расплывчатым.

– Майкл, – сдавленно произнесла она, в следующий момент уже жалея об этом. Зачем она назвала это имя?!

Натан продолжал ласково поглаживать ее волосы:

– Кто такой Майкл, Вирджиния?

Выскользнув из его рук, женщина вскочила и помчалась на кухню. Ей все-таки удалось в самый последний момент добежать до раковины.

Натан пошел вслед за ней. Он придерживал ей голову и откидывал назад пряди ее волос, чтобы они не запачкались.

Наконец Вирджинии полегчало. Она отошла от раковины, пошатываясь на ватных ногах, и с трудом преодолела расстояние до ближайшей табуретки. Обессилено падая на сиденье, она чувствовала непреодолимое желание рассказать про Майкла.

 

 

В детстве они поклялись друг другу, что поженятся, когда вырастут. Им было в то время по семь лет. Иного будущего для себя они и представить не могли, потому что были влюблены, и им казалось невозможным любить кого-то другого.

Когда им исполнилось по двенадцать, они повторили свою клятву – еще серьезнее и торжественнее, чем в прошлый раз. Родители уже сказали им: двоюродные брат и сестра не должны становиться мужем и женой. Но подростки решили, что взрослые просто строят им козни. «Что ж, – сказали они сами себе, – будем бороться!» И их любовь стала для них еще более романтичной и заманчивой.

Они мужественно готовились к тому, что приличное общество ни за что не смирится с их поступком, что родители в гневе затопают ногами и прогонят их на улицу и что нынешние знакомые – все до одного! – при встрече с ними будут переходить на другую сторону улицы.

Каждый день в самых мрачных красках дети рисовали перед собой ужасную картину, где они были изгоями и отщепенцами, и упивались своим положением. Ведь несмотря ни на что они были вместе и знали, что это навсегда. Никто и ничто не сумеет их разлучить. Их любовь – это маленький островок вечного блаженства в черном океане всеобщей враждебности.

Что же могло помешать им?

Они были ровесниками, одногодками с разницей всего лишь в несколько месяцев. Вирджиния Деланей появилась на свет третьего февраля, Майкл Кларк – восьмого июля. Их матери были сестрами, которые всю жизнь не расставались друг с другом. Выйдя замуж, обе женщины поселились в Лондоне в соседних домах. Случайно или нет, но и детей они завели почти одновременно. Матери очень надеялись на то, что Майкл и Вирджиния, очень близкие по возрасту малыши, будут расти вместе и любить друг друга, как полагается брату и сестре. Иными словами, матери ожидали от них нормальных, ровных взаимоотношений, а вовсе не безумной влюбленности. Немудрено, что пылкие чувства брата с сестрой ужасно расстраивали их родителей, казались им странными и даже немного опасными. Оставалось надеяться только на то, что дети еще слишком малы и несмышлены и, когда наступит подростковый возраст, проблема разрешится сама собой.

Детство, которое разделили Вирджиния и Майкл, было просто чудесным. Они вместе ходили в школу, вместе делали уроки и защищали друг друга от приставаний старших и более сильных детей, которые вечно норовили похулиганить. По правде говоря, это Вирджиния защищала Майкла. Девочка обгоняла брата не только по возрасту. Она была намного увереннее в себе, намного смелее и отважней. Майкл, нежное и уязвимое создание, с трудом ладил с другими мальчишками. Его считали слабаком, девчонкой, маменькиным сыночком, и то обстоятельство, что он постоянно находился под защитой своей энергичной кузины, всегда готовой помахать за него кулаками, конечно же, работало против него. Однако смельчаков, решавшихся просто так задирать Майкла, как-то не находилось. Никому не хотелось убегать с разбитым носом от Вирджинии Деланей. Она действительно могла задать обидчикам жару, и даже самые сильные мальчики обходили ее стороной. Майкл Кларк обрел в ее лице настоящего ангела-хранителя. Если бы не она, его школьные годы дались бы ему гораздо тяжелее. Жестокого унижения и множества злых шуток удалось избежать Майклу благодаря кузине! Ехидные шепотки за спиной и косые взгляды были несравненно меньшим злом, да и те Майкл с течением времени научился просто не замечать.

Дети делили на двоих и радости свои, и печали. Они выдумывали удивительные, неподражаемые игры и до умопомрачения заигрывались в них в маленьких садиках, разбитых за родительскими домами. Приключения, опасности, страшилки – фантазия била у них ключом. Индейцы, пираты, принц и принцесса – кем только не перебывали Майкл и Вирджиния за время своего безоблачного детства! Летом они гоняли на роликовых коньках по лондонским паркам, осенью, держась за руки, бродили по городу в поисках всего самого увлекательного, нового, неизвестного. На Рождество они вместе пекли традиционное печенье и подолгу прохаживались, разинув рты, по отделу игрушек в роскошном универмаге «Хэрродс». Каждый из них экономил свои карманные деньги, чтобы купить другому самый-самый вожделенный подарок – настоящую мечту. На летние каникулы они обычно ездили в Корнуолл, к бабушке и дедушке, и эти упоительные недели полной свободы, проведенные у моря, были для них самым заветным временем в году.

Бабушка и дедушка жили в миниатюрном домике, окруженном большим, восхитительно диким садом. Перелезая через заборчик на заднем дворе, они попадали на узенькую тропинку, заросшую с обеих сторон бузиной и дроком. Разбежавшись по этой тропинке, вылетали прямо на морской берег, к чудесной маленькой бухте, где так редко бывают взрослые. Все здесь безраздельно принадлежало детям – пляж, море, песок, – и можно было сколько угодно, хоть до рези в желудке, поглощать вишни и яблоки, добытые из дедушкиного сада.

В саду у Вирджинии и Майкла, естественно, был свой домик – лачуга, любовно устроенная высоко в ветвях деревьев. Они часто забирались туда, пряча и перепрятывая разнообразные детские сокровища: морские раковины, отшлифованные камни, засушенные цветы. В домике хранились книги с загнутыми уголками, а еще отовсюду сочился песок и выпадали бесконечные записочки, адресованные детьми друг другу (прочесть и понять их не сумел бы никто, кроме этих двоих).

Во время каникул детей не заставляли соблюдать режим дня, им не устраивали обедов по расписанию и не напоминали, что пора мыть ноги и отправляться спать. Лишь с началом темноты они возвращались домой, однако вскоре тайком выскальзывали из крошечной общей спаленки, в два прыжка заскакивали на плоскую крышу сарая, а затем – на бочку для дождевой воды, и – поминай как звали! – исчезали под покровом ночи, пускаясь в дальнейшие увлекательные похождения. Как здорово было купаться в море под густо-чернильным ночным небом, усеянным бриллиантовой крошкой звезд, окунаясь снова и снова в эту темную, таинственную, пугающую пучину и слушая, как рядом плещется кто-то близкий, родной! Они постоянно купались по ночам, а потом лежали на теплом песке, болтали, хихикали, иногда дремали и зачастую возвращались домой, лишь когда забрезжит рассвет.

Одной из таких ясных ночей, проведенных в заповедной морской бухте, Майкл впервые поцеловал Вирджинию. Поцеловал так, как пишут об этом в книгах, и это был не совсем невинный поцелуй, не те детские чмоканья, какими они то и дело покрывали друг друга раньше. За месяц до этого Майклу исполнилось четырнадцать, Вирджиния же перешагнула этот рубеж еще в феврале. Она окончательно забросила слюнявые книжки про лошадок и пасторальную школьную жизнь и уже взахлеб читала настоящие взрослые романы, которые ни в коем случае нельзя было показывать матери. В этих романах сильные мужчины совершали свои подвиги, а слабые женщины ломали руки и закатывали прекрасные глаза, там в деталях было описано все, что они делали наедине друг с другом. Вирджиния пыталась пересказывать эти книги Майклу, который все еще не расставался с «Томом Сойером» и «Робинзоном Крузо», но быстро сообразила, что тот совершенно не способен понять, чем же она так очарована, почему с такой жадностью глотает взрослые романы страница за страницей. Майкл понял только одно: его любимая уже постигла нечто такое, что ему пока еще недоступно. Однако он инстинктивно чувствовал, что очень скоро ему тоже откроется эта тайна. Кузина подробно описала, о каком именно поцелуе она мечтает, и Майкл очень постарался угодить ей.

Это был первый настоящий поцелуй Вирджинии. Обнаженная, она плашмя лежала на песке, а юноша, склонившийся над ней, касался губами ее губ, проникал языком в ее рот, вызывая на несколько мгновений такое чувство, будто их губы сплавляются в единое целое. Именно об этом Вирджиния десятки раз читала в романах.

Когда сеанс неумелых поцелуев остался позади, она поняла, что Майкл – это вовсе не тот мужчина, который мог бы разбудить те ощущения, что чутко дремали внутри нее. Она любила брата всем сердцем, но ее тело не очень-то реагировало на его прикосновения.

С этого момента между ними все стало меняться. Они никогда не говорили друг с другом об этом происшествии – большая редкость в их отношениях, ведь обычно они подробно обсуждали все общие дела. Однако они чувствовали, что между ними натянулась какая-то струна.

С той поры брат и сестра совсем перестали говорить о женитьбе.

Осенью того же года они стали все больше и больше отдаляться друг от друга. Майкл оставался таким же стеснительным, замкнутым мальчиком, каким он был всегда, его интересовали по большей части лишь книги да музыка. Вирджиния открывала для себя соблазны улицы, и чем больше она вкушала от них, тем сильнее ей хотелось окунуться в гущу жизненных событий. Она стала ярко краситься, носить мини-юбки и вскоре примкнула к большой, шумной, проказливой шайке-лейке, что таскалась, галдя, по лондонским дискотекам и пабам. Она вступала в бесконечные разборки с матерью. Та находила внешний вид Вирджинии слишком вызывающим, но в итоге вынуждена была махнуть рукой, потому что дочь абсолютно не прислушивалась к ее мнению. Всю зиму Вирджиния развлекалась, как могла, сильно похудела, спала урывками, безнадежно отстала в школе, зато поклонников и назначенных свиданий у нее было хоть отбавляй.

Однажды туманным январским утром Майкл пришел к ней без предупреждения и застал ее врасплох – с дымящейся сигаретой в зубах. В первые секунды Вирджиния потеряла дар речи. Она думала, что к ней в комнату входит мать, поэтому быстро выхватила сигарету изо рта и раздавила ее в первом попавшемся блюдце. Особого смысла в этом, правда, не было, ведь все равно в комнате зависли отчетливые вензеля табачного дыма.

– Ты что ли? – пробормотала Вирджиния в тот момент, когда увидела Майкла. – Уф, как ты меня напугал!

– Разве? Прости, пожалуйста, – отозвался Майкл. Он вошел в комнату, затем обернулся, плотно прикрывая за собой дверь.

Сейчас они посещали разные школы, поэтому не виделись уже довольно давно. Кузен подрос и несколько возмужал, однако он был очень худым, с глубоко впалыми щеками. Вирджиния даже испугалась, увидев его таким.

– Что-нибудь стряслось? – спросила она. – Ты что, заболел?

– Ты куришь? – вместо ответа показал он глазами на дымящийся окурок.

– Иногда.

– Твои новые друзья, они все курят, да?

– Почти все.

– Хм.

Майклу было совсем не по вкусу такое ее поведение, но критиковать сестру напрямую он не мог. Он сел на кровать рядом с Вирджинией и уставился в противоположную стену.

– Мои родители разводятся, – сказал он безо всяких предисловий.

– Что?!

– Мама сказала мне об этом вчера вечером. Но я давно чувствовал, что к этому все идет.

– Но… но почему? Что произошло? Должна же быть какая-то причина?

– Отец увлекся другой женщиной. Еще в прош


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2018 год. (0.215 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал